Библиографическое описание:

Жиянов М. Х. О разграничении видов рецидива преступлений в УК Республики Узбекистан // Молодой ученый. — 2011. — №9. — С. 137-140.

В данной статье нам хотелось бы высказать некоторые мнения по поводу соответствия норм УК РУз об опасном рецидиве проводимой в республике политике либерализации, гуманизации и декриминализации уголовного законодательства, осуществляемой в рамках реализации Концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране [1, с.19-21] на основе анализа практики применения этих норм, высказанных по данной проблеме в юридической литературе мнений и законодательного опыта зарубежных стран.

В юридической литературе предлагаются различные критерии разграничения опасного рецидива от простого и особо опасного рецидива. В ней неоднократно подчеркивалась необходимость расширения видов рецидива за счет введения в него опасного рецидива [2].

По мнению И.Агаева, «Введение в уголовное законодательство этого понятия сделает классификацию рецидива более удачной и однозначно понимаемой, а также приведет к дальнейшей дифференциации назначения и исполнения уголовного наказания при рецидиве преступлений» [3, с.61].

В.Д.Филимонов для определения опасного рецидива предлагает использовать как критерий общественную опасность содеянного, которая должна выражаться в совершении тяжких преступлений не менее двух раз [4, с.61-62].

М.А. Ефимов и В.А. Шкурко отождествляют понятие опасного рецидивиста с понятием лица, отбывающего наказание в исправительно-трудовой колонии строгого режима [5, с.26].

По мнению Ю.И. Шутова, опасным рецидивом следует считать случаи совершения нового преступления лицом, которое два или более раза осуждалось к лишению свободы, но не было признано особо опасным рецидивистом [6, с.12-13].

В.П. Малков полагает, что опасный рецидив заключается в повторном осуждении к лишению свободы на срок не менее трех лет за умышленное преступление лица, отбывающего наказание в местах лишения свободы не менее одного года [7, с.96].

По мнению К.А. Панько, суд, признавая подсудимого опасным рецидивистом, должен учитывать следующие обстоятельства и мотивировать их в приговоре: личность виновного, общественную опасность содеянного им, мотивы, цели и степень осуществления преступного намерения, степень и характер участия в совершении преступления и иные обстоятельства [8, с.81].

Согласно ч.2 ст.34 УК Республики Узбекистан «Опасным рецидивом признается совершение лицом нового умышленного преступления, тождественного тому, за которое оно ранее осуждалось, а в случаях специально указанных в настоящем Кодексе, и по другим статьям Особенной части».

Анализ данной статьи позволяет сделать вывод о том, что опасный рецидив имеет 2 подвида и соответственно образуется двумя способами сочетания преступлений:

1) тождественными преступлениями;

2) в специально указанных в УК случаях преступлениями, подпадающими под другие статьи Особенной части.

В законе нет определения тождественного преступления. Раскрытие понятия тождественного преступления является прерогативой судебных органов. Так, Пленум Верховного суда Республики Узбекистан в постановлении от 15 мая 2008 года «О квалификации деяний в случае совершения нескольких преступлений» под тождественным преступлением понимает:

- совершение лицом такого нового преступления, которое подпадает под одну и ту же статью Особенной части УК (если в статье предусмотрена ответственность за одинаковые составы преступлений), и совпадает с тем преступлением, за которое оно ранее осуждалось;

- совершение лицом такого нового преступления, которое подпадает под одну и ту же часть статьи Особенной части УК (если в статье предусмотрена ответственность за разные составы преступлений, например, ст. 228, 248, 273 УК), и совпадает с тем преступлением, за которое оно ранее осуждалось [9].

Что касается второго способа образования опасного рецидива, то здесь речь идет о специально указанных в УК случаях, когда нетождественные, т.е. предусмотренные в разных статьях Особенной части (например, ч. 2 ст. 118 (изнасилование), ч.2 ст. 119 (насильственное удовлетворение половой потребности в противоестественной форме), ч. 2 ст. 189 (нарушение правил торговли и оказания услуг), ч. 2 ст. 211 (дача взятки), ч. 2 ст. 212 (посредничество во взяточничестве), ч. 3 ст. 213 (подкуп служащего), ч. 2 ст. 276 (незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами без цели их сбыта)) [10] преступления образуют опасный рецидив.

По смыслу закона при определении опасного рецидива не имеют значения вид и срок наказания, к которым было приговорено лицо, а также факт достижения им совершеннолетия. Главное, чтобы не истекли сроки освобождения вследствие истечения сроков давности исполнения наказания (ст. 69 УК) или не погашена (ст. 78 УК) либо не снята судимость (ст. 79 УК). Например, если лицо, ранее осужденное к исправительным работам за незаконную торговлю или посредническую деятельность (ч.1 ст. 1888 УК), в течение 3 летнего срока давности исполнения данного наказания или в течении года со дня отбытия данного наказания совершает вновь такое же преступление, то его повторные действия квалифицируются по ч.2 ст.188 УК как опасный рецидив.

Другой пример. Лицо, которому 14,5 лет, за совершение кражи (ч. 1 ст. 169 УК) осуждено к штрафу (санкция предусматривает штраф до 50 минимальных размеров заработной платы или исправительные работы до 2 лет либо лишение свободы до 3 лет). Но в течение одного года со дня уплаты установленной приговором суда суммы штрафа вновь совершает кражу, подпадающую опять под ч. 1 ст. 169 УК. Но его вторая кража будет квалифицироваться уже не по ч.1, а по п. «а» ч. 3 ст. 169 УК (санкция предусматривает лишение свободы от 5 до 8 лет), как опасный рецидив. Как видно, при признании второй кражи в качестве опасного рецидива учитывается не характер и степень общественной опасности, а тождественность.

Приведенные выше примеры явно свидетельствуют о том, что при конструировании законодателем понятия опасного рецидива не учтены ни общественная опасность составляющих его преступлений, ни опасность лица, их совершивших, ни возраст, по достижении которого преступление может быть признано как опасный рецидив. Законодателем учтена лишь тождественность совершенных преступлений. С нашей точки зрения факт схожести совершенных деяний никак не может адекватно свидетельствовать о характере и степени составляющих опасный рецидив преступлений. В этом отношении прав А.В. Усс, когда утверждает, что однородные преступления, независимо от того, совершены они рецидивистом или впервые осуждаемым лицом, с материальной точки зрения сохраняют свою идентичность [11, с.219].

Поэтому считаем, что понятие опасного рецидива, закрепленное в УК РУз, не имеет достаточного теоретического обоснования по следующим соображениям:

1) отсутствие четкого определения понятия «тождественное преступление» вызывает разное толкование как среди теоретиков, так и при применении его следственно-судебными органами;

2) в законе нет единого критерия определения преступлений, подпадающих под понятие опасного рецидива. При конструкции понятия опасного рецидива не учитываются ни совокупная (общая) опасность преступлений, образующих опасный рецидив, ни опасность лица, их совершившего [12, с.6]. В этом легко можно убедиться на примере анализа некоторых статей Особенной части УК. Первый пример. Так, если лицо, осужденное за занятие деятельностью без лицензии (ч.1 ст. 190 УК РУз.; подпадает под понятие преступления, не представляющего большой общественной опасности) в период отбытия или после отбытия наказания либо до погашения или снятия судимости совершает вновь аналогичное преступление, то его второе преступление квалифицируется как опасный рецидив по ч.2 ст. 190 УК РУз., и опять законом классифицируется как преступление, не представляющее большой общественной опасности.

Второй пример. Так, лицо, осужденное за умышленное тяжкое телесное повреждение (ч.1 ст. 104 УК РУз, подпадает под понятие менее тяжкого преступления) в период отбытия или после отбытия наказания либо до погашения или снятия судимости совершает вновь аналогичное преступление, то его второе преступление квалифицируется как опасный рецидив по п. «б» ч.2 ст. 104 УК РУз., но теперь законом оно классифицируется как тяжкое преступление.

Третий пример. Лицо, осужденное за разбой (ч.1 ст. 164 УК РУз, подпадает под понятие тяжкого преступления) в период отбытия или после отбытия наказания либо до погашения или снятия судимости совершает вновь аналогичное преступление, то его второе преступление квалифицируется как опасный рецидив по п. «а» ч.3 ст. 164 УК РУз., и классифицируется законом как особо тяжкое преступление.

Четвертый пример. Лицо, осужденное за умышленное убийство (ч.1 ст. 97 УК РУз, подпадает под понятие особо тяжкого преступления) в период отбытия или после отбытия наказания либо до погашения или снятия судимости совершает вновь аналогичное преступление, то его второе преступление квалифицируется как опасный рецидив по п. «р» ч.2 ст. 97 УК РУз., и классифицируется законом как особо тяжкое преступление.

Теперь попробуем составить формулы сочетания этих преступлений, образующих опасный рецидив:

1) в первом примере: преступление, не представляющее большой общественной опасности + преступление, не представляющее большой общественной опасности = преступление, не представляющее большой общественной опасности;

2) во втором примере: менее тяжкое преступление + менее тяжкое преступление = тяжкое преступление;

3) в третьем примере: тяжкое преступление + тяжкое преступление = особо тяжкое преступление;

4) в четвертом примере: особо тяжкое преступление + особо тяжкое преступление = особо тяжкое преступление.

Как видно из вышеприведенных 4 примеров совершение лицом нового преступления независимо от его характера и степени общественной опасности законом признается как опасный рецидив. Как правильно отметил Ш.У. Умидуллаев, «из-за отсутствия дифференциации между понятиями опасного и особо опасного рецидива, эти понятия получились искусственными» [13, с.12].

Исходя из вышеизложенных положений, считаем необходимым пересмотреть понятие опасного рецидива и привести его в соответствие с политикой либерализации, гуманизации и декриминализации уголовного законодательства, проводимой в рамках реализации вышеупомянутой Концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране.

Возникает вопрос: как правильно определить в УК критерии разграничения видов рецидива, в особенности критерии разграничения опасного рецидива от особо опасного рецидива?

Высказывая свою точку зрения по этому поводу, Ш.У. Умидуллаев предлагает определить опасный рецидив как «умышленное совершение лицом нового оконченного менее тяжкого или тяжкого преступления» [14, с.12].

Мы поддерживаем предложения Ш.У. Умидуллаева и В.Д. Филимонова в той части, где они предлагают классификацию преступлений в зависимости от их характера и степени общественной опасности (ст. 15 УК) критерием разграничения видов рецидива преступлений. По нашему мнению, правильность их предложений подтверждается следующими соображениями:

во-первых, учитываются характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, что позволяет отражать совокупную (общую) опасность преступлений, образующих опасный рецидив, ни опасность лица, их совершившего;

во-вторых, вместо неясного, не имеющего законодательного определения понятия «тождественное преступление» при квалификации аналогичных преступлений следственно-судебные органы будут руководствоваться четко определенными понятиями менее тяжкого, тяжкого и особо тяжкого преступления;

в-третьих, позволяет использовать достижения юридической техники, тем самым обеспечить органическую связь норм уголовного закона;

в-четвертых, вводится в закон единый критерий определения преступлений, подпадающих под понятие опасного рецидива.

Отмечая положительные стороны предложений Ш.У. Умидуллаева и В.Д.Филимонова о критериях разграничения опасного рецидива от особо опасного рецидива, считаем необходимым внести в них определенную ясность. В частности, за пределами их предложений остаются случаи, когда лицо, ранее совершившее особо тяжкое преступление, совершает тяжкое преступление или наоборот; или лицо, ранее совершившее особо тяжкое преступление, совершает менее тяжкое преступление или наоборот.

По нашему мнению, при определении критериев разграничения опасного рецидива от особо опасного рецидива целесообразно учитывать количество и последовательность совершения тяжкого и особо тяжкого преступлений. Что касается случаев совершения преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и менее тяжких преступлений, то независимо от количества и последовательности их совершения они образуют опасный рецидив.

Наши предложения считаем целесообразными по следующим соображениям:

1) соответствуют политике либерализации, гуманизации и декриминализации уголовного законодательства;

2) исключают случаи искусственного расширения способов образования опасного рецидива.

На основании вышеизложенных положений, предлагаем определить опасный рецидив в следующей редакции: «Опасным рецидивом признается совершение нового тяжкого преступления лицом, которое ранее осуждалось за тяжкое или особо тяжкое преступление независимо от последовательности их совершения».

Несколько слов о возрасте, по достижении которого совершенные лицом преступления могут считаться рецидивными. Исследования специалистов, анализ судебной практики и опыт законодательства зарубежных стран показывают, что при признании преступления опасным рецидивом целесообразно учитывать лишь те преступления, которые совершены лицом после достижения им восемнадцатилетнего возраста.

Теперь о порядке признания лица опасным рецидивистом. По действующему законодательству Республики Узбекистан лицо может быть признано опасным рецидивистом только при предъявлении ему обвинения органом следствия, что затем должно быть мотивировано и в описательной части приговора [15, с.237]. По нашему мнению, при признании лица опасным рецидивистом непосредственно ограничиваются определенные права и свободы личности. Поэтому оно должно осуществляться только приговором суда (а не решением органа следствия). Это соответствовало бы политике либерализации, гуманизации и декриминализации уголовного законодательства.


Литература:
  1. Каримов И.А. Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране.– Т., “Ўзбекистон”, 2010. – С.19-21.

  2. Алиев Н.Б. Повторность и рецидив по советскому уголовному праву. – Махачкала, 1978. – С.72; Кунашев А.Х. Уголовная ответственность за рецидив преступлений по советскому уголовному праву. – Москва, 1970. – С. 14; Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань, 1982. С.96; Панько К.А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. – Воронеж, 1988. – С. 74; Феоктистов М.В. Ответственность особо опасных рецидивистов по уголовному законодательству Российской Федерации. Дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 1996. – С. 39.

  3. Агаев И. Б. Рецидив в системе множественности преступлений. - М., Юристъ, 2002. – С. 61.

  4. Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника. –Томск, 1970. – С. 61-62.

  5. Ефимов М.А., Шкурко В.А. Рецидивная преступность и ее предупреждение. – Минск, 1977. – С. 26.

  6. Шутов Ю.И. Рецидивная преступность и меры борьбы с ней по советскому уголовному праву. Автореф.дисс. … канд. юрид. наук. – Свердловск, 1965. – С.12-13.

  7. Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань, 1982. С.96.

  8. Панько К.А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. – Воронеж, 1988. – С. 81.

  9. Источник: информационно-правовая система www.norma.uz

  10. Пункт 20 постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 15 мая 2008 года «О квалификации деяний в случае совершения нескольких преступлений» // Источник: информационно-правовая система www.norma.uz

  11. Усс А.В. Социально-интегративная роль уголовного права. – Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1993. – С. 219.

  12. Бражник Ф. Множественность преступлений – отражение их совокупной общественной опасности // Уголовное право. – Москва, 2000, №3. – С.6.

  13. Умидуллаев Ш.У. Совершенствование института рецидива преступлений в условиях либерализации уголовной политики. Автореф.дисс. … канд. юрид. наук. – Ташкент, 2002. – С.12 (на узбекском языке).

  14. Умидуллаев Ш.У. Совершенствование института рецидива преступлений в условиях либерализации уголовной политики. Автореф.дисс. … канд. юрид. наук. – Ташкент, 2002. – С.12 (на узбекском языке).

  15. Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан «О судебном приговоре» от 2 мая 1997 года. № 2, ч.5 п.13. // Сборник. Т.1. – С.237.

Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle