Библиографическое описание:

Оноприенко И. Г. Изменения в системе образовательных учреждений и отношение к ним дворянства Центрального Черноземья во второй половине XIX века // Молодой ученый. — 2011. — №9. — С. 170-173.

Преобразования пореформенного периода вызвали переустройство не только аграрно-административной системы, но и всей системы образования в стране. Не обошли стороной изменения и в таком виде учебных заведений, как кадетские корпуса, которые привлекали представителей дворянского сословия. Так как их выпускники получали первый обер-офицерский чин прямо при выпуске и направление на службу; и еще тем, что сыновья дворян не общались со сверстниками из низших сословий, чего было не избежать при обучении в гимназиях.

В середине 1860-х гг. кадетские корпуса решением военного министра Д.А. Милютина были преобразованы в военные гимназии с расширенным курсом обучения и гражданскими учителями, открытые для выходцев из всех сословий. Главная цель этого преобразования состояла в том, чтобы улучшить воспитание и усовершенствовать общее образование кадет. В корпусе были сосредоточены лучшие педагогические силы, как преподавателей, так и воспитателей. В эти годы военная гимназия являлась лучшим среди учебных заведений. Данные изменения не обошли стороной и учебные заведения Центрального Черноземья. В 1865 г. Воронежский кадетский корпус был преобразован в военную гимназию. Но в 1886 г. военная гимназия вновь была преобразована в кадетский корпус.

Дворянство Центрального Черноземья видело в данных учебных заведениях не только место для подготовки будущих офицеров, но и идеальные школы, в которых обращается особое внимание на такие традиционные ценности, как чувство чести, верности и готовности служить, воспитанники которых получают физическое и нравственное воспитание, включая и книжное обучение; такие заведения обеспечивают для молодых дворян соответствующую среду, где они могут жить и развиваться в общении с равными себе.

К концу XIX в., по Курской губернии происходит уменьшение количества дворянских детей, обучающихся в средних военных учебных заведениях, так если в 1867 г. обучалось 76 человек, то в 1897 г. 48 человек [5, с. 62]. Фактически, в 1897 г. только 25% дворянских мальчиков средних школ учились в кадетских корпусах, но было ли это результатом сознательного выбора, следствием нехватки мест или дороговизны обучения, сказать затруднительно. Необходимо отметить, что в 1890-х гг. годовая плата за полный пансион в гимназии или в кадетском корпусе составляла от 400 до 500 руб. Отдать такую сумму за обучение сына, мог далеко не каждый дворянин. В конце XIX в. в тридцати семи губерниях, в которых проводились дворянские выборы, три четверти дворянских земельных владений были слишком малы и не давали своим владельцам права прямого голоса; иными словами, они стоили меньше 15000 руб. Отсюда можно предположить, что их годовой доход составлял менее 750 руб. Легко представить, что дать образование даже одному сыну было серьезной нагрузкой для семейного бюджета этих помещиков [1, с. 199].

Поэтому те семьи, которые не могли оплатить образование своим детям, в силу различных причин: потери кормильца, разорения вследствие реформ и др. просили, чтобы устроили их детей, как мальчиков, так и девочек на обучение за казенный счет. Примеров подобного рода во второй половине XIX в. много, так вдова коллежского регистратора Варвара Антоновна Калужникова писала:

«В Рыльское уездное дворянское собрание Курской губернии

Прошение: Имея дочь Зою 15 л. и сына Николая Тимофеевича Калужникова, обучающегося в настоящее время в 3-м кл. 6-го отдела Рыльского городского училища и землю в Рыльском уезде 20 ½ десятин, по случаю неурожая в нынешнем году хлебов, я не в состоянии даже воспитывать сына моего Николая в сказанном училище, а потому покорнейше прошу дворянское собрание сделать распоряжение об ассигновке – сколько-нибудь денежной суммы на содержание Николая, находящегося в городском училище» [2, с. 60].

В представлениях традиционалистов кадетские корпуса существовали как идеал учебных заведений для сыновей дворян, на самом деле только 25% (5900) всех сыновей потомственных дворян, посещавших среднюю школу на 1 января 1897 г., стали учащимися военных училищ; 56% (13 200) обучались в мужских гимназиях и прогимназиях, а 19% (4600) – в реальных училищах [1, с. 202].

Увеличение числа учебных заведений и более широкое распространение происходит в период, начавшийся с 1864-1866 гг. В это время в Центрально-Черноземном крае была открыта классическая гимназия в Белгороде, учреждена классическая гимназия в Воронеже. Эти заведения в основном устраивались на общегосударственный счет, кроме Белгородской гимназии, содержавшейся за счет земства и города, которые тратили на нее 5000 руб. в год. Также за счет земских сборов функционировала Александровская прогимназия в Короче, на содержание которой, отпускалось 10772 руб. в год [4, с. 87].

В 60-х г. XIX в. был утвержден новый «Устав гимназий и прогимназий», согласно которому устанавливались два типа гимназий: классическая и реальная и соответственно им – прогимназии. Прогимназии по своему содержанию обучения соответствовали первым четырем классам гимназий.

В классических гимназиях около половины всего учебного времени отводилось на изучение древних языков – латинского и греческого. В них, кроме того, преподавался русский язык, русская литература, отечественная, всемирная и священная история, отечественная и всеобщая география, естествознание, математика, физика, космография, черчение и один современный иностранный язык – французский или немецкий. Окончившие классическую гимназию получали право поступления в университет.

Такое образование отвечало потребностям обеспеченных семей, способных оплатить довольно дорогое обучение и оказать поддержку при определении выпускника на место службы. Классическое образование – классическая гимназия – университет преследовало цель подготовки человека в соответствии с идеалом, характерным, скорее, для начала ХIХ века. Это образованный состоятельный дворянин, просвещенный чиновник, придерживающийся в своем мировоззрении ценностей самодержавия, православия и народности.

В пореформенный период многие хозяйства начали разоряться из-за оттока освобожденных крестьян в города, в которых создавались новые промышленные предприятия, и была возможность как-то наладить свой быт. Размеренное течение жизни многих представителей сельского дворянства было прервано. В частности у них появилась необходимость определяться на государственную службу, что требовало многих прикладных знаний.

Даже на государственной службе образование стало столь же значимым фактором, как и принадлежность к первому сословию, и дворянству удалось сохранить свои позиции в высших бюрократических слоях, в том числе и за счет существенного повышения образовательного уровня. А для того чтобы сделать карьеру в деловой жизни или в свободных профессиях, т.е. в тех сферах, куда с нарастающей энергией устремились дворяне после Великих реформ, нужно было куда более основательное образование, чем требовалось для успеха на государственной службе и в управлении поместьем в традиционном понимании дворянства. Поэтому, у многих юных дворян или их родителей выбор был в пользу более широкого образования, открывавшего путь к обучению в университете и карьере в свободных профессиях [1, с. 205], о чем свидетельствует таблица 1:


Табл.1. Количество обучающихся мужчин-дворян в учебных заведениях (чел.) [5, с. 62]:


1867г.

1897г.

В университетах и других высших заведениях

97

143

В специальных и технических высших учебных заведениях

18

20

В специальных средних учебных заведениях

21

48

В средних учебных заведениях

251

483

В высших военных учебных заведениях

1

1

В средних военных учебных заведениях

76

48


На протяжении указанного периода происходит значительное увеличение числа обучающихся в университетах и средних учебных заведениях. Число обучающихся в средних военных учебных заведениях, в свою очередь, снизилось, так как военное образование уже не имело большого значения, по сравнению с первой половиной XIX в. Если сравнить с данными на 1857 г., то произошло увеличение числа обучающихся: в средних учебных заведениях на 266 чел., в высших учебных заведениях на 86 чел. [5, с. 86].

Домашнее образование также не отвечало требованиям времени. В отношении данных по уровню образованности на 1897 г., наметились изменения, все большее количество родителей стремилось дать детям образование вне семьи. Общее же количество грамотных дворян обоего пола было 3211 чел, из них обучались в разных учебных заведениях – 1930 чел. (60,1%), дома – 1281 чел. (39,9%). Грамотных дворян мужского пола – 1352 чел., из них – в учебных заведениях 743 чел. (54,9%), дома – 609 чел. (45,1%). Грамотных дворянок – 1859 чел, из них – в учебных заведениях 1187 чел. (63,9%), дома – 672чел. (36,1%) [5, с. 62].

Классическое образование все в меньшей и меньшей степени удовлетворяло растущие потребности бурно развивавшейся российской промышленности. Для нее требовались инженеры, руководители производства, экономисты, технологи, коммерсанты – специалисты высокой квалификации, обладающими более узкими, но глубокими познаниями. Их благосостояние было связано с заработком, который они получали на своей службе. Таких специалистов требовалось все больше и больше.

Реальные училища представляли собой, подобно гимназиям, семилетние учебные заведения, только в них вместо греческого и латыни изучали современные иностранные языки, а упор делался на изучение естественных наук, математики, инженерного дела, бухгалтерии и прочих практически полезных дисциплин. Выпускников реальных училищ готовили к тому, чтобы они могли сразу войти в мир торговли и промышленности либо (что случалось нечасто) продолжить образование в технических институтах.

Таким образом, появление этих новых учебных заведений, ориентированных на новые направления в образовании, свидетельствует о том, что в России наметилась тенденция к созданию учебных заведений, руководствуясь не политическими соображениями, а реально существовавшей системой жизненный и духовных ценностей и потребностей людей.

По статистическим данным Курской губернии на 1897 г. можно составить иерархию учебных заведений, которые предпочитало дворянское сословие (см. табл.2).




Табл. 2. Распределение дворян по уровню образования в 1897 г. [5, с. 86].

степень

образ.



возр.

группы

В университ. и др. высш. заведениях

В специальн. и техн. высш. учебн. заведениях

В специальн. средн.учебн. заведениях

В средних учебных заведениях

В высш.воен. учебн. завед.

В средн. воен. учебн. заведениях

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

м.

менее 10 лет

44

83

10-19

1

8

1

845

1083

3

20-29

143

5

20

48

22

483

1160

1

48

30-39

264

17

45

2

69

14

503

797

7

99

40-49

202

5

46

1

45

23

364

367

1

85

50-59

97

18

2

21

5

251

235

1

76

60 и более

57

1

15

11

217

201

61

Итого:

784

28

144

5

202

65

2707

3925

4

372


В процентном отношении предпочтение тем или иным учебным заведениям распределилось следующим образом: университеты и другие высшие заведения – 9,9%, специальные и технические высшие учебные заведения – 1,8%, специальные средние учебные заведения – 3,2%, средние учебные заведения – 80,5%, высшие военные учебные заведения – 0,1%, средние военные учебные заведения – 4,5%. Таким образом, иерархия учебных заведений выглядела так: 1. средние учебные заведения (гимназии), 2. университеты и другие высшие учебные заведения, 3. средние военные учебные заведения, 4. специальные средние учебные заведения, 5. специальные и технические высшие учебные заведения, 6. высшие военные учебные заведения.

К концу XIX в. система образования в России давно уже утратила свою некогда основную функцию – готовить дворян к государственной службе. Сейчас для дворянства образование создавало возможность профессиональных занятий за пределами государственной службы, для которых сословные различия были неважны.

Изменения, происходившие в образовании, не хотели принимать традиционалисты, продолжая настаивать на различных реформах и обновлениях. С целью снизить возможности поступления в гимназии детям недворянского сословия, в середине 80-х годов была повышена плата за обучение. Если в 1866 г. в среднем она равнялась 16 руб. в год в гимназиях и 15 руб. в прогимназиях, то к 1880 г. соответственно – 27 и 24 руб. [3, с. 206], что в свою очередь ограничивало доступ в среднюю школу детям необеспеченных слоев населения. В ходе реформ был издан циркуляр в 1887 г., предписывавший директорам гимназий и прогимназий ограничить прием детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников.

Еще в пореформенный период правительство пытаясь преодолеть предрассудки дворянства относительно обучения их сыновей в школах совместно с сыновьями купцов, попов и чиновников недворянского происхождения, разрешило дворянским обществам создавать пансионы-приюты или интернаты исключительно для тех дворянских детей, у родителей которых не было средств для проживания в губернских городах, где находились гимназии. Идея организации пансионов для дворянской молодежи чрезвычайно привлекала традионалистов, выступавших за поддержание привилегий. Они придерживались мнения, что если во всех губерниях, где существуют дворянские общества, на деньги правительства и под его присмотром будут созданы пансионы, это послужит двум главным целям. Во-первых, тем самым будет обеспечено нравственное руководство для молодых людей, вынужденных жить вне дома, т.е. для тех молодых дворян, которые в настоящее время вынужденно делить кров с сыновьями бывших поваров и ливрейных слуг своих отцов. Во-вторых, пансионы полезны для противодействия пагубному влиянию самих гимназий, которые, открыв свои двери для сыновей безродных и честолюбивых разночинцев, оказывают «развращающее влияние на детей-дворян» [1, с. 205-206]. Но, в целом, во второй половине XIX в. такие предложения почти не находили поддержки ни в государственном руководстве, ни среди рядовых членов дворянства.

«Великая реформа» 1861 г., как локомотив, потянула за собой перестройку местного самоуправления, судебной системы, преобразования в военном строительстве, все эти процессы влияли на изменения социально-экономического развития России. Поэтому структура и содержание деятельности образовательных учреждений не могли оставаться прежними. Наряду с гимназическим образованием, дворяне начинают отдавать предпочтение и более широкому, так как классическое образование все в меньшей и меньшей степени удовлетворяло растущие потребности развивавшейся промышленности. Для нее требовались инженеры, руководители производства, экономисты, технологи. Поэтому, во второй половине XIX в. получили развитие реальные училища, выпускников которых готовили к тому, чтобы они могли сразу войти в мир торговли и промышленности либо, продолжить образование в технических институтах.


Литература:
  1. Беккер С. Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России / пер. Б. Пинскера. – М.: Новое литературное обозрение, 2004. – 344 с.

  2. Государственный архив Белгородской области (ГАБО). – Ф. 448. – Оп. 18. – Д. 1901.

  3. Камоско Л.В. Изменения сословного состава учащихся средней и высшей школы России (30-80-е годы XIX в.) // Вопросы истории. – 1970. – № 10. – С. 203-207.

  4. Косинов В.Н. К истории становления гимназического образования // Курский край. – 2004. – № 3-4 (53-54). – С. 86-88.

  5. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 г. / под ред. И.А. Тройницкого. – XX. Курская губерния. – СПб.: Издание центрального статистического комитета министерства внутренних дел, 1904. – 315 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle