Библиографическое описание:

Снегирева Е. В. Особенности экономики регионов туристско-рекреационной специализации и их ресурсный потенциал // Молодой ученый. — 2011. — №8. Т.1. — С. 164-169.

В последнее время значение и роль населенных пунктов – местных сообществ туристской дестинации, культуры и особо специфичных для данной территории традиций - подчеркивается в исследованиях о туризме и развивает дискуссии по данной теме, заставляет исследователей разрабатывать стратегии в данном направлении. Увеличение значимости местных территорий (локаций) данной специализации первоначально основано на изменяющихся моделях и способах туристского производства и потребления в западных обществах и увеличении необходимой достоверности и устойчивости в развитии туризма [1,2,3].

Исторически местные и коренные культуры локаций характеризовались как неустойчивые с точки зрения направления развития туризма. Этот опыт и очевидная связь с прошлым позволила предложить новые идеи и образы населенных пунктов (локаций) в сфере туризма, хотя данная идеология «производства» создала напряженность в современном развитии туризма и противоречивые идеи, о том, как туристические локации могут быть развиты и активизированы [4].

Туристско-рекреационный регион чаще всего обозначают в научной литературе как территорию профильно-ориентированную на туризме и рекреации с целью оказания туристских услуг рекреационной специализации. Эта специализация может быть реабилитационной направленности, восстановительного, оздоровительного, общеукрепляющего характера т.д. Разнообразие, вариативность видов экономической деятельности в данных регионах не является основополагающим. Главной на этих территориях является именно туристско-рекреационная активность или деятельность, которую все прочие виды экономической деятельности могут либо только дополнить, либо только обслужить.

Большинство регионов рекреационно-туристской направленности с позиции административно-территориального деления в РФ представляют собой не что иное как города, административные центры, городские округа, например, Анапа, Геленджик, Ессентуки, Кисловодск, Сочи и т.д.

Это самый последний уровень территориальной дифференциации, наиболее низкий, поэтому целесообразно данные регионы назвать субрегионами или микрорегионами. Идея данной градации была предложена ведущим экономистом, ученым, д.э.н., профессором Татариновым А.А., который заметил, что данные субрегионы еще и образуют так называемые агломерации, более крупные группировки: группа Кавказских минеральных вод, Черноморское побережье Кавказа, Подмосковье и т.д.

Разные регионы и субрегионы страны могут специализироваться на значительном разнообразии отраслей, но есть такие, где «главная скрипка», ведущая роль принадлежит туризму и рекреации, что определяет их специализацию. В 1996 г. около 36% мест в санаториях и пансионатах с лечением страны было сосредоточено в трех регионах, Краснодарском крае, Ставропольском крае, Московской области [5, с.17], а в 2008 г. эта величина составила уже 50,81%, в 2009 г. 50,04% [6].

Санаторно-курортная сфера и предприятия ее образующие представлены понемногу практически во всех регионах России, однако, степень концентрации имеет существенное значение при выделении этих регионов в качестве регионов (субрегионов) туристско-рекреационной специализации. Поэтому в качестве критерия можно использовать относительные показатели, например, количество мест в санаториях и пансионатах на 10 тыс. чел. жителей субрегиона [6, с.18]. В таблице 1 произведены расчеты по степени концентрации, специализации части регионов РФ.

Таблица 1

Рекреационная емкость в регионах наибольшей концентрации рекреационной деятельности Российской Федерации за 2009 гг. [5,7,8,9]

Регион

Санатории и пансионаты с лечением

Дома и пансионаты отдыха (без баз отдыха, кемпингов, турбаз и прочих организаций отдыха)

Количество мест, единиц

Количество мест на 10 тыс. чел. населения, ед.

Отношение регионального уровня к среднему по России

Количество мест, единиц

Количество мест на 10 тыс. чел. населения, ед.

Отношение регионального уровня к среднему по России

Московская область

18153

27,04

1,68

9567

14,25

4,90

Краснодарский край

69230

132,40

8,21

23180

44,33

15,23

Ставропольский край

27099

99,95

6,20

-

-

-

Всего по Российской Федерации

228785

16,12

-

41222

2,91

-


Уровень рекреационной активности подтверждает тот факт, что концентрация как мест санаторно-курортного лечения, так и предприятий отдыха значительна. Например, в 2008 г. удельный вес мест размещения санаторно-курортной специализации составил: в Краснодарском крае 31,06%, в Московской области 8,46%, а в Ставропольском крае 11,29% общей величины всех мест размещения по России, а в 2009 г. эти показатели были соответственно 30,26%, 7,94% и 11,85%. В Московской области и Краснодарском крае доминирующее число мест размещения предприятий отдыха. Их существенно больше, чем мест санаторно-курортного лечения. Так, в доля Московской области в общей величине концентрации услуг отдыха Российского уровня составила в 2008 г. 16,37%, а в 2009 г. 23,21%. В Краснодарском крае данный показатель соответственно 61,20% и 56,24%.

Еще в 2002 г. в Ставропольском крае было зарегистрировано 100 койко-мест в домах отдыха, к 2003 г. их стало 96, а к 2004 г уже 20. С 2005 г. показатель отсутствует. Таким образом, Ставропольский край специализируется на услугах санаторно-курортного профиля. Однако уровень концентрации мест санаторно-курортной деятельности в 5, 6 и более раз (в Краснодарском крае больше 8) из рассчитанных в таблице превышают среднероссийский только для Краснодарского и Ставропольского края. Именно здесь сосредоточено преимущественно значительное количество наиболее популярных курортов, Адлер, Сочи, Геленджик, Пятигорск, Железноводск и другие. Таким образом. Эти регионы и субрегионы можно отнести к регионам санаторно-курортной специализации.

Московская область по уровню концентрации услуг санаторно-курортного профиля существенно уступает уровню Краснодарского и Ставропольского края, но выше, чем среднероссийский примерно в 1,7-1,8 раза. Конечно, данный регион трудно отнести к районам санаторно-курортной специализации, но в качестве субрегиона, который обслуживает жителей Москвы и Московской области этот субрегион очень удобен, особенно для тех, кто не может позволить себе транспортные затраты в связи с отдыхом в других регионах России.

Однако доля мест размещения в домах отдыха в Московской области существенна, имеет тенденцию к увеличению. В 2008 г. 16,37%, в 2009 г. 23,21%. Этот рост показателя связан с существенной популяризацией среди москвичей проведения отпусков, выходных, уик-эндов в пансионатах и домах отдыха Московской области. В краснодарском крае данный показатель составляет около 60% общероссийского.

Естественно, много регионов и субрегионов Российской Федерации не вошли в таблицу, что не означает отсутствие в этих местностях услуг или мест туристско-курортной направленности. Существует много примеров, где развит туристско-рекреационный сектор, например, Алтайский край (Катунь, Телецкое озеро), Кольско-Карельский район (Кандалакша, Апатиты, остров Кижи, Валаам, Соловецкие острова и т.д.), курортная зона Ленинграда, «Золотое кольцо России», Белокуриха, Самарская область (Сергиевские минеральные воды) и еще огромное множество. В данных регионах рекреационная деятельность присутствует, имеет преимущественно региональное значение, создает имидж территорий, но не является отраслью специализации.

Отрасли дифференциации региона, его специализации можно условно оценить с помощью относительных показателей. Статистическими показателями, отражающими конкурентную устойчивость отрасли в регионе, могут служить коэффициент локализации данного производства на территории региона, коэффициент душевого производства и коэффициент специализации региона на данной отрасли. В качестве показателя значимости М. Портер предпочитает использовать «коэффициент локализации» [10].

Коэффициент локализации выявляет отрасли специализации региона с помощью сопоставления отраслевой структуры региона с отраслевой структурой базовой территории. В качестве базовой территории могут приниматься любые территории более высокого ранга (например, страна, экономический район, область и т. п.). Коэффициент локализации показывает как степень специализации региона на данной отрасли, так и степень концентрации данной отрасли в регионе. Отрасль считается отраслью специализации для региона, если [11], данная отрасль превалирует в экономике региона (по сравнению с отраслевой структурой страны). Причем чем больше значение коэффициента локализации, тем больше концентрация данной отрасли в регионе, отрасли являются значимыми. Коэффициенты локализации рассчитываются обычно по численности занятых в отрасли или по объему произведенной продукции.

(1)

где - численность занятых в - й отрасли - м регионе;

- общее число занятых в - м регионе;

- численность занятых в - й отрасли по стране в целом;

- общее число занятых в стране.

Учитывая, что часть того, что производит отрасль специализации региона или субрегиона направляется на вывоз из него, то «относительно избыточно занятые в какой-либо отрасли региона как раз и обеспечивают производство вывозимой продукции [6, с.20]».

К сожалению, статистические данные не приводят сводный показатель численности занятых как в регионах, так и по России в целом по категории отрасли «туризм», «рекреационно-туристский комплекс», «санаторно-курортная сфера» и подобное. Поэтому наиболее удобным и соответствующим критериям отбора показателей для сравнения регионов с помощью коэффициента локализации можно принять за занятость в сфере рекреации и туризма занятость в отрасли «Здравоохранение и предоставление социальных услуг» (ОКВЭД). Однако посчитав коэффициенты локализации за 2008-2009 гг. в некоторых регионах, субъектах Федерации видно, что данный коэффициент не отражает достоверно степень рекреационно-туристской специализации.

После сделанных расчетов было определено значение коэффициента локализации в регионах явно курортно-туристской специализации и в регионах, где рекреационно-туристская сфера не является доминирующей, то есть не отрасль специализации. Так, в 2007-2009 гг. в Краснодарском крае коэффициент локализации составил 1,53, 1,56 и 1.51; в Ставропольском крае тоже больше 1: 1,53, 1,55 и 1,53. Одновременно в Московской области за этот же период коэффициент локализации составил 1,06, 0,98 и 1,03 соответственно, в Челябинской области 1,1, 1,12 и 1,12, Самарской области 1,24, 1,27 и 1,27, тоже более 1, хотя у данных регионах другая специализация.

И это только то, что касается санаториев и пансионатов с лечением. Если оценивать предприятия отдыха, то здесь тоже нет точной суммы занятых в сфере рекреации и отдыха, для сравнения регионов по данному критерию с помощью коэффициента локализации можно принять за занятость в сфере рекреации занятость в отрасли «Деятельность по организации отдыха и развлечений, культуры и спорта» (ОКВЭД). Данный расчет также достоверно не отражает искомый компонент для расчета.

Кроме того данные показатели на уровне региона также не совсем точны и не отражают реальную ситуацию в регионе. Учитывая, что, например, в Краснодарском, Ставропольском крае функционирует значительное количество субрегионов с разной специализацией (сельское хозяйство, производство пищевых продуктов, строительство, транспорт и связь, туристско-рекреационное направление и т.д.) включение в расчет коэффициента локализации средней величины занятых по региону существенно занижает его. Более точно можно было бы оценить субрегион (Сочи, Ессентуки, Кисловодск, Красную Поляну и другие), подсчитав общее число занятых в данном субрегионе, затем подсчитав общее число занятых в сфере туристско-рекреационной специализации данного субрегиона. Коэффициенты локализации были бы точны и способны достоверно оценить уровень специализации субрегиона.

Следовательно, можно сказать что анализ рекреационно-туристской специализации, сферы или отрасли необходимо проводить на уровне субрегиона, а не региона и кроме того оценивать не отдельные показатели их функционирования, а всю экономику и экономическую политику субрегиона или субтерритории рекреационно-туристской специализации.

Экономику региона можно оценить с помощью категории экономической базы. Методика экспортной базы впервые была сформулирована американским экономистом Г. Хойтом в 30-е годы и использовалась за 40 лет в более чем 100 отдельных региональных исследованиях США [12]. В соответствии с теорией экспортной базы в региональном хозяйстве выделяются два сектора: сектор, производящий товары, используемые за пределами региона (экспортный, основной или базовый сектор); сектор, продукты которого используются внутри региона (небазовый, сервисный или вспомогательный сектор). Разделение секторов на базовый и небазовый соответствует их разделению на отрасли специализации, ориентированные на внешний для региона спрос, и вспомогательные и комплексирующие отрасли, ориентированные на внутрирегиональный спрос, генерируемый домашними хозяйствами и отраслями специализации.

Модель экспортной базы Д. Норта является региональной в двух смыслах. Во-первых, она соответствует существующим в современной литературе по региональной экономике представлениям о теории экспортной базы. Во-вторых, она предполагает очень открытый характер моделируемой экономики (поскольку величина регионального промышленного дохода определяется спросом на продукцию базовых отраслей за пределами региона), который более характерен для региона, нежели чем для экономики страны в целом [13, c.8].

Развитие региональных экономических систем происходит под воздействием процессов территориального разделения труда, что приводит к обособлению части экономики в отдельный элемент – блок специализации. Затем происходит более глубокое разделение функций базового (специализирующего) и обслуживающего блоков региональной экономики.

Из теории экономической базы следует то, что отрасли специализации образуют региональный доход и соответственно активизируют региональный рост экономики. Следовательно, рыночный спрос внутри региона (субрегиона) имеет для него второстепенную значимость, вторичен, не может обеспечивать региону соответствующее экономическое развитие.

Существует крайняя ситуация типичная для регионов замкнутых, автаркичных, обратная специализации, где производство товаров или услуг, которые должны и могут быть вывезены из региона, то есть экспортированы используются внутри региона и не вывозятся. Хотя это тоже больше иллюзорная ситуация, трудно представляемая в связи с развитием экономических отношений в современном мире. В реальной жизни всегда существует некое соотношение между пропорциями собственного производства и ввозимой величиной продукции.

Изучаемые туристско-рекреационные центры сформированы как территории с ориентированной специализацией, доминирующей в данном субрегионе. Чаще всего в этих районах сильно развита санаторно-курортная составляющая, база которой сформировалась еще в довоенный период и модернизировалась в СССР. К моменту образования Российской Федерации на бывшей территории советского пространства уже практически были типизированы отдельные объекты и крупные агломерации специализированных рекреационных субрегионов, базирующиеся на тех или иных природных факторах. В дальнейшем эти факторы различной этимологии (морские ресурсы, минеральные источники, горные рельефы и т.д.) стали мотивирующим фактором усиления конкурентоспособности субрегионов рекреационно-туристской специализации.

Реализация имеющихся ресурсов и услуг по их использованию создавала региональный доход данного субрегиона, который был не что иное как сумма средств, собранных за предоставленные туристско-рекреационные ресурсы и услуги, и дотаций, направляемых туристским предприятиям для покрытия разницы между затратами на производство туристских услуг доходами от их реализации. Учитывая советскую государственную политику, государственную собственность на средства производств, направления расходования средств, и многие прочие факторы, можно было легко решать проблему недостаточности доходной материальной базы туристских предприятий путем координации раходно-доходных соотношений из центра, где государство составляло и направления расходования созданного в субрегионах валового продукта.

Учитывая то, что «существующие инструменты системы управления природопользованием не обеспечивают рациональное использование природных ресурсов и сохранение экосистем при реализации планов развития территорий и крупных инвестиционных проектов в регионах рекреационно-туристской специализации» [14, с.63], трудно представить на территории субрегиона рекреационно-туристской специализации химические заводы, металлургические комбинаты, машиностроительные комплексы. Природные комплексы, которые представляют составной элемент туристского продукта, главный критерий аттрактивности для посетителей субрегиона могут разрушаться в процессе чрезмерного антропогенного участия, что ухудшает качество жизни местного населения, резко сокращает темпы устойчивого развития региона, соответственно, увеличивают экологическую нагрузку.

Поэтому существенность, специфика туристских субрегионов в том, что главная отрасль их специализации плохо комбинируется с прочими видами экономической деятельности. В итоге, как следствие, рекреация функционирует как единственная отрасль специализации субрегиона. Это определяет характер экономики субрегионов рекреационно-туристской специализации, где «…валовая добавленная стоимость рекреационно-туристской деятельности преобладает в валовом региональном продукте», а функционирование прочих отраслей «зависит от масштабов рекреационно-туристской деятельности» [15]. Соответственно, местные жители добровольно вынуждены удовлетворять потребности их функционирования учитывая специфику основного вида экономической деятельности и контролировать уровень производства в отраслях, обслуживающих местный спрос, базируясь на масштабах главной отрасли специализации.

Рекреация имеет существенную ценность для населения, поэтому территории-субрегионы рекреационно-туристской специализации регулируются государственными структурами, социально ориентированы, частично ограничены с точки зрения использования земли и природных ресурсов.

Из всего вышесказанного следует, что мотивом развития рекреационно-туристских субрегионов является объем спроса на услуги специализации субрегиона, услуги рекреации. В случае недостаточности данного показателя, чтобы обеспечить жизнедеятельность местного населения, сохранить его потенциал, государственные органы законодательной и исполнительной власти обеспечивают субрегион дотациями из вышестоящих бюджетов. С целью недопущения такой ситуации или снижения данной дополнительной нагрузки вышестоящего бюджета, увеличения собственных источников финансовых ресурсов, субрегионы туристско-рекреационной специализации (СТРС) просто обязаны поддерживать аттрактивность своих услуг, обеспечивать их конкурентоспособность, позиционировать специфику субрегиона. В противном случае при долгосрочном падении валового дохода субрегиона, снижении объема реализации туристско-рекреационных услуг и отсутствии внешнего финансирования данные субрегионы могут изменить специализацию. Деятельность, обеспечивающая рекреацию возможна лишь в регионах, где сформированы условия для ее проведения: это чаще всего природные условия территории.


Литература:

1 Butler R (1999). Sustainable tourism: a state–of–the–art review. Tourism Geographies 1:1, р.7-25.

2 Poon A (1993). Tourism, Technology and Competitive Strategies. CAB International, Wallinford.

3 Saarinen J (2006). Traditions of Sustainability in Tourism Studies. Annals of Tourism Research 33: 4, р.1121–1140.

4 Pratt ML (1992). Imperial Eyes: Travel Writing and Transculturation. Routledge, London.

5 Татаринов А.А. Методология статистической оценки и анализа развития рекреационно-туристских регионов. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Москва. 1998. 329 с.

6 Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]: Режим доступа – http://www.gks.ru/scripts/db_inet2/passport/munr.aspx?base=munst07 (дата обращения 03.07.2011).

7 Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]: Режим доступа – http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_13/IssWWW.exe/Stg/d2/09-20.htm (дата обращения 03.07.2011).

8 Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: Стат. сб. / Росстат. &#; М., 2010. &#; 996 с.

9 Курортно-туристский комплекс Краснодарского края 2006-2010. Статистический сборник. – Краснодарстат. - Краснодар, 2011. – 99 с.

10 Porter M., 2003, The Economic Performance of Regions // Regional Studies, Vol.37.6&7, pp. 549-578, August/October 2003.

10 Гликман Н. Эконометрический анализ региональных систем: перевод с англ. / Гликман, Н., Арянин, А.Н., др., Баранов, Э.Ф. - М.: Прогресс, 1980. - 279 с.

11 Bergman E., Feser E. Industrial and Regional Clusters: Concepts and Comparative Applications. [Электронный ресурс]: Режим доступа – http://www.rri.wvu.edu/WebBook/Bergman-Feser/chapter3.htm)/ (дата обращения 20.07.2011).

12 Hoyt H. One Hundred Years of Land Value in Chicago. – Chicago, 1930.

13 Белоусова А.В. Экспорт как фактор реального экономического роста // Вестник Дальневосточного отделения РАН. - 2009. - N 5. - С.116-124.

14 Мишулина С.И. «Зеленые» стандарты в системе управления рациональным природопользованием. // Социально-экономические и технологические проблемы устойчивого развития юга России: сб. науч. тр. – Краснодар: Экоинвест, 2009. – 380 с.

15 Туризм как фактор регионального экономического развития в России. Проблемы измерения роли туризма в региональной экономике / С.Л.Дж. Смит, А.А. Татаринов, С.Л. Пошнагов, П.С. Трехлеб; Под науч. ред. А.А. Татаринова. – Сочи. – Ватерлоо, СГУТиКД, 2003. – 164 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle