Библиографическое описание:

Машошина В. С. К вопросу о жанровом своеобразии американского морского романа (на материале произведения Германа Мелвилла «Моби Дик») // Молодой ученый. — 2011. — №8. Т.2. — С. 27-29.

Особое место в истории развития литературоведения США занимает эпоха романтизма, к которой исследователи и критики, в том числе, известный российский ученый Ю.В. Ковалев, относят период 20х-60х годов XIX столетия [2, c.41-42]. XX век, в частности, обозначен обращением взоров писателей и литературоведов к этим декадам, во время которых, как известно, был внесен неоценимый вклад в развитие национальной литературы США. Актуальность проблематики, художественные завоевания, глубокая идейная значимость произведений данного периода, а также смелое развитие и расширение границ жанра романа определили достойное место эпохи романтизма в культуре и литературе США.

Говоря о жанровых особенностях названного литературного периода, важным представляется отметить точку зрения авторов работы «Категория поэтики в смене литературных эпох» на данную проблему. Критики отмечают особый авторский стиль, пришедший на смену традиционализму художественного сознания – в романтизме происходит «деканонизация стилей и жанров и доминирующей становится поэтика автора, наступает эпоха индивидуально-авторских стилей, литература предельно сближается с непосредственным и конкретным бытием человека, проникается его заботами, мыслями и чувствами, создается по его мерке» [1, c.33]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что жанр является отражением авторской картины мира, неповторимой реализацией своего собственного «я».

Как отмечается в «Литературной энциклопедии терминов и понятий» под редакцией А.Н. Николюкина, жанр представляет собой «идеальный» тип или логически сконструированную модель конкретного литературного произведения, которые могут быть рассмотрены в качестве его инварианта» [4, c.264]. Здесь же отмечается, что «поскольку декларации об отказе от «правил» поэтики характерны для эпохи романтизма, то именно с нее обычно начинают отсчет периода, в который жанр – как устойчивая, постоянно воспроизводимая система признаков произведения – как будто перестает существовать» [там же]. Подобный «произвол» романтиков может быть в полной мере оправдан многослойностью, разноплановостью и богатым художественным миром создаваемых ими произведений, а также особым отношением к категории свободы, которая являлась одной из основополагающих на протяжении всего становления национального американского самосознания.

Наряду со многими существовавшими жанрами на территории США в интересующий нас период, главенствующую позицию занимал жанр романа. В рамках данной статьи мы бы хотели обратить внимание на такую его разновидность как морской роман, что было особенно характерно для литературы Северной Америки.

По сути, именно американские романтики становятся создателями жанра морского романа, который предстает в динамике от Ф. Купера к Г. Мелвиллу. Принимая во внимание творчество Фенимора Купера, следует сказать, что он, бесспорно, заложил основы и разработал параметры морского романа.

Как отмечается исследователями американской литературы, морской роман и морская повесть как литературные жанры органично вошли в направление нативизма, которое начинает особо выделяться в данный период. По определению Ю.В. Ковалева, нативизм можно рассматривать как «культурное и литературное движение в рамках романтизма, смысл и пафос которого, заключается в художественно-философском освоении Америки, ее природы, истории, общественно-политических институтов, ее нравов» [2, c. 42].

Представители нативизма во многом сформировали главные признаки жанра. В их произведениях океан представлен своеобразным действующим лицом, а корабль и моряки показаны как единый социальный организм. В сочинениях таких авторов как Вашингтон Ирвинг и Фенимор Купер морское дело рассматривается в качестве ремесла, требующего высокого профессионализма. Следовательно, можно говорить о том, что американские романтики XIX века сделали определенное открытие в литературе, которое, по нашему мнению, можно расценивать, как этап освоения страны.

Следует заметить, что морская поэтика закономерно занимает важное место в литературе и культуре США. Исторически американцы воспринимаются, по определению Е.А. Стеценко, как «нация, которая в пути» (вспомним первых переселенцев на североамериканский континент, а также, вновь осваиваемые земли на Западе, так называемый фронтир). Именно поэтому метафора дороги, как сухопутной, так и морской, находит многократное отражение в национальной литературе. Таким образом, варьируясь и видоизменяясь, идея странствий закрепляется в самосознании американцев.

Особое значение морская тематика имеет в творчестве Германа Мелвилла. Критики и исследователи отмечают новаторство писателя в освоении морской темы, имея в виду его воздействие на развитие морского романа. Первоначально морская тема в творчестве Мелвилла носила документальный характер («Тайпи», (Typee, 1846); «Ому», (Omoo, 1847)). Позднее, в романе «Белый Бушлат» (White Jacket, 1850) автор осветил быт военного судна. К моменту написания самого известного романа «Моби Дик» (Moby Dick, or The Whale; 1851) маринистика Мелвилла уже приобрела уникальный характер. Писатель решительно изменил форму морского романа, наполнив его особым содержанием и поставив в центр своей философской концепции проблему странствий человеческой души.

По словам вышеупомянутого исследователя творчества Мелвилла, американский романист «изучал интеллект, прорывающийся к основным универсальным законам бытия и пытающийся выяснить положение человека в иерархии систем – от микрокосма индивидуального сознания до макрокосма Вселенной» [3, с.565]. Своеобразие творчества писателя заключается в том, что отнюдь не новое уже в литературе противопоставление человека и общества приобрело в его сочинениях усложненный, амбивалентный характер.

Спор о жанровой принадлежности романа Германа Мелвилла «Моби Дик» велся критиками на протяжении XX века и сохраняется до сих пор. Однако большинство ученых единогласно признают, что данное произведение является вершиной творчества писателя. «Моби Дик» справедливо считается шедевром мировой литературы и представляет собой удивительный синтез многих жанровых разновидностей, единство научного и беллетристского стилей. Можно сказать, что «Моби Дик» сочетал в себе достижения американской романтической прозы и опыт мировой литературы в целом.

В исследуемом произведении море как метафора приобретает особую емкость и глубину. Писатель сделал море полноправным участником действия, для Мелвилла это олицетворение единства мира, как живого организма, когда морская стихия, по словам исследователя В.М. Толмачева, «является продолжением человека, образом его трагического отчуждения от цивилизации и самого себя» [5, c. 90]. Одним из основных принципов повествования в романе стала ассоциативная связь между вольной морской стихией и мыслями, поступками и духовными исканиями персонажей романа. Писатель мастерски демонстрирует синтетизм своего мышления, живописуя общность и расхождение двух, несуществующих друг без друга миров, – мира природы и мира человека, чье бытие тесными узами связано с жизнью моря. Вышеописанные особенности художественной системы Мелвилла дают основания полагать, что жанр морского романа в творчестве художника слова выходит далеко за традиционные рамки его восприятия в эпоху американского романтизма.

В произведении «Моби Дик» автор неоднократно подчеркивает единство мира природы:

The firmaments of air and sea were hardly separable in that all-pervading azure; only, the pensive air was transparently pure and soft, with a woman's look, and the robust and man-like sea heaved with long, strong, lingering swells, as Samson's chest in his sleep [6, p. 442].

Несмотря на внутренний контраст между морской и воздушной стихиями, автор подчеркивает их неделимость. Они гармонично составляют единое целое, являя собой два начала – мужское и женское:

the contrast was only in shades and shadows without; those two seemed one; it was only the sex, as it were, that distinguished them [Ibid.].

Из данного примера следует, что автор, персонифицируя природу, приписывая ей человеческие качества.

Мелвилл заостряет характерный для произведений романтизма конфликт человека и природы через описание образа капитана Ахава, так диссонирующего с царящей вокруг гармонией:

Tied up and twisted; gnarled and knotted with wrinkles; haggardly firm and unyielding; his eyes glowing like coals, that still glow in the ashes of ruin; untottering Ahab stood forth in the clearness of the morn; lifting his splintered helmet of a brow to the fair girl's forehead of heaven [6, p. 442].

Здесь писатель явно противопоставляет замкнутого, напряженного и неистового Ахава невинности лазури (“innocence of the azure [Ibid.]) и чистому девичьему челу небес.

Как уже отмечалось, метафора моря приобретает особую значимость в повествовании американского романтика. Океан в романе Германа Мелвилла предстает символом абсолютного, беспредельного, свободолюбивого явления, того, что становится одновременно бездной и основой мироздания. Образ океана в романе многолик и неоднозначен. Для Мелвилла размышление и вода, как явление, порождающее его, неотделимы друг от друга: Yes, as everyone knows, meditation and water are wedded for ever [6, p. 4].

Одной из центральных метафор романа американского писателя является океан как воплощение Божественного начала. В самом начале повествования Измаил (Ishmael), главный герой романа, размышляет о мистическом трепете, охватывающем человека, впервые увидевшего, что берега скрылись из виду. Он подчеркивает святость моря и указывает на то, что в античной культуре ему приписывалось особое божественное начало:

Why is almost every robust healthy boy with a robust healthy soul in him, at some time or other crazy to go to sea? Why upon your first voyage as a passenger, did you yourself feel such a mystical vibration, when first told that you and your ship were now out of sight of land? Why did the old Persians hold the sea holy? Why did the Greeks give it a separate deity, and own brother of Jove? Surely all this is not without meaning [6, p. 4].

Из данного примера следует, что глубина философских воззрений автора, выраженных устами героя, также подтверждает соединение в романе метафорической и символической систем, и указывает на огромный историко-культурный и мифологический подтекст романа.

С первых страниц повествования автор обозначает отчетливую связь между освоением просторов океана и процессом познания истины. Мелвилл отмечает, что приблизиться к последней можно, лишь бороздя морские просторы:

But as in landlessness alone resides highest truth, shoreless, indefinite as God – so, better is it to perish in that howling infinite, than be ingloriously dashed upon the lee, even if that were safety! [6, p. 89].

Отметим, что такой вывод возможен, если определять лексическую единицу landlessness как синоним понятия море. Из рассуждений автора мы можем предположить, что с этой позиции плавание китобойного судна «Пекода» (The Pequod) можно рассматривать как поиск истины, попытку познания Высшей тайны бытия.

Однако человеку едва ли по силам справиться с данной задачей, и в подтверждение этой мысли Герман Мелвилл сравнивает океан с образом непостижимого фантома жизни:

that same image, we ourselves see in all rivers and oceans. It is the image of the ungraspable phantom of life; and this is the key to it all [6, p. 5], поясняя, тем самым, что истина таится на глубине и робкому неискушенному человеку безнадежно пытаться постичь ее, ибо тайну фантома и сущность мировых устоев смертному познать не дано.

Проанализировав вышеприведенные примеры, можно сделать вывод о том, что «Моби Дик» Германа Мелвилла выходит далеко за рамки жанра морского романа в его традиционном восприятии в эпоху американского романтизма.

Как неоднократно отмечалось критиками, характерной особенностью творчества писателя являются синтетизм его мышления и неповторимое умение создать уникальный сплав символики и достоверности изображения морской действительности. Названные факторы, а также уникальный амбивалентный характер поэтики «Моби Дика» позволяют рассматривать данное произведение как лучший морской роман во всей мировой литературе.


Литература:
  1. Аверинцев С.С., Андреев М.Л., Гаспаров М.Л. Категория поэтики в смене литературных эпох: // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1997. – С. 33-35

  2. Ковалев Ю. В. Американский романтизм: хронология, топография, метод. В кн.: Романтические традиции литературы XIX века и современность / под ред. Я.Н. Засурского. М.: Наука, 1982. – С.27-54

  3. Ковалев Ю. В. Зрелый романтизм: // История всемирной литературы: В 9 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. − М.: Наука, 1989. −880с.

  4. Николюкин А.Н. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Рос. акад. наук. Ин-т науч. информ. по обществ. наукам. – М.: Интелвак, 2001. – 799с.

  5. Толмачев В.М. От романтизма к романтизму. М., 1997. – С.90-95

  6. Melville Herman, Moby Dick. Wordsworth Editions Limited, 2002. – 492р.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle