Автор: Смирнова Юлия Сергеевна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №8 (31) август 2011 г.

Библиографическое описание:

Смирнова Ю. С. Прототипический подход к анализу категории «конфликт» // Молодой ученый. — 2011. — №8. Т.2. — С. 95-98.

В статье анализируется проблема конфликтов, рассматривается роль социально-познавательной активности в их возникновении и развитии. Представлены результаты эмпирического исследования смыслового содержания категории «конфликт». Обосновано использование прототипического подхода к пониманию ее организации. Раскрыто содержание прототипа категории «конфликт», анализируются возможные эффекты.

Ключевые слова: конфликт, конфликтное взаимодействие, борьба, сотрудничество, социальное познание, категоризация, прототип.

Конфликты являются неотъемлемым элементом социального взаимодействия, они представлены практически во всех сферах отношений между людьми. Распространенность конфликтов, а также деструктивные последствия, к которым они зачастую приводят, стимулируют научный поиск в данной проблемной области. Согласно современным научным представлениям о конфликтах, они выполняют ряд конструктивных функций, ведя, в конечном счете, к развитию отношений между конфликтующими субъектами. Конфликты являются источником изменений в обществе, способствуют его интеграции, повышению глубины и прочности социальных отношений, поддержанию их стабильности. Социальная и научная задача, таким образом, видится не в том, чтобы не допустить возникновения конфликтов, а в том, чтобы управлять ими, не допуская их деструктивного развития и направляя в конструктивное русло. Однако на уровне обыденного сознания такое рациональное обращение с конфликтами представлено слабо. Для большинства людей конфликты имеют негативную репутацию, ассоциируются с беспорядками и нестабильностью, воспринимаются как исключительно негативное явление, которого нужно избегать любой ценой. Такое понимание конфликтов часто, действительно, ведет к их деструктивному развитию.

Идея детерминированности конфликтного взаимодействия особенностями восприятия и интерпретации сложившейся ситуации ее участниками не является новой [2, 4, 6]. Многочисленные исследования посвящены изучению особенностей восприятия себя и оппонента в конфликте, субъективной интерпретации возникающих разногласий и т.д. В частности, типичным для конфликта является формирование негативного образа оппонента в противоположность позитивному образу самого себя [2]. Оппонент зачастую предстает как враг, который стремится причинить вред. В этом случае субъект будет настроен на конкурентную борьбу и попытается победить противника. Возможности сотрудничества при этом игнорируются. Но именно ориентация на сотрудничество является залогом конструктивного исхода конфликта, его разрешения, при котором обе стороны остаются удовлетворены результатом.

В свете сказанного прогностически ценным нам представляется обращение к анализу когнитивных процессов, их содержания и роли в возникновении и развитии конфликтов. Интерес представляет содержание процесса категоризации в конфликтной ситуации. Категория является единицей социально-познавательной активности. Отнеся ситуацию взаимодействия к категории «конфликта», субъект переходит к конфликтному реагированию, направленному на отстаивание своих интересов. Напротив, конфликтное взаимодействие себя не обнаружит, если субъект не относит ситуацию к классу конфликтных. Какие же ситуации, эпизоды взаимодействия «наивный субъект» категоризирует как «конфликт»?

Исследования когнитивных схем продемонстрировали, что центральным убеждением конфликтной схемы является «несовместимость целей различных сторон» [2, с. 61]. Именно наличие противоречивости / несовместимости целей сторон, воспринимаемой как угрожающей благополучию субъекта, является основой определения ситуации в качестве конфликтной [2, с. 173]. Проведенное Н.В. Гришиной исследование признаков конфликта в «естественном категориальном» сознании позволило сделать вывод о том, что «ядро» конфликта для «наивных испытуемых» составляют [2, с. 175]: 1) поведенческие проявления участников ситуации (например, «борется за свой интерес»); 2) противоречие между участниками ситуации (например, «несовместимые позиции»); 3) аффективные проявления участников ситуации (например, «страдают»).

Существуют различные подходы к пониманию организации категорий, одним из которых является прототипический [, , ]. Согласно этому подходу объекты группируются в категорию не на основании наличия необходимых и достаточных признаков (классический подход), а на основании сходства с прототипом. Последний рассматривается как «наиболее типичный представитель, обладающий максимальным числом признаков, характерных для данной категории» [, с. 50]. Разнообразие феноменологии конфликта обусловливает преимущество прототипического подхода в сравнении с классическим: отсутствие четких границ категории, наличие примеров конфликтов, различающихся по степени их типичности и т.д.

Прототип выполняет ориентировочную функцию и выступает в качестве ведущего при первичной оценке объекта [7, с. 361], в нашем случае конфликтной ситуации. Сходство ситуации с прототипом конфликта обуславливает выбор в каждом конкретном случае соответствующих способов конфликтного взаимодействия. Будет это диалог, борьба или уход, таким образом, зависит от интерпретации ситуации, а значит от содержания прототипа категории «конфликт».

Целью проведенного нами исследования стало определение смыслового содержания, которым наделяется категория «конфликт», ее прототипический анализ. В опросе приняли участие 118 респондентов в возрасте от 17 до 21 года. 59% – респонденты мужского пола, 41% – женского. Респондентам был предложен синонимический ряд понятия «конфликт». Нужно было оценить по шестибалльной системе, в какой степени каждое слово из списка является близким по смыслу слову «конфликт» и обозначает его типичные проявления. В качестве показателя типичности использовались средние значения оценок, данных всеми респондентами. Синонимический ряд был заимствован из методики исследования межличностного восприятия в конфликтной ситуации А.И. Тащевой [6] и включал следующие слова: «диспут», «стычка», «раздор», «перебранка», «столкновение», «распря», «брань», «размолвка», «сражение», «несогласие», «дискуссия», «разлад», «скандал», «неполадки», «борьба», «разногласие», «драка», «ссора», «битва», «нелады», «схватка», «перепалка», «рукопашная», «свалка», «спор», «потасовка». Для определения предпочитаемого стиля конфликтного реагирования использовался тест К. Томаса. Статистическая обработка данных осуществлялась с применением частотного, корреляционного, факторного анализов, теста χ². Были получены следующие результаты.

Наиболее типичными проявлениями конфликта, по мнению респондентов, являются «ссора» (66,1% респондентов высоко оценили степень прототипичности, средняя оценка которой по выборке составила 4,8), «скандал» (64,4%, 4,7), «драка» (62,7%, 4,6). Несложно заметить, что эти варианты являются эмоционально насыщенными и предполагают достаточно бурное внешнее выражение враждебности, включая проявления вербальной и физической агрессии. Как отмечает А.И. Тащева, интерпретация понятия «конфликт» отражает характерные для респондентов конфликты, их причины, степень выраженности и привычные способы разрешения [6]. При таких прототипах конфликта ситуации, в которых оппоненты воспринимают друг друга как партнеров, с которыми можно и нужно договориться, редко попадают в данную категорию. Высокой степенью прототипичности обладают также «сражение», «стычка», «битва», «борьба». На наш взгляд, это лишний раз демонстрирует, что конфликт ассоциируется с войнами и разрушениями.

Респондентам также предлагалось привести свои синонимы, которые не вошли в исходный перечень, но являются хорошими примерами конфликта и обозначают его типичные проявления. Среди таковых респонденты указали «агрессию», «войну», «сечу», «предательство», «ревность», «развод» и некоторые другие. Данные примеры, как несложно заметить, являются эмоционально насыщенными и вновь характеризуют конфликт как отрицательное явление.

Описанная ситуация приводит к тому, что случаи, в которых стороны проявили готовность к сотрудничеству и смогли прийти к согласию мирным путем, не прибегая к агрессии, не рассматриваются как конфликтные. Логичным следствием является негативная оценка конфликта, которому обыденное сознание отказывает в статусе источника позитивных эффектов, а также то, что в конфликте возможности сотрудничества игнорируются.

Наименьшей степенью прототипичности по отношению к конфликту, по оценкам респондентов, обладают «дискуссия» (66,9% респондентов дали низкие оценки, средняя оценка по выборке составила 2,2) и «диспут» (56%, 2,6), которые предполагают обсуждение спорного вопроса. Действительно, дискуссия и диспут вовсе не обязательно предполагают наличие конфликта. Но у этой медали есть обратная сторона. Ведь наиболее конструктивным является использование переговорных методов управления конфликтами, которые как раз и предполагают обсуждение, диспут, дискуссию. Непрототипичность последних приводит к тому, что, находясь в конфликте, стороны отдают преимущество стратегии борьбы, а не диалога, поскольку последний не рассматривается как подходящий для конфликта вариант. Выбор стратегии борьбы ведет к эскалации конфликта, деструктивным последствиям, еще больше подкрепляя и так негативную репутацию конфликта в обыденном сознании.

Заметим, однако, что для некоторых респондентов (11,9% и 12,7% соответственно) «диспут» и «дискуссия» обладают высокой степенью прототипичности по отношению к конфликту. Можно предположить, что такая интерпретация конфликтов респондентами станет залогом их конструктивного преодоления в будущем.

Последующая статистическая обработка данных осуществлялась методом главных компонент с Varimax вращением. Было принято решение о выделении пяти компонент (называемых в дальнейшем факторами). Факторы объясняют 60,376% дисперсии.

Фактор 1 «борьба» (собственное значение 4,776; процент объясняемой дисперсии 18,368) образован следующими синонимами слова «конфликт»: «битва» (0,890), «схватка» (0,805), «рукопашная» (0,797), «сражение» (0,787), «борьба» (0,702), «драка» (0,636), «свалка» (0,612), «потасовка» (0,568). В состав фактора вошли синонимы, которые ассоциируются с войной, боевыми столкновениями, побоями, физической агрессией. Степень прототипичности перечисленных синонимов, как уже отмечалось ранее, была оценена респондентами достаточно высоко.

Фактор 2 «диалог» (собственное значение 2,807; процент объясняемой дисперсии 10,797) образован такими синонимами слова «конфликт» как «диспут» (0,821), «дискуссия» (0,749), «спор» (0,717), «разногласие» (0,578), «несогласие» (0,527). Содержание этого фактора указывает на переговорные способы преодоления разногласий. Как уже отмечалось ранее, степень прототипичности данных синонимов была оценена респондентами невысоко. Конфликт слабо ассоциируется с диалогическими способами снятия противоречий.

Фактор 3 «вражда» (собственное значение 2,798; процент объясняемой дисперсии 10,760) образован словами «раздор» (0,764), «распря» (0,719), «перебранка» (0,674), «столкновение» (0,586). Содержание этого фактора составили синонимы, указывающие на проявление враждебности и разногласий, преимущественно вербальные. Следует отметить, что среди названных синонимов есть редко используемые и даже устаревшие слова.

Фактор 4 «отсутствие порядка и согласия» (собственное значение 2,668; процент объясняемой дисперсии 10,263) образован синонимами: «неполадки» (0,814), «нелады» (0,576), «разлад» (0,520), «разногласие» (0,527), «несогласие» (0,495), «размолвка» (0,486). Несложно заметить, что среди синонимов много однокоренных слов, причем все они указывают на отсутствие согласия и порядка (отсюда и название фактора).

Фактор 5 «прототип конфликта» (собственное значение 2,649; процент объясняемой дисперсии 10,188) образован следующими синонимами слова «конфликт»: «ссора» (0,805), «скандал» (0,799), «драка» (0,557), «стычка» (0,535), «перепалка» (0,432). Степень прототипичности составивших содержание этого фактора синонимов была оценена респондентами наиболее высоко, о чем мы уже упоминали ранее. Отсюда и название фактора.

Таким образом, результаты проведенного нами факторного анализа позволили сгруппировать использованные в исследовании синонимы понятия «конфликт» в более емкие категории-факторы: «борьба», «диалог», «вражда», «отсутствие порядка и согласия» и собственно «прототип конфликта».

Как было сказано ранее, интерпретируя ситуацию определенным образом, человек ориентируется в ней, выбирая адекватные восприятию способы взаимодействия. Для определения предпочитаемого стиля конфликтного взаимодействия использовался тест К. Томаса. С его помощью мы определили, насколько респонденты склонны к использованию в конфликте таких способов поведения как «сотрудничество», «компромисс», «конкуренция», «приспособление», «уклонение». Мы предположили, что высокие оценки по шкалам «сотрудничество» и «компромисс» будут сопряжены с высокими оценками по фактору «диалог», а высокие оценки по шкале «конкуренция» – с такими же оценками по факторам «борьба» и «вражда». Для установления связи между содержанием прототипа категории «конфликт» и склонностью прибегать к тому или иному стилю конфликтного взаимодействия мы провели корреляционный анализ. Вопреки ожиданиям, высоких значимых корреляций между названными переменными обнаружено не было. Лишь оценки по фактору 2 «диалог» слабо коррелируют с оценками по шкалам «приспособление» и «конкуренция» (r=-0,220, p=0,029 и r=0,237, p=0,018 соответственно). Однако эти значимые корреляционные связи являются слабыми, что не позволяет судить о наличии каких-либо устойчивых закономерностей и указывает на необходимость проведения дальнейших исследований в данной проблемной области. Возможно, ожидаемая нами корреляция обнаружится для способов реагирования не во всех конфликтных ситуациях, а только в тех, которые имеют сходство с прототипом. Однако проверка этой гипотезы требует использования иного метода диагностики особенностей конфликтного взаимодействия субъекта.

Для установления половых различий в распределении признака мы использовали тест χ². Мы сравнили оценки прототипичности различных проявлений конфликта, данные респондентами мужского и женского пола. Статистически значимых различий обнаружено не было. И мужчины и женщины одинаково оценивают степень прототипичности различных проявлений конфликта.

Таким образом, типичными проявлениями конфликта обыденным сознанием признаются ссора, скандал и драка. Они предполагают бурное внешнее выражение враждебности, включая проявления вербальной и физической агрессии. Конфликт также достаточно прочно ассоциируется с войнами и разрушениями. Дискуссия и диспут, предполагающие обсуждение спорного вопроса, довольно редко рассматриваются как типичные для конфликта. Такая интерпретация понятия «конфликт», с одной стороны, является вполне логичной и понятной, с другой стороны, может привести к предпочтению стратегии борьбы и игнорированию возможностей сотрудничества в конфликте. Как следствие, его деструктивное развитие и отрицательные последствия, что еще больше подкрепляет уже сформировавшуюся репутацию конфликта как исключительно негативного явления. Образуется замкнутый круг, разорвать который позволит формирование более рационального, грамотного отношения к конфликту. Неслучайно среди важнейших психологических причин конфликтов называют недостаток конфликтологической компетентности [1, с. 61 – 66]: незнание природы конфликтов, их психологических причин, закономерностей развития, особенностей поведения и общения в конфликтах, безусловно, усугубляет возникающие противоречия, провоцирует их эскалацию, мешает конструктивному преодолению. В свете сказанного развитие конфликтологической компетентности предстает как актуальная социальная задача, к решению которой должны привлекаться специалисты различного профиля.


Литература:

  1. Богданов, Е.Н. Психология личности в конфликте / Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин. – СПб.: Питер, 2004. – 224 с.

  2. Гришина, Н.В. Психология конфликта / Н.В. Гришина. – СПб.: Питер, 2000. – 464 с.

  3. Люсин, Д.В. Эмпирический анализ категоризации эмоций / Д.В. Люсин // Вопросы психологии. – 1999. – №2. – С. 50 – 60.

  4. Петровская, Л.А. О понятийной схеме социально-психологического анализа конфликта / Л.А. Петровская // Психология конфликта / Сост. и общая ред. Н.В. Гришиной. – СПб., 2001. – С. 298 – 309.

  5. Сивуха, С.В. Практикум по социальной психологии (социальное познание, эмоции, коммуникация, личность) / С.В. Сивуха. – Минск: ЕГУ, 2002. – 132 с.

  6. Тащева, А.И. Методика исследования межличностного восприятия в конфликтной ситуации / А.И. Тащева // Методы исследования межличностного восприятия. Спецпрактикум по социальной психологии / Под ред. Г.М. Андреевой, В.С. Агеева. – М., 1984. – С. 37 – 43.

  7. Янчук, В.А. Введение в современную социальную психологию / В.А. Янчук. – Минск: АСАР, 2005. – 768 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle