Библиографическое описание:

Карпеня К. С. К вопросу об административной ответственности государственных служащих в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2011. — №8. Т.2. — С. 53-56.

В современных условиях движения России к правовому государству принципиально важным представляется вопрос об установлении гармоничного соотношения, выражающегося, прежде всего, во взаимодействии общества и государства. При этом следует признать, что налаживание доверительных взаимоотношений невозможно без учета такого регулятора, оказывающего существенное влияние на сознание граждан, как наличие действенного механизма привлечения к ответственности государственных служащих. По данным проведенного в январе этого года опроса произвол властей занимает пятое место по показателю в рейтинге опасений сограждан и составляет 18 % опрошенных респондентов [14]. Интересно также, что 51% россиян считает необходимым поставить власть под контроль общества [15]. Думается, что действенный гражданский контроль невозможно представить без двух сопутствующих ему условий: высокого уровня прозрачности деятельности властных структур и законодательно предусмотренных неотвратимых мер ответственности чиновников за нарушение прав и законов. Согласно российскому законодательству государственные служащие могут привлекаться к следующим видам ответственности: дисциплинарной, административной, уголовной, материальной и гражданско-правовой. Думается, что в свете проводимой в нашей стране административной реформы проблема применения мер именно административной ответственности к управленцам представляет особый научный интерес и заслуживает должного внимания.

На федеральном уровне рассматриваемый вид ответственности довольно четко обоснован в ст. 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Данной нормой предусмотрено привлечение должностного лица к административной ответственности за совершение им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Целесообразно отметить, что под должностным лицом в указанном нормативном правовом акте следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях России [7]. Таким образом, возможно сделать вывод о том, что под определенную в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ дефиницию должностного лица прямо подпадают государственные служащие. Кроме того по смыслу п. «к» ч. 1 ст. 72 действующей Конституции административное и административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов [1]. На региональном уровне административная ответственность должностных лиц предусмотрена в соответствующих нормативных правовых актах. Однако не следует забывать, что в случаях возникновения противоречий между федеральным законом и иным актом, изданным в нашей стране приоритет принадлежит федеральному закону, но, к сожалению, данное конституционная норма не всегда должным образом находит свое отражение в законах субъектов Федерации [1]. При этом не во всех нормативных правовых актах об административных правонарушениях, принятых на региональном уровне, закреплено само понятие должностного лица, хотя предусмотрены надлежащие составы административных правонарушений. В некоторых региональных законах (например, Ростовской, Нижегородской, Новосибирской, Саратовской, Костромской областей) данная дефиниция отсутствует, что на наш взгляд является недоработкой законодателя, в других же либо закреплена прямая отсылка к ст. 2.4 КоАП РФ (Закон Тверской области об административных правонарушениях) либо дублируется определение содержащееся в ней (Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях) [8; 9; 10; 11; 12; 13].

По мнению Ю.Н. Старилова можно выделить как минимум четыре важнейших условия, при которых для должностных лиц может наступать административная ответственность: 1) совершение действий, содержащих прямое нарушение общеобязательных административных правил или правил поведения; 2) издание приказов (распоряжений) и указаний, которые нарушают положения установленных общеобязательных правил, т. е. не соответствуют им; 3) невыполнение принадлежащих им обязанностей по осуществлению контроля над исполнением подчиненными лицами установленных в нормативных правовых актах общеобязательных правил поведения или административных процедур; 4) соблюдение установленных правил входит в круг должностных обязанностей и фиксируется в соответствующих должностных инструкциях. Помимо этого профессор отмечает, что в отдельных случаях правонарушение может содержать одновременно признаки как дисциплинарного, так и административного проступка и влечет соответственно два вида ответственности [4, 85].

К сожалению, приходится констатировать, что зачастую государственные служащие пытаются ограничиться лишь мерами дисциплинарного взыскания (замечанием, выговором, предупреждением о неполном должностном соответствии). Для лучшего понимания причин такого предпочтения не лишним будет провести грань, отличающую дисциплинарную ответственность в государственном управлении от административной-правовой. Заметим, что меры служебно-правовой ответственности в отличие от административных (карательных санкций) обладают лишь превентивно-воспитательным воздействием, что позволяет обозначить в качестве основной цели их применения — обеспечение дисциплины в государственном управлении. В то время как за совершение административного правонарушения на государственного служащего представляется возможным наложение штрафа, как доминирующего вида административного взыскания. Помимо этого применение мер дисциплинарной ответственности к управленцам, как правило, осуществляется в порядке служебной соподчиненности, что не исключает потенциальной возможности его ограничения узковедомственными интересами. Административная ответственность, напротив, в этом плане более объективна, поскольку применяется внешними по отношению к правонарушителю специально уполномоченными органами и должностными лицами (например, инспекциями, должностными лицами контрольно-надзорных органов). Также имеет смысл отметить, что законодатель предусматривает лишь приобщение всех материалов свидетельствующих о применении дисциплинарного взыскания к личному делу государственного служащего, исключая какую либо фиксацию (за исключением увольнения) совершения им данного деяния в трудовой книжке [2]. Тогда как привлечение к административной ответственности хотя и не влечет за собой судимости, но сам факт совершения правонарушения предполагает должное его отражение в виде конкретных результатов осуществления правоприменительной юрисдикционной деятельности органом, привлекающим управленца. В качестве одного из критериев различий можно рассматривать наличие возможности снятия с государственного служащего, не утратившего силу по истечению года со дня его применения, дисциплинарного взыскания, но это не предусмотрено в отношении случае назначения на него административного наказания. Принимая во внимание вышеизложенное можно сделать вывод о том, что привлечение к административной ответственности ведет к наступлению более серьезных фактических последствий для управленца, что объясняет приоритетность применения в государственном управлении санкций дисциплинарно-правового характера.

В этой связи особый интерес представляет высказанное в последнем Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию положение о необходимости законодательного введения ответственности должностных лиц за нарушение сроков оказания государственных услуг, а также за несоблюдение процедур, предусмотренных соответствующими административными регламентами [3]. В декабре минувшего года в Москве прошла конференция Минэкономразвития с Всемирным банком, по итогам которой в своем докладе министр экономического развития Э.С. Набиуллина сообщила, что подготовлен соответствующий законопроект, предусматривающий право заявителя подать жалобу на чиновника его начальнику в случае нарушения порядка и сроков предоставления государственной услуги. Если претензия будет удовлетворена, начальник обязан направить соответствующую информацию в прокуратуру и чиновник будет привлечен к административной ответственности (штраф от 3 до 5 тысяч рублей). Также отклонение признанной в судебном порядке обоснованной претензии влечет наложение штрафных санкций, как на самого чиновника, так и на его начальника в размере от 10 до 30 тысяч рублей [5, 9]. Думается, не лишним будет дополнить ответственность государственных служащих, закрепленную в соответствующих административных регламентах мерами административного взыскания в виде штрафа. Поскольку управленец должен осознавать вероятность понесения им материального убытка в случае нарушения прав граждан на качественное предоставление государственных услуг. Во взаимосвязи с вышеизложенным необходимо обратить внимание еще на один положительный момент, имеющий непосредственное отношение к вопросу повышения эффективности деятельности должностных лиц в сфере обеспечения прав граждан. В конце мая этого года Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект предполагающий применение штрафных санкций к государственным служащим за нарушение порядка рассмотрения обращений сограждан (от 5 до 10 тысяч рублей) [6]. Заметим, например, что в ст. 2.1. Областного закона Ростовской области «Об административных правонарушениях», еще до принятия федерального нормативного правого акта, предусмотрено наложение административного штрафа в размере от 500 до 2000 рублей за нарушение порядка и сроков рассмотрения обращений граждан должностными лицами государственных органов Ростовской области, государственных учреждений Ростовской области и государственных унитарных предприятий Ростовской области, выборными должностными лицами местного самоуправления, должностными лицами органов местного самоуправления, муниципальных учреждений и муниципальных унитарных предприятий [8]. Остается отметить, что в любом случае по факту принятия соответствующего закона на федеральном уровне содержание вышеприведенной нормы регионального законодательства подлежит корректировке. Целесообразность принятия данного нормативного правового акта обусловлена необходимостью конкатенировать применяемые в данном случае меры дисциплинарного взыскания административной ответственностью. Но для того чтобы штрафные санкции рассматривались гражданами в качестве результативного вида административного наказания необходимо как можно максимально упростить процедуру подачи жалобы заявителем. Здесь немаловажное значение имеет вопрос о достоверном, своевременном, всестороннем информировании сограждан о возможных способах привлечения государственного служащего к ответственности с последующим наложением на него административного взыскания. Гражданин, сталкиваясь с нарушениями его прав со стороны управленца, должен быть оперативно проинформирован прямо на месте о наличии у него возможности подать жалобу, а также о порядке и сроках ее рассмотрения. Помимо этого согражданам в органах государственной власти должны предоставляться достоверные сведения касаемо составов правонарушений, совершаемых государственными служащими, за которые предусмотрено наложение административного взыскания в виде штрафа.

Результаты исследования наводят на мысль о том, что не возникает сомнений в целесообразности административной ответственности должностных лиц, неправомерные действия (бездействие) которых посягают на охраняемые государством публично-правовые интересы. Но в настоящее время в России существует острая необходимость законодательного закрепления персонифицированных мер административного взыскания в отношении государственного служащего, нарушающего права граждан. Неосведомленность сограждан о фактах привлечения к дисциплинарной ответственности управленцев, в силу ее ведомственного характера, не только подрывает авторитет власти, но и оказывает негативное воздействие на сознание людей, порождая тем самым недоверие ко всем институтам гражданского общества. Возможно, принятие закона улучшит ситуацию, о чем можно будет говорить по прошествии времени, но только в том случае если каждый отдельный гражданин нашей страны будет сознательно обладать желанием восстановить нарушенные в результате неправомерных действий (бездействия) государственных служащих права.


Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) / Российская газета. – 1993, 25 декабря; 2009, 21 января // www. consultant.ru

  2. Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ (ред. от 28.12.2010) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 07.07.2004) / «Собрание законодательства РФ», 02.08.2004, N 31, ст. 3215.

  3. Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию / Российской Федерации Российская газета Федеральный выпуск № 5350 от 1 декабря 2010 г.

  4. Старилов Ю. Н. Курс общего административного права. С77 В 3 т. Т. II: Государственная служба. Управленческие действия. Правовые акты управления. Административная юстиция. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2002. — 600 с.

  5. Снижать административные барьеры, повышать доступность государственных услуг / Научно-политический журнал Государственная служба № 1 (69) январь-февраль 2011.

  6. Штрафной дар. Чиновник заплатит за нерадивость / Российская газета
    Столичный выпуск № 5492 от 1 июня 2011 г.

  7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ / Информационно-правовая база данных «Консультант-плюс» [электронный ресурс] // http://www.consultant.ru/popular/koap/#info

  8. Областной закон Ростовской области «Об административных правонарушениях» от 25.10.02 № 273-ЗС / Официальный портал Администрации Ростовской области [электронный ресурс] // http://www.donland.ru/Default.aspx?pageid=77767.

  9. Кодекс Нижегородской области «Об административных правонарушениях» от 20.05.2003 № 34-З (ред. от 25.12.2008) / Информационно-правовая база данных «Консультант-плюс» [электронный ресурс] // www. consultant.ru.

  10. Закон «Об административных правонарушениях» в Новосибирской области Принят постановлением Новосибирского областного Совета депутатов от 30.01.2003 № 99-ОСД в ред. Законов Новосибирской области от 12.03.2004 № 170-ОЗ, от 14.06.2005 № 297-ОЗ, от 09.12.2005 № 350-ОЗ, от 15.05.2006 № 11-ОЗ, от 14.04.2007 № 94-ОЗ, от 15.10.2007 № 152-ОЗ, от 15.12.2007 № 170-ОЗ, от 07.02.2008 № 204-ОЗ, от 12.03.2009 № 310-ОЗ, от 02.07.2009 № 368-ОЗ, от 30.11.2009 № 414-ОЗ, от 27.04.2010 № 482-ОЗ, от 27.04.2010 № 483-ОЗ, от 04.02.2011 № 40-ОЗ, от 02.03.2011 № 48-ОЗ, от 01.04.2011 № 55-ОЗ, от 02.06.2011 № 74-ОЗ,с изм., внесенными решением Новосибирского областного суда от 26.08.2009 № 3-96/2009) / Информационно-правовая база данных «Консультант-плюс» [электронный ресурс] // www. consultant.ru.

  11. Закон Саратовской области «Об административных правонарушениях на территории Саратовской области» от 22.07.2009 № 104-ЗСО / Сайт Энгельсского муниципального района Саратовской области [электронный ресурс] // http://www.engels-city.ru/pravkdn/4008-zkdn

  12. Закон Костромской области «Об административных правонарушениях» от 21.07.2008 N 352-4-ЗКО / Портал Костромской области [электронный ресурс] // http://kostroma.news-city.info/docs/sistemsw/dok_iegytb.htm

  13. Закон Тверской области «Об административных правонарушениях» от 14.07. 2003 г. N 46-ЗО / Тверская область Управление Государственная административно-техническая инспекция [электронный ресурс] // http://www.ati.tver.ru/TGS/ati/ati.nsf/pages/ati_norm_reg_46zo.html

  14. Чего опасаются россияне? / Аналитический центр Юрия Левады Пресс-выпуск от 31.01.2011. [электронный ресурс] // http://www.levada.ru/press/2011013100.html

  15. О взаимоотношениях власти и общества / Аналитический центр Юрия Левады Пресс-выпуск от 14.01.2011. [электронный ресурс] // http://www.levada.ru/press/2011011401.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle