Библиографическое описание:

Алексеева Е. К. Традиционная культура народов Севера в современном сельском пространстве (на примере эвенов Якутии) // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.2. — С. 35-37.

Данная статья выполнена при поддержке гранта РГНФ проект №11-11-14002 а/Т «Арктическое село: история и этнографическая реальность (на примере аборигенных этносов Севера Якутии) (междисциплинарный дискурс)»

В настоящее время особое внимание вызывает сохранность традиционных культур малочисленных народов Севера, многие из которых продолжают утрачивать свои культурные особенности. До сих актуальными остаются вопросы, связанные с развитием коренных малочисленных народов Севера Якутии, трансформацией традиционного уклада жизни и этнических культур в современных условиях, особенностями их социокультурной адаптации.

В рамках данной статьи хотелось бы осветить развитие традиционной культуры народов Севера в условиях современного сельского пространства на примере эвенов Якутии.

Эвены – один из древних тунгусо-маньчжурских народов Сибири – в Республике Саха (Якутия) в основном рассредоточены небольшими группами в ее северо-восточных районах (Эвено-Бытантайский, Момский, Аллайиховский, Томпонский, Кобяйский, Среднеколымский, Нижнеколымский, Оймяконский и др. (всего 11 улусов)). Территориальная разбросанность локальных групп эвенов является причиной их изолированности друг от друга. Дисперсное расселение эвенов на территории Якутии привело к обособлению этих локальных групп и их тесному сближению, а также к слиянию с другими народами, проживающими в контактных зонах с эвенами. Все это оказало существенное влияние на трансформацию языка и традиционной культуры исследуемого этноса, к утрате многих ее элементов и формированию локальных вариантов.

В настоящее время большая часть эвенов двуязычна – помимо своего родного языка, они владеют якутским и русским. Характеристика языковой ситуации коренных малочисленных народов Севера показывает явное сокращение численности эвенов, владеющих родным языком. За межпереписной период с 1979г. по 1989г. отмечается снижение уровня владения родным языком среди эвенов Анабарского, Булунского, Эвено-Бытантайского улусов [3, с.58]. По данным ассоциативного эксперимента на основе адаптированного для невладеющих родным языком словника эвены с. Батагай-Алыта Эвено-Бытантайского улуса лучше владеют якутским языком нежели родным эвенским и чаще используют его в повседневной жизни (эксперимент был проведен в октябре 2008 г.).

Меньше владеют или вообще не владеют родным языком молодое поколение. Хотя и в школах мест компактного проживания проводятся занятия по эвенскому языку, как признаются сами учащиеся, родной язык изучают как иностранный. Но такая картина наблюдается не во всех населенных пунктах проживания эвенов. В некоторых селах родной язык бытует в таких сферах функционирования как семейно-бытовая (семья, родственники, друзья), производственно-хозяйственная (работа, хозяйственная деятельность) и частично официальная (образование, культура, мероприятия) (например, в с. Себян-Кюель Кобяйского улуса, с. Тополиное Томпонского улуса, с. Березовка Среднеколымского улуса).

В местах компактного проживания эвены продолжают заниматься традиционным видом хозяйственной деятельности – оленеводством, с которым связано формирование особого кочевого образа жизни и самобытной культуры. По нашим исследованиям жителей эвенских сел можно разделить на две группы: кочевые и оседлые, соответственно выделяем два типа культур: таежную и поселковую. Оленеводы ведут свою хозяйственную деятельность на традиционной жизнеобеспечивающей территории, удаленной на сотни километров от ближайших населенных пунктов. Таежная культура современных оленеводов и охотников в наибольшей степени приближается к традиционному. В оленеводческих стадах в связи с кочевым образом жизни ежедневно практикуются материальная, в том числе и духовная культура. Причем, элементы традиционной материальной культуры эвены-оленеводы стараются адаптировать к новым условиям жизни, чтобы старое и новое, традиции и новации сочетались органично. Так, оленеводы в зимнее время до сих пор используют традиционную замшевую и меховую производственную одежду как наиболее удобную и приемлемую в таежных условиях, сохраняется техника шитья и материал - шкуры и камусы оленя, горного барана, лося. В наслегах имеются свои меховые цеха, где шьют производственную одежду для оленеводов, да и в самих кочевых лагерях есть чумработницы, которые также занимаются обработкой шкуры и шитьем. Кроме того, популярным и незаменимым остается традиционный транспорт (упряжный и вьючно-верховой, элементы которых до сих пор остаются архаичными), причем нарта также используется в усовершенствованном виде, адаптированном к современным условиям. По полевым материалам (Аллаиховский улус Республики Саха (Якутия)) наблюдаются изменения в грузовой нарте. Конструкция остается такой же, но изменения коснулись следующих атрибутов: по длине полозья прикрепляли металлическую пластину для наибольшего скольжения нарты, по дуге барана также прикрепляли металл для прочности. Нарта по размеру весьма массивная, предназначена в основном для перевозки груза. Грузовая площадка отгораживалась при помощи досок, получался коробчатый кузов, куда складывали вещи и продукты. Эти изменения возникли в связи со стремлением сделать нарту более прочной и долговечной при использовании такого современного вида транспорта как снегоход «Буран» [1]. Традиционными остаются кухня (в основном мясные и рыбные блюда), инвентарь и орудия труда (снаряжение для охотника-оленевода, инструменты для выделки шкур), утварь (сумочки, столик, подстилки, спальные мешки из оленьих шкур и т.д.). Таким образом, оленеводство как традиционный вид хозяйственной деятельности народов Севера выступает основой сохранения этнической культуры.

Эвены, проживающие в сельской местности, заняты в государственных учреждениях и организациях, в жилищно-коммунальном хозяйстве, здравоохранении, образовании, занимаются предпринимательской деятельностью. По образу жизни и интересам они существенно отличаются от тех, кто занят в традиционной сфере. Сами эвены тоже делят себя на «поселковых» и оленеводов.

Анализ исследований показывает, что в нетрадиционной среде проживания (в селах, наслегах) эвенская традиционная культура претерпела за последние десятилетия значительные изменения. Если в конце XIX – начале XX вв. изменения в значительной степени происходили в форме межкультурного диалога, основанного на межэтнических контактах, то на данный момент формами межкультурного диалога выступают средства массовой информации (телевидение, Интернет). Через них пропагандируется европейская культура и стиль жизни, в результате меняются взгляды на жизнь, сам образ жизни (архитектура и интерьер жилья, формы одежды, пища и др.), сознание северян, особенно молодежи.

Что касается сферы духовной культуры, то в данной области можно отметить следующее. Вследствие социально-политических преобразований конца XX в. в среде коренных малочисленных народов Севера наметилась тенденция к возрождению «утраченной культуры». Прежде всего, это касается обрядов и праздников календарного цикла, являющихся неотъемлемой частью жизни народа. Безусловно, содержание церемоний праздников в данное время восстановлены в трансформированном виде.

В сельских местностях, где сохранилось оленеводство ежегодно или один раз в два года в конце марта проводится праздник оленеводов (эвены Кобяйского, Момского, Томпонского улусов, с. Оленегорск Аллайиховского улуса). В последнее время наметилась тенденция совместного проведения праздника эвенами из разных улусов для «межкультурного диалога» локальных групп, для обмена опытом в ведении оленеводства и, наконец, для сохранения языка и культуры этноса.

У эвенов, проживающих в тундровой зоне (Аллайиховский улус) традиционными остаются такие праздничные церемонии как «Встреча солнца», «Цветение тундры». Причем праздник «Встречи солнца», который проводится ежегодно в январе, имеет для всех представителей улуса, одинаково важное значение. После долгой полярной ночи и эвен, и юкагир, и русский старожил встречают Солнце, который в духовной жизни малочисленных народов Севера олицетворяет жизнь, тепло, очаг. В обоих праздниках обязательно устраиваются обряды кормления «духа огня», «бабушки-тундры», обряд «очищения дымокуром». Обязательным ритуалом этих празднеств остается обряд кормления «бабушки-реки» Индигирки, заключающийся в том, что на берегу оставляются различные угощения, в том числе чай и оладьи в знак благодарности общей кормилице Индигирке. Своеобразно то, что в данных праздничных церемониях все представители этносов поют и танцуют эвенский круговой танец – hээдьэ. Здесь танец hээдьэ выступает как консолидирующее, объединяющее ядро различных этносов, культур. Кроме того, проводятся национальные спортивные игры, соревнования по метанию аркана – мавутладьак, прыжки через нарты и т.д., а также коллективное чаепитие [1].

Традиционным остается у эвенов проведение национального праздника («hэбдьэк», «hэбдьенэк» или «эвинэк») – встречи Нового года в дни летнего солнцестояния (22,23,24 июня). С летнего месяца (июнь) начинался древний Новый год эвенов. В начале праздника проводится церемония подвешивания дэлбургэ (веревка с кусочками завязанных материй) между двух деревьев, обряд очищения, благословения. Во время праздника проводятся различные конкурсы: «Хозяйка чума», «Кочевая семья», конкурс национальных блюд, конкурс запевал, демонстрация национальной одежды. Также устраиваются спортивные соревнования, в том числе по национальным видам. Одним из главных моментов встречи является коллективное исполнение кругового танца «hээдьэ» - «Дьэhэрийэ», который имеет те или иные варианты у разных локальных групп эвенов.

В сельских праздничных мероприятиях, художественной самодеятельности эвенки надевают свои национальные костюмы. В каждом селе есть народная мастерица, которой заказывают костюм или его атрибут, но каждая эвенка по мере своей возможности сама старается сшить праздничную одежду для себя и своих детей. Техника шитья и покрой национальной одежды остались традиционными, изменения коснулись материала и орнамента. Из-за нехватки, труднодоступности и дороговизны замши, для шитья праздничной одежды все чаще стали использовать тканевый материал, а для орнаментации – всевозможную готовую тесьму, блестки и т.д.

В современной духовной культуре эвенов Якутии сохраняются зачатки их традиционного религиозного мировоззрения, т.е. анимистические представления. Например, у тундровых эвенов это особое почитание духа-огня, духа-хозяйки местности («матушка-тундра»), духа-хозяйки реки («бабушка-Индигирка» – «Индигир Упэ»), духов-хозяев природы. В оленеводческих стадах у таежных эвенов также сохраняется почитание духа-огня, гор, перевалов, местности, речушек. В маршрутах кочевий и стар, и млад знают старые места захоронений. В таких местах не разрешается шуметь, громко говорить, обязательно кормили «духа огня» кусочками животного жира, лепешки или горсткой чая.

До сих пор в эвенских селах сохраняется обычай использовать оленя и элементы транспорта в погребальных обрядах как средство передвижения в потусторонний мир. Для покойника обязательно забивают жертвенного оленя, но в настоящее время это практикуется только в тех населенных пунктах, где сохранилось домашнее оленеводство. До настоящего времени у современных эвенов осталась традиция устанавливать возле могилы специальный лабаз-хэвэ на сучьях деревьев (в 15-20 шагах от могилы с западной стороны). Сюда укладывают седла, вьючные сумы с вещами, посох, которые предварительно приводятся в негодность. Там же помещается оленья голова с рогами, шкура, ноги. Согласно мировоззренческим традициям, принесенный в жертву олень-учак покойного был предназначен для поездки в потусторонний мир [2].

Таким образом, в современном сельском пространстве традиционная культура малочисленных народов Севера, в том числе эвенов проявляется главным образом в традиционной сфере хозяйственной деятельности. На сегодня продолжаются трансформационные изменения этнических культур, усиленные социально-экономическими, политическими преобразованиями XX в. Анализ материалов указывает на то, что материальная культура больше подвержена трансформации, чем духовная, что объясняется ее непосредственной связью с хозяйством, благосостоянием и уровнем потребления. Тем не менее, некоторые элементы оленеводческой культуры (транспорт, одежда) показывают свою устойчивость, конкурентноспособность и адаптивность к новым условиям жизни в силу своей функциональности и практичности, сформировавшихся в течение тысячелетий.

Вообще для эвенских сел характерна отдаленность, изолированность, компактность и локальность, что создает уникальные условия для сохранения и ведения традиционных занятий и быта. Некоторые села однородны по этническому составу, что также является одним из факторов сохранности традиционной культуры. В таких селах более благополучна культурно-языковая ситуация (например, вышеуказанные с. Себян-Кюель Кобяйского улуса, с. Березовка Среднеколымского улуса, с Тополиное Томпонского улуса). Тем не менее, фактор разбросанности в той или иной степени играет отрицательную роль в сохранности и развитии языка и самобытной этнической культуры эвенов. Данная статья выполнена при поддержке гранта РГНФ проект №11-11-14002 а/Т «Арктическое село: история этнографическая реальность (на примере аборигенных этносов Севера Якутии) (междисциплинарный дискурс)»


Источники и литература:
  1. ПМА, 2010 г.

  2. ПМА, 2002 г.

  3. Филиппова В.В. Коренные малочисленнее народы Севера Якутии в меняющемся пространстве жизнедеятельности: вторая половина XX в.- Новосибирск: Наука, 2007. – 176 с. – (Памятники этнической культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока; Т.14).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle