Библиографическое описание:

Вавилова Е. Н. Лексическая интерференция в речи китайских учащихся // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.1. — С. 143-146.

Проблема интерференции давно находится в фокусе внимания лингвистов, изучающих явление билингвизма, занимающихся проблемами перевода. Не менее важное место она занимает и в лингводидактике. При этом интерференция трактуется как «нарушение билингвом правил соотнесения контактирующих языков, которое проявляется в его речи в отклонении от нормы», и часто понимается как отрицательный перенос, в связи с тормозящим воздействием навыков, при котором «уже сложившиеся навыки затрудняют образование новых, либо снижают их эффективность» [1, с. 70].

Традиционно выделяется межъязыковая и внутриязыковая интерференция. Межъязыковой интерференций называется «...замена языковых единиц и правил обращения с ними... единицами и правилами, близкими или общими контактирующим языкам» [цит. по 1, с.12]. Соответственно, внутриязыковая интерференция – это замена языковых единиц и правил обращения с ними внутри одного (в данном случае, изучаемого) языка, приводящая к ошибке.

Под лингвистической ошибкой, вслед за Рогозной Н.С., мы понимаем «функциональное нарушение речевых отрезков, влекущее за собой искаженное представление об объекте познания (языка)» [1, с.23]. Возникающие речевые ошибки можно разделить на типичные, систематические и окказиональные, случайные. Наиболее распространенным в современной лингводидактической практике основанием для классификации ошибок в речи иностранных учащихся являются ошибки, связанные с аспектами языка: фонетическим, грамматическим, лексическим и ошибки, связанные с аспектами речи [2, с.354]. В данной работе нас интересуют исключительно типичные лексические ошибки.

В работах российских исследователей-методистов существуют различные классификации лексических ошибок. Например, ученый-методист Балыхина Т.М. выделяет семь типов лексических ошибок в зависимости от языковой причины их возникновения [2, с. 355]; Рогозная Н.Н выделяет три типа ошибок, в зависимости от типа доминирующей интерференции [1, c. 200]. На основе данных классификаций и анализа типичных /частотных ошибок китайских студентов мы предлагаем собственную классификацию лексических ошибок, которая включает ошибки, порождаемые

    1. межъязыковой интерференцией;

а) плеоназмы – употребление «лишних» для русской фразы слов,

б) калькированный перевод устойчивых оборотов, в том числе – оборотов со значением времени;

    1. межъязыковой и внутриязыковой интерференцией одновременно:

а) паронимы,

б) синонимы;

    1. внутриязыковой интерференцией:

а) синонимы,

б) паронимы, употребление которых связано с лексической сочетаемостью, стилистической и экспрессивной окраской.

Рассмотрим материал, на основе которого была разработана вышеприведенная классификация. В качестве такового были использованы письменные тексты китайских студентов, из которых методом сплошной выборки были выделены лексические ошибки. Затем типичность ошибок проверялась лингвистическим экспериментом (переводом правильных китайских предложений).

1. На наш взгляд, межъязыковая интерференция проявляется прежде всего в калькировании (буквальном переводе). «Калькирование - это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей - морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями» [3, с.166]. Надо отметить, что в данной работе «калькирование» мы понимаем несколько шире, в том числе и как дословный перевод более или менее устойчивых оборотов и даже предложений.

а) В результате такого калькированного перевода довольно часто возникают плеоназмы, которые традиционно понимаются как обороты речи, в которых без надобности повторяются слова, частично или полностью совпадающие по значению. К плеоназмам мы относим также слова, несущую дополнительную информацию, нерелевантную для носителя русского языка. Такой информацией в русском языке часто является указание на определенность/неопределенность (например, весьма релевантная для некоторых германских и романских языков), либо указание на количество.

Частотным проявлением избыточности в речи китайских студентов является употребление слов-квантификаторов (кванторных местоимений). Например, Они родили одного сына и одну дочь. &#(;&#个;&#儿;&#子;&#和;&#一;&#个;&#女;&#儿;&#);. (Эту ошибку допустило 43% участников эксперимента; далее в скобках указан только процент); …давайте узнаем несколько информаций об этой книге. (…&#一;&#些;&#信;&#息;&#。;) (44%). В данных случаях слова «одна», «один», «несколько» являются избыточными в русских высказываниях, но обязательными в китайских.

Не менее часто плеоназмы наблюдаются при калькировании устойчивых оборотов. Такие устойчивые словосочетания включаются в разряд лексических единиц как аналитические, или составные, единицы [4, с.259]. Причем, при переводе оборота могут возникать различные ошибки, в зависимости от соответствий в языках.

русский язык

китайский язык

слово

оборот

оборот

оборот

оборот

слово

Плеоназмы возникают при первых двух соотношениях.

Слово в русском языке = оборот в китайском языке.

Приведем наиболее яркий пример, в котором явно прослеживается межъязыковая интерференция: Нам каждый день нужно делать очень много работа; делать работы/ заниматься работами. (&#做;&#很;&#多;&#工;&#作;) при адекватном переводе на русский язык одним глаголом: Каждый день мы много работаем. (50% )

Не менее интересен перевод оборотов, где интерференция не так заметна: Она повернула голову назад /повернулась назад. (&#她;&#回;&#过;&#头;&#来;&#。;), что в русском языке должно соответствовать слову обернулась. В словаре С. И. Ожегова «обернуться» означает «повернуться в какую-либо сторону», однако, как мы считаем, в современном языковом сознании оно, скорее, означает «повернуть голову (и плечи) назад, чтобы посмотреть на что-либо, расположенное за спиной/ сказать что-либо находящемуся сзади». Возможно также использовать глагол «оглянуться - обернувшись, посмотреть назад» (С.И.Ожегов). Сочетание «повернуть голову назад» вполне возможно в современном русском языке (при поиске в Национальном корпусе русского языка /далее – НКРЯ/ встречается в 5 случаях из 100), однако в современных текстах используется в случае необходимости указать на движение головы с уточнением образа действия или цели (повернул голову назад, насколько это было возможно; повернул голову назад, прислушиваясь), что позволяет утверждать, что в данном случае в текстах студентов мы наблюдаем результат интерференции. Такую ошибку допускает 56% студентов.

Соотношение оборот в русском = оборот в китайском языке. Здесь также возможно возникновение плеоназма, если количественный состав устойчивых оборотов различается (например, двухсловный – трехсловный). Например: Мы зарабатываем очень мало денег. (..&#挣;&#很;&#少;&#钱;) при адекватном переводе Мы зарабатываем очень мало. Сочетание «мало денег» в 90 примерах из НКРЯ сочетается с глаголами иметь, предлагать, платить, давать, выделять, получать, собирать, вложить, приносить, положить, нажить, тратить, расходовать; оказалось, осталось. Словосочетание «зарабатывать мало денег» практически не используется в русском языке в силу своей избыточности, т.к. оно равно «мало зарабатывать». Однако для китайских студентов допущение такого плеоназма достаточно частотно - 38% .

б) Однако не всегда калькирование оборота порождает избыточность. Оно может дать неадекватную замену глагола, обусловленную составом оборота в родном языке. Например, дать совет, оказать влияние, окружающая среда переводятся как Я ему сказал мой совет (…&#说;&#了;&#建;&#议;) (25%); Его мама дала ему глубокое влияние (…&#产;&#生;&#影;&#响;) (12%); Оно помогает нам улучшать жизненную среду (&#生;&#活;&#环;&#境;) (38%)

В соотношении «оборот = оборот» можно выделить отдельную группу «устойчивый оборот в китайском» = «свободное словосочетание в русском языке». Такие обороты вызывают трудности как при переводе, так и при коррекции ошибки. Например: Несколько возвратных /возвращаемых мусоров.&#(;&#一;&#些;&#可;&#回;&#收;&#垃;&#圾;&#。;&#);(более 80%, в одном случае переведено «спасаемый»). Поиск в НКРЯ дает следующий результат: «возвращаемый» сочетается с существительными: аппарат, корабль, вагоны, книги, церкви, территории, материалы, ссуды, вклады, суммы, займы, значения, цвета, люди, то есть то, что возвращается в том же виде, без изменения. Можно предположить, что здесь можно использовать причастие от глагола «переработать», имеющего в своем значении компонент «изменить», тем более существует устойчивый оборот «мусороперерабатывающие заводы». Однако поиск в НКРЯ не дал искомого сочетания, и «перерабатываемыми» могут быть продукт, бензин, материал; продукты, функции, нефти. Можно лишь предположить, что наличие в китайском языке устойчивого оборота и отсутствие такового в русском в данном случае обусловлено внеязыковой действительностью – развитая система переработки мусора в Китае и практически полное отсутствие таковой в России.

При анализе ошибок, допущенных при переводе оборотов, нами была выделена группа, образованная по семантическому принципу - обороты со значение времени. Мы называем это оборотами в связи с тем, что наречия времени имеют свою регулярную сочетаемость, обусловленную значением глагола и ситуацией (контекстом). Например: Не долго, они родили одного сына и одну дочь.(&#不;&#久;&#之;&#后;&#他;&#们;) (12%). Наиболее адекватным переводом в данном случае представляется вариант: Вскоре (после этого) у них родились сын и дочь. Замена наречия в русском варианте обусловлена и семантикой и грамматикой (НСВ глагола после «долго»), что позволяет нам говорить не об изолированной лексической ошибке, а о своего рода обороте, конструкции «вскоре (после этого) + глагол совершенного вида». Показательно, что перевод студентов дал широкий спектр ошибочных вариантов: через немного времени – 44%; через несколько времени - 19%; в ближайшем будущем – 12%; через несколько день 6%. Так же семантическими и грамматическими принципами и лексической сочетаемостью обусловлена лексическая ошибка в случае: Он не может вернуться вечно. (&#他;&#永;&#远;&#也;&#不;&#能;&#回;&#来;&#了;&#。;) Причина того, что в оборотах со значением времени часто допускаются ошибки, даже такие элементарные, как один день вместо однажды (буквальное калькирование), на наш взгляд, заключается в сильном влиянии родного языка вследствие глубокой укорененности в языковом сознании маркеров времени и пространства как основных координат человеческого существования.

Необходимо отметить, что при анализе материала нами не обнаружены ошибки, допущенные при переводе соотношения «оборот в русском языке» = «слово в китайском языке». Предположительно, таких случаев немного (если они вообще возможны) и они не были представлены в материале.

2. Следующий тип лексических ошибок является смешанным, т.е. обусловленным одновременно межъязыковой и внутриязыковой интерференцией. Опираясь на анализ материала, мы относим к этому типу ошибки, допущенные при употреблении некоторых синонимов и паронимов.

а) Синонимы. Традиционно различают синонимы полные и неполные, языковые и контекстуальные. Однако соотношения между синонимами разных языков более сложные.

Если в русском языке «коллектив» может быть «дружным» или «сплоченным», причем в нейтральном стиле предпочтительнее «дружный», то в китайском языке этому понятию соответствует «&#团;&#结;&#的;&#集;&#体;», что буквально означает «мяч», «вместе, связь» + «коллектив». При переводе на русский язык китайские студенты дали следующие варианты: дружный/ (дружественный/ дружеский/) сплоченный/ объединенный/ единый/ солидарный. В данном случае нас интересует только синонимический ряд. Как видим, все синонимы содержат компонент «вместе». Но только два из них сочетаются с существительным «коллектив» и соответствуют ситуации. Проблемы с выбором синонима, на наш взгляд, связаны с желанием передать значение «вместе, плотно как мяч», что дает нам возможность утверждать, что на выбор синонима оказывает влияние не только внутриязыковая интерференция, но и межъязыковая.

б) Еще одна группа ошибок, в появлении которых мы подозреваем влияние межъязыковой интерференции, связана с некоторыми паронимами, хотя, на первый взгляд, их было бы логичнее отнести к ошибкам, вызванным исключительно внутриязыковой интерференцией – как результата выбора лексических единиц внутри одного (неродного) языка.

Весьма частотной ошибкой на начальном этапе обучения является неразличение слов старый и старший. Эта ошибка может встречаться и на следующих этапах обучения: В горе Фу Лю есть один старший бык. (…&#一;&#头;&#老;&#牛;&#。;) при адекватном переводе …старый бык. Основной причиной ошибки, конечно, является сходство формы и значений слов в русском языке, но кроме того, ошибка поддерживается и своеобразием выражения этих значений в китайском языке. Так, «&#老; - старый» сочетается только с существительными, обозначающими живых существ; «&#旧; - старый», сочетается с существительными, обозначающими вещи и явления. Существует еще один синоним &#陈;, который сочетается с некоторыми словами (вино, уксус, оборудование). В книжной речи используются одновременно «&#陈;&#旧;&#的;». При этом значение «старший» в китайском языке выражается либо через сравнительную конструкцию (старый по сравнению…), либо специальными словами в обозначениях родства, например: &#哥;&#哥; (старший брат), &#姐;&#姐; (старшая сестра) и др.; либо многозначным словом &#长;(zhang - «старший, главный, первый»): &#长;&#辈;(старшее поколение)&#,;&#长;&#子;(старший сын). Следовательно, если студент хочет выразить значение и абсолютного возраста и относительного, у него возникают сложности в выборе паронима. Кроме того «старший» в русском языке может обозначать сравнение по должности. Но в китайском это значение передается словом «высокий». Например: «&#职;&#位;&#高;&#的;&#经;&#历;» (должность высокая de менеджер). Следовательно, можно утверждать, что причина ошибок при употреблении этих слов двояка и заключается во влиянии межъязыковой и внутриязыковой интерференции.

Таким образом, мы считаем вполне возможным, что ошибки в употреблении некоторых синонимов и паронимов возникают под влиянием сразу двух языков. Однако гораздо чаще такие ошибки вызваны только внутриязыковой интерференцией.

3. К ошибкам, обусловленным исключительно внутриязыковой интерференцией, мы относим

а) ошибки, допущенные при употреблении некоторых синонимов: специфический /особенный (мусорное ведро), ценный /дорогой/ золотой (информация); спрятать /скрыть (одежду). В последнем случае ошибка обусловлена тем, что в русском языке глагол «скрыть» обычно употребляется с абстрактными существительными (правду/ улыбку /радость), а также со словом «лицо», а глагол «спрятать» часто употребляется с конкретными существительными. Но в китайском языке обоим синонимам соответствует одно слово «&#隐;&#藏;», с семантическим компонентом «хранить». Следовательно, если дается перевод «скрыть одежду» (50%), можно говорить только о внутриязыковой интерференции, а если «сохранить одежду» (12%) – о межъязыковой.

В некоторых случаях маркером ошибки является только стилистическая окраска: Например, Не опасайся! вместо Не бойся! ; осваивали целину вместо разработали поле.

б) ошибки, допущенные при употреблении паронимов, в самом широком смысле, где смешиваются слова хотя бы отдаленно похожие друг на друга и имеющие семантическое сходство или общее семантическое поле: дружный/ дружеский /дружественный коллектив; единый/ объединенный; либо очень похожие (совпадающие согласные) по форме и с разным значением: деревянный – древний. Особенно часто ошибки, связанные с употреблением паронимов, допускаются студентами в устной спонтанной речи: громкий – огромный, способность - возможность, качество-количество.

Таким образом, как представляется, межъязыковая и внутриязыковая интерференция являются основными причинами возникновения лексических ошибок. Чаще всего результат межъязыковой интерференции проявляется при использовании (переводе) устойчивых оборотов, оборотов со значением времени. При употреблении синонимов и паронимов действуют оба фактора. Внутриязыковая интерференция превалирует при выборе слова в спонтанной устной речи в быстром темпе, что способствует ошибочному употреблению паронимов. Знание типичных ошибок помогает своевременно предотвращать и корректировать их в процессе обучения, а анализ конкретных примеров уточняет семантику и лексическую сочетаемость, что не всегда может дать словарь.


Литература:
  1. Рогозная Н.Н. Лингвистический атлас нарушений в русской речи иностранцев. -Иркутск: ОГУП «Иркутская областная типография №1», 2001. - 332с.

  2. Балыхина Т.М. Методика преподавания русского языка как неродного (нового): Уч. пособие для преподавателей и студентов. - М.: Изд-во РУДН, 2007.

  3. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М.: Высш.шк., 1990.

  4. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle