Автор: Старостин Антон Юрьевич

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №7 (30) июль 2011 г.

Библиографическое описание:

Старостин А. Ю. Утечка капитала как экономический эффект // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.1. — С. 116-118.

В конце XX века мобильность капиталов и высокая интегрированность финансовых рынков привела к тому, что любое локальное экономическое событие может стать стимулом массового оттока капиталов из той или иной страны и причиной быстрой дестабилизации внутреннего экономического положения (как было в середине 80-х годов в ряде латиноамериканских стран).

В свою очередь, национальный платежный кризис вызывает цепь неплатежей в странах-партнерах, порождает финансовый кризис целого региона (что произошло в 1997 г. в Юго-Восточной Азии или в 1998 г. в странах СНГ) и следующие за ним валютные потрясения в мировой финансовой системе.

С целью защиты внутренней экономики от иностранной конкуренции правительства в числе прочих применяют меры, направленные на ограничение перемещения капитала.

В целях получения сверхдоходов фирмы продолжают поиск форм вывоза капитала из страны, принимающей протекционистские меры, и рано или поздно приходят к использованию полулегальных, а часто, полностью нелегальных схем.

Чтобы отделить "нормальный" вывоз капитала от той его части, которая несет в себе угрозу национальной экономике, в экономической литературе используется термин "бегство капиталов" (перевод английского названия понятия "capital flight").

В качестве самого общего экономико-статистического определения понятия бегства капиталов принимается определение Н. Смородинской: бегство капиталов является "формой помещения активов в национальной валюте в иностранные (инвалютные) активы".

Данное определение имеет принципиальное отличие от определений других исследователей: оно не ограничивается только трансграничным перемещением капитала, а обобщает все формы перемещения активов в национальной валюте в иностранные активы.

В основе государственной экономической политики по отношению к вывозу капиталов и их бегству лежат определенные критерии. Их содержание и экономическая сущность представляют для нас определенный интерес.

Большинство существующих методик предлагают для определения бегства капитала выделить из общего вывоза капитала некоторую часть, которая по своему происхождению или каким-то другим признакам могла бы быть однозначно идентифицирована как утечка капитала.

Первое комплексное изучение вопроса качественного и количественного выделения из общего массива оттока капитала той его части, которая по своему происхождению или по каким-то иным признакам может быть отнесена к "убежавшим" капиталам, накопленного зарубежной экономической наукой, было осуществлено в России в девяностые годы научными сотрудниками Института экономики Российской Академии наук, Финансовой академии при правительстве Российской Федерации вместе со специалистами из Университета Западного Онтарио (Канада).

Результатом исследования стал ряд работ, в том числе статья Н. В. Смородинской "Бегство капиталов в теории и практике: анализ российской ситуации", в которой сформулированы два альтернативных критериальных подхода: нормативный и мотивационный.

В основу мотивационного подхода положен фактор побудительных причин, порождающих те или иные формы экспорта капитала.

К нормальным мотивам эта концепция относит процессы, сопряженные с традиционной рыночной стратегией диверсификации, а к "анормальным", причисляемым к бегству капитала, - процессы, не связанные с нормальной коммерческой выгодой. Н. Смородинская утверждает, что идея мотивационного подхода была обоснована в работе Чарльза Киндельбергера "Международные потоки краткосрочного капитала" (Нью-Йорк, 1937), где бегство трактовалось как анормальный отток капиталов, вызванный страхом инвесторов перед возможной потерей активов.

Дальнейшее развитие мотивационного подхода произошло во второй половине восьмидесятых годов в эконометрических исследованиях, выполненных американскими учеными, в том числе Д. Лессардом и Д. Уильямсоном, Р. Дорнбушем, Р. Харродом, включившими в категорию анормальных те мотивы вывоза капиталов, которые возникают у экономических агентов в обстановке возрастания страновых рисков (усиление экономической либо политической нестабильности, ухудшение состояния основных макропеременных и др.) и/или в ожидании неблагоприятных поворотов в экономической политике государства (риски национализации, девальвации, повышения налогов, ужесточения мер валютного контроля, замораживания выплат по внутреннему государственному долгу и др.)

В качестве альтернативы мотивационному подходу Н. Смородинская приводит нормативный подход, предложенный в 80-е годы Д. Каддингтоном, Р. Камби и Р. Левичем и используемый применительно к странам должникам.

Нормативный подход предлагает выделять убежавший капитал из всего объема вывезенного капитала по характеру макроэкономических последствий для национального развития, оценивая его как прямой вычет из внутренних накоплений, необходимых стране для финансирования инвестиций и/или обслуживания внешнего долга.

В рамках нормативного подхода определения суммарного объема бегства капитала существуют "узкая" и "широкая" методики измерения.

Обе распространяются на расчет величины только трансграничного бегства капиталов.

Внутренний отток капиталов рассчитывают иначе и относят к бегству целиком.

Узкое измерение, предложенное Д. Каддингтоном в 1986 году, идентифицирует бегство капиталов с краткосрочными спекулятивными капиталами ("горячие деньги").

Сама сущность "горячих денег", заключающаяся в их обособленности от предпринимательского и финансового капитала, определяет их действие на финансовых рынках: изменения в инвестиционном климате страны, в том числе изменение процентных ставок, вызывает их массовый отток за границу. Поэтому "горячие деньги" воспринимаются как негативное явление обеими сторонами - как страной-экспортером, так и страной-реципиентом.

В стране-реципиенте краткосрочных спекулятивных капиталов, как правило, вызывает тревогу улучшение платежного баланса и укрепление валютного курса, вызванное притоком "горячих денег", так как статистические показатели не отражают состояние в области воспроизводства в национальной экономике.

В свою очередь, когда "горячие деньги" покидают страну, отрицательное воздействие, оказываемое их оттоком на состояние платежного баланса и валютных ресурсов, прямо сказывается на ее национальной экономике.

Таким образом, отождествление минимальной величины бегства капитала с оттоком "горячих денег" имеет свой экономический смысл. Однако практическое применение узкой методики ограничено качеством современной статистики, которая не позволяет однозначно разделить краткосрочные трансграничные потоки на инвестиции и спекулятивные операции.

Широкое измерение бегства капиталов, введенное С. Эрбе (1985 г.) и И. Родригесом (1986г.), отождествляет бегство с оттоком частных финансовых активов любой срочности и любого вида, включая прямые и портфельные инвестиции. В противоположность узкому измерению величины трансграничного бегства капиталов, которое определяет минимальный масштаб явления, широкое измерение позволяет теоретически рассчитать максимальное значение.

Очевидно, что реальный объем утечки капитала находится между этими крайними показателями, причем, чем ниже экономическое развитие страны, тем вероятнее, что он будет ближе к результатам широкого измерения.

К достоинствам широкого измерения бегства капиталов относится отсутствие практических сложностей в оценке его величины, так как все используемые в нем показатели являются агрегированными статьями платежного баланса.

К недостаткам она причисляет проблематичность применения метода вне группы развивающихся стран-должников, потому что:

  • применительно к развитым или новым индустриальным странам идентификация любого оттока частного капитала с бегством неприемлема;

  • применительно к странам с переходной экономикой, где на начальных этапах реформ выгодные сферы приложения капиталов отсутствуют, чисто негативная оценка, предлагаемая нормативным подходом, требует пересмотра;

  • широкое измерение отражает собой максимально возможную величину показателя бегства капиталов, которая может приближаться к реальной оценке только в ситуации ощутимого дефицита внутренних накоплений в стране-должнике;

  • и даже "применительно к капиталодефицитной экономике за рамками нормативной интерпретации бегства остаются случаи, когда потоки капиталов разнонаправлены (отлив национальных активов происходит на фоне притока иностранных инвестиций).

Идентификация различных внешнеэкономических операций позволяет выработать верный подход к оценке масштаба утечки капитала из России.

В зависимости от используемого источника статистических данных, зарубежная и отечественная экономическая литература предлагают две методики проведения такой оценки: на основе данных платежного баланса и альтернативный.

В отечественной литературе альтернативный принцип был использован профессором Г. Ханиным при расчете реальной величины экспорта капитала из России на основе оценки объема и динамики производства и конечного использования ВВП России.

Следуя логике примененного метода, автор интерпретирует объем скрытого вывоза капитала из России как расхождение между величиной созданного и учитываемого официальной статистикой покомпонентного использования ВВП. Практическое выполнение расчетов по данной методике довольно сложно, оно базируется на множестве косвенных показателей, результаты представляются малодостоверными, так как за рамками остается вся теневая экономика.

Группа методик расчета величины утечки капитала, основанная на использовании данных платежного баланса, по мнению большинства зарубежных и отечественных экономистов, позволяет получать максимально доказательную макроэкономическую оценку явления, поскольку ее формирование опирается на использование наиболее подробной и строгой статистики.

Тем не менее, такая оценка утечки капитала носит косвенный характер, поэтому полностью идентифицировать официальные данные платежных балансов с прямыми показателями утечки капиталов не следует.

Вследствие того, что в данную группу входят методики, которые отличаются друг от друга составом показателей, результаты оценок, выполненных на их основе, сильно варьируют.

Другим распространенным недостатком некоторых таких методик является политическая пристрастность в оценке наблюдаемых явлений оттока как изначально отрицательных или положительных для развития страны.

При этом к рассмотрению принимается формальная сторона, а не экономическая сущность явлений. Является ошибкой и прямой перенос методик, разработанных и применяемых за рубежом, на расчет масштабов утечки капитала из России.

Способ расчета величины утечки капитала из России, предложенный А. Булатовым, по нашему мнению, как раз можно отнести к вариантам методики оценки объема утечки капиталов по данным платежного баланса.

Подход методики Булатова, заключающийся в разделении вывоза и бегства капиталов по характеру их макроэкономических последствий (принимая во внимание, что бегство капиталов оказывает негативное влияние на экономику страны), сходен с нормативной трактовкой Д. Каддингтона, Р. Камби и Р. Левича, не только с точки зрения его экономической сущности. А. Булатов применил общий оценочный критерий, введя узкое и широкое определения бегства, с тем, чтобы реальная оценка исследуемой величины находилась в рассчитанных по этим определениям пределах.

В узкое определение А. Булатов включил сумму показателей двух статей платежного баланса – "Изменение задолженности по своевременно не поступившей экспортной выручке и непогашенным импортным авансам" и "Чистые ошибки и пропуски", а также контрабандный экспорт, оцененный им в 2-5 млрд. долл. в год.

В широкое определение он добавил еще пять статей: "Капитальные трансферты эмигрантов", "Портфельные инвестиции", "Предоставленные ссуды и займы банковского сектора и сектора нефинансовых предприятий", "Прирост остатков на текущих счетах и депозитах за рубежом" и "Прирост наличной иностранной валюты".

В заключение хотелось бы отметить, что в общемировом объеме вывозимого капитала частный капитал преобладает, и это неизбежно ведет к возникновению противоречия между интересами частного капитала и национальными интересами стран, из которых происходит вывозимый капитал.


Литература:
  1. Булатов А.С. Параметры и оценка масштабов утечки капитала из России // Деньги и кредит, 1999, № 12, с.68-72.

  2. Смородинская Н.В. Бегство капиталов в теории и практике: анализ российской ситуации // Банковские услуги, 1998, № 9, с.5-20.

  3. Ханин Г. Альтернативные методы определения объема вывоза капитала из России // Мировая экономика и международные экономические отношения, 2000, №11, с.75-78.

  4. Dornbush R. Capital Flights: Theory, Measurement and Police Issues. Inter-American Development Bank. - Wash., 1990.

  5. Harrod R. International Economics. - Chicago, 1962.

  6. Lessard D. Williamson J. Capital Flights: The Problem and Policy Responses. - Policy Analysis in International Economics, institute for International Economics. - Wash., 1987, № 23, November.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle