Библиографическое описание:

Аккулев А. Ш. Отдельные вопросы улучшения трудозанятости осужденных к лишению свободы // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.2. — С. 6-9.

Как известно, вопрос низкой трудозанятости осужденных, находящихся в местах лишения свободы, на сегодня, является одной из самых злободневных проблем, требующего принципиального переосмысления и принятия скорейших мер по его максимально возможному разрешению.

Исследователи давно отмечают позитивное значение труда для развития личности человека. Как указывал в свое время Ф. Энгельс труд, это не только источник материальных и культурных ценностей, «он – первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека»[1; 486]. Верно отмечает известный ученый А.И. Зубков, что труд является не только средством биологического развития человека, но выступает и средством постоянного развития и формирования потребностей личности, способствует развитию личных способностей, навыков и умений их удовлетворения [2;8].

Значимость трудовой занятости осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, в целом, находит свое понимание как со стороны законодателя, так и правоприменителя. Например, в соответствии с пунктом 2.10 Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 по 2020 год за №858, решение проблем занятости осужденных к лишению свободы путем привлечения их к общественно-полезному труду относится к числу приоритетных. Правительством созданы специальные Республиканские государственные предприятия, предназначенные именно для трудоустройства этой категории осужденных. Комитет уголовно-исполнительной системы страны ведет постоянную работу по увеличению числа трудозанятых осужденных и их учет.

Вместе с тем возникает целый ряд вопросов, которые заставляют усомниться в понимании законодателем и правоприменителем всей сложности ситуации, существующей в сфере трудовой занятости осужденных. Например, законодатель в статье 7 УИК РК относит общественно полезный труд к числу основных средств исправления осужденных, имея в виду, что это положение относится ко всем осужденным независимо от вида примененного к ним наказания. При этом некоторые наказания не предусматривают применения такого средства исправления к осужденному, например, штраф, лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью и др.

Более того, исходя из существующих реалий, когда только порядка 30% трудоспособных осужденных в местах лишения свободы удается устроить на оплачиваемые работы[3], критику вызывает правомерность как обязанности труда осужденных к лишению свободы, так и их привлечение к бесплатным работам по благоустройству территории, отягощенные возможным наказанием за отказ от работы, что значительно снижает эффективность исправительного воздействия труда на осужденных.

По нашему мнению, на сегодня, государство заботится лишь о механическом увеличении числа осужденных к лишению свободы, не озабочиваясь внутренним психологическим содержанием этой самой работы, автоматически подразумевая, что если осужденный занят трудом, он приносит пользу себе, своим близким и обществу. Между тем, как нам представляется, прав В.И. Поздняков указывающий: «Считалось так: работает – значит воспитывается трудом. Однако на деле такой подход нередко приводил к противоположному результату – отвращению к труду и озлоблению осужденного по поводу принуждения к выполнению неинтересной и неперспективной для него работы. Поэтому труд осужденных при таком подходе к его организации следует рассматривать, скорее всего не как «воспитание трудом», а именно как «наказание трудом» [4;35].

В целом, принудительное, обязательное привлечение осужденных к труду в период отбывания наказания в условиях, ограничивающих возможности выбора ими видов работы или рода деятельности, неизбежно меняет их отношение к труду, придает ему карательные свойства, что и составляет суть психологического, субъективного фактора труда осужденных» [5;120]. Это положение отмечалось еще в 20-х годах прошлого века: «никакой самый квалифицированный рабочий в условиях тюремного труда не дает той работы, которую дает в условиях своего вольного труда» [6; 204].

В этой связи полагали бы необходимым заострить внимание на таком принципиальном положении труда заключенных, как «обязанность трудиться». Как нам представляется, пришло время пересмотреть эту позицию, как не способствующую исправлению осужденных.

Сегодня налагаемая законодателем на осужденных обязанность трудиться, по сути, исключает их права на труд, которое в силу первичности «обязанности» носит крайне усеченный характер, поскольку у осужденных отсутствует реальный выбор места работы, так как оно в принципе определяется администрацией исправительного учреждения и при этом осужденный может быть наказан за отказ от выбранной для него работы. Это еще больше усугубляется острой нехваткой этих самых мест работы. Таким образом говорить об истинном осуществлении осужденным своего права можно с большой натяжкой. А там где изначально, в самой основе правоотношений имеется дисбаланс между правом и обязанностью, как нам думается, нельзя говорить о внутреннем позитивном восприятии индивидом такой ситуации.

В юридической литературе относительно наличия у осужденных права на труд существуют различные мнения. Одни авторы полагают, что осужденные имеют право на труд, так как являются членами общества, хотя временно и ограничены в некоторых правах[7], другие считают, что осужденным вообще не принадлежит право на труд[8]. Как отмечает А.В. Симонян, лишение свободы заключается в том числе, в лишении прав осужденного свободного распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию[9;11]. Третьи, что осужденные имеют право на труд, но не в смысле конституционного права, ибо применительно к осужденным оно видоизменяется и применяется не в полном объеме (так, участие осужденных в трудовых процессах осуществляется на основании распоряжения администрации ИТУ, они не могут сами выбирать вид и место своего труда) [10].

Международное же сообщество также в целом одобряет возможность использования принудительного, обязательного труда заключенных. Так, Международный пакт о гражданских и политических правах в статье 8 провозглашает, что никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду, однако указывает, что в тех странах, где в виде наказания за преступление может назначаться лишение свободы, сопряженное с каторжными работами, пункт 3(ф) (запрет на принудительного труда) не считается препятствием для выполнения каторжных работ по приговору компетентного суда, назначившего такое наказание[11].

Принятая Генеральной Конференцией Международной Организации Труда (далее – МОТ) в 1930 году и вступившая в силу 1 мая 1932 года Конвенция №29 «Конвенция о принудительном или обязательном труде» выводит за рамки принудительного, обязательного труда пять обстоятельств, при которых принудительный труд может быть использован, и в том числе любую работу или службу, требуемую от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа, при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственных властей и что указанное лицо не будет уступлено или передано в распоряжение частных лиц, компаний или обществ[12; 46-49].

Конвенция МОТ №105 об упразднении принудительного труда 1957 года расширяет объем обязательств государств по устранению принудительного труда. В дополнение Конвенции МОТ 1930 года она запрещает применение принудительного труда как средства политического воздействия или воспитания, или в качестве меры наказания за наличие или за выражение политических взглядов, или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе; в качестве метода мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития; в качестве средства поддержания трудовой дисциплины; в качестве средств наказания за участие в забастовках; в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания

В соответствии с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными, принятыми Конгрессом ООН в 1955 году (далее – МСП) обязаны трудиться. При этом труд заключенных не должен приносить им страдания; все осужденные заключенные обязаны трудиться в соответствии с их физическими и психическими способностями удостоверенными врачом; на заключенных следует возлагать полезную работу, достаточную для того, чтобы заполнить нормальный рабочий день; заключенные должны иметь возможность выполнять работу по своему выбору, если это совместимо с правильным выбором ремесла и требованиями управления и дисциплины в заведении; организация и методы работы в заведениях должны максимально приближаться к тем, которые приняты за их стенами, чтобы заключенные приучались таким образом к условиям труда на свободе и т.д. [13; 440].

Резолюция Комитета Министров Совета Европы (75) 25 от 18 сентября 1975 года о труде заключенных рекомендует, чтобы правительства государств-членов предоставили определенный статус и определенный приоритет труду осужденных, а также обеспечивали достаточные ресурсы для поддержания программ трудового воспитания в соответствии с потребностями пенитенциарных учреждений[14]. Европейские пенитенциарные правила 1987 года также отмечают, что осужденных можно обязать трудиться, если по заключению врача их физическое и психическое здоровье позволяет это, а также указывает, что труд в местах лишения свободы рассматривается как позитивный элемент исправительного воздействия, профессиональной подготовки и административного управления[15].

Принцип 8 Основных принципов обращения с заключенными ООН 1990 г. рекомендует создавать условия, дающие заключенным возможность заниматься полезным вознаграждаемым трудом, что облегчит их реинтеграцию на рынке рабочей силы их стран и обяжет их оказывать финансовую помощь своим семьям и родственникам[16; 440].

Таким образом, как следует из международных правовых актов, труд заключенных по приговору суда, с некоторыми оговорками обязателен и не является принудительным трудом и должен быть использован в качестве средства исправления и получения дохода осужденным.

Между тем, на наш взгляд, труд сам по себе не может оказывать должного исправительного воздействия на осужденного, если он носит принудительный характер, организован под страхом наказания и низко оплачивается или вообще не оплачивается. Думается, следует согласиться с мнением О.Г. Ковалева который указывает, что социальная сущность труда заключается в его целесообразности для того, кто трудится, и только хорошо организованный оплачиваемый труд, способствует ресоциализации осужденного, поскольку дает ему возможность не только обеспечить себя, но и оказать материальную помощь семье и выполнить решения суда о взыскании с осужденных исков и алиментов[17;9]. Также при рассмотрении понятия «воспитательное значение труда» необходимо в первую очередь учитывать общественную сторону трудовой деятельности, так как решающее значение труда для личности не в затратах энергии при выполнении работы, а в характере взаимоотношений между людьми и обществом, возникающих при этом. Именно этот аспект трудовой деятельности является основным фактором, влияющим на нравственное состояние личности, что особенно важно при решении задачи предупреждения преступлений, как в учреждениях исполнения наказания, так и в обществе вообще[18;15].

В связи с чем, как мы полагаем, во-первых, необходимо труд осужденных к лишению свободы перевести из разряда обязанностей в категорию права, но с учетом существующих реалий, когда из-за объективной невозможности реализовать право на труд всех трудоспособных осужденных, осужденный своим поведением должен заслужить право быть привлеченным к оплачиваемому труду. В данном контексте верно высказывание И.С. Полевского, который отмечает: «Что в условиях частичной безработицы при рыночных отношениях, осужденные вынуждены заслужить право работать своим примерным поведением. Труд превращается в средство стимуляции позитивной активности личности» [19;45]. О чем еще в 19 веке говорил И.Я. Фойницкий указывавший, что при устройстве работ заключенных весьма важно поставить дело так, чтобы сам арестант желал работы и видел в ней не наказание, а награду; это достигается тем, что на первое время арестанту не назначают никакой работы и только мало-помалу открывают ему возможность заниматься трудом [20;338].

В международной практике имеются подобные модели организации труда осужденных. Например, в Италии работа для заключенных считается льготой, так как в Италии заключенные не перевоспитываются, а отбывают назначенное судом наказание, которое не предусматривает для заключенных зарабатывать деньги для улучшения своего благосостояния [21;37]. И при определении заключенного на работу предписывается руководствоваться его желанием, способностями, прежней трудовой деятельностью. При этом осужденные проявляющие способности к определенному ремеслу, учебе или художественной деятельности могут освобождаться от обычной работы и заниматься соответствующим ремеслом, умственной работой или художественной деятельностью [21;37].

Во Франции с 1983 годы обязательный труд отменен, осужденных не заставляют работать, но большинство делает это без принуждения, так как тюремный магазин представляет большой стимул для их работы[22;470].

Во-вторых, следует исключить возможность признания отказа от работы или прекращения работы нарушением режима содержания, а предусмотреть ответственность за это в рамках трудового законодательства.

Также необходимость внедрения принципа добровольности труда осужденных к лишению свободы диктуется по мимо положений международных правовых документов, также Конституцией страны. Так, согласно статье 24 Конституции нашей страны принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения. Между тем в соответствии с Уголовно-исполнительным Кодексом Республики Казахстан все осужденные к лишению свободы обязаны трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения. Эти два положения не вполне корреспондируются. Поскольку обязанность трудиться распространяется только на тех осужденных, в отношении которых судом применено наказание, предусматривающее их привлечение к трудовой деятельности: в виде привлечения к общественным работам; в виде исправительных работ; ограничения свободы. Именно в отношении таких осужденных действуют положения международных документов, Конституции страны и Трудового Кодекса РК. Следовательно, обязательный труд осужденных к лишению свободы является принудительным, то есть недопустимым. Либо судам при вынесении приговоров следует обязывать таких осужденных трудиться, при этом есть большая вероятность пустого декларирования этого решения в силу объективной невозможности трудоустроить каждого осужденного, да еще и на весь период отбывания наказания.

Но, в целом, на эту проблему, по нашему мнению, следует взглянуть несколько под иным углом зрения, а именно, необходимо труд осужденных к лишению свободы рассматривать как способ удовлетворения, прежде всего, их духовных и материальных потребностей, а потом уже как формальное средство исправления, не говоря уже о каких то экономических выгодах. А это возможно только, как минимум при добровольности труда осужденных. Прав А.В. Губенко отмечающий: «Только когда осужденный будет заинтересован в результатах своего труда, только тогда можно говорить о воспитательном значении труда, а добиться этого можно путем провозглашения принципа свободы труда»[23;42].


Литература:
  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.486.
  2. Зубков А.И. Социально-правовые и организационные проблемы труда осужденных к лишению свободы. РВШ МВД СССР. - Рязань 1980. С.8.

  3. Приложение 1 к приказу КУИС МЮ РК от 24 июня 2008 года № 55-ОД, с изменениями, внесенными приказом КУИС МЮ РК №121-ОД от 30.12.2008 года.

  4. Поздняков В.И. Особенности трудового воспитания осужденных в условиях реформирования производственного сектора УИС // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно-исполнительной системы: Сборник научных трудов. -М., НИИ УИС МЮ РФ. 2003, с.35.

  5. Богданов В.Я., Ткачевский Ю.М. Труд как категория науки советского исправительно-трудового права \\ Методологические и теоретические проблемы юридической науки. –М., Изд-во Московского университета. 1986, С.120.
  6. Всероссийский съезд работников пенитенциарного дела, 18-24 декабря 1923. - М., НКВД СССР. 1923, С.204.

  7. Ташерстник А.Е. Право на труд. -М., 1961.; Крахмальник Л.Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. - Саратов. 1963.

  8. Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. -Л., 1963.

  9. Симонян А.В. Лишение свободы и их распределение по исправительным учреждениям. Автореф.дисс. канд.юрид.наук. Ростов-на-Дону. 2002. С.11.

  10. Стручков Н.А. Советская исправительно-трудовая политика и роль в борьбе с преступностью. - Саратов. 1970.; Шмаров И.В. Предупреждение преступлений среди освобожденных от наказания. - М., 1974.

  11. Российская газета. 1998. 16 декабря.

  12. Собр. Законодательства РФ, 2001. 10 декабря, № 50 ст. 46-49.

  13. 13.. Сборник международных документов по правам человека в 11 томах Том. 5 часть 2. -Алматы, 2005. С.440.

  14. Интернет сайт www.hri,ru

  15. Приложение к Рекомендации N R(87) 3 Комитета министров государств – членам относительно Европейских пенитенциарных правил 1987/ Справочная правовая система «Гарант».

  16. Сборник международных документов по правам человека в 11 томах Том. 5 часть 2. -Алматы, 2005. С.440.

  17. Ковалев О.Г. Перспективы научного обеспечения реформирования производственной деятельности ИУС // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно-исполнительной системы: Сборник научных трудов. –М., НИИ УИС МЮ РФ. 2003. с.9.

  18. Илюшин Н.Н. Правовые и организационные вопросы стимулирования труда осужденных в исправительных колониях. М., 1998 Дис. канд.юрид.наук.С.15.

  19. Полевский И.С. Исправление осужденных к лишению свободы как основная цель отечественного уголовно-исполнительного законодательства. Учебное пособие, - Челябинск. Челябинский юридический институт МВД России, 2002. С.45.

  20. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. — М.:Добросвет-2000; Городец, 2000. С.338.
  21. Леонов А. Пенитенциарная система Италии // Преступление и наказание. 1995. №10. С.37.

  22. Пенитенциарная психология / Ю.А. Дмитриев, Б.Б. Казак. Ростов на Дону. Феникс. 2007. С.470.

  23. Губенко А.В. Особенности правового регулирования труда осужденных к лишению свободы. Дисс. кан.июрд.наук. – Челябинск 2004, С.42.

Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle