Библиографическое описание:

Мухачева А. М. Ценностный компонент концепта «Пространство» // Молодой ученый. — 2009. — №3. — С. 127-130.

Категория оценки является универсальной для всех языков, «оценочная деятельность так же естественна для сознания, что и познавательная» [3, с. 30]. Любая ненейтральность, воздействуя на эмоциональную сферу человека, возбуждает ассоциативно-образные представления и служит стимулом для положительной или отрицательной эмоциональной реакции. В языке представлена не только объективная действительность (предметы, свойства, действия, человек с его мыслями и чувствами), но и «взаимодействие действительности и человека в самых разных аспектах, одним из которых является оценочный» [4, с. 5].

Мир в языке, однако, предстает преломленным сквозь призму национального языкового сознания. Ценностный мир всякой национальной культуры имеет свой исторически сложившийся характер, некий лишь этой культуре присущий образ [12, с. 12], отражающийся в особом типе ментальности, присущем определенной нации. Как отмечает Телия В.Н., «эмотивно-оценочные отношения детерминируются мировоззрением народа - носителя языка, его культурно-историческим опытом, системой существующих в данном социуме критериев оценки, а также универсальностью объектного суждения, обязывающего «соблюдать» соизмерение ценности объекта с некоторыми стереотипами или стандартами по некоторой шкале, отображающей общественно сложившиеся нормы представления о хорошем или плохом, либо о проявляющемся сверх или ниже нормы» [10, с.39].

Объективно выделяясь в языке, ценностная картина мира «содержит систему моральных ценностей, этических норм и поведенческих правил. Ценностная картина мира в языке реконструируется в виде взаимосвязанных оценочных суждений, соотносимых с юридическими, религиозными, моральными кодексами, общепринятыми суждениями здравого смысла, типичными фольклорными и известными литературными сюжетами» [12, с. 13]. В представлении о стандартах и эталонах, а также в соотнесении их с объектом оценки проявляется антропоцентрическая позиция, сквозь которую воспринимается мир, причем представление о стандартах, о ценностях возникает не только на основании знания и интуиции индивида, но и жизненного опыта всего языкового коллектива.

Оценка - это информация о ценностном отношении субъекта речи к определенному свойству обозначаемого. Оценочные отношения - это такие отношения, которые «обусловлены не объективным, а субъективным членением мира, т.е. таким его членением, в основе которого лежат не реальные свойства предметов и явлений, а лишь наши субъективные от них впечатления, наши эмоциональные реакции на них и умственные заключения о их роли в нашей жизни» [2, с.55]. 

Оценка имеет свою структуру, состоящую из субъекта, предмета, основания оценки и характера оценки [6, с.21-22]. Под субъектом понимается лицо, приписывающее ценность некоторому предмету путем выражения оценки, под предметом оценки понимаются объекты, которым приписываются ценности. Под основанием понимается то, с точки зрения чего производится оценивание, позиция или доводы, которые склоняют субъектов к одобрению, порицанию или выражению безразличия. Под характером оценки понимается собственно положительная или отрицательная оценка.

Как отмечает Маркелова Т.В., многокомпонентная структура оценочной семантики определяет многообразие видов оценки. При исследовании лексем, в исходном значении обозначающих пространство, нам было важно не только исследовать их связь с оценкой, но и показать диапазон сочетаемости с оценочными смыслами, выявить, какие дополнительные оценочные смыслы они отражают [8, с.13]. Поэтому для нашего исследования оказывается актуальной классификация оценок, разработанная Н.Д. Арутюновой на основании противопоставленности характера основания оценки, ее мотивации [1, с.71-77]. Классификация основывается на делении оценочных значений на общеоценочные (слова «хорошо / плохо» с синонимами) и частнооценочные (в структуре которых есть дополнительный компонент). Частнооценочные значения могут классифицировать разные по своей природе объекты. Они представлены тремя группами:

1)      Сенсорные оценки состоят из сенсорно-вкусовых и психических, которые в свою очередь подразделяются на интеллектуальные и эмоциональные. Сенсорные оценки связаны с ощущениями, чувственным опытом - физическим и психическим. Эти оценки обычно не мотивируются, поскольку оценка прямо проистекает из того ощущения, которое независимо от воли и самоконтроля испытывает человек [1, с.76].

2) К сублимированным оценкам относятся эстетические и этические оценки. Эстетические оценки связаны с удовлетворением чувства прекрасного, этические - с удовлетворением нравственного чувства. Эти два вида чувствований составляют ядро духовного начала человека, моделируемого в соответствии с его телесной ориентацией, по вертикали. Эта группа оценок не безразлична к понятию архетипа, нормы, образца, примера, потенциальных требований, предъявляемых к объекту [1, с.77].

3) Рационалистические оценки связаны с практической деятельностью и повседневным опытом человека. Их основные критерии: физическая или психическая польза, направленность на достижение определенной цели, выполнение некоторой функции, соответствие установленному стандарту. Это относительные ценности, представление о которых формируется в ходе практической деятельности человека. Они предназначены для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность. Эти оценки состоят из утилитарных, нормативных и телеологических [1, с.77].

При анализе пространственных метафор оказывается важным выделение оценочного смысла, поскольку акт оценки служит одной из составляющих чувственно-образного восприятия мира, оценочные смыслы позволяют выявить наиболее актуальные компоненты исходной ситуации через призму результативной, следовательно, через оценочные смыслы можно выстроить иерархию объектов действительности.

Отметим, что связь метафоры и оценки неоднозначна. Рассматривая соотношение метафоры и оценки, можно заметить, как ведут себя при метафоризации оценочные слова, и как метафоры приобретают оценочное значение. По замечанию Вольф Е.М., оценка в метафорах возникает тогда, когда денотат метафорического значения включается в ценностную картину мира [3, с.56]. Человек, познавая мир, отмечает ценное в своей практической и духовной жизни, что находит свое отражение и в языке. Метафора же как способ выражения вновь познаваемого через уже познанное актуализирует оценочные смыслы, отражая сущность познаваемого.

При анализе метафор мы должны учитывать особенность оценки в метафоре: ситуация, обозначенная метафорическим именем, всегда оценивается через призму смыслов, выраженных исходным номинативным значением, даже если исходная ситуация не оценочна. В своей работе Л.И. Ермоленкина высказывает мысль о том, что «оценочное значение метафоры определяется и уточняется актуализированной в исходном значении оценочной информацией или связанными с вспомогательным субъектом устойчивыми ассоциациями» [5, с.7]. В связи с этим становится актуальным анализ денотативных, коннотативных, а также имплицитных и эксплицитных содержательных элементов, имплицирующих метафорические смыслы, в которых может содержаться оценка. Как отмечает Т.В. Маркелова, эти аспекты сочетания элементов значения выражаются в сложной взаимосвязи дескриптивного и собственно-оценочного значения [8, с. 12].

В естественном языке, как отмечает Е. Вольф, не может быть чисто эмоциональной оценки, так как язык как таковой всегда предполагает рациональный аспект [4, с.41]. Анализ материала - лексики, в исходном значении репрезентирующей пространство, - показал, что дескрипция и оценка выражают в содержании метафоры взаимодействие описательного и оценочного. Как отмечает В.Н. Телия, метафорическая оценка «эксплицирует мотив оценки - дескриптивный признак» [10, с. 56]. «Любая аксиологически нейтральная дескрипция может повлечь за собой разные оценочные квалификации» [9, с.11]. Общая оценка, выраженная метафорическим именем, составляется из ряда частных оценок. «Гедонистические, психологические, рационалистические, эстетические и этические оценки составляют когнитивно-семантический континуум значений, в котором концентрируется эмоционально-чувственный, практический и гуманизированный опыт человека. Комбинации частных оценок, выявляемые на лексико-семантическом уровне и морфо-семантическом уровнях, являются структурами представления знаний о системах национально-культурных и общечеловеческих ценностях, а также способах концептуальной организации знания» [9, с. 17].

Рассматривая пространственные метафоры в аспекте ценностной картины мира, мы можем отметить, что пространство в исходной ситуации с оценкой не связано. Но физическая природа пространства, как отмечает О.П. Ермакова, влияет на оценочный компонент в семантической структуре пространственной метафоры [7, с.294].

Оценочные компоненты могут обнаруживаться в разных семантических зонах, которые определяются при анализе, например: центр / периферия; верх / низ; внутренний / внешний и т.д., при этом отмечается, что оценочный смысл «хорошо» связан с понятием «центра», «плотности», «внутреннего», а «плохо» - с понятием «периферии», «разреженности», «внешнего» и т.д. (данное положение было отмечено и другими исследователями, Дж. Лакоффом, М. Джонсоном, Федяшиной А.А., Топоровым В.Н., Ермаковой О.П. и др.).

Оценка исходной ситуации четко не выражена, потенциальна, поэтому о положительном или отрицательном отношении к тому или иному типу пространства можно сделать заключение после анализа оценочных смыслов результативной ситуации, поскольку именно она ярко отражает ту или иную оценку. Можно отметить, что оценка исходной пространственной ситуации опирается на физический, культурный опыт человека.

Например, психологическое состояние человека метафорически именуется на основе переосмысления пространственной семантики отсутствия предметов в каком-либо вместилище: ПУСТОТА - ИЗ: Пустое, ничем не заполненное пространство. Чугунные плиты заросли травой, а постучишь – под ними пустота. Кузьмин. РЗ: Состояние душевной опустошенности, отсутствие интересов, стремлений. В метафорическом значении слово приобретает отрицательный оценочный смысл, как ненормальное состояние души человека, например: Я не чувствую ни любви, ни жалости, а какую-то пустоту, утомление. Чехов. При оценивании душевного состояния смысл исходного значения «отсутствие предметов» трансформируется при интерпретации в результативном значении как отсутствие характеристик, качеств. Отсутствие предметов связывается со смыслами «непривлекательный», «бесполезный». Важную роль при оценивании душевного состояния в анализируемом слове играют экстралингвистические факторы – незнание человеком ситуации, невозможность узнать, разглядеть объекты, что вселяет состояние страха, влияя на общую отрицательную оценку, выраженную в метафорическом выражении. Дескриптивно-оценочное содержание исходного значения, содержащее информацию практического характера, является основанием для эмоциональной оценки в метафорическом наименовании. В этом и проявляется особая природа метафорической оценки, когда через призму пространственного значения оцениваются явления непространственные, например, сфера чувств, социальной жизни и т.д..

Определяя оценку ситуации, отраженную в метафорическом имени, также нужно иметь в виду, что собственная семантика метафорического выражения может быть оценочна, или оценочный смысл метафорического выражения основывается на представлении ситуации в целом, и его оценка может быть определена только в контексте. Такого рода метафорические выражения Е.М. Вольф называет квазиоценочными [3, с.62]. Например, в метафорических выражениях глубокое чувство, глубокий ум определяющая оценку семантика выражается в лексеме, обозначающей пространственное понятие: данные интеллектуальные проявления осознаются обладающими глубиной содержания, касающимися сущности явлений, проникающими в них, что оценивается положительно. В метафорических выражениях глубокое отчаяние, глубокая радость определяющее влияние на оценку оказывает семантика именуемого состояния: радость оценивается нами положительно, и сильное проявление радости, метафорически выраженное посредством интерпретации лексемы глубокий, также оценивается положительно. Отметим, что семантика лексемы глубокий лишь усиливает оценку, поэтому в данном контексте метафора глубокий - квазиоценочна.

Выявление оценочного смысла, содержащегося в коннотативном компоненте метафорического значения, и анализ метафорических переносов позволяет определить отношение носителей языка к пространству и выявить значимые параметры при его восприятии. Таким образом, опираясь на результаты проведенного нами компонентного анализа, мы анализируем свой материал, следуя методике, предполагающей сопоставление исходной и результативной ситуации и выявление элементов, актуальных для носителей языка при восприятии пространства. Посредством подобного анализа оказывается возможным определить структурирование, дифференциацию пространственных отношений, связей, типов, представить образ пространства в сознании человека.

Библиографический список

1.    Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений / Оценка. Событие. Факт. / Отв. ред. Г.В. Степанов. – М: Наука, 1988 - 338с.

2.    Васильев Л.М. Семантическая категория оценки и оценочные предикаты // Исследования по семантике, - Уфа, 1996. - С.55-62

3.    Вольф Е.М. Метафора и оценка // Метафора в языке и тексте. - М, 1988а, - С.52-65

4.    Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. - М, 1985

5.    Ермоленкина Л.И. Метафорическое моделирование этико-эстетической оценки человека в русских народных говорах: АКД. - Томск, 2002. - 22с.

6.    Ивин А.А. Основания логики оценок. - М, 1970

7.    Логический анализ языка. Языки пространств, - М, 2000. - 448с.

8.    Маркелова Т.В. Функционально-семантическое поле оценки в русском языке // Вестник моск. ун-та. - серия 9: Филология. - М, 1994. - №4. -  С. 12-19

9.    Писанова Т.В. Национально-культурные аспекты оценочной семантики (эстетические и этические оценки): АДД. - М, 1997. - 39с.

10.              Телия В.Н.   Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. - М, 1986. - 141с.

11.              Телия В.Н. Метафора как модель смыслопроизводства и ее экспрессивно-оценочная функция // Метафора в языке и тексте. - М, 1988а. - С.26-52

12.              Трипольская Т.А. Эмотивно-оценочный дискурс: когнитивный и прагматический аспекты. - Новосибирск, 1999. - 166с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle