Библиографическое описание:

Ли С. Ч. Любовь как идеал в творчестве И.А. Бунина // Молодой ученый. — 2009. — №3. — С. 124-126.

В словаре литературоведческих терминов эстетический идеал определяется как художественное представление о желаемом или должном, точнее изображение прекрасного как должного. При менительно к литературе – этот тот художественный мир, который возникает в произведении из соотнесения жизни, как она есть и какой она должна быть в представлении писателя. Также эстетический идеал, освещая все сферы и области человеческих взаимоотношений, становится своего рода мерилом ценности применительно ко всем явлениям жизни [6, С. 241-248].

Художественный мир И.А. Бунина, его творческая лаборатория напрямую связаны с поиском эстетического идеала, который вырастает из образа утраченной России и превращается в образ неизбежности трагизма в любви.

Необходимо особо отметить, что все произведения Бунина эмигрантского периода за очень редким исключением построены на русском материале. Писатель вспоминал на чужбине Родину, ее поля у деревни, крестьян и дворян, ее природу. Бунин прекрасно знал русского мужика и русского дворянина, у него был богатый запас наблюдений и воспоминаний о России. Он не мог писать о чуждом ему Западе и никогда не обрел второй родины во Франции. Бунин остается верен классическим традициям русской литературы и продолжает их в своем творчестве, пытаясь решить вечные вопросы о смысле жизни, о любви, о будущем всего мира.

В эмиграции не только не прервалась внутренняя связь Бунина с Россией, но и еще более обострилась любовь к родной земле и страшное чувство потери дома. Россия навсегда останется не только «материалом», но и сердцем бунинского творчества, его идеалом. Только теперь Россия полностью отойдет в мир воспоминаний, будет воссоздаваться памятью.

Мыслью о трагической судьбе России подсвечено с большой или меньшей силой все бунинское творчество эмигрантской поры. В отличие от многих русских писателей, как и он, вынужденных покинуть Россию, Бунин не считал, что не может полноценно творить в отрыве от родины. Психологически объяснимо: Бунин в эмиграции удалось не просто много писать, но, извлекая из памяти живые образы уходящей Руси, создать один за другим несколько шедевров. Бунин говорил: все лучшее он написал в эмиграции, отделение от России ему не мешало, «мы, писатели, носим родину в себе». В эмиграции Бунин горько скорбит об угасании династии столбовых дворян, былого уклада жизни, тем самым идеализируя архаическое прошлое.

Цикл рассказов, составивших книгу «Темные аллеи» – своего рода единственную в русской литературе, где все – о любви, явился центральным событием в творчестве Бунина последних лет. Эту книгу поистине можно назвать энциклопедией любви. Самые различные моменты и оттенки чувств занимают писателя. Он вглядывается, вслушивается, угадывает, пытается вообразить всю гаму сложных отношений героя и героини. Все исследует писатель, влекомый стремлением постичь загадочную природу человека.

Первые произведения будущего цикла были напечатаны еще до войны, в 1938 году, в парижской эмигрантской газете «Последние новости», последующие – в 1942 году в нью-йоркских изданиях на русском языке – «Новом журнале» и газете «Новое русское слово». В 1943 году в Нью-Йорке в издательстве «Новая земля» тиражом 600 экземпляров вышло первое издание «Темных аллей», включавшее всего 11 рассказов. Полное издание книги, в которое вошли разделенных на три цикла 38 написанных к тому времени произведений, было выпущено в Париже в конце 1946 года

Сам писатель называл «Темные аллеи» книгой о любви» [4, С. 623]. Оценивая книгу после выхода в свет ее полного издания, парижская газета «Русские новости» от 3 января 1947 года писала: «Найдутся, вероятно, люди, которые скажут, что диапазон бунинского творчества служивается… но такое впечатление обманчиво и поверхностно. Бунин так настойчиво возвращается сейчас к одной, единственной, все той же теме лишь потому, что она представляется ему самым значительным, важным и загадочным, что есть на свете» [4, С. 624].

Первое, что бросается в глаза, когда мы читаем книгу «Темные аллеи», – это трагизм большинства составляющих ее рассказов. И дело здесь заключается не только в том, что многие произведения завершаются смертью одного из героев («Кавказ», «Галя Ганская», «Генрих», «Натали», «Холодная осень», «Пароход «Саратов»), но и в том также, что и для оставшихся жить любовь чаще всего источник большего и глубокого трагизма. Мы не знаем, как сложится дальнейшая судьба Тани и Степы – крестьянских девушек, из двух одноименных рассказов, полюбивших первой большой, всепоглощающей любовью молодых людей из «господ» и жестоко обманутых ими, – первая невольно, вторая преднамеренно, но для нас ясно, что жизни обеих сломлены навсегда. Это подтверждает и рассказа, давший название всей книге, – «Темные аллеи», в основе которого лежит та же ситуация [1, С. 355].

В чем же источник трагизма, сопровождающего всякую большую любовь? – словно бы ставит перед читателем вопрос Бунин. Иногда, как бы отвечает он, это социальные противоречия жизни, общественное неравенство любящих, но чаще всего любовь трагически обречена, даже если к тому нет никаких социальных предпосылок. 

Большая любовь словно бы несовместима с обычной, нормальной жизнью, и смерть, уносящая одного из влюбленных, как бы подтверждает это. Таким образом, сама концепция любви у Бунина трагична. Можно сделать вывод о том, что именно такой тип любви, которая молниеносна и подобна солнечному удару, является идеалом писателя.

Впрочем, кроме всепоглощающей одухотворенной любви существует в жизни еще некое подобие ее, где чувственное, плотское начало играет решающую роль. Бунин исследует и такое явление. В рассказах «Антигона», «Визитные карточки», «Кума» и других герои их – молодой студент и сиделка в доме его дяди, известный писатель и случайно встреченная им на пароходе провинциальная мещаночка, хозяйка богатой дачи и друг ее мужа – легко расстаются. Автор не осуждает таких героев – в интенсивности чувственного влечения он видит явление, заслуживающее внимание художника и потому в чем-то противостоящее серости мещанских будней.

Иногда это чувственное влечение столь велико, что приводит к кровавым развязкам («Дубки», «Ночлег»).

Наибольший интерес представляют те произведения, где любовь, несмотря на весь свой трагизм, раскрывается как величайшее счастье человеческой жизни, несравнимое ни с какими другими радостями.

Для многих рассказов цикла («Темные аллеи», «Муза», «Руся», «Поздний час», «Волки», «В одной знакомой улице», «Холодная осень») характерен такой прием, как обращение героев, независимо от того, ведется повествование от их лица или лица автора, к прошлому из настоящего. Этот прием позволяет Бунину раскрыть любовь, чаще всего юную и непродолжительную по времени, прерванную каким-либо неожиданным обстоятельством, как самое значительное событие в жизни («Руся»).

В рассказах «Муза», «Поздний час», «В одной знакомой улице» герои их, обращаясь к воспоминания молодости и заново переживая свою юношескую любовь, идеализируя ее, хотя и обходятся без прямых сопоставлений прошлого с настоящим, но сама интенсивность чувства, сохраненного в сердце и памяти много лет спустя, говорит о том, каким событием в жизни было это чувство.

В рассказе «Холодная осень» женщина, повествующая о своей жизни, потеряла в начале первой мировой войны человека, которого горячо любила и с которым была обручена. Вспоминая много лет спустя последнюю встречу с ним, она приходит к заключению: «И это все, что было в моей жизни, – остальное ненужный сон».

В этом рассказе о любви отчетливо прослеживается и его второй план – трагедия человека, потерявшего родину. И самое главное даже не в том, что героиня «жила в Константинополе, зарабатывая на себя и девочку очень тяжелым трудом», а то, что девочка, единственное близкое существо, «давно выросла, осталась в Париже, стала совсем француженкой, очень миленькой и совершенно равнодушной» к женщине, вырастившей ее.

Исследование поэзии и прозы И.А. Бунина приводит нас к выводу, что писатель действительно сближает свою прозу с поэзией и пишет о эстетической идеале: «поэтический язык должен приближаться к простоте и естественности разговорной речи, а прозаическому слогу должны быть свойственны музыкальность и гибкость стиха» [3, С. 36]. «Простота» и «естественность» слога Бунин и вызвали у многих его современников непонимание, поскольку подобная стилистическая манера в эпоху модернизма казалась старомодной и неуместной. Однако, эти «недостатки» есть высшее проявление бунинского таланта. Бунин имел от природы безошибочное чутье к слову, звуку или, как он сам выразился, «абсолютный писательский слух» [5, С. 24].

Слово в прозе Бунина насыщается особой образностью, выразительностью, что родит его с поэтическим словом. Каждое новое явление, деталь, чувство у Бунина является откровением для автора и читателя. Обыденные вещи воспринимаются с особым накалом чувства, обостренным видением, что создает картину повышенного напряжения, драматизма. Этот поэтический прием, именуемый Б.В. Томашевким «лирическим остранением» [7, С. 234] темы, со всей очевидностью прослеживается в прозе Бунина.  

Перемещение бунинских героев во времени и пространстве есть поиски единой сути всех времен, поиски платоновского идеала подлинной сущности вещей. Отодвинутые временем события, благодаря их соединению в сознании художника, рождают единый поток всей мировой истории.

Исходя из всего вышесказанного, можно заключить, что через весь творческий путь И.А. Бунина проходит тема поиска идеала, которая выражается и в социальной тематике, и в трагической концепции любви, и в стилевой манере автора (синтез поэзии и прозы), и в пространственно-временном решении его произведений, и в художественно-выразительных средствах (лексика и семантика). Все эти поэтические особенности творческой лаборатории Бунина органично вытекают из специфического типа его художественного мышления.

 

Литература

1. Афанасьев В.А. И.А, Бунин. Очерк творчества. М.: Просвещение, 1996. С.355

2. Бунин И.А. Заметки // Последние новости. Париж, 1930. 1 января.

3. Бунин И.А. Собр. соч.: В 6-ти т. М., 1987. Т.1. С.36.

4. И.А. Бунин. Повести, рассказы, вспоминания. Московский рабочий, 1961.

5. Седых А. Далекие, близкие. М., 1995. С. 24.

6. Словарь литературоведческих терминов под ред. Л.И. Тимофеева и С.В. Тураева. Статья об эстетическом идеале. М.: Просвешение, 1974.. С.241-248.

7. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. М., 1996. С.234.

 

 

 

 

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle