Библиографическое описание:

Кузьмичев А. В. Деятельность Приказа общественного призрения в Ярославле в последней четверти XVIII века // Молодой ученый. — 2009. — №3. — С. 237-240.

1770-е годы стали временем крупных административно-территориальных реформ в России. Основополагающим документом при реализации губернской реформы явилось «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи», утверждённое императрицей Екатериной II в ноябре 1775 г. Итогом реализации данного указа явилось постепенное создание по всей стране 50 губерний.

28 февраля 1777 г. было учреждено Ярославское наместничество с центром в городе Ярославле, во главе которого был поставлен наместник (генерал-губернатор) действительный тайный советник А.П. Мельгунов (1722 – 1788)1. Главным органом местного управления являлось наместническое правление во главе с генерал-губернатором, основным занятием которого были надзор за исполнением законов и сохранением «целостности власти и интересов императора», ведение дел, «слежение» за тем, чтобы с народа не собирались запрещённые сборы, пресечение взяток. Всеми финансовыми вопросами в губернии ведала Казённая палата, возглавляемая вице-губернатором. Основной задачей Казённой палаты являлся учёт государственных расходов, а также контроль за поступлением налогов2. Третьим, не менее важным губернским учреждением являлся Приказ общественного призрения3. И если образование Ярославского наместничества уже получило достаточно полное освещение в краеведческой литературе, то история Приказа общественного призрения ещё не становилась предметом специального комплексного исследования. Заметим, однако, что роль данного приказа достаточна велика, и охватывает такую важную сферу жизни, как социальная, от благополучного развития которой во многом зависит стабильность общества.

В соответствии со статьями 380 – 382 «Учреждения для управления губерний, посвященных Приказу общественного призрения всеми подведомственными ему делами руководили 7 человек во главе с председателем – губернатором, а также в приказ входили два заседателя верхнего земского суда, два заседателя верхней расправы, и при необходимости мог добавляться ещё один человек – предводитель дворянства или городской голова4. При этом в соответствии со «Штатом Ярославского наместничества» 1777 г. на содержание приказа из казны выделялось 350 руб. в год, в том числе на жалованье одному секретарю 11-го класса – 250 руб. в год и на «канцелярский расход» – 100 руб. в год5. Участие в деятельности этого губернского органа других людей казной не оплачивалось. Однако, согласно главе 40 «Памятника из законов», сам губернатор за руководство данным учреждением получал пособие в сумме, положенной губернскому предводителю дворянства6.

При финансовом обеспечении деятельности приказа была велика роль меценатства и благотворительности. Помощь государства была сведена к минимуму и заключалась в разрешении единовременной выдачи из казны губернии 15 тыс. руб. в качестве уставного первоначального капитала, которые позволялось отдавать под проценты с закладов на дворянское имение7. В фонде 83 «Ярославский приказ общественного призрения» Государственного архива Ярославской области (ГАЯО) имеется большое количество дел, связанных с учётом оборота денежных средств, в том числе с вкладами под проценты8. Контингент заёмщиков денег был различным: это могли быть купцы, военные, чиновники, дворяне и даже князья, а ссужаемые суммы, за редким исключением, не доходили до 1 тыс. руб. Правительство не препятствовало подобному способу привлечения дополнительных средств, вносимых частными людьми добровольно для отдачи в узаконенные проценты с тем, чтобы 5% получать хозяину капитала, а 6-ой процент оставлять в пользу Приказа общественного призрения9. В основном приказ действовал за счёт добровольных пожертвований и штрафов, большая часть которых направлялась на содержание тюрем10. Одним из многочисленных видов штрафов, который должен был направляться в пользу Приказа, были суммы, удерживаемые местными судебными органами «с недобросовестных жалобщиков»11. Другим источником его доходов были, к примеру, «пени» за нарушение Указа «О запрещении пускать воздушные шары с 1 марта по 1 декабря» в размере 20 рублей12.

О средствах, которые имелись в распоряжении приказа можно, в общем, судить, исходя из речи ярославского городского головы И.А. Вахромеева, посвященной столетию «Жалованной грамоты городам» 1785 г. По его сведениям, к началу XIX в. в городском бюджете Ярославля имелось около 32 тыс. руб., предназначенных на различные расходы. В числе этих расходов были, например, следующие: на содержание отопления гауптвахты, застав, будок, на тулупы (1493 руб.), на медикаменты для больных бурлаков и мещан в Ярославском тюремном замке (426 руб. 20 коп.), на училища ведомства приказа Общественного призрения (300 руб.), на городскую богадельню, состоящую из 34 неимущих мещан (2 тыс. руб.)13. Таким образом, по данным И.А. Вахромеева, на Ярославский Приказ общественного призрения ежегодно выделялась сумма примерно в 2200 руб.

Возвращаясь к роли меценатства и благотворительности, следует отметить то обстоятельство, что при организации любого из подведомственных Приказу учреждений, даже если оно создавалось за счёт городских средств, инициатором должно было выступать частное лицо – благотворитель, жертвователь. Устройство учреждения должно было производиться по Инструкции Приказа общественного призрения, а после устройства оно переходило в заведывание приказа как частное пожертвование14.

Непосредственным образом с данным учреждением была связана созданная позднее – в 1782 г. – «Управа Благочиния, или Полицейская». В «Уставе Благочиния» (ст. 73, п. 1) управе давалось указание взаимодействовать между наместником, главнокомандующим, губернатором, губернским правлением и казёнными палатами, с одной стороны, и разными учреждениями, включая Приказ общественного призрения, с другой, предоставляя от последней стороны первой «репорты [рапорты – А.К.] и доношения»15.

Основной целью Приказа общественного призрения являлось создание народных школ, сиротских домов, домов для сумасшедших, больниц, богаделен, домов для неизлечимых больных, работных домов, а также помощь им16. В Ярославской губернии одним из первых учреждений, которое стало подчиняться новому приказу, стала психиатрическая больница или как её тогда называли – «дом для лишённых ума», открытая в Ярославле в 1779 году17. В следующем году для больницы было построено специальное здание, состоявшее из «лазарета для больных, требующих неотлагательного пособия», и «флигеля для больных, одержимых прилипчивыми болезнями». В соответствии со ст. 389 «Учреждений для управления губерниями» во главе данного заведения находился надзиратель, который должен был быть «пристойным, добросердечным, твёрдым и исправным», а помогали ему смотрители – «люди для смотрения» из числа отставных солдат или иных других чинов «за добровольную плату». Неимущих граждан в такую больницу принимали бесплатно, более состоятельные люди оплачивали годовую стоимость услуг18.

Наиболее распространённой формой социальной помощи населению были подведомственные Приказу общественного призрения богадельни, предназначенные для убогих, увечных, престарелых, «кои пропитания не имеют»19. К примеру, в Ярославле в конце 1770-х годов насчитывалось 22 богадельни, в которых находилось 611 человек, в том числе, 198 мужчин и 413 женщин20. Две из этих богаделен были частными при фабриках, остальные 20 – городскими казёнными. Но, уже к концу первой четверти XIX века в Ярославле происходит снижение численности казённых и небольшой прирост частных богаделен, которых к этому времени в городе насчитывалось: 3 казённых и 6 частных богаделен21. В городских и фабричных богадельнях призреваемые жили все вместе: здоровые и калеки, взрослые и дети, нормальные и психически нездоровые. В связи с этим ощущалась необходимость в создании отдельных учреждений для больных и калек – больниц, а для умалишённых – специальных домов. К концу первой четверти XIX века, исходя из ведомости о состоянии губернского города Ярославля на 5 июня 1824 г., ситуация в городе выглядела следующим образом: в Ярославле были 1 госпиталь, 2 больницы, 1 дом умалишенных, 1 смирительный дом, 1 рабочий дом, 1 тюрьма, 3 казённых богадельни, 6 частных богаделен, 3 казённых сиротских дома (частных нет)22.В богадельнях призреваемым предоставлялся кров, одежда и еда. Молодые люди, как правило, сюда не принимались в виду моральных и воспитательных соображений – чтобы «не приучать к возможной праздности».

Необходимо отметить, что правительством в первые годы XIX века был издан специальный указ «О пресечении нищенства», и ярославские губернаторы предпринимали меры к его выполнению. Так, в 1809 году ярославский губернатор М.Н. Голицын прислал в Рыбинский нижний земский суд предписание от министра внутренних дел князя А.Б. Куракина «изыскать способы к точному и неупустительному проведению в действо предписанных правил о пресечении нищенства»23. Для этого Рыбинскому суду было дано указание собрать всех нищих, переписать, а затем отдать владельцам-помещикам или волостным правлениям. Бродяг, пришедших в Ярославскую губернию из других губерний, необходимо было доставлять в Ярославское губернское правление. Все расходы фактически нёс Приказ общественного призрения. Обратная компенсация могла быть лишь в случае повторного уличения в бродяжничестве, и то только в том случае, если нищий принадлежал помещику, а тот не заботился об этом человеке, ушедшем в результате попрошайничать. В итоге нищие так и не были полностью переписаны, соответственно земскому суду не были предоставлены  необходимые описи, и, следовательно, предписание губернатора не было исполнено. 

В Ярославле открывались и другие заведения подобного рода. К примеру, в 1784 г. в Ярославле открылся смирительный дом, в 1803 г. – лазарет для военнослужащих, в 1812 г. – армейский госпиталь в Медведицком овраге для раненых офицеров. В 1803 г. при больнице Приказа общественного призрения также открылся ещё один дом для умалишённых24. Можно сказать, что с конца XVIII в. система медико-санитарной помощи населению расширялась за счёт открытия новых учреждений.

Кроме организаций определённой направленности, в ведомстве Приказа создаётся и одно из первых многопрофильных заведений. Так, в 1780-х годах по проекту архитектора Эвана Левенгагена был возведён Ярославский Дом призрения ближнего. Его торжественное открытие состоялось 10 марта 1786 г. (через 100 лет Дому присвоили название Екатерининского)25. Этот дом был создан для старых людей, для детей «со всевозможными горестями жизни», детей крайне бедных родителей, детей вдов. Сюда принимались дети всех сословий. Вскоре после открытия дома в нём появились школа для малолетних детей и открыта церковь. В доме к тому же проводились собрания, устраивались театрализованные представления и балы. Ко времени открытия дома в нём были размещены лишь 25 детей, «насильно почти доставленных по распоряжению начальства»26. Также с 1786 г. в доме располагалось Главное народное училище. В данном случае имело место быть соединение в единое целое медицины, образования, культуры.

Законодательной основой для создания государственной системы призрения сирот и подкидышей стал «Генеральный план Воспитательного дома», разработанный И.И. Бецким, сторонником западноевропейской философии и педагогики Просвещения. Первая часть плана была утверждена Екатериной II 1 сентября 1763 г., остальные две части – в 1767 году. Позднее, в 1772, 1780, 1790 годах в него вносились дополнения27.

При поддержке первого наместника А.П. Мельгунова в городе появились и новые светские учебные заведения, как, например, школа для дворянских детей (1778). В справочнике А.В. Бородкина это заведение названо «гимназией с пансионом», которая была предназначена для того, «чтобы те дворяне, которые в Ярославле ни своих домов, ни сродственников не имеют, могли продолжать науки»28. Менее чем через десять лет в 1786 г. в городе было открыто Главное народное училище для детей всех сословий и два малых училища. Директором их назначили советника уголовной палаты Ивана Кутузова. В работе А.Б. Дитмара Главное училище обозначается как Главная городовая школа, в которой воспитываются дети с шести лет по новому методу, в соответствие с уставом о народных училищах 1786 года29. С конца XVIII века образование, находясь в ведомстве обозначенного Приказа, становится всё более демократичным, а получить его могут уже не только дворяне, но и представители других сословий. Впоследствии это ярко проявится, например, при создании «Ярославского высших наук училища» в 1803 году, которое изначально было объявлено всесословным30.

Включение образовательных, медицинских, социальных (например, благотворительность) функций в сферу деятельности Приказа общественного призрения даёт основание говорить о данной организации как о многоотраслевой, однако неспособной к адекватному реагированию на сложившиеся проблемы из-за недостаточного количества работников ведомства.

Губернская реформа 1775 г., объединив и укрупнив территории России в генерал-губернаторства, сосредоточила функции управления городами, по сути, в трёх основных учреждениях: наместническом правлении, казённой палате и приказе общественного призрения. В последнем была сосредоточена вся социальная сфера (главным образом, помощь неимущему населению), однако он не справлялся полностью со своими задачами вследствие нехватки средств и кадров. Несмотря на недостаток денежных средств, а капитал данного приказа зависел в большой степени от пожертвований, характер его деятельности имел широкий диапазон, что проявлялось в создании различных подведомственных учреждений.  Среди них были не только медико-социальные объекты – больницы, дома для умалишённых, богадельни, но и объекты образования – училища, школы, гимназии. В конце XVIII в. в Ярославле появились организации универсальной направленности, такие как, например, Дом призрения ближнего, в котором были сосредоточены медицина, образование, культура. В целом, на примере изученных ярославских материалов можно сделать вывод о том, что создание Приказов общественного призрения способствовало качественным изменениям в отношении образования и социальной помощи населению.        

Примечания

 

1 ПСЗ. Собр. I. Т. XX. № 14590; См. также: Лествицын В.И. Открытие Ярославской губернии в 1777 году. Ярославль, 1877. С. 4.

2 Летопись Ярославля. 1010 – 2010. СПб., 2007. С. 201 – 202.

3 История Ярославля с древнейших времён до наших дней. М., 1999. С. 220.

4 Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой государыни императрицы Екатерины Второй учреждения для управления губерний Всероссийской империя. М., 1775. С. 153 – 154.

5 Штат Ярославского наместничества, состоящего из двенадцати уездов, а именно: Ярославского, Ростовского, Петровского, Борисоглебского, Угличского, Рыбнослободского, Мышкинского, Мологского, Пошехонского, Любимского, Даниловского и Романовского. Царское село, 1777. С. 4.

6 Памятник из законов, руководствующий к познанию должностей, возложенных на Присутственные места и на обретающихся в них, собранный трудами надворного советника Ф. Правикова. СПб., 1813. С. 200.

7 Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой государыни императрицы Екатерины Второй учреждения для управления губерний Всероссийской империя. С. 155 – 156.

8 ГАЯО. Ф. 83. Оп. 1. Д. 33; 35; 42; 50; 204; Ф. 83. Оп. 2. Д. 6.

9 ГАЯО. Ф. 72. Оп. 1. Д. 731. Л. 1.

10 Летопись Ярославля. 1010 – 2010. С. 201 – 202.

11 Марасанова В.М. Местное управление в Российской империи (на материалах Верхнего Поволжья. М., 2004. С. 41.

12 ПСЗ. Собр. I. Т. 22. № 15973.

13 Речь Ярославского городского головы И.А. Вахромеева, произнесённая в заседании Городской Думы 21 апреля 1885 года в день столетнего юбилея Городовой грамоты. Ярославль, 1885. С. 14 – 15.

14 Дитятин И.И. Устройство и управление городов России. Т.1. СПб., 1875. С. 467 – 468.

15 Устав Благочиния или Полицейский. Ч. 1. СПб., 1782. С. 36 – 37.

16 Словарь юридический, или свод российских узаконений, временных учреждений, суда и расправы. Ч. 1, 2 / Сост. М. Чулков. М., 1793. С. 546 – 547.

17 История Ярославля с древнейших времён до наших дней. С. 219.

18 Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой государыни императрицы Екатерины Второй учреждения для управления губерний Всероссийской империя. С. 164 – 165.

19 Учреждение о губерниях её императорского величества государыни императрицы Екатерины II с дополнительными узаконениями государя императора Павла I и государя императора Александра I по 1817 год июнь месяц. СПб., 1818. С. 78 – 79.

20 Скульский А.В. Исторический очерк столетнего существования Дома призрения ближнего в Ярославле. Ярославль, 1886. С. 3.

Головщиков К.Д. История города Ярославля. Ярославль, 1889 // История губернского города Ярославля / Сост. А.М. Рутман. Ярославль, 2006. С.145.

21Головщиков К.Д. История города Ярославля. Ярославль, 1889 // История губернского города Ярославля / Сост. А.М. Рутман. Ярославль, 2006. С.145.

22 Там же.

23Приложение указа о пресечении нищенства в Рыбинском уезде // Мизинов П. Мелочи ярославской истории XVIII и XIX веков (по делам, хранящимся в архиве Ярославской Губернской Архивной комиссии). Ярославль, 1895. С. 61.

24Малинин А.А. Призрение душевнобольных ярославским губернским земством. Ярославль, 1902. С. 3 – 4.

Головщиков К.Д. История города Ярославля. Ярославль, 1889 // История губернского города Ярославля / Сост. А.М. Рутман. Ярославль, 2006. С.145.

25 Дутов Н.В. История Ярославского края в лицах: Пётр I, А.П. Мельгунов. Ярославль, 2007. С. 67 – 69.

26 Бычков Ф.А. Описание празднования столетнего юбилея Екатерининского дома призрения ближнего в Ярославле. Ярославль, 1886.С. 22.

27 Фруменкова Т.Г. Воспитательные дома и начало светской благотворительности и общественного призрения в России в царствование Екатерины II // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования. СПб., 2003. С. 272.

28 Бородкин А.В. Быт и нравы ярославцев. Ярославль, 2007.С. 64.

29 Дитмар А.Б. Над старинными рукописями («Топографические описания» Ярославского края конца XVIII века). Ярославль, 1972. С. 23.

30 Иерусалимский Ю.Ю., Иерусалимская С.Ю. К истории создания и деятельности Демидовского юридического лицея // Человек в контексте эпохи. Личность. Культура. Образование. Ярославль, 2008. С. 11.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle