Библиографическое описание:

Султанова А. Н. Богема: история и социокультурное значение // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.1. — С. 186-189.


Что собой представляет богема? Энциклопедия Брокгауза и Эфрона поясняет: «богема (франц. Boheme, т. е. цыганщина) - так французский писатель Мюрже (Неnri Murger) назвал студентов Латинского квартала и с тех пор богемой называют всякую интеллигентную бедноту, которая артистически весело и беззаботно переносит лишения и даже с некоторым презрением относится к благам земным»[8]. В «Словаре иностранных слов» за 1937 год «богема» определена как «деклассированная часть художественной интеллигенции в капиталистическом обществе»[7]. "Это печальная страна, ограниченная с севера нуждой, а с юга нищетой, где утро начинается с иллюзий, а вечер кончается больницей"[3]. В постреволюционной «Литературной энциклопедии» дана следующая трактовка: «богема — социальная группа, играющая и до сих пор значительную роль в истории литературы. В средние века цыгане, народ бродячий, народ-изгой, считались выходцами из Богемии (Чехии)»[5].

Начало богеме как культурному феномену было положено во Франции. Само слово «boheme» (фр. boheme - цыганщина) было связано с фактом прибытия во Францию в начале XV века цыган из части Австро-Венгрии, которая именовалась Богемией.

Примерно к середине XIX века постепенно появляется новая, более привычная нашему современнику, классическая семантика термина «богема», который начинает применяться по отношению к художественной среде. Окончательно термин «богема» упрочился в своем классическом значении после выхода в 1851г. в свет книги Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы» (Scenes de la vie de Boheme)[6], в которой изображается быт студентов Латинского квартала в Париже, ведущих образ жизни, подобный жизни кочующих цыган, т.е. совершенно отличный от обычного европейского буржуазного порядка. А.Мюрже описал жизнь богемы, появившейся в её классическом виде в 30-40 гг. XIX века.

Несмотря на свое недовольство окружающим миром, богема не стремится что-то менять вокруг себя, в обществе, в котором живет, у нее нет склонности к бунту, критике, изменениям, революции. Впоследствии оказывается, что мир меняется, в том числе и благодаря богеме, ее пассивному нонконформизму, без всяких сознательных целенаправленных усилий с ее стороны, просто благодаря ее заразительному примеру и таланту.

Можно сказать, что с богемой происходит нечто подобное тому, что происходит с некоторыми произведениями искусства в истории: первоначально они могут быть никем не понятыми и не принятыми, а спустя какое – то время объявляются шедеврами, в том числе и в том обществе, которое первоначально их безапелляционно отвергало.

Классическим периодом европейской богемы принято считать вторую половину XIX века – эпоху французских натуралистов, символистов и импрессионистов и первое двадцатилетие XX века, когда новое слово европейской мысли и искусства рождалось в транснациональной богемной среде, обосновавшейся в Париже. К 1870 году сфера влияния богемы ограничивалась Латинским кварталом, затем в нее попал весь Париж. С наступлением ХХ века из явления чисто французского богема превратилась в феномен мировой культуры.

Люди богемы – люди с ярким внутренним миром и яркие внешне. Одевается богема необычно, эпатируя тем самым общество и сразу выделяясь из него. Богема не отклоняет имманентно присущую ей тягу к искусству. А. Мюрже в своей книге писал, что богема - это непременный этап в жизни каждого художника, предисловие к академии, больнице или к моргу. Т.е. богемность – некий жизненный этап, присущий некоторым людям искусства в молодости, когда свобода внутреннего мира у них сочетается со свободой действий. Искусство для богемы – это самопрезентация, но не инвестиция, если это -инвестиция, то исключительно в создаваемый образ. Если дальнейший процесс социализации проходит успешно, то богемная личность понемногу переоценивает нормы окружающей среды и начинает действовать в ожидаемой манере поведения, иногда псевдобогемной, иногда вообще отходит от искусства. Поэтому вряд ли можно говорить о преемственности, о поколениях в богеме. Богемная личность мало реагирует на внешние факторы, такие как наличие или отсутствие покровительства, сеть распространения, возможности заработка и т. п. Богема никогда не бунтует активно. В результате любви к творчеству может возникнуть настоящий продукт художественного творчества. Для богемы процесс художественного творчества так же важен, как и результат, это - возможность самовыражения.

В начале своего творческого пути истинный художник руководствуется исключительно своими внутренними ощущениями, невозможностью существования вне искусства. Начальная мотивация для творчества – само творчество, а не материальные ценности. Позже многие артисты отказываются от богемного образа жизни и стремятся сделать свое творчество доходным, но это потом, позже.

Примечательно, что для появления богемы необходимо наличие некоторых условий. Например, богема никогда не появляется в сельской местности, где человек очень зависим от природы и, следовательно, от общества, в котором живет и которое помогает ему существовать. Пойти против общества – значит обречь себя на изгнание из ойкумены, а так как в одиночку выжить невозможно, то и на гибель. Даже в высокоразвитой Древней Греции общество, не смогло простить Сократу, в каком-то смысле богемной личности, его внутренней свободы, отступления от общепринятых норм и презрения к ним и в итоге обрекло его на смерть. Неслучайно, согласно теории общественного договора, люди, создавая государство, сознательно лишились некой части собственной свободы в общую пользу, позволив регламентировать некоторые стороны своей жизни с целью выжить – в этой теории есть определенный смысл.

Однако условия в ходе истории человечества меняются. Постепенно появляются предпосылки к тому, что человек может выжить и в относительном одиночестве, отпадает жизненно необходимая доселе потребность существовать в обществе, которое регламентирует образ жизни каждого и контролирует его. Само общество становится более свободным. Это происходит в первую очередь в городах. Кроме того, по мере развития средств производства человек получает возможность заботиться не только о хлебе насущном и трудиться на радость себе и, вообще, творить свою судьбу.

Творческий процесс богемной личности не ограничен ничем: ни мнением обывателей, ни заботой о надлежащем положении в системе социальных отношений. Не имеет значения ничего, кроме непрерывного самосозидания. «Жить в мире искусства и мерить все мерой поэзии» можно назвать манифестом богемы. Богемный художник мало думает о назначении своего творчества, он творит, не умея жить по-другому, это тот самый случай, когда целью процесса является, главным образом, сам процесс, а не его результат. Результат труда богемной личности не известен заранее, труд в данном случае – жизненная необходимость, средство самореализации и самоидентификации. Богема – особый тип чувствования, внешний и внутренний мир богемы сливаются в единое целое.

Несмотря на всю размытость понятия, богема обладает собственными опознавательными признаками. Среди черт, органически присущих богемной личности, можно выделить:

- особый стиль жизни, характеризующийся имморализмом и экспериментами (порой чрезвычайно рискованными) в области так называемой «пограничной нравственности»[1, с.57];

- культурная просвещенность;

- переживание собственного изгойства как избранничества, рода «духовного аристократизма»;

- индивидуализм;

- уверенность в том, что именно свобода творчества (а не, к примеру, свобода политическая) занимает наивысшее место на шкале человеческих ценностей;

- демонстативно презрительное отношение ко всему, что составляет «толпу»;

- легкомысленность, эстетизм, ирония и приватная задушевность;

- неприятие сложившихся в обществе художественной иерархии и системы литературных авторитетов, однако, это пассивный нонконформизм;

- авантюризм, театральность существования;

- независимость от материального;

- установка на оригинальность;

- жизнь сегодняшним днем;

- как правило, молодость, пора безвестности и крайностей во всем, максимализма. Богемное поведение – разновидность девиантного. Богему можно определить как социальную страту с неустойчивыми характеристиками, представители которой занимаются искусством, как индивидуальный стиль жизни, выраженный не в времяпрепровождении, а в мироощущении, самореализации художника. Богема – протестная группа, не порождающая, однако, конфликт, но в результате нонконформизма как неотъемлемой ее черты происходит ее отмежевание от общества. Серьезным является для героя богемы только искусство. Однако все общество не может так жить. Обычно только в молодости человек может себе это позволить, затем он превращается в обычного небогемного индивида и цементирует собой общество. Молодыми навечно остаются только «художники» - не столько по профессии, сколько по характеру. Даржелес, один из представителей монмартровской богемы начала ХХ века в своем произведении "Букет богемы" повторяет вслед за Мюрже тезис о том, что богема - это обязательная своего рода стажировка для всякого человека искусства, то есть определенный период в жизни, который совпадает, в его видении, с юностью. Демонстративное равнодушие к любым знакам материального благополучия и комфорту вовлекает в богему не только художников, но и их поклонников. Их совокупными усилиями и совершается, по мнению М. Ямпольского, необходимый для всякого художника процесс его легитимации «в противовес той легитимности, которой художника или писателя наделяет власть или истеблишмент».[2]

Богемная личность свободна от страха быть другой, от страха оторваться от привычных стереотипов и оправиться на поиски неведомого в себе и в мире, она открыта для нового опыта. Если смотреть на богему скозь призму ницщеанства, то очевидна ее полярность массе как нетворческому, эстетически и этически несовершенному большинству. Однако массовое сознание иногда может становиться богемным в том смысле, что богема выступает генератором идей и, таким образом, некоторые идеи богемного сознания впоследствии проникают в массовое. Функции массовой культуры в конце XIX – начале XX вв. изменились вместе с каналами ее передачи: из системы средств смысловой адаптации она стала поглотителем и заменителем элитарной культуры.

Богемность может уходить постепененно, когда искусство из образа жизни превращается в ремесло, когда художник исходит из того, что спрос рождает предложение и начинает ориентироваться на этот спрос в своем творчестве. Происходит опредмечивание богемы, богема начинает стремиться к наличию материального в первую очередь. Технический прогресс ведет к тому, что общество все больше начинает стремиться к символически значимым вещам и это преподносится как богемный образ жизни.

С началом эпохи промышленного переворота предметы, выполненные вручную, заменяются их механическими копиями, а история искусств вытесняется историей успеха. «Культура становится заложницей экономики».[4, с.159]. Сама история искусств пережила свой богемный период. Богема исчезает, когда желание быть меняется на желание иметь.

Язык с течением времени меняется: преобразовывается лексика, мутируют смыслы. За многовековую историю своего существования слово «богема» давно перестало обозначать то, что именовало собой в момент рождения, да и сама среда, называемая богемой, изменилась. Некоторые черты богемности могут появляться или сохраняться, однако, необходимо помнить о том, что представляет собой богема в классическом виде: эйдос, идеальный тип, рожденный во Франции в среде романтиков.

В XX веке богемность становится искусственным стилем поведения, навязываемым социальными стереотипами людям, занимающимся искусством. Например, участники «Битлз» до сих пор воспринимается поклонниками этой группы как светлые личности, светлые в повседневной жизни, а их повседневность воспринималась через их песни. И это, несмотря на достаточное количество фактов, говорящих о том, что жизненный путь далеко не каждого из них был действительно светлым. Дж. Леннон заявил однажды: «Мы стали популярнее Иисуса Христа». Участникам группы было необходимо соответствовать высокому статусу и представлениям поклонников, поддерживать взятый курс на романтизм и эта цель ими была достигнута.

С начала XX века, богема, конструируемая повседневностью, противостоит культуре. В процессе становления авангарда не только происходит перенос сюжетов и образов из богемной жизни в искусство, но существует и обратная тенденция – выстраивание действительности по законам художественного произведения. Европейская и особенно русская богемная повседневность насыщена знаками и символами искусства. В начале двадцатого века искусство парижской богемы начинает превращаться в модный товар, признанный и конвертируемый. Богема, если опираться на инструментарий биологического подхода, исчезла в соответствии с законами эволюции, растворившись в новом социальном пространстве, где господствует массовая культура, выжить она не могла, однако, она исчезла не бесследно, оставив некоторые свои черты новым поколениям.

Таким образом, с течением времени богемные образцы поведения стали коммерческим товаром массового спроса и богема в сознании публики почти уравнялась со своими внешними признаками. Переход от культурного многообразия к социотехническому монизму знаменует конец богемы.

Сейчас «люди искусства» ищут восхищения, одобрения толпы. По выражению А.Блока, «искусство, мирно сожительствующее с прогрессом, цивилизацией - ремесло".

В сегодняшнем мире случаются попытки создания богемных образов, однако, богемности чужда подобная искусственность. Есть личности, которые пытаются играть в богему, современная псевдобогема представляется эпигоном того, что было когда-то, в XIX веке. Современная «богема» поражает полной несамостоятельностью, поверхностностью, стремлением быть модными, вторичностью, отсутствием оригинальных идей. Сегодня «создаются не художественные произведения, а продукция, производство которой продиктовано не соображениями художественно-эстетического порядка, а расчетами на прибыль».[4, с.196]

К концу XX века с богемой произошло невиданное: она срослась с буржуазией, которую отвергала и презирала, появился на первый взгляд противоестественный термин «бобо», возникший из сочетания «буржуазно-богемный» (bourgeois-bohemien). Обычные серьезные люди, увлеченные идеями порядка, строгости, морали и натуры творческие, оторванные от реальности объединились. Бобо описал Д.Брукс в произведении «Бобо в Раю. Новый класс и как они туда попали». Бобо двояки по своей сути: от богемы они взяли фрондерский и свободолюбивый дух, а от буржуа переняли любовь к комфорту и власти. Бобо в равной степени заботятся об умственных способностях и физической форме. По мнению Дэвида Брукса, все: от Дж. Кеннеди до Т. Блэра, от Леди Дианы до Мадонны - принадлежат к бобо. Буржуа, на противоречии с которыми всегда росла прогрессивная контркультура, теперь сами стали эстетами. Бобо выросли на контркультуре 60 — 70-х и, признавая материальные ценности, стремясь к ним, остаются леваками по стилю жизни. Контркультура тоже перестала быть таковой и стала успешно продаваться на рынке. Бобо таким образом тоже обуржуазиваются и постепенно превращаются в "косную аристократию", поскольку их радикальное прошлое превращается в стандартное коммерческое настоящее.

Сегодняшние творцы испытывают потребность быть услышанными, увиденными, «продаваемыми». У богемы подобных амбиций не было. Современная севдобогема представлена в большей степени ритуалистами, когда внешние черты, присущие богеме, стиль поведения, например, пвсевдобогемой абсолютизируются, а о подлинном искусстве, которым живет богема, забывается. Внешняя, поверхностная линия поведения богемы копируется, формально – это все та же богема, все остальное никак не учитывается. Богемное поведение становится игрой, а не выражение внутренней сущности. Богемное сообщество превращается в обычную тусовку. Готово ли общество принимать такую игру? Если общество зрелое, то нет.


Литература:
  1. Аронсон О. Богема: опыт сообщества. - М. 2002.

  2. Ермолин Е. Вечные мальчики. //Новый мир. 2008.- № 7. - C. 175-179.

  3. Альфонс де Калон "Путешествие в страну Богему". 1852 г.// http://lib.aldebaran.ru.

  4. Кагарлицкая С.Я. Массовая культура и массовое искусство. «За» и «против».- М., 2003.

  5. Литературная энциклопедия.// Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. - М., 1929—1939.// http://dic.academic.ru

  6. Мюрже Анри. Сцены из жизни богемы. // http://lib.aldebaran.ru.

  7. Словарь иностранных слов.//Под ред. Ф.Н. Петрова. - М., 1937 г.// http://dic.academic.ru

  8. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. - С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.// http://dic.academic.ru


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle