Библиографическое описание:

Кахбулаева Э. Х. Взаимосвязь нелегальной и криминальной миграции и преступности // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.2. — С. 48-51.

Врезка1

Развитие и закрепление форм экономичес­ких отношений в Российской Федерации обусловили изменение показателей преступности, в том числе характера ее распространенности. Это наглядно под­твердило положение криминологии, что вслед за по­пыткой изменения экономического, политического и социального устройства общества, коренной лом­кой общественных отношений, неизбежными при данных преобразованиях ошибками и просчетами немедленно следует всплеск преступности.1

Следует подчеркнуть, что процесс интенсивной глобализации, а также криминализации общественных отношений в мире привел к значительной модификации и изменению структуры (трансформации) оте­чественной трансграничной и транснацио­нальной преступности а, по существу, обусловил выделение нового для России вида преступно­сти - миграционной.

Исследование сущности миграционной преступности направлено прежде всего на формирование основных понятий, характеризующих и раскры­вающих ее как системно-структурное явление. Однако проработка категориально-понятийного аппарата миграционной пре­ступности, которая всегда сопутствует про­цессам миграции, проводится явно недоста­точно: в юридической литературе наряду с понятием «миграционная преступность» ис­пользуются такие понятия, как «преступ­ность мигрантов» и «преступления, совершае­мые иностранцами».2 Результаты анализа на­учных источников свидетельствуют, что в ме­ждународном и российском законодательстве отсутствует юридическое определение миграционной преступности.

Миграция понимается как пе­ремещение, переселение населения внутри страны - внутренняя миграция населения, из одной страны в другую; внешние миграции населения: эмиграция и иммиграция. Представляется, что имен­но такое понимание дает правовую окраску и способствует отграничению миграционных преступлений от других, выделяя их в отно­сительно самостоятельный вид.

В из­вестной мере юридически достаточным для понимания миграции может стать выделен­ная М.Л. Тюркиным определенная совокуп­ность правовых отношений, складывающихся у мигрантов в процессе территориальных перемещений, обусловленных необходимостью их государственного регулирования, реализа­цией личных интересов и, как правило, вле­кущих за собой приобретение ими в после­дующем нового правового статуса.

Такое определение представляется значи­мым в контексте юридического, процессуаль­ного и личностного плана. Одновременно его можно считать, по утверждению В.В. Собольникова, базовым для разработки поня­тийного аппарата в рамках миграционной преступности, где мигрант рассматривается как субъект преступления. Следовательно, на наш взгляд, можно предположить, что:

а) миграционная преступность может иметь место в различных сферах жизнедея­тельности общества;

б) субъектами миграционной преступности являются мигранты;

в) преступления осуществляются по эконо­мическим и другим причинам;

г) мигранты служат связующим звеном ме­жду преступными структурами стран исхода и российской организованной преступностью, а также организованными преступными груп­пами этнических диаспор.

Таким образом, просматривается опреде­ленная органическая совокупность (система) преступлений, совершаемых мигрантами, объединенными на территории России общно­стью криминальной сферы и интересов. Одни­ми из наиболее значимых элементов такой системы являются определенные группы субъектов миграционной преступности. Дея­тельность последних обусловливается сово­купностью непрерывно изменяющихся условий жизнедеятельности, порождаемых ими самими или появляющихся спонтанно. При этом совершаемые ими противоправные дея­ния представляют собой процесс мотивированного разрешения проблемных ситуаций криминальными способами, методами и сред­ствами. Модель проблемной ситуации нахо­дится в области преступных посягательств на общественные отношения, складывающиеся в ряде следующих сфер: обеспечения безопасности жизни граждан; экономики; общест­венной безопасности и общественного поряд­ка, государственной власти; мира и безопас­ности человечества. Не случайно в концепции государственной миграционной политики России делается акцент на том, что миграци­онные процессы влияют на государственную безопасность, общественное сознание, эконо­мическую и демографическую ситуацию в стране.3

По нашему мнению, миграционная преступ­ность, таким образом, представляется как полиобъективное общественно опасное деяние, субъектом кото­рого выступает мигрант. Однако, форми­рование термина «миграционная преступ­ность» вместе с тем должно осуществляться на основе и в рамках классического определения преступ­ности как общественно опасного относитель­но массового исторически изменчивого соци­ального явления, представляющего собой сис­тему преступлений, совершенных на данной территории за конкретно определенный пе­риод.4

При этом достаточно сложно в качест­ве элемента данного определения включить фразу о том, что соответствующие деяния со­вершаются мигрантами, потому как: механистический подход к формированию дефиниции не позволяет:

а) вскрыть его правовую реальность;

б) показать сложность исследуемого объ­екта;

в) отразить его специфику;

г) раскрыть логику его развития.

В этом аспекте только системность как важнейшее свойство преступности способст­вует выявлению структуры ее элементов, ко­торые могут быть положены в основу даль­нейшего анализа. Системный анализ преступности, проведенный рядом исследователей, убеждает в том, что преступность, и, в частности, миграционная, представляет собой опре­деленную совокупность взаимосвязанных эле­ментов, которые являются достаточно самостоятельными и обладают качественными ха­рактеристиками.

Понятие миграционной преступности как системно-структурного явления значительно продвигает нас в понимании этой преступно­сти с точки зрения целостности, системности и соответствия теории криминологии.

Проведенный анализ сущности миграционной преступности и отдельных наиболее важных ее элементов показал, что ее юридическая составляю­щая остается недостаточно выраженной, что это становится возможным только при осознании сущности сочетания понятий «миграция» и «преступность».

Как представляется, именно преступность как системно-структурное явление представляет собой определенную совокупность взаимосвя­занных элементов, которые создают свою ис­торию и логику развития. И вектор такой на­правленности придают мигранты, обеспечи­вая сущностную характеристику миграцион­ной преступности.

Исходя из вышеизложенного, нами предлагается следующее определение мигра­ционной преступности. Миграционная преступность - это общественно опас­ное, относительно массовое социально-правовое явление, состоящее из совокупности пре­ступлений, совершаемых мигрантами в сфе­рах обеспечения безопасности жизни граж­дан, экономики, общественной безопасности и общественного порядка, государственной власти, мира и безопасности человечества.

Для глубины и всесторонности анализа должны быть учтены не только аномальные, негативные, но и нормальные, нормотипические признаки социальной среды. Непременно следует отметить, что на причины преступности незаконных мигрантов существенное влияние оказывают криминогенные факторы, характерные для всей страны в целом. Преступность как социальное явление любого государства следует рассматривать как результат влияния внешних (макросоциальных) и внутренних (микросоциальных) факторов.5

Своеобразие нынешней ситуации в нашей стране заключается в значительном влиянии макросоциальных процессов на внутреннюю жизнь государства и отрицательно сказывается на состоянии преступности.

Анализ сущности миграционной преступ­ности позволил выявить в ней наличие устой­чивых и отчетливо просматриваемых струк­турных элементов. В процессе взаимодейст­вия просматриваются закономерные связи и способности мигрантов приспособиться к рос­сийской действительности либо приспособить эту среду в криминальных целях или для сво­его выживания и развития.

Именно стремление совершить преступление определяет характер криминальной миграции. Анализируя особенности преступности миг­рантов, Л.Д. Ерохина и М.Ю. Буряк отмечают, что ее рост прямо пропорционален нелегальной миграции населения.6 Наиболее тесно связаны с криминальной миграцией такие преступления, как терроризм (ст. 205 УК), организация незаконных вооруженных формирований (ст. 208 УК), бандитизм (ст. 209 УК), незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, оружия, торговля людьми (ст. 1271 УК), организованная преступность (ст. 210 УК), а также все более развивающееся и приобретающее новые формы мошенничество (ст. 159 УК).7

О том, что с криминальной миграцией связан терроризм, свидетельствует не только его международный характер, но и все большая его распространенность на территории России.

На наш взгляд, к рассматриваемой теме примыкает также соотношение криминальной миграции и незаконных вооруженных формирований. Их деятельность обеспечивается с помощью миграционных процессов (в том числе поставки оружия, продовольствия, финансовых средств и т.д.).

По нашему мнению, особенно актуальной и важной проблемой криминального плана, взаимосвязанной с криминальной миграцией, является торговля людьми. Рост торговли людьми приобретает все больший размах, и это объясняется несколькими факторами, среди которых глобализация торгово-экономических связей и колоссальная доходность этого вида бизнеса.

Результаты данного обследования показали, что ситуация в России по этому вопросу гораздо более сложная, нежели в других обследованных странах - Венгрии, Румынии, Молдове, Албании, Украине.

Как представляется, преступную деятельность мигрантов по степени организованности можно условно подразделить на два блока: общеуголовная и организованная. Общеуголовная миграционная пре­ступность представляет собой противоправную деятельность представителей различных этносов, проживающих в нашей стране, которая носит неорганизованный характер. Для мигрантов, не объединенных в составе этнических преступных формирований, характерно в основном соверше­ние корыстно-насильственных и насильственных преступлений, не нуждающихся в професси­онализме исполнителей. По криминальной активности в указанной сфере этнической пре­ступности лидирующее положение занимают мигранты из Украины, Белоруссии, Молдовы, Таджикистана и Узбекистана. Организованная миграционная преступность - это система организованных по этническому призна­ку преступных формирований, занимающихся преступной деятельностью как промыслом.8

Указанные блоки миграционной (этнической) преступности представляют собой повышенную общественную опасность, ибо обладают устойчивой структурой и имеют значительное количество огнестрель­ного оружия. Некоторые из них вливаются в уже существующие преступные сообщества, а другие вступают с ними в прямую конфронтацию, пы­таясь добиться передела сфер влияния.9

По мнению О.А. Евлановой, между миграцион­ными процессами и организованной преступнос­тью имеет место двусторонняя взаимосвязь. Во-первых, возможность включения в организованную преступную деятельность стимулирует миграцион­ные процессы как из одних стран в другие, так и из одних областей, регионов - в крупные мегаполи­сы. Развитие организованной преступной деятель­ности, в том числе приток в Российскую Федера­цию новых членов организованных преступных формирований, происходит преимущественно за счет иммигрантов из стран «ближнего зарубежья», в том числе из стран-участников СНГ. Во-вторых, интересы организованной преступности определя­ют специфику значительной доли миграционных процессов. Участники же этих процессов обеспе­чивают функционирование организованных пре­ступных групп, участвуют непосредственно в организованной преступной деятельности. Наиболее ярким примером здесь выступает функционирова­ние организованных преступных групп в сфере криминального рынка: незаконная иммиграция, незаконный оборот оружия и наркотиков и ряд дру­гих сфер деятельности.10

На наш взгляд, если в 2005 г. общее число зарегистрированных преступлений, совер­шенных мигрантами, составило около 2% от об­щего числа зарегистрирован­ных в Российской Федерации всех преступлений, то к 2010 г. доля преступлений мигрантов, постоянно возрастая, достигнет своего максимума и может составить 9% от общего числа всех зарегистрированных преступлений на терри­тории нашей страны. Вышеизложенное подтверждает мировые тенденции, к примеру, в ряде европейских государств иностранцами ежегод­но совершается до 20% всех преступлений, а их чис­ло в общем количестве преступников значительно выше, нежели процент иностранцев в общей струк­туре населения той или иной страны.

Современное состояние миграционной преступности в Российской Федерации характеризуется относительно устойчивой тенденцией к росту количества зарегистрированных преступлений, повышением удельного веса рецидивной и групповой преступности в среде преступников-мигрантов.

Что касается действительных изменений в состо­янии преступности мигрантов в Российской Федерации, то они могут быть выявлены только при сравнении ее параметров за длительный период.

По данным статистики, в 2006 г. - 92%, а в 2007 г. - 92.5% преступлений, совершенных на территории России иностранцами, приходится на долю выходцев из стран СНГ, являющихся члена­ми преступных групп, зачастую организованных, формировавшихся за счет оседающих на терри­тории России мигрантов: выходцев из горячих то­чек, членов многочисленных сезонных бригад, торговцев сельхозпродукцией; «студентов» из наркопроизводящих стран. В 2007 г. на 500% больше, по сравнению с 2006 г., выявлено фактов экстремизма.30% преступлений из этого числа совершены уроженцами Кавказа и Закавказья. За последние пять лет рост преступлений, совер­шенных иностранцами, составляет в среднем от 3 до 3,5% (увеличение зафиксировано в 2007-2008 гг.).

Криминологами отмечается устойчивая тенденция вовлечения мигрантов в экономическую преступную деятельность: зарегистрированное число таких лиц, совершивших преступления в сфере экономики, в 2005 г., по сравнению с 2000 г., увеличилось на 58,5%, а с 2005 г. до первого полугодия 2009 г. этот показатель возрос до 60%. Увеличилось количество лиц, совершающих и другие преступления: в числе выявленных участников банд их было уже более 8%; нарушителей правил о валютных операциях – 8%; фальшивомонетчиков – 7,8%; мошенников – 10%; участников преступлений, связанных с производством и оборотом наркотиков, – 5,2%; совершивших разбой – 4%.11

В конце 2008 г. в связи с обострением в стране финансово-экономических проблем резко изменилась миграционная ситуация. В наибольшей мере это прочувствовали в центрах притяжения миграционных потоков и средоточения мигрантов, самым крупным из которых является Москва. По нашему мнению, меняется и миграционная преступность, являющаяся существенным элементом миграционной ситуации.

Следовательно, статистические данные наглядно свидетельствуют о том, что основная часть лиц - иностранных граждан, совершивших преступления в Российской Федерации (в среднем 92,1%), соверша­ется жителями государств СНГ, а 7,9 % - это жители других иностранных государств. Таким образом, один из первых выводов, который уже можно с уверенностью констатировать, это то, что около 90% преступлений иностранных граждан в Российской Федерации и практически 90% лиц совершают граждане стран СНГ.

Следует подчеркнуть, что территориальная специфика социально-экономического развития порождает качественные и количественные сдвиги в социальных явлениях, включая преступность. Природные условия региона, характер и интенсивность экономической деятельности и связанные с ней социальные процессы могут лишь ослабить или усилить социально-негативные процессы.

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что рост миграционной преступности в Российской Федерации происходит быстрыми темпами, что по праву дает ему основание считаться неблагополучным явлением. Серьезную проблему представляет активное участие мигрантов в организованных преступных группах и преступных сообществах, объединенных по национальному или этническому признаку.

Анализ статистических данных миграционной преступности в России дает основание сделать вывод о том, что большинство преступлений совершается гражданами стран СНГ, следовательно, деятельность по предупреждению преступности среди мигрантов должна строиться в первую очередь с учетом данных обстоятельств.

Таким образом, анализ современного состояния миграционной преступности позволяет говорить о ней как об угрозе национальной безопасности России.

Предупреждение миграционной преступности - одна из актуальных проблем криминологической теории, значимость которой в условиях криминальной глобализации мира неизмеримо возрастает.

Незаконная миграция как одна из наиболее прибыльных отраслей организованной преступной деятельности включает в себя два элемента: незаконный ввоз мигрантов в страну и незаконный въезд в страну. Основную долю незаконной ­миграции составляет ее первый элемент и, види­мо, в связи с этим в «Мировой программе по борь­бе с незаконной иммиграцией» формулируется такое ее определение, как незаконный ввоз иностранных граждан в страну с целью получения прибыли.12

При этом неблагоприятные изменения количе­ственных показателей сопровождаются все более опас­ной качественной трансформацией рассматриваемых преступлений. В структуре преступности иностран­цев 45,5% составляют тяжкие и особо тяжкие пре­ступления (особую тревогу вызывает рост числа убийств и причинения тяжкого вреда здоровью по­терпевших); при этом криминальная активность ино­странцев с каждым годом становится все в большей мере ориентированной на совершение преступлений, прежде всего в экономической сфере. О повышении общественной опасности преступ­ности иностранцев красноречиво свидетельствуют данные о ее структуре и специфическом характере криминальной активности.

Анализ состояния и тенденций развития миграционной преступности позволяет говорить о ней как о сложившейся антисистеме и обосновывает необходимость проработки теоретических вопросов ее криминологического предупреждения.

1 Хакимуллина Л.М. Анализ иностранной преступности в современной Росси // Закон и право. 2007. № 12. С. 51.

2 Кобец П.Н. Организация деятельности правоохранительных органов Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью иностранных граждан и лиц без гражданства // Вести. Вост.-Сиб. ин-та МВД России (научно-практи­ческий журнал). 2003. № 3 (26).

3 Распоряжение Правительства РФ «О Концепции регулирования миграционных процессов в Российской Федерации» от 01.03.2003. № 256-Р // Собрание законодательства РФ. 2003. № 10. Ст. 923.

4 Кузнецова Н.Ф. Преступления и преступность. М., 1969. С. 173.

5 Ионцев В.А. Миграция населения. Вып.: Международная миграция. Приложение к журналу «Миграция России». М., 2009. С. 101.

6 Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Нелегальная миграция и орга­низованная преступность: региональные аспекты // Юридический вестник. 2009. № 10. С. 13.

7 Звягинцев В.В. Уголовно-правовые и криминологические проявления миграционных процессов // Миграционное право. 2008. № 2. С. 7.

8 Садыкова О.В. Криминологические проблемы борьбы с организованными этническими преступными формированиями в России. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 9.

9 Гладких В.И. Влияние незаконной миграции на криминальную ситуацию в отдельных регионах России // Незаконная миграция и правоохранительная деятельность: Материалы «круглого стола» 11-12.09.2003 г. Ростов н/Д., 2004. С. 95.

10 Евланова О.А. Взаимосвязь миграционных процессов и организованной преступности в Рос­сии // Преступность как она есть и направления ан­тикриминальной политики. М., 2007. С. 139.

11 Тенденции развития миграционной преступности // Утро.ru. 2010. 29 апреля.

12 Мировая программа по борьбе с незаконной иммиграцией. Центр по борьбе с международной преступностью Отдела Организации Объединен­ных Наций по борьбе с наркотиками и предупреж­дению преступлений. М., 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle