Библиографическое описание:

Савельев С. В. Значение рефрена ‘Qui bien aime’ в балладном цикле Джона Гауэра Cinkante Balades // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.2. — С. 39-41.

За исключением Фишера, только Р.Ф. Йегер посветил балладному циклу Cinkante Balades отдельное исследование, рассмотрев эти баллады именно как цикл. Значительные успехи современных исследователей творчества Дж. Гауэра, в частности его французского наследия, обусловлены, прежде всего, отказом от в настоящее время очевидно ошибочного утверждения Фишера о том, что "В своём творчестве Чосер... демонстрирует признаки влияние на своё творчество французских придворных поэтов, в то время как Гауэр был мало знаком с их творчеством, а вероятнее всего не знаком совсем.» В статье 2003 года Брайан Мерридис блестяще показал, что во франкоязычном творчестве Джона Гауэра находят отражение новейшие тенденции в континентальном французском языке, что, в свою очередь, не позволяет говорить о нём как об исключительно англо-норманнском поэте. Очевидно, что франкоязычное наследие Гауэра представляет значительный интерес как с лингвистической так и социокультурной точки зрения: как новые "континентальные" слова входили в словарь поэта? Как они использовались? как воспринимались аудиторией?

Ответы на некоторые из этих вопросов может дать рассмотрение одной из баллад из цикла Cinkante Balades. Следует сразу отметить, что подобных балладных коллекций этого периода на английском языке не сохранилось. Если обратиться к французским балладам XIV века, то наиболее близким по форме и содержанию к Cinkante Balades произведением (хотя и большим по объёму) можно звать собрание из 282 стихотворений из цикла La Louange des Dames (Похвала дамам) Гийома де Машо. Данный цикл дошел до нас в манускрипте Pennsylvania MS Codex 902. Tresor amoureux (Влюблённый Трезор), произведение конца XIV века, ранее приписываемое Фруассару также наводит на мысль о возможном сходстве: произведение представляет собой антологию из четырёх нарративов, разделённых «балладными группами»; сорок четыре баллады после первого нарратива, сорок после второго и опять сорок четыре после третьего. Эти балладные группы перемежаются в свою очередь тремя сериями рондо по двенадцать рондо в каждой группе. Подобные композиционные решения, но меньшего размера и не столь упорядоченные, можно увидеть в поэме де Машо Voir Dit (Правдивый рассказ) и Remede de Fortune (Снадобье Фортуны). Также эта структура наблюдается и в подражании L’Espinette amoureuse (Любовный спинет) Фруассара и в его La Prison Amoureuse (Любовная тюрьма) Задолго до Фруассара, Жан де ле Мот создал компиляцию Regret Guillaume (Раскаяние Гийома) сходное по структуре с компиляциями да Машо и Фруассара.

Цикл Cinkante Balades необычен тем, что является плодом творчества одного автора и является достаточно большим и законченным циклом. В некотором смысле, цикл Cinkante Balades повторяет в миниатюре балладу Louange (Похвала) и является «половинной» вариацией на тему компиляции Les Cent Ballades (Книга ста баллад) Сенешаля Жана д'Э. По мнению ???? компиляция Сенешаля Жана д'Э была весьма популярна на Континенте в конце четырнадцатого века и часто была объектом для подражания. Не смотря на это точная датировка балладного цикла Джона Гауэра Cinkante Balades представляется достаточно затруднительной. [2, с.83] Очевидно, что указанные баллады можно условно разделить на две группы: любовные повествования, перемежающиеся неупорядоченными лирическими вставками, и баллады с упорядоченными лирическими вставками. При рассмотрении цикла Гауэра можно отметить, что его творчество находится в русле популярной в его время тенденции, начало которой положил де Машо – создавать авторские поэтические циклы и компиляции. Спустя некоторое время эта мода распространилась как на всю Францию, так и на Англию. Не смотря на то, что мы не может точно датировать эти произведения Гауэра, они, тем не менее, заслуживают внимательного рассмотрения.

В данной работе мы бы хотели остановиться на отдельных лингвистических проблемах, связанных с рецепцией баллад Гауэра и, взяв в качестве примера рефрен из баллады №25 ‘Qui bien aime’, осветить отдельные особенности франкоязычного поэтического наследия Джона Гауэра.

Использование Джоном Гауэром данного рефрена позволяет нам довольно точно определить как «хронологию цитации», так и показать насколько Гауэр в своём творчестве следует литературным традициям как Англии, так и Франции. Рефрен Qui bien aime достаточно часто встречается в творчестве труверов, он также нередко используется в полифонических мотетах и ди. В собраниях пословиц XIII и XVI веков данный рефрен в своей полной форме зафиксирован как пословица. Он также присутствует в Le Songe du vieil pelerine (Видение старого пилигрима) Филиппа де Мезьера и нескольких манускриптах «Птичьего парламента» Джеффри Чосера. Гауэр употребляет этот рефрен в 27867 строке поэмы Miroir de l’Omme (Зерцало человеческое).

Рефрен Qui bien aime может служить отличной иллюстрацией процессов взаимного цитирования в английской и французской литературах XIV века. При ближайшем рассмотрении оказывается, что подобные явные и неявные цитаты тесно связывают эти две литературы. Можно с достаточной долей уверенности предполагать, что наличие подобных связей было не всегда очевидно для авторов текстов. Иногда, однако, наличие подобных связей осмысливается автором, как в случае с Гийомом де Машо. Очевидно, что нам необходимо понять как что могло заставить Гауэра включить данную строку в одну из своих баллад и насколько осознанной была данная цитация. В первую очередь следует отметить, что вставка появляется именно в середине цикла, то есть в двадцать пятой балладе из пятидесяти. Цитата в данном случае выступает в качестве маркера изменения тональности любовного повествования. Она приобретает оттенок волнения и горечи, упоминается «клевета», извечная помеха радостям любви. В этой балладе, в отличие от большей части остальных баллад цикла, присутствует отсылка к предыдущим балладам. Суть этой отсылки в том, что любовная история всегда оказывается в плену несовершенного языка, и это несовершенство может погубить любовь. При подобном прочтении цитата Qui bien aime может иметь двойное прочтение: с одной стороны, включая данную цитату в свою балладу, Гауэр явно и уверенно позиционирует своё произведение как полноправный текст любовного дискурса своей эпохи, с другой же стороны, употребление этой цитаты имеет своей целью подчеркнуть боязнь того, что любовь и её язык могут быть утрачены.

По мнению Йегера данная строка является "эхом традиционной французской придворной лирики" [2, с.89]. Фактически, все подобные случаи цитации являются, по мнению Йегера, попыткой обратить внимание на "опасность написание придврной поэзии" []. Таким образом Гауэр использует язык любви против самого себя. Аргументы Йегера представляются достаточно весомыми в контексте рассмотрения Гауэра как морализатора. Однако следует принять во внимание и тот факт, что определить точный смысл отдельных цитат представляется достаточно сложным. Рефрен ‘Qui bien aime’ имеет достаточно большую историю употреблений в средневековой французской литературе, и, следовательно, более поздние употребления этой цитаты, пусть и в другой литературе, оказываются в отношениях смысловой зависимости от более ранних употреблений. Тем не менее все возможнее контексты употребления этого рефрена объединяет одно: автор, включающий данные строки в совё произведение акцентирует своё внимание на изменчивости любви, её увядании.

Это становится особенно явным при сопоставлении «Правдивого рассказа» Гийома де Машо и цикла Cinkante Balades Джона Гауэра. В «Правдивом рассказе» Машо, поэт, в рамках любовного поэтического нарратива, обменивается эпистолярными и поэтическими посланиями со своей молодой возлюбленной. Некоторые баллады Гауэра сюжетно перекликаются с отдельными элементами «Правдивого рассказа». Так, если мы обратимся к балладе №28, мы увидим как герой баллады (возможно, сам Гауэр) просит даму, адресата баллады, написать ему несколько строк:

Prenetz ceo dit de moi pour remembrer,

Et mandetz moi de vos beals ditz auci . . .

[1, c.23–4]

[Получи это стихотворение от меня как напоминание,

И пошли мне своё прекрасное стихотворение в ответ.] (Пер. наш)

Из следующих строк баллады мы узнаём, что прошёл слух, что будто прекрасная дама рассержена на героя из-за того, что он был далеко от неё. Данный сюжетный элемент прямо перекликается с сюжетом «Правдивого рассказа», где, как известно, влюблённые тоже были разлучены. При дальнейшем рассмотрении баллады, можно обнаружить ещё несколько примеров употребления рефрена ‘Qui bien aime’, однако мы считаем необходимым подробнее остановиться не на, собственно, фактах употребления рефрена, а на значении этого рефрена для Гауэра. Гийом де Машо использовал данный рефрен для эксплицирования уязвимости языка любви, что мы можем наблюдать в «Правдивом рассказе». Представляется вероятным, что использование Гауэром этой строки - своеобразный вызов Машо и Дешану. Гауэр использует строки своих оппонентов против них самих. Йегер предполагает, что подобный ход со стороны Гауэра является доказательством того, что он отражает в своей лирике английскую точку зрения.

Это становится особенно очевидно при параллельном рассмотрении использования рефрена ‘Qui bien aime’ Чосером и Гауэром. У Чосера рефрен ‘Qui bien aime’ мы находим в "Птичьем парлементе". У Чосера рефрен становится более выразительным, приобретая своеобразный англо-норманнский колорит..

Многих современных исследователей творчества Чосера наличие французского рефрена в английском произведении приводит в замешательство. Наличие этого рефрена идёт в разрез с устоявшейся в истории литературы традицией считать Чосера исключительно «английским» поэтом. Использование этого рефрена Чосером является небольшим, но весьма значимым признаком того, что и Чосер и Гауэр ощущали себя частью англо-норманнской, а не исключительно английской литературной традиции, в отличие от поэтов начала XV века. Для составителей антологий, поэтов или писцов того времени было естественным вставить французский рефрен в английский текст, в случае, если требовалось дать указание на песню или изобразить таковую. . «Птичий парламент» Чосера состит из 15 строф, после каждой из которых (за исключением двух) следуют различные французские рефрены В двух строфах, не вписывающихся в общую схему поэмы, кукушка и скворец выступают с нападками на французский язык, признавая, однако, что они плохо на нём говорят: ‘I can no french soþ for to seyne’ . . I can no skille of swich french fare/ To speke in engelych I haue more deynte. Их речь заканчивается английским, а не франзуским рефреном, что является своеобразным символом протеста. Эта ситуация полна комизма: поэт допускает иную трактовку значимости французского языка, однако это мнение озвучивают «наименее цивилизованные» члены парламента. Чосер не просто возвращается к французскому языку, но и оставляет последнее слово за ним.

Рефрен ‘Qui bien aime’ встречается нам после четвёртой строфы, выступая в качестве типичного французского рефрена. Однако история его использования позволяет нам говорить о значительной традиции цитации. Пример использования его Гауэром интересен тем, что он очевидно является одним из первых фактов использования рефрена ‘Qui bien aime’ по другую строну Ла-Манша. Нельзя утверждать с уверенностью, что Гауэр был первым, кто использовал данный рефрен в английской литературе. Изучение манускриптов «Птичьего парламента» позволяет утверждать, что рефрен присутствовал уже в первоначальной редакции чосеровского текста. Принимая во внимание, что цикл Cinkante Balades был написан несколько позже, представляется вполне вероятным, что Гауэр был знаком с текстом Чосера и позаимствовал у него этот рефрен.

Однако если мы посмотрим на эту проблему под несколько другим углом, то мы придём к весьма необычному заключению. Если мы посмотрим на рефрен ‘Qui bien aime’ глазами чосероведа, то он не будет восприниматься как «француский» вплоть до конца XV века. И не смотря на это даже в конце XV века француские рефрены доминировали в английской поэзии. Таким образом, использование Гауэром рефрена ‘Qui bien aime’ подчёркивает не столько его противопоставленность английской литературе на английском языке, а его, и Чосера, включённость в литературный мир Франции и Англии XIV века.


Литература:
  1. Gower, John “Cinkante Balades” in The Complete Works Of John Gower: The French Works (1899) ed. George Campbell Macaulay - Kessinger Publishing, LLC, 2010

  2. Yeager, R.F. “John Gower's Audience: The Ballades.” Chaucer Review 40 (2005), pp. 81-105.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle