Библиографическое описание:

Овсянникова В. В. Метафорические терминологические словосочетания в исследовании геологической терминосистемы (по данным направленного ассоциативного эксперимента) // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.2. — С. 32-34.

Данная статья отражает результаты исследования метафорического моделирования в научном геологическом дискурсе. Исследование проводится в русле когнитивной лингвистики. В исследовании реализуется лингвокогнитивный подход к метафоре, т.е. метафора понимается как ментальная структура, воплощённая в языковых единицах. Лингвокогнитивный подход предполагает выделение трёх составляющих в структуре метафоры, а именно: концептуальной области сферы-мишени, концептуальной области сферы-источника, основы метафорического переноса, а также их лексическую репрезентацию в языке. Концептуальная область сферы-источника представлена лексическими единицами в исходном номинативном значении. Исходные номинативные значения приводятся в нашем исследовании по «Словарю русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой (МАС) [1], метафорические значения – по отраслевым словарям либо устанавливаются с помощью контекстуального анализа.

В качестве объекта исследования рассматриваются метафоры, функционирующие в научных геологических текстах. Эмпирическим материалом послужили терминологические словари, монографии, учебные пособия, авторефераты диссертаций и пр. Методом сплошной выборки в корпусе данных текстов были выделены однословные и многословные метафорические номинации. Среди последних значительную часть составляют двухкомпонентные образования, которые и станут предметом рассмотрения в настоящей статье.

Прежде всего охарактеризуем структурный состав двухкомпонентных метафорических словосочетаний. Они представляют собой структуры, образованные по схемам «прилагательное + существительное», «причастие + существительное», «существительное в именительном падеже + существительное в родительном падеже». При этом структура «прилагательное + существительное» приобретает метафорический характер благодаря: 1) существительному, на базе признаков которого возникла метафора, и которое в дальнейшем получило адъективную характеристику (подводный хребет, горная мука, тектонические чешуи). Ср.: чешуя – «твёрдые пластинки, защищающие тело некоторых позвоночных животных (рыб, ящериц, змей)» (МАС) → чешуи – «участки земной коры». В основе метафорического переноса лежит уподобление внешнего вида участков коры чешуе животных. Чешуи тектонические – «небольшие вытянутые участки земной коры, надвинутые друг на друга по крутым поверхностям надвигания с амплитудой перемещения до нескольких километров, но чаще не более нескольких сот метров. Обычно встречаются сериями, <…> образуя чешуйчатую структуру или зоны чешуйчатых надвигов. Поверхности их надвигания пологие внизу, кверху, в направлении перемещения, становятся круче» [2. Т. 2, с. 414]; 2) прилагательному (гороховая руда, кавернозная текстура, сухарные глины), которое подверглось метафоризации, и в сочетании с существительным в исходном номинативном значении образовало двухкомпонентное метафорическое терминологическое словосочетание. Ср.: сухарь – «выпущенный кусок хлеба» (МАС), сухарный – «относящийся к сухарям» → сухарные глины – «каолинитовые глины, возникшие в результате потери влаги». Глины сухарные – камнеподобные (не размокающие в воде) каолинитовые глины <…> преимущественно белые и серые разных оттенков, иногда слабо-розоватые и фиолетовые, непластичные и реже слабопластичные (полусухарные), плотные, иногда с раковистым изломом. <…> Характерны колломорфные структуры <…> и текстуры <…> и почти изотропная основная масса породы – следствие потери воды при старении и кристаллизации слагавших главную массу первоначального осадка породы гелей Al2O3 SiO2 с образованием каолинита [2. Т. 1, с. 174]. В словосочетаниях, образованных по схемам «причастие + существительное», сочетаются метафорическое причастие с существительным в прямом значении (пенящийся камень, поющий песок, шелушащиеся валуны). Генитивные метафоры представляют собой сочетание двух существительных, из которых чаще всего первый компонент является метафорой (голова пласта, пьедестал гор, подошва склонов, гнёзда пирита), редко – второй (крупность зерна). В словосочетаниях подобного типа в геологической терминосистеме оба компонента могут заключать в себе метафоры (корни жил, ветви жилы, гребень хребта, крыло складки, гирлянда складок).

Поскольку большая часть двухкомпонентных словосочетаний – это адъективные метафоры, именно они послужили материалом для эксперимента. Применение экспериментального метода позволяет дополнить методы лингвистического анализа в исследовании.

При выборе экспериментального метода для нашего исследования мы остановились на ассоциативном эксперименте, который является наиболее разработанным и широко применяемым междисциплинарным методом, использующимся в лингвистике, психологии, философии и других науках. Данный метод применяется также и в когнитивных исследованиях. Когнитивная лингвистика проявляет интерес к взаимодействию ментальных и языковых структур. Это взаимодействие может быть выявлено с помощью ассоциаций. Как было установлено исследователями, во взаимодействии ментального и естественного языка актуальным оказывается метафорическое ассоциирование. Одной из разновидностей ассоциативного эксперимента является направленный ассоциативный эксперимент (НАЭ). В процессе проведения НАЭ экспериментатор направляет реакции испытуемых в нужное ему русло. Так, например, испытуемые должны отвечать на слово-стимул только глаголами или дать характеристику слову-стимулу, используя только прилагательные [3], [4, c. 130].

Целью НАЭ в нашем исследовании стала верификация гипотезы, согласно которой направление реакций испытуемых в сторону характеризации слова-стимула должно выявить признак предмета / явления и обозначить метафорическую связь в терминологическом словосочетании. Предполагалось, что в результате НАЭ будут получены метафорические терминологические словосочетания: земной шар, горный хребет, рудное поле, горная цепь, пустынный загар, бараний лоб, ледниковый шрам, ледниковый язык.

Так как мы исследуем геологический дискурс, целевой группой НАЭ стали студенты геологических специальностей (Томский политехнический университет); в контрольную группу вошли студенты филологических специальностей (Томский государственный университет). Общее число участников эксперимента составило 112 человек. В результате эксперимента на все слова-стимулы было получено 3338 валидных реакций (99 %). В ходе НАЭ мы ожидали получить реакции синтагматического типа. Однако при анализе полученных реакций выявилось, что не во всех случаях испытуемые действовали согласно инструкции. Тем не менее, было решено учитывать все реакции, обнаруживающие образное восприятие слова-стимула. Анализ всех пар «стимул – реакция» выявил несколько метафорических реакций на слово-стимул кора (на которое не был направлен НАЭ). Так, например, синтагматическая реакция в паре кора – земная, и смежная реакция в паре кора – земля указывают на метафорическое терминологическое словосочетание земная кора – «внешняя твёрдая оболочка Земли, ограниченная снизу Мохоровичича поверхностью» [5, с. 336]). Термин возник при переосмыслении исходного значения слова кора – «наружная часть стеблей и корней древесных растений, легко отделяемая от древесины» (МАС) на основе признака «внешний», «находящийся снаружи». Данные реакции свидетельствуют об актуальности образного терминологического ассоциирования в группе испытуемых геологов.

Во время проведения эксперимента испытуемые получили бланки, которые содержали 30 слов-стимулов: шар, хребет, поле, цепь, загар, лоб, шрам, язык, поезд, клей, город, буква, слой, ключ, кора, книга, клюв, цвет, стакан, птица, монета, снег, дверь, росток, шкаф, вода, кирпич, чернила, кожа, воздух и инструкцию: «Охарактеризуйте следующие слова первым пришедшим в голову признаком». Первые восемь существительных являются составной частью метафорических терминологических словосочетаний. На эти слова был направлен эксперимент.

Анализ реакций испытуемых на данные слова установил, что испытуемые воспринимают слово-стимул, во-первых, в исходном номинативном значении (подобная связь выявилась в 100 % случаев), во-вторых, в общеязыковом метафорическом значении (50 %), в-третьих, в терминологическом метафорическом значении (50 %).

При восприятии слова-стимула в исходном номинативном значении в направлениях ассоциирования актуализируются различные признаки предмета /явления. Например, реакции на слово-стимул шар выявили: форму шара как геометрического тела (шар – сферический, шар – круглый); цвет шара как предмета округлой формы (шар – голубой, шар – жёлтый, шар – белый, шар – красный); его качества (шар – гладкий, шар – упругий) и пр.

Только общеязыковые метафорические значения выявлены в реакциях на слова-стимулы лоб и язык. Общеязыковые и терминологические метафоры выявились в реакциях на слова-стимулы поле и цепь.

В качестве примера рассмотрим слово-стимул поле. Согласно МАС, поле – это «безлесная равнина». С помощью метода компонентного анализа был установлен семантический состав слова: «ровная», «поверхность», «лишённая деревьев».

В основе искомого терминологического словосочетания рудное поле лежит переосмысление поверхности, на которой сосредоточены рудные месторождения и рудные тела. Мотивирующим метафорическим признаком является признак широты пространства.

Ассоциации испытуемых на слово-стимул поле разворачивались в следующих направлениях: 1) ровная поверхность (поле – равнина, поле – степь); 2) то, что растёт на поле (поле – трава, поле – цветов, поле – цветочное, поле – ржаное, поле – пшеничное, поле – ромашковое,); 3) цвет (поле – жёлтое, поле – зелёное, поле – золотистое); 4) широкое пространство (поле – широкое, поле – раздолье, поле – простор); 5) поле как специально оборудованная площадка для чего-либо (поле – футбольное); 6) отсутствие ограничений (поле – свобода); 7) особая форма материи (поле – магнитное); 8) площадь с рудными месторождениями (поле – рудное) и пр. Очевидно, что в направлениях ассоциирования актуализировалось восприятие слова-стимула в исходном номинативном, общеязыковом и терминологическом значениях.

Как общеязыковую метафорическую реакцию мы интерпретировали реакцию парадигматического типа поле – свобода. Она возникает при переносе образа широкого поля, т.е. обширного пространства (пространство – «неограниченная протяжённость (во всех измерениях, направлениях)» (МАС)) на чувство, которое человек ощущает при отсутствии каких-либо ограничений в действиях, поступках, мыслях.

Таким образом установлено, что в основе общеязыковой (поле – свобода) и терминологической (поле – рудное) метафор лежит одинаковый признак.

В заключении отметим, что выдвинутая гипотеза получила подтверждение. В результате анализа данных НАЭ установлено, что признаки, которыми испытуемые характеризовали слова-стимулы, выявили восприятие испытуемыми слова-стимула в метафорическом терминологическом значении, а также тот факт, что воспринятое слово в метафорическом терминологическом значении входит в состав атрибутивного словосочетания. Предполагаемые метафорические терминологические словосочетания были выявлены в 50 % случаев (на слова-стимулы шар, хребет, поле, цепь земной шар, горный хребет, рудное поле, горная цепь). В ряде случаев общеязыковые и терминологические метафоры основываются на одинаковых признаках. Это свидетельствует о действии общих механизмов ассоциирования в обыденном и научном восприятии.


Литература:

  1. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. – М., 1985–1988.

  2. Геологический словарь: В 2 т. / Под ред. К. Н. Паффенгольца и др. – М., 1978.

  3. Горошко Е.И. Интегративная модель свободного ассоциативного эксперимента [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.textology.ru.

  4. Белянин В. П. Психолингвистика. – М., 2004. – 232 с.

  5. Ананьев В. П., Потапов А. Д. Основы геологии, минералогии и петрографии. – М., 2005. – 398с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle