Библиографическое описание:

Приходько Е. А. Массовая культура как «дух» современности // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.2. — С. 199-201.

Глобализация и возникновения мирового информационного порядка – международ­ной системы производства, распространения и использования информации актуализирует проблему изменения статуса и содержания культуры в трансформирующемся обществе.

Сегодня мы скорее наблюдаем процесс необходимой адаптации всей системы культуры к ста­новящемуся глобальному информационному пространству. Активность информаци­онных процессов столь высока, что заставляет подчинять себе традиционные элемен­ты культуры и, прежде всего, изменяет традиционную систему культурной коммуникации [1, с. 28].

Резкое изменение коммуникационного пространства все более разрывает границы между культурами и создаёт предпосылки (новые кулътурообразующие компоненты) иного типа культурного единства. Это проявляется в следующем:

во-первых, расширяется «псевдокультурное» поле общения, диалог в котором осуществляет­ся по принципу узнавания наиболее доступных, совпадающих или почти совпадающих смысловых структур. А это является наименее содержатель­ной, если можно так сказать, наименее культурной частью культуры. В этом комму­никационном поле господствуют общие стереотипы, общие оценки, общие парамет­ры требуемого поведения, ее общедоступные, т.е. наиболее простые компоненты. Бе­зусловно, это предоставляет массу удобств, но одновременно лишает диалог между культурами всякого смысла;

во-вторых, культура теряет свою главную особенность, характер­ную для эпохи локальных культур, - стационарность, связанную с признаками такой культуры (завершенностью, наличием соответствующих культурных оппозиций и пр.);

в-третьих, резко увеличивается скорость разрушения старых ценностей, сжимаются временные рамки это­го процесса, что не позволяет новым символам и знакам адаптироваться к тради­ционной знаковой системе ценностей. Символы и образы ста­рой культуры исчезают или меняют свой смысл и значение. Новые ценности настоль­ко расходятся с традиционными, что их культурообразующий смысл остается не все­гда ясным и открытым. Нарушается синхронизация культуры, когда новообразования в ней формируются столь стремительно, что не успевают адаптироваться к традиции, через которую передается опыт, но сами становятся опытом.

Ядром такой новой формы коммуникационной организации общества становится не просто информация, а "сетевая логика его базисной структуры", придающая распространяемой информа­ции особые качества и функции, системно преобразующие все основные сферы жиз­недеятельности людей - от экономики и политики до образования и культуры [2, с.340].

Новые электронные средства не отделяются от традиционных культур - они их абсорбируют. Современную культуру М. Кастельс характеризует как "культуру реальной виртуальности", культуру, детерминированную глобальными интерактивными электронными средствами коммуникации. Создается система, в которой сама реальность полностью схвачена, полностью погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, мир, в котором внешние отображения находятся не просто на экране, через который передается опыт, но сами становятся опытом. Эта среда способна охватывать и интегрировать все формы выражения, так же как и разнообразие интересов, ценностей и воображения. У нее своя структура и логика.

Создание некой виртуальной наднациональной ментальности привело к глубоким изменениям в системе отношений между народной, элитарной и массовой культурой. Понизился статус не только первых двух, но и культуры в целом, которая сегодня многими понимается совсем не так как конечная цель человечества, а как средство, способствующее достижению жизненного успеха.

Параллельно глобализация нарушила пропорцию между высокой и низовой культурой, возвысила массовую культуру, преобразовав её в один из важнейших элементов системы культуры постиндустриального общества. И здесь мы солидарны с теми авторами, которые определяют массовую культуру не как культуру в строгом смысле слова, а как ту форму, которую принимает культурное развитие в условиях индустриальной цивилизации.

Массовая культура – это и есть современная культура, а не один из ее модусов, и основные ее характеристики являются выражением особого «духа» эпохи. Массовая - она и есть настоящая и представительная, а элитарная авангардная культура состоит при этом серийном производстве духовных ценностей лишь как экспериментальная лаборатория.

Высокую культуру, говорящую о бытие, сменила массовая культура, говорящая о быте, и её назначением стало украшение быта. То, что мы сейчас наблюдаем, есть не процесс вырождения высокой культуры в массовую, а процесс опровержения высокой культуры действительностью [3, с. 296].

Главная задача такой культуры - помочь человеку «убежать» от реальной жизни. Современная массовая культура точно отражает те изменения, которые произошли за последние полстолетия интенсивного роста материального богатства, потребовавшего новых героев, героев действия и новую культуру отношений.

В массовой культуре отсутствует спонтанность, непосредственность чувств, в ней нет размышлений над жизнью, нет обобщений жизненного опыта. На первый план выступают действия персонажей, а не их эмоции, мысли, их внутренний мир. Не случайно в современной культуре исчезает тот жанр, который в течение существования гуманистической цивилизации считался её высшим достижением - трагедия. Начинает исчезать также и драма, так как сама жизнь, построенная на рациональной основе, устраняет драматизм внутренней жизни личности, бывший когда-то центром и главным интересом литературы, театра и кино. Разнообразие мотивов человеческого поведения, раскрытие вершин и падений человеческого духа, которые когда-то были основным содержанием искусства во всех жанрах, массовую культуру не интересуют. Сам сюжет и диалоги, главное содержание истинных произведений искусств, используются лишь как связка между фейерверками акробатических номеров и технических эффектов, декоративная сторона в зрелище важнее содержания.

Зрелище, фейерверк образов и есть, собственно, содержание современной культуры, а фейерверки привлекают всех, в независимости от национальности, возраста, образования и культуры. Фейерверк не предполагает размышлений, он не обращается к пониманию, он ослепляет своей яркостью, оставляя всё остальное вокруг в полной темноте.

Главными особенностями массовой культуры являются общедоступность, серийность, машинная воспроизводимость и то, что она создает собственный знаковый код, символическую надстройку над структурами реальной повседневной жизни, которая многими миллионами людей воспринимается как полноценный эквивалент самой реальности. Данные признаки являются необходимыми и достаточными для выяснения идеально-типических свойств массовой культуры. Все прочие черты, которые ей зачастую приписывают - например, коммерческий характер, гедонизм, бедность интеллектуального содержания, упрощенные эстетические формы и т.п. – являются либо производными, либо необязательными. При анализе отдельных конкретных явлений эти черты наблюдаются далеко не всегда. Таким образом, массовая культура – это наше лицо, образ жизни современного человека, она выступает изначально настроенной на массовое сознание в роли мощного усилителя обыденных представлений.

Необходимо учитывать и то обстоятельство, что любая культура - совокупность множества вкусов, и монолитность всякой (в том числе и современной) культуры - иллюзия. Законченной, выразительной и монолитной выглядит только прошлая культура, культура, которая находится в хранилище культурной памяти.

Таким образом, вряд ли можно рассматривать массовую культуру как эстетическую или оценочную категорию. Относя то или иное явление к массовому искусству, мы характеризуем не его художественный уровень и даже не культурно-образовательный уровень аудитории, для которой оно предназначено, а тот общественный способ, каким оно создается, распространяется и используется.

Как справедливо отмечает А.В. Тонконогов, в России феномен массовой культуры уникален еще и тем, что фактически заменил культуру народную. Это обстоятельство в значительной степени определило связь элитарной и массовой культуры в нашей стране, что, с одной стороны, позволяло до определенного момента масскульту создавать образцы, конкурирующие с образцами элитарной культуры, однако, с другой стороны, - негативно влиять на развитие культуры в целом [4, с. 31].

Диспропорция, сложившаяся в современной культуре, не безобидна, особенно если она прини­мает затянувшийся характер и люди, родившиеся после ее возникновения, уже не зна­ют иной культуры. Она порождает агрессивность по отношению к иным формам про­явления культуры. Устойчивый и длительный характер такой альтернативности при­водит к вырыванию из культуры ее основ в виде системы общечеловеческих ценностей и интересов.

Но массовую культуру необходимо рассматривать не как набор завершенных артефактов, результатов деятельности человека, соотносимых с определенными ценностями, но как динамичный процесс порождения, закрепления и трансляции смыслов. Основная задача - интерпретировать черты этих процессов «культурного настоящего». И хотя время и новые условия жизни стирают жесткие границы между «высокой» и «массовой» культурой, слово «культура» обозначает, прежде всего, глобальную общечеловеческую культуру, то есть культуру всего человечества, мировую культуру в целом. В этом смысле культура одна, о ней можно говорить только в единственном числе.

Акцентируя внимание на позитивных аспектах развития массовой культуры, отметим, что массовая культура делает высокие ценности доступными для массового человека и тем самым гуманизирует его. Исключив человека из «большой» истории, массовая культура предоставила ему иные возможности самоидентификации. Свое самоопределение человек, как известно, обретает лишь посредством связей. И массовая культура связала человека с миром в целом. Она дала человеку возможность узнать то, чего он, ограниченный физическими условиями пространства и времени, ни при каких обстоятельствах не мог знать раньше. Мир как целое перестал быть для человека туманным образом или логической конструкцией. Он явился ему на экране суммой живых картинок и заговорил на разных языках, изменив его представление о пространственно-временных связях и современности.

Следовательно, сегодня необходимо стимулировать внутрикультурный диалог между высшей и низшей культурами, ведь массовая культура может быть не только «мертвой», но и «живой». Она, удовлетворяя массовый спрос и не чуждаясь коммерческих соображений, обращается к личности и стремится ответить на ее многообразные запросы, вызвать интерес к ее ценностям, не заслоняя и не подменяя профессиональной виртуозностью гуманистический смысл, содержание предлагаемых ею образцов, произведений, норм и т.п. Она и должна быть взята за основу изменения качества повседневного бытия людей, их сознания и образа жизни. Это даст импульс для развития культуры в целом и преодоления тех образцов массовой культуры, которые выступают как антигуманные по своему внутреннему содержанию формы.

По мнению В.В. Сергеева, сохранение и обеспечение безопасности духовной культуры – необходимое условие, позволяющее России и россиянам отстоять основополагающие принципы, нормы, традиции, уклад, национальное самосознание и культурную самобытность, культурную самоидентификацию, складывавшиеся на всем долгом пути исторического развития [5, с. 44]. Большинство же СМИ, распространяющие продукты массовой культуры, в современной России находятся вне контроля государства и институтов гражданского общества. Государственные органы обеспечения национальной (духовной) безопасности должны сосредоточить свое внимание не только на противодействии физическим проявлениям терроризма, экстремизма, сектантства, но и на предупреждении, пресечении и профилактике духовного, виртуального терроризма, экстремизма и сектантства.


Литература:
  1. Миронов В.В. Коммуникационное пространство как фактор трансформации современной культуры и философии // Вопросы философии, 2006, № 6.

  2. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.; ГУ ВШЭ, 2000.

  3. Павелко Н.Н., Бухмиллер В.В. Влияние массовой культуры на формирование личности в условиях глобализации //Социально-гуманитарные знания, 2010, № 4.

  4. Тонконогов А.В. Массовая культура как фактор формирования духовного пространства современной России // Социально-гуманитарные знания, 2010, № 5.

  5. Сергеев В.В. «О безопасности духовной культуры в российском обществе // Социально-гуманитарные знания, 2007, № 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle