Библиографическое описание:

Бучанов И. И., Папсуева Н. С. Режим «белой государственности» атамана Г.М. Семенова в Забайкалье в 1919–1920 гг.: методы борьбы за власть // Молодой ученый. — 2011. — №6. Т.2. — С. 71-73.

Личность атамана Г.М. Семенова, в отличие от других видных деятелей белого движения в России, до недавнего времени привлекала внимание только специалистов, изучавших историю белого движения в России. Широкой публике были известны имена А.И. Деникина, А.В. Колчака, Л.Г. Корнилова, П.И. Воангеля, а атаман Семенов, хотя и упоминался в советских научных работах, посвященных истории белого движения в Забайкалье как представитель крайне реакционных кругов белого движения, установивший военную диктатуру в Забайкалье при поддержке японских интервентов [1. с. 2], но все же оставался в тени других руководителей белого движения в России.

Между тем, атаман Г.М. Семенов, наряду с указанными лидерами белого движения в России, был довольно яркой и неоднозначной политической фигурой периода Гражданской войны, поэтому его личность и деятельность, безусловно, заслуживает внимания не только исследователей белого движения в России. Он родился 13 сентября (по ст. ст.) 1890 г. в поселке Курунжа станицы Дурулгиевская Забайкальской области в семье казаков. Получив домашнее образование, в 1911 г. он закончил Оренбургское военное училище и был произведен в хорунжие. Дальнейшая военная карьера будущего атамана проходила в Забайкалье и Монголии. Во время Первой мировой войны Семенов был награжден орденом св. Георгия 4-й степени и Георгиевским оружием за проявленную храбрость, был удостоен ряда других орденов.

После Февральской революции 1917 г. Семенов перешел на службу к Временному правительству. В июле 1917 г. он был назначен комиссаром по формированию в Забайкалье бурятских и монгольских добровольческих частей. С этой миссией в августе 1917 г. будущий атаман прибыл в Читу, где принял участие во II Областном казачьем съезде [5.
с. 232]. Такова вкратце биография атамана Семенова до Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны в России, сыгравших решающую роль в его личной судьбе и военной и политической карьере.

После Октябрьской революции 1917 г. Семенов сразу же занял антибольшевистскую позицию. В декабре 1917 г. он создал в Манчжурии Особый манчжурский отряд (ОМО) из формируемых воинских частей, который 19 декабря разоружил перешедший на сторону Советской власти гарнизон на станции Манчжурия. В январе 1918 г. Семенов обратился с воззванием к жителям Забайкалья, в котором впервые изложил суть своей борьбы с большевиками. В нем он, в частности, подчеркнул, что его задачами являются «поддержка и защита единственного хозяина земли Русской Учредительного собрания, а на местах местных городских и земских самоуправлений, избранных на основании прямого, тайного и равного голосования, законов, изданных Временным Правительством, широкой автономии на пути самоопределения народов, жизни, спокойствия и мирного труда граждан» [1. с. 4]. Таким образом, будущий атаман, бывший в то время есаулом, выдвинул широкую программу демократических преобразований, которая, как показали дальнейшие события, были лишь декларацией о намерениях.

В 1918 г. Семенов решил использовать неустойчивое положение Советской власти в Забайкалье. В мае 1918 г. начался мятеж Чехословацкого корпуса, созданного из военнопленных чехов и словаков, ранее служивших в австро-венгерской армии. Восставшие чехи, соединившись с белогвардейскими частями, развили стремительное наступление, в сентябре в Чите пала Советская власть. Власть постепенно перешла в руки Семенова, в то время являвшегося членом самопровозглашенного Временного правительства Забайкальской области и командующим войсками Читинского военного округа. Властные полномочия Семенова расширились до исполнения обязанностей войскового атамана Забайкальского казачьего (с июля 1919 г.), а в январе 1920 г. адмирал А.В. Колчак, объявивший себя Верховным правителем России, передал атаману всю полноту власти на территории «Российской восточной окраины».

Каким же атаман оказался политическим и государственным деятелем? Безусловно, установленный им режим был военной диктатурой, опиравшейся на поддержку японских интервентов, помощью которых атаман пользовался до конца существования своего режима. Однако в то же время нельзя считать Г.М. Семенова простой японской марионеткой. Основной своей задачей атаман считал полную ликвидацию Советской власти и установление буржуазно-демократической государственности при условии сохранения единой и неделимой России. Именно под этими лозунгами ему удалось привлечь на свою сторону значительные слои населения Забайкалья и Дальнего Востока и в течение двух лет оказывать сопротивление превосходящим по численности силам Красной Армии.

Встав во главе белой государственности в Забайкалье, а затем в Сибири и на Дальнем Востоке, атаман Семенов сосредоточил в своих руках всю полноту военной и государственной власти. Однако он в известной мере сохранил органы местного самоуправления и даже разрешил многопартийность на контролируемой им территории. Даже коммунисты получили возможность легальной деятельности при условии соблюдения ими закона.

Решительно подавляя любые попытки сопротивления своему режиму, Семенов в то же время демонстрировал готовность идти на компромиссы с целью покончить с гражданской войной политическими средствами. Атаман не уклонялся и от контактов с Советским правительством [1. c. 3]. Во второй половине своего пребывания у власти он даже попытался взять курс на либерализацию режима и укрепления законности. Однако в то же время атаман широко применял массовый террор, проводил насильственную мобилизацию в армию и вернул национализированные Советской властью предприятия прежним владельцам [5. c. 232].

Много внимания атаман, как командующий белыми войсками на подвластной ему территории, уделял формированию вооруженных сил и правоохранительных органов возглавляемого им режима. Нужно отметить, что сотрудники этих структур семеновского режима сохранили верность своему руководителю вплоть до его падения.

Судя по опубликованным сравнительно недавно документам, Семенов был сторонником религиозной толерантности. В период его пребывания у власти религиозные конфессии в Забайкалье получили равные права. Атаман также проводил политику предоставления культурно-национальной автономии проживавшим в Забайкалье нерусским народам. Наряду с репрессивными мерами Семенов предпринимал попытки улучшения условий жизни казаков, крестьян, рабочих и служащих [1. c. 3]. Однако все эти меры, в конечном итоге, не создали устойчивой социальной поддержки режиму Семенова, его позиции были устойчивыми лишь до тех пор, пока Советскому правительству не удалось сосредоточить достаточно военных сил для ликвидации белой государственности в Забайкалье.

Таким образом, режим «белой государственности» атамана Семенова в Забайкалье, а затем в Сибири и на Дальнем Востоке сочетал в себе элементы военной диктатуры с декларировавшимися демократическими ценностями. Однако попытка соединения несовместимых принципов (либерализации и демократизации и авторитарной власти) привело не к укреплению, а ослаблению семеновского режима. Против Семенова разгоралось партизанское движение. Гибель А.В. Колчака, а затем образование Дальневосточной Республики (ДВР), опиравшейся на поддержку Советского правительства, ускорили падение режима Семенова. В октябре 1920 г. войска атамана потерпели поражение от Народно-революционной армии (НРА) ДВР и были вынуждены оставить Читу. Во главе созданной им Дальневосточной армии Семенов отступил в Манчжурию, затем в ноябре 1920 г. перебрался в Приморье, где потерпел полное политическое и военное поражение от правительства ДВР [5. c. 232; 3. с. 31].

В заключение коротко остановимся на дальнейшей судьбе атамана Семенова. В сентябре 1921 г. он эмигрировал из Советской России. В дальнейшем он жил в Японии, Северном Китае, Манчжурии и Корее. В эмиграции он не прекращал борьбу с Советской властью, по-прежнему поддерживал контакты с японским правительством и руководил рядом эмигрантских организаций. 22 сентября 1945 г. Семенов был арестован передовым отрядом СМЕРШ (контрразведки НКВД) в собственном особняке в Манчжурии и депортирован в СССР. В течение года бывший глава белого режима в Забайкалье, Сибири и на Дальнем Востоке содержался под арестом на Лубянке, пока органы НКВД (МГБ) занимались следствием по делу «семеновцев». По приговору Военной Коллегии Верховного суда СССР Г.М. Семенов 29 августа 1946 г. был расстрелян. Вместе с ним по делу проходил и ряд его сторонников, но они получили различные сроки заключения в лагерях и не дожили до освобождения. Военная Коллегия Верховного суда РФ, заседавшая по делу Г.М. Семенова и его ближайших соратников 4 апреля 1994 г., приговор оставила в силе [5. c. 232].

Пострадала и семья атамана Семенова. Три его дочери Елена, Елизавета и Татьяна также были арестованы и были, по решению Особого совещания при МГБ, приговорены к 25 годам лагерей. Сын атамана Михаил в 1946 г. был арестован и застрелен при этапировании в лагеря.

Опыт существования режима «белой государственности» атамана Г.М. Семенова в Забайкалье показал, что в условиях нестабильной политической ситуации в стране, революционного хаоса, краха старой государственной системы России, Гражданской войны, исход которой был абсолютно неясен ни большевикам, ни их противникам, его режим долго не мог удержаться у власти. Население на подвластной ему территории было уже достаточно утомлено бесконечной сменой власти и ухудшавшейся социально-экономической ситуацией, которую, в условиях отсутствия твердой устойчивой власти, не смогли исправить ни Советы, ни белые генералы, контролировавшие разные территории бывшей Российской империи. В этих условиях меры, предпринятые Семеновым, чтобы спасти свой режим от политического и военного краха, были недостаточными. Методы прикрытия демократическими лозунгами и декларациями, внешней либеральностью и демократичностью авторитарной сущности своей диктатуры, опиравшейся на военную силу белых войск и японских интервентов, в конечном итоге не принесли атаману Семенову желаемого результата. Однако в то же время атаман Г.М. Семенов был яркой и неординарной личностью своего времени, которую нельзя рисовать только белыми или черными красками. В его деятельности отразилась вся сущность белого движения в России, руководители которого не приняли Советскую власть, однако не сумели предложить альтернативную ей политическую программу и поэтому потерпели поражение в Гражданской войне в России.

Литература:
  1. Василевский В.И. Атаман Г.М. Семенов. Вопросы государственного строительства: Сборник документов и материалов. Чита, 2002.

  2. Василевский В.И. Забайкальская белая государственность. Чита, 2000.

  3. Кокоулин В.Г. Дискуссии в Дальбюро о путях ликвидации «читинской пробки» (август – сентябрь 1920 г.) // Материалы XXVII Международной студенческой конференции. Новосибирск, 1999. С. 30–31.

  4. Вибе П.П. Семенов Григорий Михайлович // Омский историко-краеведческий словарь. М., 1994. С. 233–234.

  5. Энциклопедия Забайкалья. Чита, 2007. Т. 4.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle