Библиографическое описание:

Кушнарёва Е. С. Black English в контексте американской культуры // Молодой ученый. — 2011. — №5. Т.2. — С. 22-25.

African American Vernacular English (AAVE), также Ebonics, Black English или Black English Vernacular (BEV) – это все термины диалекта Американского варианта английского языка.

Термин Ebonics состоит из слов «ebony» (амер. сленг – негр, черный) и « phonics» (акустика), и был предложен как альтернативное название этого диалекта. Тем не менее, этот термин широко не используется в лингвистической литературе. Неологизмом Ebonics назвал в 1973 году язык афроамериканцев Р. Л. Уильямс, доктор психологии, профессор Вашингтонского университета в городе Сент-Луис (Миссури). Слово означает буквально «черная фонетика» (от ebony – черный и phonetics – фонетика). В 1997 году Уильямс выступал на слушаниях в Сенате, где требовал для Ebonics лингвистического статуса полноправного языка. У Ebonics, утверждал он, есть собственная словарная система, есть особая грамматическая структура и морфология. Многие языковые и неязыковые признаки (жестикуляция, мимика, заполнители пауз) роднят его с языками и диалектами, на которых общаются в Западной Африке и Карибском регионе. В Ebonics, доказывал он, есть и местные наречия, и жаргоны, и социальные диалекты – все, что присуще настоящему языку.

18 декабря 1996 года школьный совет города Окленд в штате Калифорния (этот город особенно славится своей культурной терпимостью) опубликовал «Оклендскую резолюцию» с предложением узаконить преподавание на Ebonics, родном языке негритянских детей: на литературном английском им тяжелее учиться. Резолюция сработала как детонатор: разразилась буря политических дебатов, «культурных войн», начались слушания в Сенате и многочисленные конференции лингвистов и культурологов. Главное возражение против предоставления Ebonics особого школьного статуса – очень простое: дети, обучаемые на нем, так и не освоят литературного английского, не смогут справляться с тестами, не впишутся в общество, говорящее стандартно, останутся социальными маргиналами, не преуспеют в жизни.

На самом деле вид английского, который в настоящее время обозначается термином Ebonics различными изданиями, такими как TESOL Matters долгое время был известен как Black English или Black English Vernacular (BEV) или African American Vernacular English (AAVE). Термин Ebonics звучит более живо, более удобно в написании и не имеет отношения к расе или цвету.

В прошлом, речь Черных американцев, со своим характерным произношением, словарным запасом и грамматикой, рассматривался как ленивый, или грамматически неправильный, или даже с намеком на низкий уровень интеллекта язык. Возможно никакая другая форма речи в истории английского языка не вызывала столько дебатов и аргументов в свою защиту. К черному английскому всегда обращались многие образованные люди, принадлежащие к европейской расе. Джоэль Чандлер Харрис (1848-1908), который в начале века написал знаменитые «Сказки дядюшки Римуса» - собрание народных сказок американских негров, рассказанных дядюшкой Римусом белокожему мальчику. Джоэль Харрис был белым, сыном ирландского разнорабочего. Он никогда не читал свои сказки людям вслух, потому что был очень застенчивым. Джоэль Харрис восхищался этим диалектом и его богатой культурной традицией.

Харрис преуспел в возрождении сущности этого диалекта в своих историях, переведенных на русский язык, ставшими очень известными более чем одному поколению юных читателей и их родителей в России. Кроме того, они были адаптированы и широко использовались в Российских средних школах на уроках английского языка в качестве классного чтения.

Так или иначе, появление Black English в контексте американской культуры, в американской жизни связано с появлением историй «Братец Кролик». Позднее он нашел сове место в мюзик-холлах, радио и кино.

Пример смешения Черной и Белой американских культур можно найти в истории писателя Дюбос Хейворда из Чарльстона. Белый уроженец юга, Хейворд в 1925 году опубликовал роман «Порджи» («Porgy»), в дальнейшем ставший бестселлером. Тем временем в Нью-Йорке молодой композитор Джордж Гершвин искал сюжет, подходящий для Американской народной оперы. Один друг дал ему «Порджи» в качестве развлекательной литературы, и Гершвин быстро осознал потенциал этого произведения. В 1934 Джордж Гершвин, его брат Айра Гершвин и писатель-романист Хейворд провели лето, совместно работая над оперой «Порджи и Бесс». Она наполнена звуками черной музыки и черного английского языка. Мелодия «Summertime» (летнее время) не обошла стороной ни одну англо-говорящую страну.

Кроме того, большинство русских читателей узнают, что основы Black English были очень эффективно использованы в таких произведениях как «Приключения Тома Сойера», «Хижина дяди Тома» и других хорошо известных романах написанных американскими писателями.

С другой стороны, некоторые афроамериканцы предоставили наиболее яркие примеряя народной речи и письменности.

Замечательный пример доктора Мартина Лютера Кинга младшего, представившего примеры современного американского английского языка – его выступление «У меня есть мечта» (I have a dream), не имеющего себе подобного в способе выражения и будет оставаться актуальным пока актуален сам английский язык:

У меня есть мечта, что однажды на красных холмах Джорджии потомки бывших рабов и потомки бывших хозяинов этих рабов смогут сидеть за общим столом … у меня есть мечта, что мои четверо детей в один прекрасный день будут жить в стране, где их не будут осуждать за их цвет кожи …» [1].

Black English приобрел свой ярлык благодаря движению за гражданские права и позднее, благодаря исследовательской социолингвистической работе Вильяма Лабова [2]. Именно Вилям Лабов тщательно изучал диалект Black English. По существу, он обратил внимание на систематический характер его грамматических основ; он показал, что эти основы не являются «ошибками», а представляют собой стандартные признаки, которые в наименьшей степени снижают качество ежедневного общения.

Следовательно, было достигнуто признание некоторыми лингвистами, но признание общественностью, однако, было достаточно длительным и вызвало больше споров. причиной конфликта была система образования. Некоторые активисты Black English утверждали, что если Black English является вариантом языка со своими нормами и правилами, то учебные заведения должны принимать во внимание детей разговаривающих на Black English. Другими словами, они требовали, чтобы права афроамериканцев признавались наравне с их политическими и социальными правами.

Тем не менее, сложившаяся ситуация вскоре стала довольно запутанной, так как многие образованные черные среднего класса отказались от отклонения литературного американского английского. Родители и учителя задались вопросом – хотели бы они, чтобы дети обучались методом, который в дальнейшем поставит их в невыгодное социальное и экономическое положение. Констанс Клейтон, директор школы в Филадельфии, ясно выразила свою точку зрения:

«Я рассматриваю Black English как диалект отдельной этнической группы – темнокожих. Я не знаю ни одной компании или корпорации, которая наняла бы вас на основе вашей способности говорить на Black English. Если человеку, проводящему с вами беседу при поступлении на работу, вы скажете «I've come to asks you for a job» вместо «ask you for a job», полагаю, предполагаемый работодатель будет в какой то степени сбит с толку» [3].

Несомненно, единственным известным представителем черного сообщества в США, извлекшим пользу из искоренения особенностей Black English в своей речи является бывший мэр Филадельфии, Уинсон Гуд. Когда он занимал эту должность, он брал лингвистические уроки для устранения всех признаков Black American English из своей речи.

Так как язык использовался изолированными и различающимися группами людей, язык сам стал изолированным и отличающимся. Фонетические аспекты Black English частично основаны на варианте английского языка Южной Америки, влияние которого без сомнения сыграло важную роль в расхождении диалектов. Характерные отличительные особенности Black English в отличие от литературного английского языка:

  1. грамматические структуры, прослеживаемые в языках Западной Африки;

  2. варьирования произношений, которые можно найти в диалектах креол и пиджин других поселений, имеющих свое происхождение в Западной Африке (которые также можно найти в диалектах пиджин, не находящихся под влиянием языков западной Африки, например язык ньюфаундленд);

  3. характерный сленг;

  4. различия в употреблении грамматических времен.

Black English имеет большой словарный запас, мало понимаемый за пределами афроамериканского общества и внес несколько слов африканского происхождения, теперь уже широко используемых в английском языке Южной Америки: gumbo (суп из стручков бамии), goober (земляной орех, арахис), yam (батат, сладкий картофель), banjo (лопата, савок), bogus (фальшивый, поддельный) – и даже некоторые сленговые выражения такие как hip (знающий толк в чем-то, секущий) и hip cat (стиляга, продвинутый тип, знаток).

Для притесненных людей (например, африканских рабов в Америке) не трудно развить диалект, отличный от языка их притеснителей. Этим и объясняются их культурные различия. Однако социологи, лингвисты и психологи полагают, что такое отличающееся развитие языка считается отчасти пассивным сопротивлением подчинению, притеснению или культурной враждебности. Язык становится средством самоутверждения, которое помогает создать индивидуальность, единство и национальную гордость группы. На примере афроамериканцев Black English выжил и развивался на протяжении веков как результат группового социального изолирования – путем изоляции, дискриминации и социального разделения.

Большая часть носителей Black English говорят на двух диалектах, доминирующим из которых является Литературный Американский Английский (LAE). Афроамериканцы, говорящие исключительно на Black English, как правило, южане или сельчане, или те, кто имеет корни рабочего класса. Вообще говоря, чем выше социально-экономический статус родителей, тем более высокий уровень образования может быть достигнут, и чем выше уровень общения с носителями LAE или других диалектов, тем меньше вероятность того, что человек будет разговаривать на Black English. Тем не менее, большинство афроамериканцев, несмотря на социально-экономический статус, полученное образование или географическое расположение, используют Black English, по крайней мере, в неформальном и внутри этническом общении. Некоторые выражения из Black English вошли в американскую культуру и могут использоваться, в соответствии с контекстом, говорящими, принадлежащими различным этническим группам.

Сторонники превосходства белых полагали, что этот язык возник в результате неграмотности использования литературного английского языка африканскими рабами из-за их низкого интеллекта. Такие предубеждения продолжают существовать и сегодня. Black English зачастую воспринимается большинством представителей общества как показатель низкого интеллекта или необразованности. Более того, как и большинство других креольских диалектов, Black English иногда называют ленивым или плохим английским («lazy» или «bad» English).такие определения могут возникнуть в связи с заменой в Black English вида времени, и определенными грамматическими и фонетическими сокращениями. Также стоит вопрос, может ли вообще Black English рассматриваться как диалект.

Тем не менее, можно сделать вывод, что Black English является языком, со своими собственными правилами и уже на протяжении многих лет является источником заимствования значительного числа лексических единиц в американский английский язык.

Литература:

  1. Martin Luther King Jr., I Have a Dream, 1963.

  2. Labov, W. The Social Stratification of English in New York City, Washington D.C., Center for Applied Linguistics, 1966

  3. http://www.answers.com/topic/constance-clayton

  4. Delpit, L. Language diversity and learning. In S. Hynds & D. Rubin (Eds.), Perspectives on talk and learning. Urbana, IL:NCTE. 1990, pp.247-266

  5. Rickford J. R. The Creole origins of AAVE: evidence from copula absence//African-American English. Structure, history and use/ Ed. By Mufwene S., Rickford J., Bailey G., Baugh J., London and New York, 1998

  6. Rogers B. How to talk American. Washington. Penguin, 1999

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle