Библиографическое описание:

Игнатова М. А. «Видения Иоанна Грозного» С. Слонимского: к вопросу специфики интерпретации истории в современной опере // Молодой ученый. — 2011. — №5. Т.2. — С. 247-250.

Русская трагедия “Видения Иоанна Грозного”, созданная С. Слонимским в 1995 году, стала еще одним обращением выдающегося композитора современности к памятным страницам отечественной истории. В отличие от предыдущих сочинений, “Видения Иоанна Грозного” были написаны композитором С. Слонимским и либреттистом Я. Гординым по историческим документам XVI века, что само по себе свидетельствует о стремлении авторов постичь глубинный смысл прошлого, а не руководствоваться интерпретацией, отраженной в авторских исторических романах.

В либретто оперы использованы лишь исторические источники, и, прежде всего, труд Н. Карамзина “История Государства Российского”. Обращение авторов к трудам выдающегося ученого-историка было не случайным, поскольку именно им впервые была дана справедливая и объективная оценка роли личности Ивана Грозного в истории России.

Мысли Н. Карамзина по поводу царствования Ивана Грозного развивали и некоторые другие известные историки – В. Ключевский, С. Соловьев, Н. Костомаров. Сущность оценки этими историками политической деятельности Ивана Грозного была резко противопоставлена общепринятой. Она заключалась в том, что политический вопрос о порядке и стремление к созданию единой государственности царь превратил в бесцельную и неразборчивую бойню. Тщательно изучив летописные источники, свидетельства современников, Н. Карамзин не нашел никакого иного рационального объяснения внезапной волне террора, которая накрыла Россию после 1560 года, кроме резкого перелома в психологическом состоянии самого Ивана Грозного.

Основная идея оперы “Видения Иоанна Грозного” ясно сформулирована в следующих высказываниях композитора С. Слонимского: «Мне надоело изображение царей как предшественников нынешних мэров, губернаторов, президентов и так далее в роли великих государей. Сам Иван Грозный был губителен. И всякого рода изображение его как великого государя фальшиво, потому что Иван Грозный погубил душу русского человека, погубил вольный Новгород и всю Россию своим правлением. Он положил начало смутному времени. Едва оправившись от татарского ига, Россия попала, на мой взгляд, под иго тиранов – от Ивана Грозного до Сталина…» [1, с.21].

Яков Гордин создает, таким образом, текст оперы, поставив в центр далеко не добрые дела и заслуги Ивана Грозного перед Россией, как это делалось в советские и постсоветские времена с их “политическими заказами”. В центре произведения высвечены страшные злодеяния Грозного и его окружения, направленные против духовного и физического уничтожения собственного народа. Кровавые расправы над невинными русскими людьми вплоть до стирания с лица земли целых городов, массовое физическое уничтожение инакомыслящих вплоть до священнослужителей – Митрополита Филиппа и Архиепископа Новгородского, разнузданные богохульства и дикий разврат легли в основу событийно-сюжетной канвы новой оперы. Исторические события XVI века объединены в либретто оперы, как и в “Мастере и Маргарите”, с мифом (вымышленными картинами гармоничной Новгородской вольницы).

Интерпретация исторических событий в опере С. Слонимского стала неожиданной и, практически, не имеющей аналогов. Исторические события XVI века осмыслены и отражены авторами в ключе эсхатологического мифа. Эсхатология, как известно, является кульминационным пунктом Священного Писания, отраженным в Апокалипсисе Иоанна Богослова.

Еще в XVI веке мятежный князь Андрей Курбский, чудом сбежавший от деяний и зверских расправ Ивана Грозного за границу, в конце первого своего послания указывает на то, что царь Иван есть антихрист-богоборец, “что дьяволом послан на род христианский”[2, с.73].

В Откровениях Иоанна Богослова (Апокалипсис1) упоминается о некоем “звере”, который придет на землю перед страшными земными бедами и Судным Днем [3, с.284-288]. Зверь, по Библии, всегда упоминается рядом с лжепророками и царями земными: “И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его. И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертания зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою” [Там же, с.289-292].

По мнению историка И. Машникова, образ “зверя” (дьявола) в данном случае, вероятнее всего, является символом идеологии, навязываемой народам земными царями, которые, согласно Библии, “принимали власть на один час”, что подчеркивает их кратковременной в масштабе Вселенной и Вечности характер и суть. Царствование этих царей, по Библии, будет мрачным и приведет к неизбежному погружению мира в хаос.

Вот что об Иване Грозном пишет Я. Гордин: “Царь Иван был истово религиозным человеком, но его изломанная натура придавала этой религиозности зловещий характер. Ужасная стихия преисподней пугала, но манила царя. Кощунственные оргии в опричном “монастыре”, наслаждение чужими муками между молитвенными бдениями – все это граничило с сатанинской стихией”[2, с.73].

Грозный и его адское сатанинское опричное войско, бесчинствовавшее по всей стране и везде оставлявшее за собой массовые казни, опустошенные города и реки, полные трупов – вот основное содержание сюжетно-событийной линии оперы, связанной с главным героем. Оно представляет собой проявление эсхатологических “рецидивов хаоса” (Е. Мелетинский) – дикого разгула-вакханалии и торжества Зла. Такова содержательная основа Эпилогов 1 и 2, а также Видений 1, 3, 5, 7, 9, 11, 12, 13.

Наиболее ярко связь с эсхатологическим мифом проявляется в трактовке окончания оперы (Видения 11-14 и Эпилог 3), представляющего собой крушение мира-космоса и картину его погружения в хаос. Эсхатология, как уже отмечалось ранее, является кульминационным пунктом Священного писания. Эпоха, непосредственно предшествующая концу света, по Библии, будет царством Антихриста, апокалипсический синдром которой проявится в торжестве Зла на земле. Библия, таким образом, точно указывает первопричину хаоса и гибели мира, которую так стремились найти и нашли, в конечном итоге, Н. Карамзин, Я. Гордин и С. Слонимский.

Как известно, эсхатологические мифы о конце мира, временном или окончательном, являются мифами творения “наизнанку”, так как они рассказывают о превращении космоса в хаос вследствие пожара, потопа, засухи, землетрясения, иногда - ошибок или страшных грехов людей. О карающей и мощной разрушающей силе огня говорится в эсхатологически окрашенном Новом Завете (второе послание Петра, глава 3, 6-14). В иранской эсхатологии – о финальной катастрофе в результате мирового пожара.

Как отмечает Е. Мелетинский, мифологический хаос большей частью конкретизуется как мрак или ночь, как пустота или зияющая бездна, как вода или неорганизованное взаимодействие воды и огня, а также в виде отдельных демонических (хтонических) существ. Мифологический образ хаоса в “Видениях”, как и в Библии, символично представлен в форме первоначальной пропасти (страшной темной реки, по которой Иоанн плывет в Эпилоге). Хтоническое2 чудовище (Левиафан) поглощает Иоанна и опричников в геенне3 огненной.

Как отмечает Е. Мелетинский, древний миф всегда персонифицирует мрачные воды хаоса. Библия говорит о борьбе Бога против Дракона (змея) или чудовищной Рыбы, символизирующей океанический хаос (Левиафан). Огромная рыба (хтоническое чудовище) Левиафан, монстр океанского хаоса, представляет, в данном случае, стихийные силы водных глубин, воплощение их разрушительных сил, а также является мифологическим олицетворением мирового хаоса.

Библия персонифицирует также и другие темные силы. Дракон (змей) по Библии есть дьявол и сатана, низвергнутый Ангелом в бездну [3, с.290]. Дракон является также и символом смерти, тьмы и дьявола, введшего человека во грех, знаком сатаны и эмблемой всех сил, противостоящих Святой Руси. Тьма по Библии – пристанище Сатаны [Там же, с.290]. Кровь будет вылита в земные реки, согласно Библии, как Божья кара за смерть невинных святых и пророков [3, с.286].

Приведем здесь, в качестве подтверждения наших мыслей о трактовке финала оперы “Видения Иоанна Грозного” в ключе эсхатологического мифа слова из последних реплик Иоанна, расшифровывая заложенный в них символический смысл: “ Плыву я один по темной реке4 (темная река – библейский символ первоначальной пропасти, хаоса, символ опасности) на погребальный зов. То ли вода под веслом журчит, то ли невинная кровь (кровь – библейский символ Божьей кары). Мертвая эта река (библейский символ хаоса, пропасти) течет по Святой Руси. Волк (христианский символизм овец сделал хищного волка символом дьявола и ереси, преисподни, а также олицетворением хищности и злобы) безголосый воет по мне. Змей (библейский символ Сатаны) обо мне шипит. Черное озеро (геенна огненная, Ад) впереди. В нем ледяная тьма (пристанище Сатаны). Ужасная рыба Левиафан (библейский символ хаоса) там поджидает меня”. Так в финале оперы, всего в нескольких репликах Иоанна отражена библейская идея Нисхождения в Ад Антихриста (Губителя, Сатаны) и его окружения. После последних реплик Иоанна на сцене, с помощью новейших технических средств5, воссоздается эффект открытия страшной бездны с полыхающим в ней огнем Ада (неорганизованное взаимодействие воды и огня также являются библейскими символами хаоса).

Концептуальную связь оперы с эсхатологическим мифом (Апокалипсисом) подчеркивают многочисленные и явные библейские ассоциации. Активизацию библейских мотивов и образных ассоциаций в “Видениях” выявляет в своей диссертации Л. Гаврилова, по мнению которой образ царя стал воплощением Власти, Насилия, Зла, чем и обусловлена одна из очевидных ассоциаций образа Грозного с образом Антихриста.

В последнем, 14 Видении оперы, многочисленные души невинно убиенных появляются на сцене в символичных белых одеждах – Митрополит, князь и княгиня Воротынские, Василий и Вешнянка, Посадник Новгородский, новгородцы, молодой боярин, Репнин и многие, многие другие. Каждый из них произнося свое имя, выходит вперед. Постепенно ими заполняется все огромное сценическое пространство. Все одеты в белые саваны, у всех в руках – зажженные свечи. И это не случайно, ведь белые одежды часто упоминаются в Библии как достойные только праведников и святых: “Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его”[3, с.277-279] . Так в финале оперы, всего в нескольких символичных штрихах, отражена и библейская идея Восхождения праведников в град Божий – Небесный Иерусалим6.

Новая ступень осмысления и интерпретации исторического прошлого в “Видениях Иоанна Грозного”, проявляющаяся в явном смещении акцентов с точного следования историческим фактам в сторону выявления их глубинного и общезначимого Вечного смысла, была предопределена глубоким слиянием в ней истории, как содержательной основы, и мифа, как особой логики ее осмысления и интерпретации. Мифологический взгляд на мир, в отличие от исторического, изначально служил целям гуманизации мира и поддержания в нем природного и социального порядка. Этим в большей степени объясняется активный интерес к мифу и его постоянное триумфальное возвращение на все новых и новых витках истории.


Литература:

  1. Зайцева Т. Динамическая реприза (о творчестве Сергея Слонимского 90-х годов)// Муз. Академия. – 1998.- №2. – С. 16-24.

  2. Видения Иоанна Грозного: Буклет к Мировой премьере оперы в Самарском Государственном театре оперы и балета. – М.: Трилистник, 1999. – 141 с.

  3. Библия: Новый завет/Синодальное издание. – 118 с.

  4. И.Машников. Расшифрованные тайны древних мифов. – М.: Эксмо, 2007. – с.385.

  5. Мелетинский Е. Поэтика мифа / Е.М Мелетинский; Ин-т мировой литературы РАН. – 4-е изд., репр. – М.: Вост. лит., 2006. – 407 с. – (Исследования по фольклору и мифологии Востока; осн. в 1969 г.). – ISBN 5-02-018537 – X (в обл.).

  6. Философский словарь. – М.: ИНФА-М, 1998. – 576 с.

  7. Полная энциклопедия символов и знаков/ авт.сост. В.Адамчик. – Минск: Харвест, 2006. – 607 с.

1 Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсис) в Библии названы видениями. Возможно, этот факт имеет связь с названием оперы С.Слонимского.

2 Мифологическое существо, которое связывается с несчастьем и смертью. Хтонические чудовища, как символы смерти, часто упоминаются в Библии.

3 Геенна огненная неоднократно упоминается в Новом Завете как место, где будут гореть грешники.

4 Река как универсальный символ является также и образом человеческой жизни, текущей от истока к устью, от рождения к смерти.

5 Имеется в виду Мировая премьера оперы в Самарском Государственном Академическом театре оперы и балета (1999 г.).

6 В христианской культуре Небесный Иерусалим предстает как образ рая, царства святых на небе, олицетворение церкви Христовой. В Апокалипсисе небесный Иерусалим называется “невестой Агнца”.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle