Библиографическое описание:

Климова В. В. Транскрипторская деятельность В.В. Борисовского // Молодой ученый. — 2011. — №5. Т.2. — С. 250-252.

Вадим Васильевич Борисовский (1900-1972) – замечательный альтист, основоположник отечественной альтовой школы, которая весьма успешно функционирует и сейчас, выдающийся педагог, давший «путёвку в жизнь» немалому количеству исполнителей на альте, среди которых, например, такие, как Е. В. Страхов, Г. И. Матросова, Ф. С. Дружинин, Ю. А. Башмет и др.. Он внёс весомый вклад в российскую и мировую музыкальную культуру. Одна из значительнейших сфер его многогранной деятельности – создание множества транскрипций для альта, которые вполне востребованы в настоящее время, составляют заметную часть концертного и педагогического репертуара альтистов.

Что такое «транскрипция» («обработка», «переложение», «парафраз», «аранжировка»)? Многие, кто, так или иначе, сталкивались с данными понятиями, задавались таким вопросом. Но, насколько нам известно, до сих пор, не существует четкого единого общепризнанного научного определения этого явления. Данные понятия в смысловом плане разработаны совершенно недостаточно; литература по этому поводу более чем скромна. В известных нам работах, а также в кратких энциклопедических статьях практически почти не раскрывается, какого рода деятельность подразумевается в связи с обозначенными терминами – композиторская, исполнительская или какая-либо иная. Подчеркнём особо, что перечисленные наименования в энциклопедических изданиях (отечественных и некоторых зарубежных [2;3;4]), как правило, перечисляются «через запятую», без сколько-нибудь аргументированной демонстрации их специфики, что говорит о незначительных отличиях в их употреблении. В лучшем случае речь идёт о степени вмешательства транскриптора в оригинал музыкального произведения. Автор предлагаемой работы на настоящем этапе исследования вопроса склонен действовать таким же образом. Несомненно, обозначенная проблема требует самостоятельного глубокого изучения на концептуальном уровне; в настоящей статье в полном объёме она рассматриваться не может.

Высокая значимость транскрипций (далее для краткости мы будем по преимуществу использовать это название), в музыкальной культуре, прежде всего исполнительской, в наше время уже не вызывает никаких сомнений. Хотя в первой половине ХХ века немногочисленные статьи на эту тему, в противовес «осуждению и враждебной критике» [1с.3], были посвящены оправданию транскрипторской деятельности, доказательству её культурно-музыкальной важности и необходимости. Так, Л. Годовский писал: «Шедевры нетленны. Они не тускнеют, сколько бы ни делали их транскрипций, а их внутренняя ценность не может быть преуменьшена, если сохранена необходимость, живость и ценность оригинала. С другой стороны, транскрипция, обработка, парафраз, если они задуманы в творческом плане, являются чем-то реально существующим, что по своей ценности может явиться в свою очередь шедевром и даже превосходить оригинальное сочинение композитора» [1,с.3]. А великий виолончелист Пабло Казальс говорил: «Я был в числе немногих защищавших транскрипции, пренебрегать ими – большая ошибка… И. С. Бах постоянно занимался этим; почему и нам не следовать его примеру?» [6, с.83].

Список транскрипций В. В. Борисовского весьма обширен. За свою долгую творческую жизнь он успел создать около двухсот пятидесяти транскрипций разного рода. Практически полный их перечень представлен в приложении к монографии В. А. Юзефовича [6,с.152-160]. Этот список имеет неоспоримую ценность не только с информативной, но и собственно с научной точки зрения, так как позволяет оценить масштабы работы В. В. Борисовского, и на его основе рассмотреть многие её аспекты.

Приступая к анализу списка, всё же, необходимо отметить некоторые неточности в нём фигурирующие, в частности, отсутствие отдельных обработок и переложений В. В. Борисовского для альта и фортепиано, например, выполненные на основе таких произведений как «Прелюдия» соч. 23 №4 С. В. Рахманинова, «Свадьба Киже» С. С. Прокофьева.

Кроме того, отметим, что поскольку книга В. А. Юзефовича была издана довольно давно – в 1977 году – её данные в количественном плане в настоящее время можно считать неточными. Многие транскрипции В. В. Борисовского, числящиеся в списке В.А. Юзефовича в качестве неизданных, сейчас уже увидели свет. Речь идёт о таких сочинениях, как «Ноктюрн» А. И. Хачатуряна из музыки к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад», «Ноктюрн» И. Ф. Ласковского, «Сентиментальный вальс» П. И. Чайковского, некоторые пьесы С. С. Прокофьева из балета «Ромео и Джульетта»: «Карнавал», «Сцена прощания и смерть Джульетты», «Смерть Меркуцио», и созданные для двух альтов и фортепиано «Утренняя серенада» и «Танец с мандолинами».

Прежде всего следует иметь в виду существенное разнообразие составов инструментов, для которых Вадим Васильевич создавал свои транскрипции. Большая их часть, конечно же, написана для альта и фортепиано (около 180). В гораздо меньших количествах представлены транскрипции для альта соло и для 2-х альтов соло − около 15; 2-х альтов и фортепиано, альта и виолончели, 3-х альтов и виолончели, виоль д’амур и фортепиано − около 10 для каждого состава инструментов. Имеется 4 транскрипции для альта с оркестром; в единичных случаях фигурируют обработки для 3-х альтов соло; 2-х альтов и 2-х виолончелей; 2-х альтов, виолончели и контрабаса, и также для альта и контрабаса с оркестром. Несомненно, подобное разнообразие свидетельствует не только о стремлении Вадима Васильевича как можно объёмнее и ярче обогатить альтовый репертуар, но и о его постоянных исканиях в этой области.

При анализе списка, составленного В. А. Юзефовичем, становятся яснее художественно-культурные предпочтения В. В. Борисовского как музыканта и как автора транскрипций. Большая часть обработок (около 160), осуществлены на основе произведений зарубежных композиторов. Гораздо меньшее количество - примерно 85 - базируется на творчестве русских и советских композиторов. Думается, это вполне закономерно, поскольку логично объясняется значительно большим выбором ярких произведений, если иметь в виду количественные масштабы западно-европейской музыкальной литературы по сравнению с русской и тем более советской.

На основании рассматриваемого списка, по-видимому, нетрудно сделать выводы об излюбленных композиторах Вадима Васильевича. В первую очередь это Б. Барток, многие произведения которого в свое время пользовались в Советском Союзе особенной популярностью. На базе сочинений Б. Бартока В. В. Борисовский создал более 40 транскрипций. Среди них преобладают пьесы в народном стиле. Остаётся сожалеть, что практически все эти обработки пока так и остались неизданными.

Следом за Б. Бартоком пальму первенства держат произведения русских и советских композиторов. Назовем среди них обработки для альта и фортепиано, прежде всего произведений С. С. Прокофьева - пьесы из балета «Ромео и Джульетта» (1960); П. И. Чайковского, такие как «Подснежник» (1949), «У камелька» (1950), «Страстное признание» (1950) и др.; Д. Д. Шостаковича – пьесы из музыки к/ф «Овод» (1976), «Ноктюрн» (1966), «Весенний вальс» (1962) и т. д.. Приблизительно столько же обработок (порядка 10) написаны в связи с произведениями Ф. Шопена и Ф. Шуберта; по большей части это различные вальсы. Однако не все они вышли в печати.

Неоднократно, но в несколько меньшем количестве, Вадим Васильевич обращался к творчеству М. И. Глинки. Вспомним, например, его знаменитую «Неоконченную сонату» (1932), «Вариации» на романс А. А. Алябьева «Соловей» (1973), «Баркаролу» (1952), «Мазурку» (1948) и т.п..

Среди зарубежных композиторов можно выделить Э. Грига – пьесы из сюиты «Пер Гюнт» (1971), Ф. Листа – «Сонет Петрарки №123» (1966), «Романс» (1966). Не следует забывать и многих других композиторов, среди которых фигурируют как зарубежные, так и отечественные - И. С. Бах, К. Дебюсси, Ф. Мендельсон Р. М. Глиэр, Н. Я. Мясковский и другие.

Как видно, перечисленные композиторы представляют разные страны, стили, эпохи. Именно поэтому сами по себе принципы отбора произведений вызывают определенный интерес. Учитывая, что Вадим Васильевич сам был замечательным концертирующим исполнителем и как педагог учил своих учеников «отличать достойную музыку от бессмысленной» [5,с.14], придавая большое значение «творческому отношению играющего к произведению» [5,с.63], то, думается, в первую очередь он отталкивался от художественного содержания выбираемых произведений.

Вообще это отдельная и очень важная проблема, требующая пристального внимания – художественные достоинства транскрипций. К сожалению, здесь подчас трудно сделать достаточно аргументированные выводы, поскольку некоторое количество подобных произведений В. В. Борисовского до сих пор остаются неизданными. В основном это касается тех произведений, где альт является участником какого-либо ансамбля; в гораздо меньшей степени – сочинений для альта соло, а так же альта и фортепиано. Несомненно, обоснованные и надёжные оценки художественных качеств транскрипций могут быть сделаны только на основе глубокого, детального и всестороннего музыковедческого, а также исполнительского анализа каждой транскрипции в отдельности, а также всего их комплекса. Также, несомненно, это, по-видимому, дело будущего.

Тем не менее, хотя этот критерий отбора представляется важнейшим, но все же он не является единственным. Вследствие того, что В. В. Борисовский был «педагогом-практиком», как он сам себя называл [5,с.63], во многих его транскрипциях отчетливо прослеживается теоретико-дидактическая функция. Недаром эти произведения успешно используются в учебном репертуаре и сейчас, причем как в музыкальных школах, сузах, так и в вузах.

Тем не менее, по большей части он всё-таки стремился привести к общему знаменателю обе составляющие - художественную и дидактическую, руководствуясь принципом эффектности (как концертирующий альтист) и эффективности (как не менее выдающийся педагог). И во многом ему это удавалось, хотя, конечно, не все транскрипции В. В. Борисовского были одинаково успешными.

Если окинуть взглядом весь список транскрипций В. В. Борисовского, то отчетливо вырисовываются жанровые предпочтения музыканта, в том числе связанные с формой. Прежде всего следует отметить его интерес к крупной форме. В самом деле, достаточно назвать восемь концертов для альта и один для виоль д’амур - в основном это переложения скрипичных сочинений А. Вивальди, И. Е. Хандошкина, Ю. Э. Конюса. Однако альтовой обработке подвергаются и виолончельные концерты - Д. Д. Шостаковича, И. Х. Баха, а также концерт для кларнета В. Моцарта. Крупную форму представляют и транскрипции сонат - скрипичных, виолончельных и фортепианных. Среди них сонаты С. В. Рахманинова, Н. Я. Мясковского, Л. Бетховена, А. Роллы. Нельзя не назвать и вариации – они также демонстрируют крупную форму. Это 5 транскрипций в данной форме, среди которых 3 связаны с произведениями русских композиторов.

Малые формы также постоянно привлекали внимание В. В. Борисовского. Необходимо подчеркнуть их жанровое богатство. И всё же в основном они имеют песенно-танцевальный характер. Это ноктюрны, романсы, скерцо, баркаролы, а также элегии, этюды, прелюдии, арии, адажио (нередко из балетов), аллегретто, интермеццо и, конечно, самые разнообразные танцы – вот основной перечень используемых жанров, в этой сфере.

Вадим Васильевич Борисовский, как автор транскрипций, стремился охватить как можно более широкий круг интересных произведений различных эпох, стилей, композиторов. Очень многие транскрипции выдающегося альтиста широко исполняются вплоть до нашего времени. Судя по количеству и качеству изданных транскрипций, обработок, переложений и редакций, а также по их неизменной востребованности и в настоящее время, Вадиму Васильевичу Борисовскому в высшей степени удалось решение этой поистине титанической творческой задачи по разноплановому обогащению концертного и педагогического репертуара альтистов.

В заключение ещё раз нельзя не акцентировать тот факт, что разностороннее и по возможности исчерпывающее комплексное изучение транскрипторской деятельности В. В. Борисовского – дело более чем актуальное, настоятельно ждущее своего исчерпывающего исследования.


Литература:

1. Годовский Л. По поводу транскрипций, обработок и парафраз./ Транскрипции для фортепиано. Вып.1. М.: Музыка,1970.

  1. Музыкальный словарь Гроува. М.: Практика, 2001.

3. Музыкальный энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия,1991.

4. Музыкальная энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1973.

5. Стоклицкая Е. Альтовая педагогика В. В. Борисовского. М.: Музыка, 2007.

6. Юзефович В. В. Борисовский – основатель советской альтовой школы. М.: Сов. композитор, 1977.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle