Библиографическое описание:

Жеребцова А. А. Место и некоторые особенности немецкого языка на европейском уровне // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.1. — С. 214-217.

В специальных лингвистических атласах немецкий язык, как правило, встречается только на европейской территории. Его ареал распространения в качестве государственного языка включает в себя 7 центрально-европейских государств: Германию, Австрию, Лихтенштейн, Швейцарию (один из 4-х государственных языков) и Люксембург (один из 3-х государственных языков), а также небольшие части Бельгии (немецко-говорящая коммуна на Востоке) и Италии (провинция Боцен – Южный Тироль). И все же немецкий язык как иностранный изучают во всем мире. С одной стороны, это следствие его исторического значения как языка знания. С другой стороны, интерес к немецкому языку во всем мире объясняется прочным экономическим положением самих немецкоязычных стран, их политическим весом, ведущей ролью в сфере технологий, привлекательным вузовским образованием, а также продуманной информационной и туристической политикой.

Неизвестно, сколько человек во всем мире действительно владеют немецким языком как иностранным, и на каком уровне. По грубым оценкам, их число приближается к 100 млн. Количество тех, для кого немецкий является родным (включая билингвов) и кто регулярно говорит на нем, в том числе среди меньшинств и эмигрантов, оценивается в 128 млн. человек. По этому показателю немецкий язык занимает 11-е место среди всех языков, немного уступая японскому и французскому языкам. На первом месте прочно обосновался китайский язык [1, с. 11].

Немецкий язык в Европейском Союзе является иностранным языком номер два, а по численности носителей языка в 90 миллионов человек занимает первое место. В восьми странах немецкий язык признан как язык меньшинства. Однако, следует задуматься о распространенности немецкого языка в Европе, ведь в органах Европейского Союза немецкий язык играет лишь второстепенную роль. Необходимо решительно выступать в пользу использования немецкого языки (на практике) в качестве рабочего языка, если немецкий язык когда-то должен входить в число правительственных языков срастающегося сообщества европейских государств. Это важно, чтобы он сохранил привлекательность в качестве иностранного языка.

То, что немецкий язык во всем мире преподают и изучают в более чем 100 странах в школах и вузах, – неоценимый ресурс для международных контактов немецкоязычных стран. Вопрос о том, будет ли так и впредь, решается, в первую очередь, в Европе, где немецкий язык имеет самое большое распространение. В Европейском Союзе (ЕС), состоящем (с 1 января 2007 г.) из 27 государств-членов, немецкий язык превосходит все остальные языка по численности носителей языка (около 90 миллионов; во всем мире их в целом 120 миллионов) и по числу государств, в которых он является официальным языком (семь государств), а в качестве иностранного языка он занимает второе место после английского и перед французским.

В Европейском Союзе немецкий язык является одним из 23 официальных языков, на которых осуществляется коммуникация с государствами-членами ЕС. Немецкий язык входит в узкий круг рабочих институциональных языков и сохраняет этот свой статус, например, в Еврокомиссии. Правда, он используется реже английского или французского. Но его вес обеспечен тем, что внутри ЕС он является родным для большинства государств и вторым по количеству использующих его как иностранный (вместе с французским языком, после английского). Также важность его обоснована тем, что он является официальным языком в большем количестве государств-членов по сравнению с другими языками и образует самую крупную языковую общность по экономическим параметрам. Кроме того, географическое положение Германии в ЕС придает немецкому языку особый вес [2].

В развитии современного немецкого языка находит яркое отражение возникновение так называемого „европейского языка“ (Eurospeak). Речь идет, в частности, о таком явлении, как присоединение к слову префикса «евро». Раньше «евро» служило в качестве не более чем составной части (первого компонента) сложного слова. Однако безграничное его употребление сделало «евро» префиксом, семантическое содержание которого не всегда нуждается в административно-географическом значении слова "Европа". Сегодня префикс часто носит пейоративную окраску и даже употребляется в качестве эвфемизма [3, с. 421].

Оценка «евро» как префикса носит интернационалистический характер. Его чрезвычайно широкое использование со стороны сопровождающих европейский процесс журналистов, ученых благоприятствовало процессу активного словообразования. Все языковые феномены, в той или иной мере связанные с комплексом "Европа", образуются сегодня с элементом "евро". Эти новообразования, с одной стороны, непосредственно соотнесены с ЕС и его учреждениями (Euroregio, Eurocorps, Eurosport), объединениями, которые действуют в контексте ЕС (Eurocotton, Eurofisch, Eurotrade) и т.д. С другой стороны, они служат для того, чтобы передавать положительный или отрицательный словарный смысл терминам – в зависимости от позиции языкового пользователя. К этой группе относятся словоупотребления, которые придают негативную коннотативную окраску таким понятиям, как интернационализм, мобильность, партнерство, кооперация и т.д. (Eurokrat, Euroskeptizist, Europhorie, Eurobanane, Euroeinheitsbrei, Eurowahnsinn u. a.) [3, с. 2181]. Следует отметить, что словообразовательная модель „евро + X“ продуктивна во всех официальных языках ЕС и одинаково широко распространена.

Не менее широкое развитие получил такой процесс, как заимствование аббревиатур из английского и французского языков: ESPRIT = European Strategic Programme for Research and Development in Information Technologies; ERASMUS = European Community Action Scheme for the Mobility of University Students’; BRIDGE = Biotechnology Research for Innovation, Development and Growth in Europe; POSEIDOM = Programmes d’Options Specifiques a l’Eloignement et l’Insularite des Dapartements d’Outré-Mer [S. 2181]. Здесь следует отметить, что не посвященным, как правило, не ясно, идет ли речь в таких случаях об аббревиатурах или, например, телевизионных программах типа GALILEO или HERMES.

Представляется важным и развитие такого процесса, как появление новых терминов-композитов языка права Европейского союза. Под новой терминологической лексикой в данной статье понимаются терминологические единицы права, созданные в процессе развития ЕС. Немецкие композиты характеризуются при этом характером внутренних отношений. Следует выделять такие наиболее употребительные типы отношений:

  1. Локальные отношения.

Данные отношения свойственны композитам, первая составляющая которых указывает на место осуществления каких-то действий.

Локальные отношения свойственны многим композитам с именем собственным Europa или Euro в роли первой составляющей, например Euro-Banken (Banken, die an den Euro-Märkten teilnehmen).

Локальный тип отношений характерен для терминологических новообразований, представляющих наименования договоров, соглашений переговоров, в роли первой составляющей которых выступает имя собственное, указывающее на название города или страны: Maastricht-Vertrag (Vertrag, der in Maastricht abgeschlossen wurde), Lome-Abkommen (Abkommen, das in Lome abgeschlossen wurde), Maastricht-Urteil (Maastricht – город в Нидерландах), Joannina-Kompromiss (Joannina – город в Греции).

  1. Коллективуативные отношения.

Отношения коллективуативности заложены в терминологических новообразованиях с субстантивной основой Gemeinschaft- в роли первой составляющей. Слово Gemeinschaft, появившееся в специальном лексиконе как эквивалент французского слова communaute, служит в условиях европейской интеграции языковым отражением нового понятия, определяемого международно-правовое образование (Gemeinschaftsbürger).

  1. Адресатные отношения.

Субстантивная основа Gemeinschaft- в роли первой составляющей при образовании большого ряда новых терминов-композитов может выступать также с глубинным содержанием адресатности: Gemeinschaftsschutz, Gemeinschaftsvertrage, Gemeinschaftspolitik, Gemeinschaftsvorschriften. В данных композитах вторая составляющая содержит основы, представляющие, как правило, самостоятельные термины, отражающие определенные правовые понятия: -schutz, -vertrag, -politik, -vorschriften и др. Объектом, которому адресованы данные правовые понятия, является сообщество (Gemeinschaft) или EU (Европейский союз).

  1. Отношения посессивности.

Отношения посессивности характерны многим многокомпонентным композитам, первая составляющая которых содержит аббревиатуры различных структур и институтов ЕС: EG-Gesetzgebung, EG-Rechtsakte и др. Основной компонент данных терминологических новообразований представляет собой термин, отражающее общеправовое понятие, существующее в национальном праве государств-членов ЕС. Первый компонент, в данном случае аббревиатура EG (Europäische Gemeinschaft) выступает в роли определителя основного компонента, указывая на глубинное содержание принадлежности к определенной организации.

  1. Отношения тематичности.

Развитие права ЕС, представляющего собой специальную область с присущими ей специфическими особенностями, вытекающими из особенностей развития международной организации нового типа («политико-правовое образование») влечет за собой появление новых видов договоров, соглашений, различного вида актов, законов и т. д., а значит, возникновение новых специальных лексических единиц, значительный процент которых составляют композиты с определенной тематической направленностью основного компонента: EAG-Vertrag, EWG-Vertrag, Beitrittsvertrag, Harmonisierungsvertrag. Как мы видим, данную группу составляют композиты, обозначающие межгосударственные договоры о создании и расширении ЕС, а также соглашения, вносящие изменения в институциональный механизм и порядок функционирования Сообщества, занимающие высшее место в иерархии источников права ЕС.

Тематическая направленность наблюдается в многокомпонентных терминологических новообразованиях, отражающих нормативные договоры, соглашения: Mittelmeerstaaten-Abkommen, Partnerschaft- und Kooperationsabkommen, Zoll- und Handelsabkommen и др.

Очевидно, что глобализация осуществляет давление на все языки международного общения и способствует укреплению позиций английского языка. Тем не менее, реалистичен прогноз, по которому немецкий язык в обозримом будущем останется важным языком международного общения. Хотя, с другой стороны, ему не избежать «европеизации» как следствия интегративных процессов внутри Евросоюза.


Литература:
  1. Ammon, U. Globale Zukunftsperspektiven der deutschen Sprache und der Germanistik. Einführende Bemerkungen / U. Ammon. // Jahrbuch für Internationale Germanistik – Jahrgang XXXIV/Heft 1. Bern, Berlin, Bruxelles, Frankfurt/M., New York, Oxford, Wien : Peter Lang. - 2002. – S. 9-18.

  2. Born, J. Die Stellung des Deutschen in den Europäischen Institutionen / J. Born, W. Schütte // Sprachgeschichte. Ein Handbuch zur Geschichte der deutschen Sprache und ihrer Erforschung. – 2., vollst. neu bearb. und erweit. Aufl, Hrsg. von W. Besch, A. Betten, O. Reichmann, S. Sonderegger. – 2. Teilband. – Berlin, New Jork : Walter de Gruyter, 2000. – S. 2175-2185.

  3. Born, J. Wortbildung im europäischen Kontext. „Euro-„ auf dem Wege vom Kompositionselement zum Präfix // Theorie und Praxis in Geschichte und Gegenwart. – Frankfut/M.: Peter Lang Verlag, 2005. - S. 417-433.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle