Библиографическое описание:

Ганиева Н. Р. Общечеловеческие ценности как инструмент анализа языкового сознания членов общества у таджиков // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.1. — С. 209-212.

Ключевые слова: ценность, лингвокультурология, единица, концепт, концептосфера.

Изучение общечеловеческих ценностей как объектов лингвокультурологического анализа имеет недолгую исто­рию. Поэтому новую область исследования лингвистических единиц с социально сконструированным значением (добро, зло, семья, родина, здоровье, труд и т.п.) целесообразно по­местить в существующую парадигму исследования.

Языковые единицы, обозначающие ценности, указы­вают на предметы, действия, явления, получившие социаль­ную определенность, которая сформировалась в результате включения их в социальные отношения членов конкретного общества.

Интерес лингвистов к языковым единицам, обозна­чающим предметы культуры, возник давно, хотя объектом интенсивных усилий ученых лингвокультуремы стали во второй половине XX века.

В 1990-е годы наметился преимущественный интерес к лингвокультурологии. Лингвокультурологическое направ­ление выросло из трудов по теории лингвострановедения В.Г. Костомарова и Е.М. Верещагина и получило развитие в работах Ю.Г. Прохорова, который в своих работах обосновал этносоциокультурную концепцию речевого общения, выде­лив и подчеркнув в ней особую роль национальных социо­культурных стереотипов в обучении языку [Прохоров, 1996]. Накопленный в отечественной традиции опыт обуче­ния русскому языку с использованием подхода «язык и куль­тура» (В.Г. Костомаров и Е.М. Верещагин) был теоретически и методологически развит в монографии В.В. Воробьева «Лингвокультурология. Теория и методы» [Воробьев, 1997]. В этом исследовании разрабатываются теоретические осно­вания лингвокультурологии как новой лингвистической дис­циплины, в центре которой находится национальная языко­вая личность. В качестве таксономической единицы синтези­рованного описания элементов языка и культуры выдвигает­ся понятие лингвокультуремы, которое определяется как комплексная межуровневая единица, представляющая собой единство лингвистического и экстралингвистического (поня­тийного или предметного) содержания [Воробьев, 1997, с. 44-45].

Разрабатываемые в рамках нового направления - лингвокультурологии - проблемы, в свою очередь, ставят перед исследователями задачу первостепенной важности для ста­новления лингвокультурологии в качестве самостоятельной дисциплины. А именно, задачу построения терминопонятийных оснований формирующегося научного направления.

В ставшей уже классической статье С.А. Аскольдова (Алексеева) «Концепт и слово» [1977, с. 269] исследователь самой главной функцией концептов как средств познания (мы сейчас сказали бы: самой существенной когнитивной функцией) считал функцию заместительства.

Сам же концепт, по Аскольдову, «есть мысленное об­разование, которое замещает нам в процессе мысли неопре­деленное множество предметов. Он может быть заместите­лем некоторых сторон предмета или реальных действий, как, например, концепт «справедливость». Наконец, завершает свою мысль С.А. Аскольдов, концепт может быть заместителем разного рода мыслительных функций, таких, как математические концепты [1997, с. 270].

Д.С. Лихачев в своей статье «Концептосфера русского языка», развивая концептологическую теорию С.А. Аскольдова, назвал концепт «алгебраическим выражением для каж­дого основного (словарного) значения слова, которым носители языка оперируют в речи, устной и письменной» [Лихачёв 1997, с. 281]. Вопрос о том, какое из словарных значений слова замещает собой концепт, считает Д.С. Лихачев, реша­ется, исходя из контекста словоупотребления или из ситуа­ции [1997, с. 281]. Тем самым расширяется понимание кон­цепта не только как мыслительного (ментального) образова­ния, но и как инструмента формирования концептосферы языка. «Концептосфера языка - это, в сущности, концелтосфера русской культуры», - подчеркивает Д.С. Лихачев 1997, с. 284].

В поисках определения сущности концепта Н.Д. Ару­тюнова дефинирует его как понятие практической, т.е. обы­денной философии, которая представляет собой результат целого ряда факторов, таких как национальная традиция, ре­лигия, фольклор, ощущения, идеология и система ценностей.

Тем самым концепты формируют «своего рода куль­турный слой, посредничающий между человеком и миром» |1998, с. 3].

Такое понимание концепта носит этнокультурологическую направленность. Оно как бы переводит концепт из сферы ментальной, философской и психологической в сферу ценностно-культурную.

Не углубляясь в проблему соотношения понятий кон­цепта и ценности в культуре, отметим лишь, что феномен культуры объединяет в себе совокупность ментальной и фи­зической деятельности человека, в том числе и ее артефактируемые результаты. Не случайно в этнографии уже давно различают так называемую «духовную» культуру и «матери­альную» культуру. Вторая вытекает из первой. Поэтому нам

представляется необходимым выделить в корпусе концептов (концептуарии) не только ментальные концепты, философско-абстрактные, такие как «справедливость» у С.А. Аскольд «правда - истина» у Ю.С.Степанова, эмоционально-психологические, по А. Вежбицкой, но и предметно-культурологические, или, точнее, реально-культурные кон­цепты. Они составляют ту часть концептосферы языка, кото­рая связана с национальным, историческим и культурным Опытом. В зарубежной лингвистике проблема культурных концептов активно разрабатывается в трудах А. Вежбицкой, которая определяет КК как «ключевые слова» - "key words».

Как отмечает Д.С. Лихачев, отдельных концептосфер национального языка очень много, они по-разному группи­руются, по-разному себя проявляют [1997, с. 282].

Прежде чем перейти к основной части работы, необ­ходимо остановиться и на других базовых терминопонятиях лингвокультурологии.

Существенно значимым терминопонятием для лингвокультурологии является термин константа в значении константа культуры, введенный академиком Ю.С. Степано­вым в ею основополагающем труде «Константы. Словарь русской культуры» 11997]. «Константа в культуре - это кон­цепт, существующий постоянно или, по крайней мере, очень долгое время», - пишет Ю.С. Степанов 11997, с. 78]. В стро­гой дефиниции константами можно назвать такие фундамен­тальные концепты, которые существуют в культуре народа постоянно в течение длительного времени. Такой константой русской национальной культуры, ее константным концептом является хлеб.

И, наконец, завершая обзор новейших направлений, возникших на стыке языка и культуры как объектов ком­плексного исследования, мы обратимся к направлению, ко­торое обозначают как «культурная концептология» [Куль­турные концепты, 1991], «филологический концептуализм», лингвистический концептуализм». Базовыми понятиями этого направления выступают концепт и слово, которые мы вслед за В.В. Воробьевым дополняем понятием культурема, II ее реализацию в слове - понятием лингвокультурема, формируя понятийную цепочку концепт - слово - культуре­ма - лингвокультурема.

Совокупность концептов культуры составляет концептосферу языка. Термин концептосфера впервые по ана­логии с термином ноосфера применительно к русскому язы­ку, как мы уже упомянули, употребил Д.С. Лихачев в статье «Концептосфера русского языка» [1997, с. 9].

Как одну из важнейших проблем лингвокультуроло­гии следует рассматривать проблему установления корпуса, состава, фундаментальных (основных, базовых) националь­но-культурных концептов. Эта проблема носит интердисциплинарный характер, так как она включает в себя не только философские и лингвистические аспекты, но и культуроло­гические в широком значении этого слова, а также аспекты этнологии и этнопсихологии, рассматривающие такие акту­альные для нашего времени понятия, как националь­ное/этническое самосознание, национальный характер и менталитет, и их роль в межкультурном взаимодействии. Направление исследований в этой области, как мы уже отме­чали выше, называют лингвистическим и филологическим концептуализмом. С другой стороны, концепты националь­ной культуры составляют объект лингвокультурологии.

Направление филологического концептуализма полу­чило после упомянутой нами работы С.А. Аскольдова (Алек­сеева) новое развитие в отечественном языкознании в рамках школы Н.Д. Арутюновой по логическому анализу языка и работ академика Ю.С. Степанова. В 1991 год в серии «Ло­гический анализ языка» вышел сборник, посвященный тео­ретическим проблемам изучения концептов культуры [Куль­турные концепты, 1991], который вызвал значительный интерес к проблеме концептов культуры у лингвистов, филоло­гов и культурологов.

В 1997 году в статье «Концептосфера русского языка» Д.С. Лихачев, анализируя теорию С.А. Аскольдова (Алексее­ва), предложил рассматривать в качестве концептов нацио­нальной культуры не только отдельные базовые общие терминопонятия, но и национально маркированные имена соб­ственные (Обломов, Хлестаков), а также фразеологизмы и крылатые выражения классиков русской литературы, прежде всего Пушкина. Д.С. Лихачев, в частности, пишет: «При этом надо иметь в виду, что своими концептами обладают не только отдельные слова, но и целые фразеологизмы, напри­мер 'тьма египетская', 'демьянова уха', 'преданья старины глубокой', 'дистанция огромного размера' и т.д. Надо ска­зать, что в этих последних примерах концепт фразеологиз­мов как бы вытесняет даже значение фразеологизмов, зани­мает в языке большее значение, чем значение фразеологиче­ских единиц» [Лихачев, 1997, с. 6]. Д.С. Лихачев считает, что наличие концептов-фразеологизмов, подтверждается устой­чивыми оборотами из «Горя от ума» А.С. Грибоедова, басен Крылова, пословиц, поговорок, песен.

В этом случае мы должны отметить, что концептуали­зация имен, словосочетаний, микротекстов происходит в процессе воспроизводства (цитирования), закрепляясь в пре­цедентных текстах. Интересно отметить, что в более ранней своей широко известной работе «Заметки о русском» Д.С. Лихачев рассматривает «концепцию русского человека у Достоевского», что предполагает существование и макро­концепта русский человек в сфере национальной русской культуры [1984, с. 35]. Более подробно эта тема развивается у В.В.Воробьева [1997].

В этой связи в концептосфере языка мы могли бы вы­делить макроконцепты - Россия, русский народ, русский че­ловек, русский язык, русская культура. По нашему мнению, они составляют верхний ярус концептосферы русского языка.

В системе констант русской культуры у Ю.С. Степа-иона выделяемый нами ярус макроконцептов не представлен. И его фундаментальном труде «Константы. Словарь русской культуры» концептосфера русского языка включает в себя: Вазовые, концепты, «вообще небазовые» или «производные от базовых».

Одним из самых спорных вопросов в исследованиях концептов культуры, несомненно, можно считать вопрос: ка­кая реалия, какое понятие и какое обозначающее их слово можно считать концептом национальной культуры. Другой не менее важный вопрос - каково число национально марки­рованных культурных концептов в языке, в нашем случае, в русском языке. Можно ли считать, что их список носит огра­ниченный характер, т.е. исчислимы ли они. Большинство со­временных исследователей в этой области сходятся во мне­нии, что список культурных концептов исчислим и носит за­крытый характер. Однако оценки количественного состава национально-культурных концептов существенно расходят­ся: от трех до нескольких сотен единиц.

Фундаментальным исследованием концептов русской культуры, как мы уже упоминали, явился труд академика Ю.С. Степанова «Константы. Словарь русской культуры» |1997]. В труде впервые систематизируются важнейшие ба­зовые и некоторые производные от базовых концепты.

Во вводных статьях своего капитального труда Ю.С. Степанов дает определение основополагающих терминопонятий, включая определение макроконцепта культура и терминопонятий концепт и константа.

Среди многочисленных определений культуры, кото­рые рассматриваются в работе Ю.С. Степанова, приведено толкование из «Толкового словаря русского языка» СИ. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [1998, с. 321]: «Культура со­вокупность производственных, общественных и духовных достижений людей». Для исследования концептов нацио­нальной культуры важным для нас представляется определение культуры как системы концептов: «Культура - это сово­купность концептов и отношений между ними, выражаю­щихся в различных «рядах», в «эволюционных семиотиче­ских рядах», а также в «парадигмах», «стилях», «изоглос­сах», «рангах», «константах» и т.д.» [Степанов, 1997, с. 38]


Литература:
  1. Абаев В.И. История языка и история народа/Вопросы теории и истории языка. - М., 1952. - С. 40-55.

  2. Абдулрагимова Э.Г. Конструкции с переходными глаголами в разносистемных языках. АКД. - Баку, 1981.

  3. Абражеев А.И., Данилов П.А., Бигаев Р.И. Очерки по сопостави­тельной грамматике русского и узбекского языков: Учебн. пособие для за­очного отделения Факультета рус.яз. и лит.педвузов Узбекистана/ Р.Н. Джуманиязов, Р.И. Бигаев. - Ташкент, 1960. 189 с.

  4. Азизов А.А. Сопоставительная грамматика русского и узбекского языков. Морфология. 2-е изд., перераб. и доп. - Ташкент: У китувчи, 1983,238 с.

  5. Алимова М.Х. Грамматический каузатив в узбекском, таджикском и английском языках /сопоставительно-типологический анализ/ АКД. -М., 1980.

  6. Античные теории языка и стиля. - М., 1980.

  7. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка /В.Ю. Розенцвейг. - М.: Наука, 1974. 366 с.

  8. Апресян Ю.Д. Современные методы изучения знаний и неоторые проблемы структурной лингвистики//Проблемы структурной лингвистики. -М., 1963.

  9. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков: Учебн. пособие для педин-тов. - Л.: Просвещение, 1979. 259 с.

  1. Аракин В.Д. К типологии объектных словосочетаний в герман­ских языках//Вопросы английской лексикологии. - М., 1974.

11. Арнольд И.В. Семантическая структура слова в современном английском языке и методика ее использования. - Л.: Просвещение, 1966 192 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle