Библиографическое описание:

Пуляев А. В. Трансформация феодально-сословной структуры японского общества во 2-й половине XIX века // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.2. — С. 42-44.

С начала эпохи Нового времени, в странах Европы начались процессы трансформации государства и социальной структуры общества под воздействием ключевых событий европейской истории: английской буржуазной революции 1640 – 1660 гг. а затем и Великой французской революции 1789 – 1799 гг. Они силой своего влияния нанесли удар по внутреннему феодальному устройству европейских государств и способствовали внедрению в общество идей прав и свобод. Но главным достижением было уравнивание положения слоев в социальной структуре и постепенного слияния их в одно единое общество, с делением на слой богатых, средний класс и низшие слои населения. При этом каждый человек в этой сформированной структуре обладал перечнем прав и свобод, которые благодаря широкому просвещению становились естественными и неотчуждаемыми. Так зародилась и постепенно развивалась европейская модель капиталистического общества. Идеи этой модели устройства общества вместе с колониальными захватами XVIIIXIX веков, приходили и в страны Востока.

Надо отметить, что социальная структура общества стран Азии и Африки на протяжении Нового времени оставалась феодальной. Она менялась очень медленно, вследствие владычества держав Запада. Великим державам было выгодно когда слои общества стран Востока остаются традиционными, иерархичными и неконсолидированными, так как из этого державы получали возможность влиять и управлять на внутренние процессы проистекающие в структуре восточных обществ и тем самым имели возможность сохранять и развивать свои колонии [1, c. 200]. Такое положение общества мы можем наблюдать в Индии, Китае и Юго-Восточной Азии.

Но очень заметным особняком здесь выделяется японское общество. Так как на него западное воздействие практически не оказывалось, в связи с политикой изоляционизма Японии. Японская структура общества сложилась еще в период средневековой Японии и выражалась в сословной системе «си-но-ко-сё», установленной в Японии при сёгунате Токугава, т.к. именно период правления сёгуната Токугава (1192-1867) считается классическим феодализмом в Японии [2, c. 153]. «Си» – было представлено самурайством (военным сословием), «но» – крестьянством, «ко» – ремесленниками, «сё» – торговцами [3, c. 306]. На вершине социальной пирамиды Японии находился обожествляемый император (тэнно), имевший формальную власть и исполнявший преимущественно религиозно-церемониальные функции. Непосредственно за ним следовала родовая знать – «кугэ», не имевшая к XVII веку земли, но получавшая содержание от сёгуна – высшего чина самурайского сословия, военного правителя Японии, обладавшего действительной властью в Японии [4, c. 372]. Сёгун владел самым большим количеством земель в Японии – считавшихся государственными.

Следующую ступень занимали «букэ» (самураи) – фактически являвшиеся высшим классом в феодальной Японии. Они делились в свою очередь на князей «даймё», имевших частные земельные владения, и на «буси» – рядовых самураев, вассалов даймё, не имевших как правило земельных владений. Даймё не платил сёгуну налогов [5, c. 600].

Хотя синтоистские священники и буддийские монахи не составляли официального сословия, социальное положение их было выше, чем у крестьян, ремесленников и торговцев. Ниже следовали крестьяне, в большинстве своем зависимые. Крестьяне объединялись в общины, имевшие к XVII веку большую самостоятельность. Ниже крестьян в социальной иерархии находились ремесленники, жившие к XVII в. большей частью в городах и объединявшиеся в цехи [5, c. 610].

За ремесленниками следовали торговцы (купцы), объединявшиеся в купеческие гильдии.

На этом сословная иерархия заканчивается. Все остальные классы и прослойки находятся вне ее и относятся к низшим слоям населения. К ним относились: «эта» («неприкасаемые», буракамин), ронины, ниндзя, гейши, отшельники (ямабуси и др.), бродяги, пираты и разбойники, актеры народных театров (кабуки), коренные народы отдельных японских островов (айны) и др [1, c. 245].

Начиная с 1-й половины XIX века, японское общество, медленно но верно стало двигаться к капиталистическому пути развития. В страну все больше стало проникать европейцев, а в месте с ними и идеи нового общества. Следует отметить, что под влиянием роста товарно-денежных отношений происходили постепенные расслоение и распад наиболее многочисленной группы феодального сословия – самурайства, фактически утратившего после объединения страны свою основную – военную функцию. С другой стороны, нужно обратить внимание и на процессы, связанные с социальной дифференциацией среди японского крестьянства [6, c 98]. Тенденция к распространению товарно-денежных отношений в японской деревне была, однако существенно замедлена вследствие жестких ограничений и регламентации со стороны сегуната Токугава. Политическая система общества переживал свой упадок. А после 1853 года, когда Япония была открыта миру и с событий Гражданской войны «Босин» 1867 – 1869 гг. начались процессы неуклонных изменений всех сфер жизни общества и государства.

Но даже при этом общество оставалось традиционно-феодальным. Поэтому что бы изжить феодализм и трансформировать общество в капиталистическое, буржуазно – феодальное правительство «Мэйдзи» начало серию реформ. Для начала, правительство «Мэйдзи» сформировало в обществе новую идеологическую концепцию, которая предусматривала способы реформирования государственной идеологии и религии в 60-е годы XIX века. Задачей реформы было усиления власти императора и следовательно правительства «Мэйдзи», но была и не менее важная задача – заложить в обществе стремление к капиталистическому развитию и достижению прогресса, как главной цели жизни общества [7, c. 45].

Данное стремление к прогрессу в обществе подкреплялось затем реформой в области образования 1872 года, вследствие которой вводилась система начальных, средних и высших учебных заведений, где упор делался на техническом образовании.

Нужно отметить, что перед этими реформами была проведена государственно-административная реформа 60-х годов XIX века. Она изменила государственное устройство и административное деление государства, что сильнейшим образом затронуло клановую структуру японского общества и способствовала её изменению. Важно отметить, что важной составляющей административной реформы была ликвидация сословной системы деления общества [1, c. 250]. В 1869 году правящий слой был разделен на высшее дворянство «кадзоку», куда были отнесены бывшие даймё и кугэ, дворянство «сидзоку», включившие в себя высших самураев и «соцу», куда вошли самураи низших рангов. В 1870 году было введено понятие «хэймин» т.е. простой народ, представители которого получили право иметь собственные фамилии. Им также было разрешено носить форменную одежду и путешествовать верхом на лошади, что ранее было привилегией самураев. «Кадзоку» и «сидзоку» было дано право выбора прически и ношения меча. Им же было разрешено заниматься любым видом деятельности [2, c. 168].

Новая сословная структура была окончательно упорядочена в 1872 году в законе «О введении трех сословий и их равенстве». По закону, было отменено сложное и строгое сословное деление, принятое в токугавской Японии. Всё население страны стало делиться на три сословия: «кадзоку», образовавшееся из представителей придворной (кугэ) и военной знати, «сидзоку» - бывшего военно-служилого дворянства (букэ) и «хэймин» - простого народа (крестьян, горожан и т.д.). Все сословия были формально уравнены в правах. Крестьяне и горожане получали право иметь фамилию [3, c. 315].

Впоследствии самураи низших рангов (соцу) влились в сословие (хэймин). Туда же были отнесены и парии т.е. сословие актеров, и прочий черно рабочий люд «эта», которые насчитывали примерно 400 тысяч человек в то время. Но позже японские парии стали именоваться «синхэймин», т.е. новый «хэймин» (или «буракумин» - жители специальных поселений – «бураку»). Им также разрешалось иметь фамилию, они стали формально равноправными членами общества [6, c. 112].

В тоже время, если представитель «хэймин» становился государственным чиновником, к нему относились как к «сидзоку». Так чиновничество становилось новым привилегированным сословием [6, c. 120].

Таким образом реформа позволила преодолеть феодальную структуру устройства общества и приблизить его к модели общества капиталистического мира, что позволило Японии быстрее войти в стадию индустриального развития. А вследствие этого были заложены основы дальнейшего изменения общества и вступления его в глобальный мир. Но при этом были сохранены традиционные устои бывших сословий, что не позволяло на этапе формирования нового общества, быстро менять образ мысли и жизни, что было препятствием на пути к достижению прогресса. Но не смотря на все это был шаг, на пути к новому обществу.


Литература:
  1. Жуков А.Е. История Японии. Т.2. 1868 - 1998 г. М: Институт востоковедения РАН, 1998 – 703 с.

  2. Фредерик Л. Повседневная жизнь Японии в эпоху Мэйдзи. М., 2007 – 308 с.

  3. Мак-Клейн Д.Л. От сегуната Токугавы – в XXI век. М. АСТ. Астрель, 2007 – 895 с.

  4. Попов К.М. Япония. Очерки развития национальной культуры и географической мысли. М: Мысль, 1964 – 642 с.

  5. The Cambridge History of Japan. Vol.4. Cambridge University Press, 1991 – 838 c.

  6. Hall J.W. and Jansen M.B. Studies in the Institutional History of the Early Modern Japan. Princeton, 1968 – 260 c.

  7. Huffman J. L. Creating a public: people and press in Meiji Japan. University of Hawai Press, 1997 – 159 c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle