Библиографическое описание:

Филатов С. И. Адъютант его Высокоблагородия поручик А.И. Солтан // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.2. — С. 49-51.

В последнее время современниками проявляется некоторый интерес к изучению истории органов государственной безопасности России. Забывая о том, что жандармы были обычными людьми своей эпохи и служили не только царскому правительству, но и стойко стояли на страже государственности. Пример обер-офицера Солтана, яркое тому подтверждение [1,л. 620].

Поручик Амурат Иосифович Солтан, родился 19 октября 1862 г., происходил из дворян Минской губернии, магометанского вероисповедания [2,л.556]. С детских лет он приучался к дисциплине, строгому соблюдению религиозных обычаев. Общее образование получил в Севастопольском реальном училище. Холост. Избравший нелегкий путь военного, службу начал рядовым на правах вольноопределяющегося 2-го разряда и в 1882 г. приказом командира 39-ой пехотной дивизии назначался в вновь сформированный 49-ый Брестский полк. Затем был направлен в Одесское юнкерское училище, которое он окончил по 1-му разряду, то есть с «отличием». Звание подпоручика присвоено 1886 г., чин поручика пожалован 6 мая 1890 г. С октября 1891 г., после окончания жандармских курсов в С.-Петербурге закреплялся за штабом Отдельного Корпуса жандармов. Участия в военных компаниях и походах не принимал. За годы службы был награжден орденами: Св. Анны 3 степени для ношения на шее в 1883 г., Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом в 1887 г. [3,л. 3].

По распоряжению Шефа жандармов 20 января 1892 г. был назначен на должность адъютанта начальника Тобольского губернского жандармского управления, с денежным содержанием 3349 рублей в год.

Вследствие, предписания Начальника 8-го жандармского округа от 24 октября 1892 г., с 12 ноября 1892 по 8 января 1893 гг. временно исполнял должность начальника жандармского управления дислоцированного в г. Тобольске.

В соответствии с телеграммой начальника Сибирского жандармского округа от 25 июля 1893 г., поручик Солтан откомандировывался в г. Березов с целью проверки готовности жандармских нижних чинов к несению наблюдательной службы.

С 3 по 5 сентября 1893 г. им был проведен инспекторский смотр. О результатах которого затем, руководитель Тобольского губернского управления полковник Н.И. Афанасьев докладывал начальнику Сибирского жандармского округа:

«на смотр представились все состоящие по списку унтер-офицеры, наружный вид которых добрый и молодцеватый [4,л. 776]. Здоровье всех людей удовлетворительное. Строевая подготовка всеми нижними чинами в настоящем году, усвоена достаточно основательно. Теорию стрельбы из револьверов и знание Военных уставов знают хорошо. Практическая стрельба всеми нижними чинами проведена под руководством моего адъютанта поручика Солтана, которая показала отличный результат. Всем положенным довольствием люди удовлетворены сполна и своевременно, претензий никаких не заявлено. Дисциплина и нравственность личного состава наблюдательного пункта на высоком уровне. Права и обязанности жандармского унтер-офицера усвоены отлично. Несколько слабые знания показали два унтер-офицера зачисленные на службу в настоящем году, но, принимая во внимание их расторопность, отличную воинскую подготовку, рвение к службе, можно с уверенностью сказать, что этот пробел ими будет восполнен быстро. Форменная одежда находится в исправном состоянии. В тетради для наблюдения по участкам, унтер-офицерами вносятся обстоятельства имеющие значение и прямое отношение к делам о государственных преступлениях, весьма смышлено и толково. Казенная переписка, журналы входящих и исходящих документов ведутся старшим, на пункте унтер-офицером Васильевым правильно» [5, л.68].

26 января 1894 г. произошла конфликтная ситуация в жандармском управлении, которая в дальнейшем могла повлиять на службу и карьеру обер-офицера А.И. Солтана.

Вновь назначенный на должность начальника жандармского управления И.П. Вульф дал словесное указание своему адъютанту поручику Солтану по поводу приведения им в порядок документации, а именно, в отношении оставшихся канцелярских принадлежностей от своего предшественника [6,л.58-59]. Данное указание было несущественным, просто полковник хотел показать свою значимость в глазах подчиненных.

Поручик после полученных замечаний повышенным голосом и с криком возразил полковнику: «я отлично все знаю, что следует делать по предписанию начальника жандармского округа, при этом, ваши добавления напрасны, и я данные прежде вами указания хорошо помню», да кроме этого наговорил дерзостей.

Начальник жандармского управления возразил адъютанту, что ни когда не ожидал от него такого ответа и сожалеет, что ошибся в нем, и тем самым поставил себя в неловкое положение в глазах начальства, давая прекрасный отзыв о нем. Поручик при этом ответил: «за лестный отзыв ваш благодарю, но для меня безразличен всякий отзыв» [7,л. 7-11].

Все это происходило в присутствии писарей Булычева и Окулова, при унтер-офицерах Винокурове, Пузине, Лаврентьеве, а также вахмистре Коробейникове, находившихся в жандармском управлении. Но на этом инцидент не был закончен и имел продолжение.

В этот же день, в шесть часов вечера, поручик и полковник Вульф встретились на ул. Рождественской города Тобольска. Адъютант не поприветствовал старшего по званию и при повороте в пересекающий названную улицу переулок плюнул в его сторону. Когда полковник остановил поручика и спросил, почему он не отдал ему установленной воинской чести, адъютант вызывающим голосом ответил, что не заметил его. На следующий день рапорт о недостойном поведении поручика начальник жандармского управления отправил окружному генералу.

В последствие поручик доложил полковнику Вульфу, что это было сделано им совершенно без какого - либо умысла, случайно, и он действительно не видел его из-за наступивших сумерек, да и шел он в шинели с поднятым воротником и поникшей головой, раздумывая о произошедшем утром в жандармском управлении. Плюнул он по привычке постоянно отплевываться вследствие болезненного отделения у него в изобилии слюны.

В справедливости объяснения полковник не сомневался так как, сам неоднократно замечал в канцелярии, что Солтан часто плюет, в особенности, когда ходит. Из прочитанных при нем некоторых писем поручиком, от его родных, Вульф вполне смог убедиться в настоящей причине его сильного раздражения, под влиянием которого, бессознательно, он мог совершить, все поступки в отношении его 26 января 1894 г. В совершенных поступках он чистосердечно раскаялся и в присутствии всех нижних чинов и писарей управления просил у него извинение [8,л.7-11].

Исходя из этого, полковник Вульф дополнительно пишет донесение в Омск, в котором указывает что, поручик Солтан вполне заслуживает снисхождения в его необдуманных действиях и то, что он до настоящего времени был примерным офицером, не подвергавшийся ни каким взысканиям, в связи с чем, он начальник жандармского управления считает достаточным ограничиться наложением дисциплинарного взыскания &#;9,л.7-11].

При этом осознавая, что ему не обойтись в первое время без опытного адъютанта, он пытается отсрочить его выезд в Омск, для осуждения военным судом, обосновывая факт задержки поручика в связи со служебной необходимостью. В связи с чем, военно-окружной суд сообщает начальнику управления Вульфу, что инспекторский смотр жандармским частям, не является причиной, по которой в силу закона судебное заседание по делу поручика Солтана подлежит отсрочке [10,л. 51].

Поручик за совершение дисциплинарного проступка, по приговору Омского военно-окружного суда от 10 июля 1894 г. подвергнут наказанию в виде ареста сроком на 3 месяца. Содержался он на гауптвахте, при кадровом Тобольском резервном пехотном батальоне. В ноябре 1894 г. ему было присвоено воинское звание штаб-ротмистра со старшинством. Офицер сильно переживал, его пугала неизвестность. Что бы как-то прояснить ситуацию, начальник управления, пишет рапорт в Санкт - Петербург.

На рапорт Вульфа от 20 марта 1895 г., начальник штаба Отдельного Корпуса жандармов сообщает о разрешении штаб-ротмистру Солтану продолжить службу в Отдельном Корпусе жандармов, с чем согласился Шеф жандармов, принимая во внимание долголетнюю и безупречную службу офицера и хорошее прежнее поведение.

Дальнейшая деятельность адъютанта не известна, но удалось установить, что обязанности последнего начальника Вятского губернского жандармского управления с 10 октября 1916 по март 1917 гг. исполнял полковник А.И. Солтан [11л. 14-28].

В редких случаях, человек может выступить против вышестоящего начальства, отстаивая свое достоинство, даже по отношению к такой строгой организации как жандармерия.


Литература:
1. Военный энциклопедический словарь. - М.: Эксмо, 2007. 1024 с.

2. Ожегов С.Н. Словарь русского языка. Изд. 8. - М.: Советская энциклопедия, 1970. 900 с.

3. Военный энциклопедический словарь - Редкол.: А.П. Горкин, В.А. Золотарев и др., - М.: Большая Российская энциклопедия «Рипол Классик», 2002.1664 с.

4. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 1. Д. 20. Л. 3.
5. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 1. Д. 10. Л. 1.
6. Военный энциклопедический словарь / Под ред. кол. Н.В. Огаркова. - М.: Воениздат, 1983. 863 с.
7. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 2. Д. 111. Л. 68.
8. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 1. Д. 125. Л. 58-59.
9. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 1. Д. 23. Л. 7-11.
10. ГУТО ГА в Тобольске. Ф. 159. Оп. 1. Д. 23. Л. 51.
11. Мусихин В.Е . Вятское губернское жандармское управление в начале XX века // Из истории Вятских спецслужб и полиции: Материалы докладов и научно-практических конференций, Киров: ООО «Триада-С», 1997. С. 14-28.

Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle