Библиографическое описание:

Бердникова Д. В. Лингвистические особенности текстов произведений англо-шотландского фольклора // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.1. — С. 202-207.




Художественный текст, примером которого является баллада “Thomas the Rhymer” («Томас Рифмоплет»), несет в себе не только смысловое и сюжетное содержание, но и языковые особенности, характерные для определенного периода времени исторического развития языка.

Фольклорные тесты представляют огромный интерес для разных наук: истории, этнографии, сравнительного языкознания, литературоведения, когнитивной науки. Такие тексты служат точкой бифуркации многих дисциплин и представляют интерес для комплексного изучения.

В тексте баллады, как и любом художественном тексте, заложены определенные смыслы, благодаря которым мы можем говорить о так называемом семантическом– денотативном пространстве текста. Денотативное пространство, термин, предложенный профессором Л.А. Манерко, представляет ментальное образование, в формировании которого участвует само литературное произведение (баллада), содержащее обусловленный интенцией автора набор языковых знаков (виртуальное пространство), а также интерпретация текста читателем в процессе его восприятия. Л.А. Манерко считает, что «формирование особого «ментального пространства», четко очерченного круга концептов происходит на «перекрестке» внеязыковой организации и языковой репрезентации пространственного предметного опыта» [4, с. 97].

В нашей статье мы попытаемся показать и проанализировать лингвистические особенности текста народной шотландской баллады «Thomas the Rhymer” (“Томас Рифмоплет»), первые упоминания в письменных памятниках британской литературы которой относятся к XIV веку (1400-1430), именно в этот период землевладельцем и собирателем английского фольклора Северного Йоркшира Робертом Торнтоном был написан манускрипт, который теперь носит его имя.

Джозеф Райт в своей книге “An Elementary Middle English Grammar” предлагает следующую периодизацию среднеанглийского языка. Ранне–среднеаглийский период (Early Middle English), охватывающий период с 1100 по 1250 годы. Этот промежуток характеризовался большей частью употреблением староанглийской орфографии, но уже появлением признаков влияния англо-нормандской орфографии. В фонетике происходит удлинение кратких гласных в открытом слоге двухсложных слов, дифтонги древнеанглийского языка монофтонгизировались. Появляются новые дифтонги “-i type” и “-u type”. В это время понятие «рода существительных» уходит из языка совсем, также пропадает древнеанглийская система флексий у существительных, прилагательных и местоимений [10, с. 15].

Собственно среднеанглийский (Ordinary Middle English) относится к периоду с 1250 по 1300 годы. Основной чертой языка этого времени является формирование диалектов, а во второй половине XIV века появление стандартного среднеанглийского языка, который полностью сформировался в XV веке. Наблюдается огромное влияние англо-нормандской орфографии на письменный язык, а также проникновение в язык большого количества Англо-нормандских слов. Постепенно в этот период конечная гласная –e становится непроизносимой практически во всех диалектах [10, с. 16].

Поздне-среднеанглийский период (XIV-XVвв) (Late Middle English) отмечен постепенным вытеснением местных диалектов Лондонским литературным языком. Отделение шотландского от северных английских диалектов [10, с. 17].

Т.А. Расторгуева выделяет два периода существования среднеанглийского языка: Early Middle English и Late Middle English. Главной особенностью этого периода ученый называет увеличивающееся различие между региональными диалектами, которое только усилилось после Нормандского завоевания, когда пришло большое количество заимствований из французского в английский язык [5, с. 149].

Согдасно А.И. Смирницкого, «французское влияние в области морфологии ограничивается словообразованием» [7, с. 40]. Свидетельством данного утверждения дает нам сам текст Торнского манускрипта.

Диалекты в среднеанглийский период развиваются на базе уже существующих древнеанглийских: так нортумбрийский диалект развивается в северный (Northern), уэссекский – в южно-западный, кентский - в южно-восточный (Midland), а мерсийский распадается на восточно-центральный (East Midland) и западно-центральный (West Midland) [1, с. 186].

Как отмечают М.Г. Арсеньева и Дж. Райт (J.Wright), говоря о диалектах данного периода, следует иметь в виду, что они существуют группами, в каждой из которых выделяются разновидности [10,с. 18; 1, с. 186].

А.И. Смирницкий выделяет только Шотландский диалект, который «с XIVXVI вв развивался из древнего северного или нортумбрийского диалекта, в дальнейшем известного под названием шотландского — Lowland Scots – в особый литературный язык инглис (Inglis)» [7, с. 63]

Дж. Мюррей замечает, что Торнский манускрипт является хорошо известным памятником северного диалекта среднеанглийского языка. Баллада “Tomas of Ersseldowne”, написанная на этом диалекте, занимает 9 страниц манускрипта и расположена в две колонки по 36-40 строк в каждой (всего около 700-720 строк). Около 20 строк текста, существовавшие только в данном издании были безвозвратно утеряны, так как первое печатное издание манускрипта относится к 1430-1440 годам. Также ученый отмечает, что в своей языковой форме данное произведение претерпело меньше всего изменений, которым подверглись другие манускрипты (Cotton & Cambridge MSS), также содержащие балладу “Thomas the rhymer”«Томас Рифмоплет» [9, с. lvi-lvii].

Текст баллады первоисточника (Торнский манускрипт) написан на северном диалекте английского языка и делится на три части (fyt или fytt): первые две части представляют основной сюжет баллады, тогда как в последней, только текст пророчеств. Общее количество строф 175 или 700 строк, включая тесты пророчеств.

Основные черты северного (Northern) диалекта в отличие от других диалектов в фонетике проявляется в том, что древнеанглийский долгий звук [ā], остался таким же долгим, хотя буквосочетания передающие данное звучание были разнообразными a, ai и ay, например, Old Englishstān”, Northern Middle Englishstān”, в то время как в южно-западных и южно-восточных (Midland) , а также южных (Southern) диалектах этот звук перешел в [ō]; ср. Southern and Midland Middle Englishstoon”.

Для среднеанглийского периода характерно удлинение кратких гласных, но изменения в северном диалекте происходят следующим образом: Old Englishman” сохраняется в Northern Middle Englishmane”, а древнеанглийская долгая гласная “ǽ” переходит в долгую “ē”, как в других диалектах этого времени, а краткая буква “æ” переходит в краткую “a”, а буква “y” переходит в северном диалекте в долгую “ī”. В Торнском манускрипте в сильной (ударной) позиции по-прежнему стоит “yfytt, whylle,sylke, fyne, knife, rynnys, тогда как в слабой (безударной) позиции стоит “isythis, vndir.

Звуки [g] и [k] появляются в словах, таких как gif Northern Middle English, где в Southern and Midland Middle English [j],[y] и [tf]:, yif Southern Middle English и Midland Middle English. Также написание и произношение древнеанглийское буквосочетанию sc [] переходит в s в Northern Middle English Old English inglisc, Northern Middle English inglis; Old English sceal; Northern Middle English sal or sail , когда в Southern и Midland Middle English в sh: inglish и shal [8, с. 77-78].

Old English hw передается в Northern Middle English буквами qu или qw: Old English hwene; Northern Middle English qwene, тогда как в Southern и Midland Middle English написание этих буквосочетаний приобретает современный вид wh: Southern и Midland Middle English when.

В северном диалекте в поздний среднеанглийский период буква þ “thorn“ в указательных þat Northern Middle English и личных местоимениях второго лица þou Northern Middle English осталась неизменной, где она и сохраняется до изобретения книгопечатания в XV веке. В Southern и Midland Middle буква þ “thorn“ передавалась буквосочетанием „th“: that Southern и Midland Middle English и thou Southern и Midland Middle English [8, с. 77-78].

Следует отметить, что в тексте Торнского манускрипта повсеместно сохраняются буквы þ “thorn“ в случаях употребления, характерных для северного диалекта.

Частое употребление y вместо i в корнях слов fytt, whylle,sylke, fyne, knyfe; w, u вместо v: ouer, neuer, heuene; и наоборот, реализация буквы u в предлогах буквой v и w в Northern Middle English: vndir, vpe, vnder-nethe, vn-to, abowte обусловлены тем, что техника письма вызывала путаницу в буквах из-за их схожего написания, так как пергамент был дорог, и слова писались без пробелов. Буквы u и v в рукописном и печатном вариантах буквы u использовались для обозначения звука [v]. В тексте манускрипта встречается употребление слов, где звук [v] передается буквой f в между звонкими согласными, как это имело место в древнеанглийском языке: lufly, lufe Old English lufu Modern English love; ryfe Old English rife, Modern English rive. В Southern и Midland Middle English слова love и rive могли выглядеть loue и riue.

Баллада написана, так называемой, «балладной строфой» (ballad) представляет собой чередование строки четырехстопного ямба со строкой трехстопного ямба (или двустопного ямба) при рифмовке abab.

Синтаксическая структура балладной строфы устойчива на протяжении всего текста. Основная часть повествования реализуется в прямой речи, при почти полном отсутствии косвенной речи. Преобладание самостоятельных бессоюзных предложений, иногда связанных сочинительными союзами, характерно для баллады «Томас Рифмоплет», так как они создают определенный ритм, динамику повествования, а также вызывают ощущение расчлененности действия. Каждая строфа также обладает свойствами бессоюзных предложений. Она несет в себе законченное высказывание или описание определенного явления. Пояснения мысли, высказанной в первой строфе, не требуется во второй, что создает эффект фрагментарности повествования.

Жанр произведения (любовная фантастическая баллада [2, с. 108]) предполагает наличие всего одной сюжетной линии, которая является одной из основополагающих особенностей данного жанра, с сильным фантастическим элементом. Как отмечает Н.Г. Елина, для шотландской любовной баллады характерен немаловажный аспект «волшебства, фантастичности», поэтому, кроме любовной подоплёки, здесь присутствуют элементы сказочности и таинственности, кроющейся в тексте баллады и особо проявляющиеся в конце, когда Королева в знак благодарности и любви наделяет Томаса даром предвидения [2, с. 108].

Таким образом, основная тема произведения – это тесное переплетение любви и фантастики. Любви смертного обычного человека и волшебного существа – Королевы Эльфов. Интересно отметить, что сам Томас Рифмоплет впоследствии становится отчасти волшебным существом, приобретая дар предвидения, и занимает место рядом с Королевой Эльфов по своему знатному происхождению. Согласно бытующему мнению Томас Рифмоплет до сих пор живет где-то в стране эльфов.

Основное событие, вокруг которого разворачивается действие, является встреча Томаса Рифмоплета с Королевой Эльфов, которая меняет жизнь главного героя. Мы можем выделить экспозицию, в которой главный герой идет по Охотничьему берегу в погожий майский день и описывает красоту этого дня и места, что усиливает контраст с его внутренним состоянием покинутости и одиночества. В этот момент наступает завязка сюжета, когда появляется прекрасная Королева Эльфов, которую Томас Рифмоплет принимает за Деву Марию. Главный герой влюбляется и готов последовать за ней, куда она пожелает. Она сообщает, что пришла к нему. Поворотным моментом развития сюжета является «возлежание» Томаса с Королевой Эльфов под Эйлдонским деревом на том же самом берегу. Развязка наступает тогда, когда Королева Эльфов теряет свою красоту и теперь Томасу придется ей служить двенадцать месяцев в её замке, куда они тут же отправляются.

Условно текст баллады можно поделить на четыре части: встреча Томаса с Королевой Эльфов, что будет являться завязкой сюжета, далее первый поворотный момент всего повествования, когда Томас «возлежал» с Королевой Эльфов, из-за чего Королева Эльфов теряет свою красоту и теперь Томасу придется ей служить двенадцать месяцев в стране эльфов, что является сюжетной развязкой. В балладе уделяется большое внимание описанию путешествия Томаса и Королевы в страну Эльфов, где происходит завязка для второго кульминационного момента повествования.

Сама кульминация происходит в момент, когда Томас, пребывая при дворе Королевы в качестве придворного музыканта, узнает от Королевы, что ему надлежит покинуть страну Эльфов, так как за ним охотится сам Дьявол. Томас Рифмоплет очень расстраивается, так как он любит Королеву и не хочет с ней расставаться. Королева Эльфов переносит его обратно на Охотничий берег и наделяет его даром предвидения. Такова основная сюжетная линия повествования, которая имеет замкнутую форму повествования.

Основной способ воплощения времени произведения — прошедшее время глаголов, которое формируется в северном диалекте среднеанглийского языка при помощи окончаний -t, -d, -ed. Следует отметить в этот период сформировались основные формы неправильных глаголов, которые, в отличие тех же форм других диалектов, существуют с непроизносимым окончанием -e, наследованным от англо-нормандской орфографии: wente, herde. В то же время параллельно существуют формы и без данного окончания: saw, was, were. Непроизносимое -e также является непосредственным атрибутом всех форм глаголов, независимо от формы грамматического времени и числа, которое отмирает ко времени написания данного произведения.

В диалогах мы наблюдаем смешение настоящего (Present Simple) и будущего времен (Future Simple), которые выражаются глаголами следующим образом: в настоящем времени единственного числа наличие окончанияe I praye; будущее время образуется как и в современном английском языке с помощью wyll (Modern E will), shall (Southern и Midland Middle English), sall (Northern Middle English). В тексте встречаются характерные для северного диалекта формы современных глаголов will и shall - will и sall, а также формы solde(If j solde sytt (sit) и wolde (and throstylls sange wolde hafe no reste) для should и would. Глаголы именно в этой форме, согласно тексту, отражают одну из функций характерных для глагола would в современном английском языке, а именно, повторяемость, привычность действий в прошедшем времени:If j solde sytt (sit); and throstylls sange wolde hafe no reste.

Особенностью употребления является взаимозаменяемость в использовании с местоимениями J, þou: Now sall j go; and j will euer more with the duelle; þou will in heuene or helle;bot yitt þou sall hafe all thy will. В среднеанглийский период глаголы will и sall, происходящие от глаголов sculan (долженствовать) и willan (желать) практически во всех случаях обозначают аналитические формы будущего времени, но при этом полностью не теряют значения долженствования. Поэтому, такое выражение: and j will euer more with the duelle можно перевести как «И я буду всегда c тобой жить» или же «и я буду обязан жить с тобой всегда».

Особую роль в повествовании в отношении будущего времени играют if - конструкции. Они образуются добавлением -e или -en (редко) к глаголам в зависимом предложении (if- clause): If I be payrelde most of prysse.

Такое четкое деление временных рамок текста создает впечатление динамического повествования не заключенного в одной какой-то точке прошлого. Впечатление от баллады не меняется независимо от момента времени ее рассказа. Она всегда будет с интересом встречена слушателем.

Художественное время передано не только грамматическими способами, но и лексическими. Для номинации времени используются фразы с точным указанием временных рамок: all þis longed aye (весь этот долгий день), twelmoneth (двенадцать месяцев), the montenans of dayes three (в течение трех дней), it commes nuer owte or domesdaye (не выберешься никогда оттуда до страшного суда), space of days three (на протяжении трех дней), thre jere and more (три года и более).

Пространственная организация текста представляется весьма интересной. В тексте совмещены два вида пространства: географическое (реальное) пространство и пространство волшебное (страны Эльфов).

Языковыми средствами воплощения пространства в этом тексте являются:

1) Топонимы: Охотничий берег (Huntle bankkes), Эйлдонский холм (Eldon hill), Эйлдонское дерево (Eldone Tree); 2) лексика с пространственным значением: а) географические названия: горы (mountaynes), путь, дорога (waye), возвышенность (rysse), равнина (playne), узкая лощина (delle), холм (hill); б) обозначения мест, связанных с человеческой деятельностью: прекрасный сад (a faire herbere), замок (castelle); в) лексика, имеющая символическое значение для описания фантастического пространства: страна Эльфов (oþer countree), страна людей (Midill - erthe), Эйлдонский холм (Eldon hill), небеса (hauene), рай (paradise), чистилище (playne of payne) и ад (helle).

Ю. М. Лотман для анализа пространства художественного текста использует термин Locus. При этом под локусом понимается любое включенное в художественный текст автором намеренно или подсознательно пространство, имеющее границы, т.е. находящиеся между точкой и бесконечностью [3, с. 10].

В тексте можно выделить три основных локуса макроструктуры пространства текста, где разворачиваются основные события повествования. Первый локус – место под Эйлдонским деревом, где происходит завязка сюжета (мир реальный); второй – это прекрасный сад (страна Эльфов, мир фантастический), где Королева показывает Томасу Рифмоплету дорогу на небеса, которая находится высоко на горе, в рай, которая бежит по возвышенности. Третья дорога символизирует чистилище, где грешные души терпят свое страдание, четвертая ведет в ад и расположена на дне узкой лощины. Третий локус – это замок Королевы Эльфов, на который королева указывает, как на крепость, стоящую на высоком холме. Здесь дается описание главным образом придворных, их приветствий Королеве и действий на балу. Структура текста циклическая и, поэтому, в конце повествования, читатель отсылается к Эйлдонскому дереву, где происходит прощание Томаса с Королевой, которая в знак любви и благодарности за службу и молчание наделяет главного героя даром говорить только правду и предвидеть будущее.

В семантике анализируемого текста доминируют две эмоции: печаль, грусть и радость (веселье), любовь. Они конкретизируется посредством реплик героев и лексическое описание природы и пространства.

В экспозиции герой-автор описывает прекрасное майское утро и поющих птиц: In a mery mornynge of Mayethe Mawys menyde hir of hir songe, þe wodewale beryde als a bellОднако это описание служит усилению контраста в отношении эмоционального состояния главного героя, которое конкретизируется с помощью следующих фраз: full faste in mynd makand my mone (горько жаловался в своей душе)/alone in longynge thus als j laye (одинокий в тоске какой я лежал). Тональность всего повествования меняется, когда Томас Рифмоплет встречает Королеву Эльфу. Такой прием резкой смены настроения сохраняется на протяжения всего развития сюжета.

Описание путешествий обычно всегда контрастирует с описаниями локусов. Так переход из мира реального в мир фантастический (страна Эльфов) под Эйлдонским деревом описывается как пространство кромешной тьмы с водой по колено, которую пришлось преодолевать Томасу Рифмоплету три дня. Where it was dirke als mydnyght myrke/And euer þe water till his knee. В то время как следующее место действия, прекрасный сад (a faire herbere) в стране Эльфов, предстает как райские кущи, где росло «великое множество плодов» (whare frwte was growand gret plentee): груши, яблоки, финики, пурпурные сливы, а также виноград (pere and appall, bothe ryppe þay were /the date , and als the damasee/þe fygge, and als so þe wyneberye). Соловьи строили свои гнезда, попугаи летали над ними, дрозды пели без остановки (the nightgales byggande on þair neste;þe papeiroyes faste abowte gane flye; and throstylls sange worlde hafe no reste).

Среди такого разнообразия и красоты Томасу нельзя ничего трогать, так как он попадет прямо в ад. Королева показывает ему «чудесные зрелища» (þe fayreste syghte): дороги на небеса, в рай, в чистилище, в ад, а также указывает на свой замок.

Они взбираются на коня и прибывают в замок, Томас входит в большой зал под руку с Королевой. Особое внимание уделяется описанию ни сколько обстановки, сколько придворных. Дамы прекрасные (faire- fa3er, faier, fei(e)r, vair, fare, fer (early Middle English) - Old English fæger- прекрасный о характере, красивый о внешности, также имеет значения светлокожий, со светлыми глазами и волосами) и знатные, так как gent Old English ğent) также gente, ient, jent – благородного происхождения), а также свободные free (Old English frē - vre, freo, vreo, fri, vri- свободный и знатный). Рыцари (Knyghtis, где –y в Северном самом консервативном из всех диалектов среднеанглийского периода еще редко меняется на –i, а окончание –is обозначает множественное число сущ.) просто упоминаются.

Такое внимание к женщинам обуславливается тем, что данная баллада, во-первых, лирическое любовное произведение; во-вторых, абсолютная власть церкви в ранне-среднеанглийский период привела к усилению культа Девы Марии и социальному выдвижение женщины, которое стало возможным именно благодаря возросшему почитанию Девы Марии, матери Бога.

.Для характеристики внешности и характера Королевы Эльфов и придворных дам сказитель использует следующие слова: lufly (Old English luflīc), которое несет в себе смысл не только «милый, красивый» о внешности, но также отражает черты характера – «дружелюбный, внимательный, добрый», а также «влюбленный». Также при упоминании Королевы Эльфов всегда используются прилагательные faire и gaye (OFr. gai) означает веселый, живой, беззаботный, приятный, красивый, а также облаченный в прекрасные богатые одежды. С помощью таких прилагательных раскрывается образ Королевы как знатной дамы необычайной красоты, светлокожей со светлыми волосами, поэтому Томас принимает ее за Деву Марию, прекрасными манерами и характером. Ее окружают такие же прекрасные знатные придворные дамы.

Красота, роскошь и веселье являются ключевыми понятиями описания замка и пира, на который попадает Томас. Knyghtis dawnesede by three and three,/There was revelle, gamene, and playe ; / Lufly ladyes faire and free/ That satte and sange one riche araye/Thomas duellide in that solace…(Рыцари танцевали трое на трое; были там пир, и игра, и веселье; милые женщины, прекрасные и вольные, сидели и дели на пышном ковре. Томас прожил в этих утехах…)

Атмосфера беззаботности опять сменяется на грусть и печаль, когда Томас узнает, что ему придется покинуть замок, так как за ним охотиться сам Дьявол, который собирает с Эльфов дань. Концепт «волшебство» реализуется здесь через факт того, что Томас считал, что провел всего три дня в замке, когда на самом деле он провел больше трех лет.

Моментальность перемещений тоже является характерной чертой фантастического пространства, которая подчеркивается в повествовании. Так, в мгновение ока, Королева Эльфов переносит Томаса под Эйлдонское дерево и здесь происходит финальная сцена прощания, когда прекрасная дама наделяет Томаса даром говорить только правду, вследствие чего он получает имя «Правдивый Томас» (True Thomas), и способностью предсказывать будущее. If þou will spelle, or tales telle,/Thomas, fou sall neuer lesynge lye …( Если будешь читать нараспев или повествовать, ты никогда не должен, Томас, лгать…), где spelle (Old English spellian, spillian) означает не только «говорить и рассказывать», а также «пророчествовать», тогда слово telle (от Old English tellan ) значит «рассказывать истории вслух, вести повествование и подробно излагать сказку, легенду». Герундий lesynge от OE lasung имеет значение «говорить неправду, впадать в грех вранья», в глагольной фразе lesynge lye имеет тоже значение.

Основными особенностями балладного жанра являются фрагментарное повествование, привязанное к определенному событию в данном случае встрече Томаса Рифмоплета с Королевой Эльфов. Сказитель не вдается в подробности описания фона повествования (природы, обстановки), если этого не требуют сюжет баллады.

Проведенный лингвистический анализ текста показал, что на тексты баллад данного цикла наложили свой отпечаток особенности развития языка в среднеанглийский период и переплетение языческих традиций кельтов и библейских сюжетов, которые обуславливают уникальность произведений англо-шотландского цикла.


Литература:
  1. Арсеньева М. Г. Введение а германскую филологию: Учебник для филологических факультетов./ Арсеньева М.Г., Балашов С.П., Берков В.П., Соловьева Л.М. М.: ГИС,2000. 314 с.

  2. Елина Н. Г. Английские и шотландские народные баллады. М.: Наука, 1973. 155 с.

  3. Лотман Ю. М. Проблемы художественного пространства в прозе Н.В. Гоголя// Труды по русской славянской филологии. Тарту, 1968. Вып.202.С. 5-50.

  4. Манерко Л.А. Предмет в пространстве через сложноструктурную единицу номинации. Номинация и дискурс. Межвузовский сб.науч.тр./Отв.ред. Л.А. Манерко.- Рязань: Изд-во РГГУ, 1999.- С. 95-101

  5. Расторгуева Т. А. История английского языка. – 2-е изд. – М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. 348 с.

  6. Смирницкий А. И. Хрестоматия по истории английского языка с VII по XVII вв. С грамматическими таблицами и историко-этимологическим словарем: Учебное пособие для ВУЗов.Изд. 4-е, М.: Академия, 2007. 204с.

  7. Смирницкий А. И. Лекции по истории английского языка. М.: Добросвет, 2000. 236 с.

  8. Moore S. Historical Outlines of English Phonology and Middle English Grammar. G. War Publisher. Ann Arbor, Michigan, 1919. p.90.

  9. Murray J. The romance and Prophecies of Thomas of Erceldoun. London, 1875. р.165.

  10. Wright J. An Elementary Middle English Grammar. Oxford University Press, 1923. p.215.

Электронные словари

1. Online Middle English Dictionaryhttp://quod.lib.umich.edu/m/med/

2. Online Oxford Etymology Dictionaryhttp://www.etymonline.com/index.php



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle