Автор: Королева Надежда Николаевна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №3 (26) март 2011 г.

Библиографическое описание:

Королева Н. Н. Психодиагностика беременных женщин с внутриличностным конфликтом // Молодой ученый. — 2011. — №3. Т.2. — С. 91-95.


Общими целями психопрофилактики внутренних конфликтов, а так же негативных воздействий стрессовых факторов являются: помощь в осознании дезадаптивных форм собственного поведения, развитие личностных стратегий и личностно-средовых ресурсов совладания с эмоциональным стрессом, адаптация к требованиям окружающей среды, изменение дезадаптивных форм поведения на адаптивные, достижение большей внутренней согласованности мотивационных и ролевых компонентов психической деятельности. Обязательным условием психокоррекционной и психотерапевтической интервенции, по нашему мнению, является привлечение профильных специалистов к работе, как в краткосрочных, так и в долгосрочных программах, а также возможность получения помощи от социально-под­дер­живающего окружения, в том числе и от искусственных структур.

Overall aims of psychopreventive maintenance of internal conflicts and as negative influences of stressful factors are: the help in comprehension дезадаптивных forms of own behavior, development of personal strategy and lichnostno-sredovyh resources совладания with emotional stress, adaptation to environment requirements, change дезадаптивных behavior forms on adaptive, achievement большей an internal coordination of motivational and role components of mental activity. An indispensable condition of psychocorrectional and psychotherapeutic intervention, in our opinion, attraction of profile experts to work, both in short-term, and in long-term programs, and also possibility of reception of the help from socially-podkderkzhivajushchego environment, including from artificial structures is.

Воспроизведение потомства одна из важнейших и естественных задач эволюции. Важность этой задачи заключается не только в количественном, но и качественном воспроизводстве, когда каждое последующее поколение не уступает предыдущему по состоянию физического и психического здоровья. Проблема исследования влияния внутриличностного конфликта на психоэмоциональный статус женщин к состоянию беременности на основе изучения индивидуально-психологических особенностей является, таким образом, частью общей проблемы здоровья, как меры профилактики к меняющимся условиям. Анализ литературных источников, проведенный по освещению проблематики беременности, весьма обширен. Выделяются различные факторы детерминирующие осложнения при вынашивании беременности: экологические, психологические, генетические, онтогенетические, социальные и др.. Особенности психологического состояния женщины в беременности, влияющие на развитие ребенка отмечаются в ряде психологических исследований. В основном это такие состояния как наличие стрессов, депрессивных состояний, психопатологических особенностей, их возникновение и обострение в различные периоды беременности [14]. На фоне демографического кризиса особенно тревожным становится негативная проекция феномена увеличения «Среди женщин, планирующих беременность, и беременных увеличилось число пациенток, принимающих психотропные препараты [6; 9; 15] . Закономерным этапом существования семьи являются беременность и роды, являющиеся для женщины естественным периодом в жизни женщины. При беременности в организме женщины происходят изменения, носящие комплексный, психофизиологический характер. Изучению проблем влияния психоэмоционального состояния женщины на репродуктивную функцию, течение беременности и перинатальные исходы в настоящее время уделяется особое внимание [2; 7] . Огромное влияние взаимодействия с матерью на развитие базовых личностных структур и психосоматическое состояние ребенка указывают многие исследования психологического состояния женщины во время беременности, в родах и послеродовом периоде. [5; 10; 14] . Поскольку ожидание ребенка сопряжено с физическими и эмоциональными изменениями особенно актуальным становится исследование психоэмоциональных особенностей беременности в контексте в/л конфликта при высокой социокультурной динамике современного общества.

Под внутриличностным конфликтом понимается выраженное негативное переживание, вызванное затянувшейся борьбой структур внутреннего мира личности, отражающее противоречивые связи с социальной средой и задерживающее принятие решения. В основе любого конфликта лежит противоречие, которое играет системообразующую роль как для различных видов конфликта, так и для различных уровней их изучения [3]. Эмоциональная составляющая во внутриличностном конфликте представлена психоэмоциональным напряжением. Психоэмоциональная напряженность представляет в психике человека личностный смысл происходящих в его жизни событий и отражает степень удовлетворения его потребностей. Психоэмоциональное напряжение, по субъективному качеству, как и другие эмоции, возникающие в ситуации неудовлетворенности потребностей, является отрицательным эмоциональным переживанием. Неудовлетворенность, раздражение, подавленность, тревога, дискомфорт и т.п.- такие виды эмоций относят к отрицательным эмоциональным переживаниям. А, как известно, неблагоприятное эмоциональное состояние может воздействовать на физиологические процессы в организме человека и способствовать развитию многих хронических заболеваний [4]. Важную роль в развитии тревожных состояний играют психологические факторы и определенный физический дискомфорт. Безусловно, что эти факторы вносят определенный вклад в появление или усугубление психоэмоциональных нарушений при беременности [8; 14; 17]. Нельзя не отметить, что при беременности могут появляться дополнительные психотравмирующие факторы, такие как появление осложнений беременности, требующих госпитализации, или выявление врожденных пороков развития у плода, которые могут вызвать негативные образы и чувства [1; 16; 17 ]. Облегчение протекания беременности, снижение риска возникновения различных патологических состояний (токсикозы, обострения имеющихся хронических соматических заболеваний и др.) и, — соответственно, — увеличивается число здоровых новорожденных, возникает в том случае, если женщина спокойна, эмоционально настроена на благополучное материнство, чувствует поддержку медиков и близких людей. Проведение работ по изучению влияния внутриличностного конфликта на психоэмоциональный статус беременных и способов его коррекции является наиболее актуальным в настоящее время . По итогам теоретического обзора особенностей психоэмоционального состояния женщин в процессе беременности нами было проведено эмпирическое исследование, направленное на выявление роли и влияния внутриличностного конфликта на психоэмоциональный статус женщин, находящихся на стадии беременности, а так же способов его психокоррекции. В исследовании приняли участие 368 женщин, находящихся на разных стадиях беременности. Выборка была сформирована нами на базе Московского центра уроандрологии и репродуктивной гинекологии, а так же Центра семейной медицины «София», г. Москва. Все испытуемые на момент проведения исследования находились в удовлетворительном психоэмоциональном состоянии, не имели выраженных соматических осложнений. Большая часть испытуемых имеют высшее образование (49,5%), значительная часть имеют среднее специальное образование ( 35,9%), меньшую часть испытуемых составляют женщины с общим средним образованием (14,7%). Для меньшей части испытуемых текущая беременность является первой, таковые составляют 68,5% от общего количества. Для оставшейся части испытуемых (31,5%) текущая беременность является не первой.

Личностные и психоэмоциональные особенности беременных представляют собой многоуровневую систему, поэтому нами была подобрана батарея методик, позволяющих рассмотреть особенности личности в комплексе: индивидные и личностные характеристики, вектор эмоционального компонента отношений, совладающее поведение. Руководствуясь данным соображением, мы задействовали методик разных типов, а именно: - для исследования особенностей проявления внутриличностных конфликтов нами были использованы:

1)методика Е.Б. Фанталовой «Уровень соотношения ценности и доступности в различных жизненных сферах» [11; 13];

2)методика «Семь состояний», дополнение к предыдущей методике [12].

-для определения психоэмоционального статуса испытуемых применялись методики: 1)мини-мульт (сокращенный вариант MMPI);

2)индикатор копинг-стратегий Д. Амирхана,

3)ЦТО (цветовой тест отношений) [2].

Совокупность полученных данных по всей системе «Диагностика внутреннего конфликта» говорит в целом о высокой степени неудовлетворенности текущей жизненной ситуацией. Можно заключить, таким образом, что на субъективном уровне для испытуемых характерно ощущение разлада с самой собой, поскольку «гармония», удовлетворенность, желаемого, относительное совпадение желаемого и реального, «хочу» и «могу», а также «хочу» и «имею» встречаются в мотивационно-личностной сфере в несколько раз реже, чем их расхождение.

Результаты методики «Семь состояний» показывают, что в переживании ВК преобладают эмоционально-отрицательные состояния над эмоционально-положительными (средние оценки ЭОС=5,8 и ЭПС=3,25), причем по средним оценкам для каждого ЭОС (№№ 1–5) видно, что эти состояния в той или иной степени всегда присутствуют в сферах переживания ВК. Была также замечена и другая тенденция: в сферах с высоким ВВ (по первой методике УСЦД) у некоторых испытуемых отмечалось с помощью второй методики «Семь состояний» наличие и 1-го (ВК), и 2-го (ВВ) состояний.

Следующим результатам диагностики внутриличностного конфликта стало деление выборки испытуемых на контрольную и экспериментальную группы, то есть женщин с невыраженным и выраженным внутренним конфликтом, соответственно. Основанием для такого деления стали средненормативные стандартизированные данные данных методик. В результате в экспериментальную группу попали 112 женщин, что составило 30,4% от общего количества, контрольная группа оказалась представленной 256 испытуемыми (69,6%). Так, средний возраст испытуемых из контрольной группы оказался равен 26,8 годам, а аналогичный показатель в экспериментальной группе составил 22,2 года. Различия между группами являются статистически значимыми на уровне 0,05. По критерию первая / повторная беременность в обеих группах картина следующая: КГ — 44,7 / 55,3%%; ЭГ — 76,2 / 23,8%%.

По результатам вычисления углового преобразования Фишера данные различия являются значимыми при p=0,01. Средний срок беременности испытуемых: КГ — 5,8 месяцев; ЭГ — 6,2 месяца. Достоверных различий по данному критерию выявлено не было.

Таким образом, усредненные социально-демографические различия между группами испытуемых следующие:

  • испытуемые экспериментальной группы, то есть имеющие выраженные внутренний конфликты — более молодые, переживающие первую беременность;

  • испытуемые контрольной группы, то есть не имеющие выраженных внутренних конфликтов — более взрослые, для которых текущая беременность является не первой.

Первый этап исследования предполагал изучение психоэмоциональных особенностей испытуемых с помощью методики мини-мульт. В контрольной группе значения лишь одной базовой шкалы превышают норму — это шкала 8 (индивидуалистичность), кроме нее выше нормы расположены результаты по шкале К (коррекции). Применение непараметрического критерия Манна-Уитни позволило определить незначимость различий по шкалам индивидуалистичности, эмоциональной лабильности и импульсивности. По всем остальным шкалам были получены статистически значимые различия.

Представители экспериментальной группы демонстрирует превышение нормы по трем шкалам помимо шкалы индивидуалистичности — 2 шкала пессимизма (U = 108,5 при р≤0,0000), 6 шкала ригидности (U = 1249,5 при р≤ 0,0000) и 7 шкала тревожности (U = 965 при р≤0,0000). Также значимые различия были выявлены в отношении 1 шкалы — сверхконтроль (U = 1173 при р≤0,0000), 9 — оптимизм (U = 1807 при р≤0,0000), однако пиков профилей по этим шкалам обнаружены не были.

Высокие оценки по шкале К в контрольной группе свидетельствуют о чрезмерной осторожности и о неосознанном контроле испытуемым своего поведения. Для представителей этой группы характерен шизоидный тип поведения (пик по 8 шкале «индивидуалистичность»). Они способны тонко чувствовать и воспринимать абстрактные образы, но повседневные радости и горести не вызывают у них эмоционального отклика. Таким образом, общей чертой для данной категории испытуемых является сочетание повышенной чувствительности с эмоциональной холодностью и отчужденностью в межличностных отношениях. Представители КГ характеризуются отстраненностью в отношениях с социальным окружением, желанием доминировать и нежеланием демонстрировать свои истинные качества перед другими людьми. Это может свидетельствовать о спонтанной защитной реакции, сформированной в ответ на кризисную ситуацию.

Результаты факторного анализа представителей контрольной группы по методике мини-мульт - каждый фактор получил название, которое определялось на основе смыслового инварианта соответствующих ему шкал. Общая дисперсия факторов составила 65,46 %.

Факторная матрица по методике мини-мульт в контрольной группе показывает, что фактор, в большей степени способствующий преодлению внутреннего конфликта (имеет наибольшую статистическую нагрузку 18,49 %) — это оптимизм.

В экспериментальной группе выделено четыре фактора: «агрессивность», «инертность в принятии решений», «внутренняя конфликтность», «эмоциональная незрелость».

Для изучения доминирующих стратегий поведения в ситуации испытуемых использовался опросник Д. Амирхана. Представители контрольной группы чаще выбирают средний уровень каждой из стратегий совладания. В группе женщин с выраженными внутренними конфликтами нет четкого разграничения между разными уровнями копинг-стратегий. Стратегия «разрешение проблем» примерно в одинаковой степени выбирается как на среднем уровне (46,1%), так и на низком (48,3%). То есть они не склонны выбирать в качестве стратегии совладания с кризисной ситуацией адаптивную стратегию, а наоборот, действуют в рамках неэффективной, приводящей к разрушению социальности субъекта стратегии.

В ходе факторного анализа результатов исследования по методике «Копинг-стратегии» у представителей КГ было выделено два фактора: «разрешение проблем» (вес фактора 36,27 %), имеющего положительную корреляционную связь со шкалой «разрешение проблем» (r=0,81). Второй фактор «поиск социальной поддержки» (вес фактора 34,69%), также имеет статистически значимую корреляционную связь со шкалой «поиск социальной поддержки» (r=0,89). Данный способ поведения предполагает разрешающие действия с использованием социальных ресурсов.

Факторный анализ результатов методики «Копинг-стратегии» для представителей ЭГ позволил выделить лишь один фактор «избегание проблем» (вес фактора 37,39 %). Наиболее выраженная связь фактора отмечена со шкалой «разрешение проблем» (r=-0,66), со шкалой «избегание проблем» (r=0,62) и со шкалой «поиск социальной поддержки» (r=-0,54). Наличие отрицательных корреляционных связей со шкалами методик, выражающими эффективные копинг-стратегии, свидетельствует о том, что представители экспериментальной группы не предпринимают усилий по изменению неудовлетворительной ситуации, им свойственны пессимизм в оценке своих перспектив, сниженный фон настроения.

Изучение эмоциональных компонентов отношений испытуемых к значимым для них людям и понятиям, отражающим как сознательный, так и частично неосознаваемый уровни этих отношений, осуществлялось с помощью методики ЦТО. Основной задачей исследования являлось выделение факторов способствующих и препятствующих преодолению внутреннего конфликта во время беременности. Учитывая многомерность применяемых методик, определение наиболее существенных особенностей личности, препятствующих переодолению сложностей беременности, осуществлялось с помощью факторного анализа. Факторы выделялись методом главных компонент. Обработка проводилась с применением вращения по принципу Verimax, минимизирующее коли­чество переменных, имеющих высокие нагрузки на определенный фак­тор. В результате обработки и после вращения факторных структур было выделено четыре относительно независимых, ортогональных фактора общей выборке испытуемых. Каждый фактор получил название, которое определялось на основе смыслового инварианта соответствующих ему шкал.

Выделилось три относительно независимых факторов, вес которых может указывать на степень их эффективности в совладающем поведении. Первый фактор (Ф1) «Значимые отношения» (вес — 33,84 %) может свидетельствовать об ответственности беременной женщины за себя, свое настоящее, прошлое и будущее, своих близких. Значимость отношений определяет эмоциональную вовлеченность женщин в процесс преодоления сложностей беременности. Второй фактор (Ф2) «Тревожность» (вес 16,33 %) показывает, тревогу за ребенка (r = 0,58 — самый высокий коэффициент корреляции в данном факторе) и его существование (r = 0,50). Тревожность связана с фоновой активацией нервной системы, а при наличии фоновой активации требуется стимул (внешний или внутренний) меньшей силы для приведения системы в рабочее состояние. При сверхсильной тревожности формируется доминантный очаг возбуждения, следовательно, другие стимулы не способны активизировать систему.

Фактор «Близость» (вес 16,92 %) указывает на доминирование материальных потребностей (r=-0,73), через отрицание настоящего (r=-0,48) и принятие своего супруга (r=-0,42). Данный фактор характеризует стремление испытуемых как видимость близости, которая в действительности не сформирована.

Таким образом, по результатам проведенного исследования можно сделать вывод о наличии выраженных отличий в структуре психоэмоциональных характеристик беременных женщин, имеющих и не имеющих выраженный внутренний конфликт. Картина представителей первой группы является ощутимо менее благоприятной по большей части задействованных нами диагностических признаков.

На начальных стадиях беременности должна проводиться целенаправленная работа по развитию умений управлять своим эмоциональным состоянием, справляться со сложностями собственного состояния .

Для достижения поставленной цели нами была разработана и проведена корреционно-профилактическая программа с испытуемыми экспериментальной группы. Программа была направлена на решение следующих задач:

1.преодоление специфических сложностей, связанных с беременностью, в том числе, достижение большей внутренней мотивационной и ролевой согласованности испытуемых;

2.преодоление неспецифического синдрома эмоционального выгорания и стрессогенности, вызванных ситуацией беременности.

В качестве формирующего фактора для решения первой задачи выступил комплекс специальных занятий, проводимых по типу балинтовской группы с элементами психодрамы.

Вторая задача решалась за счет обучение испытуемых умениям психической саморегуляции, на развитие у них специальных навыков управления стрессом и ответных реакций на стресс-факторы внутреннего состояния и окружающей среды. Другой существенный элемент данного направления — обучение и активное применение методов психологической разгрузки, снижение психоэмоциональной напряженности, купирование нежелательных симптомов стресса.

По завершению коррекционной программы нами было проведено повторное диагностическое обследование, направленное на оценку степени и направленности произошедших с испытуемыми экспериментально группы изменений. По результатам исследования обнаружено снижение суммарной степени напряженности у испытуемых, принявших участие в работе экспериментальной группы, действующей в рамках психотерапевтических принципов, предложенных М. Балинтом. В частности, индекс расхождения «Ц–Д» (R): 25, что можно интерпретировать как умеренный уровень дезадаптации.

Участники экспериментальных групп посредством обучения навыкам психической саморегуляции, выполнения различных упражнений на стрессоустойчивость, а также в ходе психодраматических действий и обсуждений в балинтовской группе имели возможность отработать эффективные копинг-стратегии и осознать их позитивное воздействие на самочувствие и качество жизни в целом. Положительный эффект от программ управления стрессом и выгоранием на рабочем месте отразился в результатах посттестирования базисных копинг-стратегий с использованием опросника «Индикатор копинг-стратегий» («CSI») Дж. Амирхана.

Выводы:

Таким образом, опыт проведения специализированной коррекционной программы свидетельствует о реальной возможности оказания психологической помощи беременным женщинам, переживающим внутренний конфликт. Также вполне очевиден вывод о том, что работники, применяющие адаптивные стратегии преодоления проблемных ситуаций, более толерантны и лучше подготовлены к «переживанию» эмоционального стресса; они могут более эффективно справляться с различными проблемами и с их негативными последствиями. С целью профилактики обозначенных негативных явлений целесообразно организовывать работу как постоянных, так и краткосрочных превентивных и реабилитационных программ, адресованных беременным женщинам.


Литература:

  1. Абрамченко В.В., Коваленко Н.П. Перинатальная психология: Теория, методология, опыт. Петрозаводск, 2004. 350с.

  2. Аведисова А.С. Тревожные расстройства // Александровский Ю.А. «Психические расстройства в общемедицинской практике и их лечение». М: ГЭОТАР-МЕД. 2004. С. 66–73.

  3. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. Учебник. 3-е изд. СПб.: Питер, 2007.)

  4. Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психология личности в конфликте: Учебное пособие. 2-е изд. Спб.: Питер, 2004.

  5. Брутман В.И., Северный А.А.Нежеланная беременность как фактор риска психической патологии будущего ребенка // Актуальные вопросы детской психоневрологии: Материалы республиканской конференции. Томск, 1992.

  6. Вознесенская Т.Г., Федотова А.В., Фокина Н.М. Персен-форте в лечении тревожных расстройств у больных психовегетативным синдромом // Лечение нервных болезней. 2002. №3 (8). С. 38–41.

  7. Воробьева О.В. Психовегетативный синдром, ассоциированный с тревогой (вопросы диагностики и терапии) // Русский медицинский журнал. 2006. Т.14. № 23. С. 1696–1699.

  8. Грандилевская И.В. Психологические особенности реагирования женщин на выявленную патологию беременности: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. СПб., 2004.

  9. Касьянова О.А. Социально-психологические факторы подготовки женщин к беременности, родам и материнству: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Ярославль, 2005.

  10. Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребенка и матери // Соросовские лауреаты Философия Психология Социология. М., 1996.

  11. Фанталова Е.Б. Диагностика внутреннего конфликта // Приложение № 2 к «Журналу практического психолога». — М.: Фолиум, 1997.

  12. Фанталова Е.Б. Диагностика и психотерапия внутреннего кон­фликта. — Самара: Издательский дом БАХРАХ-М, 2001

  13. Фанталова Е.Б. Ценностно-ориентированная система методик «Диагностика внутреннего конфликта» и возможности её применения сфере социальной работы. — М.: Эксмо, 1999.

  14. Филиппова Г.Г. Психологическая готовность к материнству // Хрестоматия по перинатальной психологии: Психология беременности, родов и послеродового периода. М., Изд-во УРАО, 2005. 328 с.

  15. Davidson J.R.T. Pharmacotherapy of generalized anxiety disorder // J. Clin. Psychiatry. 2001. Vol. 62. P. 46–50.

  16. Fricchione G. Generalized anxiety disorder. // New Engl. J. Med. 2004. Vol. 351. №7. P. 675–682.

  17. Ross L.E., McLean L.M. Anxiety disorders during pregnancy and the postpartum period: A systematic review // J. Clin. Psychiatry. 2006. Vol. 67. № 8. P. 1285–1298.

  18. Rouillon F. Long term therapy of generalized anxiety disorder // Eur. J. Psychiatry. 2004. Vol. 19. № 2. P. 96–101.)


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle