Библиографическое описание:

Аккулев А. Ш. Проблемы правоприменения института условно-досрочного освобождения по законодательству Казахстана // Молодой ученый. — 2011. — №3. Т.2. — С. 49-51.


Возможность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (далее – УДО) является для лиц, отбывающих уголовные наказания мощным стимулом в их положительном поведении. Статья 70 Уголовного Кодекса определяет признаки такого поведения: правопослушное поведение, добросовестное отношение к труду (обучению), активное участие в работе самодеятельных организаций и в воспитательных мероприятиях, принятие мер, по возмещению ущерба, причиненного преступлением, и не нуждающееся в полном отбытии назначенного судом наказания. Мнение практических работников уголовно-исполнительной системы относительно УДО также сводится к исключительной важности данного правового института, так как оно является действенным рычагом воздействия на сознание лиц, отбывающих уголовное наказание.

Тем не менее, проведенный анализ практики применения УДО за последние годы выявил серьезные проблемы, суть которых сводятся к следующему.

В соответствии с пунктом 3 статьи 453 Уголовно-процессуального кодекса рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания относится к ведению суда. В соответствии с пунктом 9 статьи 169 Уголовно-исполнительного кодекса, при отбытии осужденным установленной законом части срока наказания администрация учреждения, исполняющего наказания, обязана в месячный срок рассмотреть вопрос и вынести ходатайство о представлении либо отказе в представлении к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания, которое направляется прокурору для последующего внесения в суд.

Несмотря на прямое указание в двух кодексах о прерогативе суда рассматривать вопросы об УДО:

- в 2008 году из 28824 рассмотренных администрациями ИУ материалов об УДО, только 12084 из них либо 41,9% в последующем были внесены в суд на рассмотрение;

- в 2009 году из 33442 рассмотренных администрациями ИУ материалов, только 9122 либо 27,3% в последующем были рассмотрены судами;

- за 11 месяцев 2010 года из 31262 рассмотренных администрациями ИУ материалов об УДО, только 13087 из них либо 41,9% были доведены до суда1.

Данная статистика указывает на несоблюдение требований уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства в части окончательного решения вопроса об УДО исключительно судами. Причиной этому является ориентир прокуроров, судей, а, следовательно, и администраций исправительных учреждений, на пункт 3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 25 декабря 2007 года №10 «Об условно-досрочном освобождении от наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания», согласно которому прокурор, изучив обоснованность и законность ходатайства, в случае несогласия выносит мотивированное постановление и возвращает материал администрации учреждения.

Кроме того, в отдельных регионах республики судами не принимаются к рассмотрению ходатайства комиссии ИУ об отказе в представлении к УДО, так как в соответствии с вышеназванным Нормативным постановлением администрация ИУ в случае отрицательного рассмотрения вопроса об УДО должна вынести постановление об отказе, а не ходатайство об отказе в представлении к УДО, как того требует пункт 9 статьи 169 УИК. На практике зачастую это приводит к тому, что в случае согласия с данным постановлением ИУ об отказе в УДО прокуратура накладывает визу и возвращает материал обратно в ИУ. Таким образом, при согласии прокуратуры вопрос об отказе в УДО фактически решается комиссией ИУ, а не судом.

Подобное решение вопроса еще более усугубляет проблемы применения УДО. Так как, согласно пункту 11 статьи 169 Уголовно-исполнительного кодекса в случае отказа суда в УДО повторное внесение ходатайства может иметь место не ранее, чем по истечении шести месяцев со дня вынесения судом постановления об отказе. А в случае принятия решения об отказе в УДО без участия суда, что имеет место в большинстве случаев в последние годы, сроки повторного рассмотрения данного вопроса нигде в законодательстве, в том числе и в указанном Нормативном постановлении Верховного Суда, не оговариваются.

Не укладывается в логику и пункт 10 данного Нормативного постановления Верховного Суда, в котором говорится, что снятые и погашенные дисциплинарные взыскания при решении вопроса об УДО не учитываются. Хотя здесь же предписывается, что судам необходимо тщательно исследовать поведение осужденных за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства. С точки зрения специфики отбывания наказания вполне допустимо, что осужденный на протяжении многих лет был злостным нарушителем, за что имел ряд взысканий. Однако, рассчитав и «подстроившись», осужденный сумел к моменту наступления срока УДО погасить все взыскания, что и происходит на практике.

Законом Республики Казахстан от 26 марта 2007 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам уголовно-исполнительной системы» требования к УДО были существенно ужесточены. Прежде всего, в результате многолетних споров о роли потерпевшего в уголовном процессе статья 455 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан дополнена пунктом 6-1, согласно которому: «При рассмотрении вопросов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания учитывается мнение потерпевшего либо его представителя».

Вместе с тем, нигде в законодательстве, в том числе и в Нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 25 декабря 2007 года №10, специально посвященном вопросам условно-досрочного освобождения, не оговариваются критерии учета мнения потерпевших от преступления. Проведенный анализ учета мнения потерпевших от преступления в контексте возмещения им гражданского иска позволил сделать следующие выводы. В одних случаях потерпевшие, несмотря на возмещение им гражданского иска, все равно по субъективным соображениям возражают и суды нередко отказывают осужденным в УДО. В других случаях, потерпевшие не являются на судебное заседание по различным причинам (в том числе по причине ненадлежащего их уведомления) и суды в соответствии с законодательством принимают решения без учета их мнения. И как показывает практика, в подобных случаях УДО возможно и при невозмещении ущерба либо частичного его возмещения.

К сожалению, в настоящее время погашением гражданского иска потерпевшим больше занимаются родственники осужденных лиц, нежели они сами. Не секрет, что вопрос трудоустройства осужденных является одним из проблемных для уголовно-исполнительной системы. Сегодня только третья часть трудоспособных осужденных имеет возможность работать на оплачиваемых работах, более 90% из которых получают за это минимальную заработную плату. В таких условиях погашение иска потерпевшим для подавляющего большинства заключенных является нереальной обязанностью. Поэтому, при решении вопроса об УДО отрицательное мнение потерпевшего необходимо учитывать в контексте того, имело ли осужденное лицо в период отбывания наказания фактическую возможность возместить ему ущерб. Для чего администрации ИУ не сложно представить суду справки о заработанных осужденным деньгах в период отбывания им наказания.

Кроме того, в результате принятия вышеназванного Закона от 26 марта 2007 года УДО не применяется к лицам, ранее уже условно-досрочно освобождавшимся. Данное резкое ограничение в УДО послужило причиной постепенного накопления в исправительных учреждениях осужденных без существенного стимула к положительному поведению. Так, в настоящее время 46% осужденных в исправительных учреждениях республики являются ранее судимыми, из которых значительная часть ранее уже освобождалась от наказания условно-досрочно.

Общеизвестно, что отсутствие стимула к положительному поведению приводит к отрицательной настроенности заключенных и слабой их управляемости. Поэтому, в целях сохранения стабильности в учреждениях уголовно-исполнительной системы целесообразно пересмотреть данное ограничение в УДО, и изложить его по принципу поэтапного сужения сферы применения УДО к ранее уже освобождавшимся по данному основанию.

В целом изучение показало, что Закон Республики Казахстан от 26 марта 2007 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам уголовно-исполнительной системы» явился катализатором наполняемости исправительных учреждений республики заключенными, изменив соотношение прибывающих в них и убывающих. Как известно, с 2007 по 2009 годы рост «тюремного населения» страны составил 23% и существенно повысил тюремный индекс Казахстана.

Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что требуется определенная работа по улучшению законодательства в части института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания с целью устранения в нем противоречий и пробелов, а также выработки единообразной правоприменительной практики по всей республике. И так как реформирование пенитенциарной системы сопровождается часто вносимыми изменениями и дополнениями в уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, во избежание нарушения прав осужденных лиц при толковании и применении новых норм законодательства, целесообразно Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан дополнить нормой-принципом следующего содержания:

«Неустранимые сомнения, возникающие при применении законодательства, толкуются в пользу осужденного».


1 По информации представленной КУИС МЮ РК


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle