Библиографическое описание:

Жданова И. В. Семантико-структурная и функциональная специфика заглавий богословско-религиозного жанра // Молодой ученый. — 2011. — №3. Т.2. — С. 12-17.

Богословско-религиозные тексты представляют собой особый специфический класс текстов, являясь при этом своего рода «прародителем» для текстов всех прочих жанров. Художественный и публицистический жанры по сравнению с текстами религиозного содержания не что иное, как младенец по отношению к вековому дедушке; религия с древнейших времен играла огромную роль в жизни общества, а религиозные тексты (обряды, заклинания, молитвы и прочее) являются одними из первых текстов на земле.

Религия (от лат. religio – «святыня», набожность, благочестие) является особой формой осознания мира, обусловленной верой в сверхъестественное, включающей в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину). Американский антрополог К.Гирц (C.Geertz) определяет ее как систему символов, «которая способствует возникновению у людей сильных, всеобъемлющих и устойчивых настроений и мотиваций, формируя представления об общем порядке бытия и придавая этим представлениям ореол действительности таким образом, что эти настроения и мотивации кажутся единственно реальными» [3, c.108]. С помощью языка выражаются религиозные значения и смыслы, благодаря языку религиозное сознание оказывается практическим, действенным, связывает людей в общности и становится социальным. Сила слова, действенность, прежде всего, звучащей речи отразились в религии.

В отечественном языкознании одним из первых на религиозную сферу обратил внимание Л.П. Крысин, выделивший религиозно-проповеднический стиль, который стал изучаться далее специалистами в области стилистики – М.Н. Кожиной и О.Б. Сиротининой. Но в последующих исследованиях этот стиль стал называться другими терминами: религиозно-проповеднический, церковно-религиозный, церковно-проповеднический, церковно-библейский, литургический и др.), что подтверждает новизну и отсутствие его общепризнанности. Новым направлением в последнее время стала теолингвистика (от греч. theos – Бог и лат. lingua – язык) – дисциплина, возникшая на стыке языка и религии и исследующая проявления религии, которые закрепились и отразились в языке" [2, с.166]. Отцом теолингвистики является Й.-П.ван Ноппен, утверждающий, что "теолингвистика пытается описать, как человеческое слово может быть употреблено по отношению к Богу, а также то, каким образом язык функционирует в религиозных ситуациях, в ситуациях, не соответствующих жестким стандартам непосредственной односторонней коммуникации, и которые, несмотря на это, с другой стороны, совпадают с логикой его описания в известных формах, таких как метафора или речевой акт" [2, с.18].

Р.Б. Брейзуэйт определяет язык религии как моральный дискурс, т.к. язык служит изменяющимся целям людей на практике, в данном случае представленных в виде религиозных, морализирующих высказываний [4, с.78].

Религиозный текст выступает как коммуникативный компонент связи между представителями религиозных институтов и сообществ («волеизъявителей и посредников Божьих», творящих тексты религиозного содержания) и получателей информации религиозного содержания (руководящимися данными текстами как инструментом для связи с так называемыми «высшими силами»). Акт коммуникации осложнен в данном случае маркером сакральности, причастности данного вида текста к духовной сфере, обработкой информации не путем рационально-логического мышления, но и также не путем эстетическо-эмоциональной интерпретации, а принятием в качестве авторитетного источника, чьи данные не поддаются критической обработке, но воспринимаются как данность.

Религиозный дискурс мы, по определению И.В. Бугаевой, обозначаем для себя как «специализированную клишированную разновидность общения, обусловленного социальными функциями партнеров и регламентированного как по содержанию, так и по форме» [1, с.391].

Как уже упоминалось ранее, богословские тексты появились одними из первых и их функции были и остаются практически неизменными на протяжении многих столетий в отличие от текстов художественной литературы, где мы наблюдаем изменения в проявлении различных функциональных особенностей. Функции текстов, принадлежащих богословско-религиозному жанру, сходные с функциями текста и религии в целом, которые расходятся по двум направлениям.

Первое из них включает те функции, которые характерны для любого типа текста, но получившие специфическую окраску в процессе религиозной коммуникации. В первую очередь, это функция коммуникативная, наглядность которой проявляется в вышеизложенном акте коммуникации, применительно к религиозным текстам. Когнитивная функция проявляется в осмыслении и освоении догматов христианского вероучения. Важную роль играет апеллятивная функция, так как любой образец религиозного дискурса предполагает апелляцию к воле и чувствам человека или всемогуществу Бога. Значительно выражена эмотивная (экспрессивная) функция, связано это со снижением компонента рациональности в религиозном дискурсе - все основывается на эмоциональном начале. Следующее место занимает репрезентативная функция, формирующая информационное пространство религиозного дискурса. Информативная функция религиозного теста содержит суть сообщения акта религиозной коммуникации.

Наряду с этим, существуют также функции, характерные лишь для данного типа текстов и призванные регулировать религиозное сообщество, отношения в нем и внутренние мироощущения индивида. Религиозные тексты выполняют регулятивную функцию, суть которой в обозначении определенных ценностных и личностных установок и нравственных норм, существующих в каждой религиозной традиции. Мировоззренческая функция наполняет текст произведения особым смыслом, формируя отношение к окружающей действительности, которое находит отражение в сознании реципиента. Интегративная функция объединяет людей в единую духовную и ценностную систему; она же позволяет индивиду почувствовать себя приобщенным не только к человеческой общности, но и к чему-то высшему. Социокультурная функция религиозного текста позволяет осуществлять влияние на развитие общества и культуры в целом и самому по себе представлять продукт данной культуры. Консервирующая функция сохраняет информацию о жизни, обычаях и т.п. Пропагандирующая (агитационная) функция оказывает непосредственное воздействие на читателя, соединяя внутри себя регулятивную и мировоззренческую функции и реализуясь в большей части в проповедях и религиозных обрядах. Внутреннее мироощущение читателя религиозного теста подвергается воздействию следующих взаимосвязанных функций: призывно-побудительная (инспиративная), прескриптивная, прохибитивная, волюнтативная. Персуазивное воздействие в сфере религии является основной формой коммуникации как убеждение одних людей другими, оно определяется как успешное интеллектуальное воздействие на сознание адресанта, в результате которого он сам приходит к мнению, что поступок, который от него требуется, необходим.

В религиозной коммуникации большое значение имеет неопределенность (нечеткость), которая подтверждается невыраженностью коммуникативного смысла, аллегоричностью и метафоричностью текста, неопределенностью референции (факт существования Бога научно не обоснован), а также нечеткостью понятий, что изначально снимает претензии на однозначность интерпретации и оставляет возможность свободного толкования, при котором религиозный дискурс выступает как обмен мнением равноправных партнеров. Для религиозных текстов, неопределенность - это одна из определяющих характеристик

Таким образом, мы делаем выводы о содержании богословско-религиозного текста: богословско-религиозный текстотип представляет собой особый жанр, осложненный маркером сакральности, образовывающего особую схему связи в акте религиозной коммуникации между творцом и читателем при выраженной неопределенности понятий и осуществляющий персуазивное воздействие на читателя.

Заглавия богословско-религиозных текстов как часть целого также отражают специфику данного жанра в своей структуре и семантическом компоненте.

Характерные особенности заглавий проявляются в отражении основных функций религиозных текстов, их персуазивно-пропагандирующей коммуникативной направленности и нацеленности на формирование определенного мировоззрения читателя.

В первую очередь, при анализе заглавий богословский текстов выделяется из определяющих их черт: присутствие архаичной лексики, несмотря на современность большинства выбранных текстов. Как семантический, так и структурный компоненты заглавий тяготеют к старинному образцу и характеризуются высоким содержанием устаревших конструкций и выражений. Примерами тому могут послужить употребления устаревшего «глас» вместо «голос», «трапеза» вместо «прием пищи, обед», «лествица» вместо «лестница» и т.п.

Ср.: Глас Византии. Византийское песнопение как неотъемлемая часть православного предания.

Тайная Вечеря и Трапеза Господня

Семь седмин митрополита Никодима.

Глагольный ряд также изобилует устаревшими формами такими, как «созижду» (создам), «бе» (была), «сретать» (встречать) и многими другими примерами архаичных выражений

Ср.: Слово о том, как должно сретать день Рождества Христова.

Беседа 3.На слова: внемли себе.

Архаизмы представлены также и другими частями речи, например, личными и указательными местоимениями: «Что тя наречем? - Литургическое почитание Пресвятой Девы Марии в византийской традиции», «Сия есть благословенная суббота».

Заглавие типа «Сия есть благословенная суббота» – пример структурно-семантического архаизма, так как в нем присутствует не только вышеупомянутая замена «сия-эта», но также характерный пример давно вышедшей из употребления формы 3-го лица единственного числа настоящего времени глагола «быть», которая, тем не менее, продолжает существование во многих других европейских и восточных языках.

Затрагивая вопрос о грамматических формах, следует сразу отметить, что встречаются и устаревшие формы окончаний, которые также совершенно не используются в современной грамматике.

Ср.: Слово об усопших в вере, - о том, какую пользу приносят им совершаемыя о них литургии и раздаваемыя милостыни.

Сложность семантического состава заглавий подкрепляется тем, что значительная часть лексики носит не только устаревший, но и узкотематический религиозный характер. Для толкования значения тех или иных понятий современному непосвященному читателю просто необходима консультация.

Ср.: Гомилия на Святое Рождество Христово (Гомилия - проповедь, содержащая истолкование прочитанных мест Священного писания).

Афонский исихазм (Исихазм (греч. «спокойствие и тишина») — мистическая традиция богосозерцания в Православной Церкви).

Триодь Постная – училище благочестия. (Триодь Постная содержит службы подвижных дней годичного круга, которые составляют приготовления к посту и самый пост).

Заглавия религиозных текстов включают большое количество имен собственных, которые можно выделить в отдельные категории. Во-первых, заглавия богословских текстов часто представлены антропонимами (имена святых, мучеников, священнослужителей)

Ср.: Слово святителя Амфилохия епископа Иконийского о новопросвященных и на воскресение Господа нашего Иисуса Христа.

Переложение Екклезиаста.

Часто встречаются названия священных праздников и дней, получившие большое значение в религиозной практике

Ср.: Беседа на Четверодневного Лазаря.

Слово на Сретение Господне.

Также характерно обилие топонимов, а также имен, единственных в своем роде и получивших значение имен собственных («Крест Господень», «Тайная Вечеря» и прочие).

Ср.: Слово на Воздвижение Креста Господня.

Толкование на Евангельское чтение.

Тот факт, что тексты религиозно-богословской тематики имеют тенденцию к проявлению морализирующе-персуазивного характера отражен в их заголовочных комплексах и их семантико-структурных особенностях при помощи заголовочных конструкций типа «Слово о…», «Беседа (на) …»

Ср.: Беседа 22. К юношам о том, как получать пользу из языческих сочинений.

Слово о святом послушании, каким родом оно выше поста и молитвы

Либо же заглавия отражают описательно-поучительный характер богословских произведений при помощи следующих конструкций, таких как: «О …», «Поучения о …»

Ср.: Поучения о сквернословии.

О церковно-славянском языке в русском православном богослужении.

Богословско-философская тематика в семантической структуре заглавий также представлена в большом объеме при помощи узкоспецифической группы терминов.

Ср.: Мирской град: секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте.

Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы. Глава II «Сущность и Энергия». Учение св. Григория Паламы о Боге Триипостасном в Его «скрытой сверсущности» и «несозданных энергиях»

Также заглавия отражают морализирующее-размышляющий характер в конструкциях типа «К вопросу о…», «Вопрос о …», а также вопросительный характер заглавия отражается непосредственно в грамматической структуре заглавия при помощи вопросительных предложений в роли заголовочного комплекса.

Ср.: Есть ли у Христа наместник в церкви?

Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного откровения.

Заглавия данного типа не являются многочисленными для текстов, носящих чисто религиозный характер, в связи с их прескриптивно-персуазивными особенностями, такого рода заглавия чаще всего выступают маркерами богословско-философских типов текстов. В том, что касается последних, их особенностью также является некоторая степень научности, выраженная в заглавиях, оперирующих такими понятиями, как «методы», «описание», «аспекты» (ср.: «Особенности гонений на христиан в Римской империи и в России в XX веке. Сравнительный анализ») и т.д., что совершенно не допускается в заглавиях религиозного содержания. Религия не стремится к исследованию и анализу явления, события или личности, а предлагает готовый догмат, который не подлежит научному препарированию, поэтому вопросительные конструкции все же редкость для богословско-религиозного жанра.

Продолжая анализ структуры заголовочного комплекса богословского жанра, мы обозначим некоторую синтаксическую классификацию заглавий данной тематики, которая может быть применима также и к другим типам текстовых заголовков:

1) простое/ сложное заглавие – в зависимости от количества составляющих его элементов;

2) односоставное/ двусоставное заглавие (сложносоставное) - в зависимости от составных компонентов заголовка;

3) заголовок-утверждение (ассертив) / заголовок-вопрос (квестатив) / заголовок-императив - по типу высказывания;

4) смешанный тип заглавия, включающий как числовой, так и лексический компонент, где числовой компонент может быть представлен как в виде непосредственно числа, так и и обозначен словесно.

Ср.: Слово 1, на Пасху и о своем замедлении.

О блаженствах. Слово 1.

Простое заглавие, особенно односоставное, крайне редкое явление для ряда заглавий религиозного жанра. Чаще всего заголовки данного вида текстов тяготеют к многосоставности, сложности конструкции.

Ср.: Искупление. ( простое односоставное заглавие-ассертив)

Омилия, произнесенная на поклонение честному и животворящему Кресту в среднюю седмицу Святыя Четыредесятницы. (сложное односоставное заглавие-ассертив)

Достаточно распространен тип сложных многосоставных заглавий-ассертивов, которые включают подчинительную связь между компонентами заголовочного комплекса

Ср.: Омилия, произнесенная на поклонение честному и животворящему Кресту в среднюю седмицу Святыя Четыредесятницы, говорящая также и о том, что по силе очистившим свой ум постом, возможно неосужденно приступить и причаститься Божественных Таин.

Также сложные многосоставные заглавия-ассертивы с независимыми равнозначными компонентами представлены в большом количестве в исследованной нами выборке заглавий

Ср.: Древнецерковная богословская наука на греческом Востоке в период расцвета (IV-V вв.) – ее главнейшие направления и характерные особенности. Речь на годичном акте С.-Петербургской Духовной Академии 17 февраля 1910.

Сложные односоставные заголовки-ассертивы преобладают в структуре заголовочных комплексов данного рода текстовых заглавий, представляя наиболее многочисленную группу заглавий.

Ср.: Беседа сарацина с христианином.

Похвальное слово Пресвятой Богородице.

Заглавия-квестативы, как уже упоминалось ранее, не особо распространены в силу особенностей данного текстового жанра. Тем не менее, небольшое количество такого рода зоголовком присутствует даже в виде сложных двусоставных типов заглавий.

Ср.: Что Тя наречем? – Литургическое почитание Пресвятой Девы Марии в византийской традиции. (сложное двусоставное заглавие-квестатив)

Заглавия-императивы также совершенно немногочисленны от общего числа заглавий выборки, что говорит об избегании явно выраженного воздействии на читателя в заглавии, которое в дальнейшем компенсируется в самом тексте богословского произведения.

Ср.: Благословите, а не кляните. (простое односоставное заглавие-императив)

В целом, заголовочные комплексы богословско-религиозного характера характеризуются сложностью синтаксиса, устаревшими грамматическими конструкциями, а также архаичностью лексики, наряду с ее узкоспецифичностью и большим количеством имен собственных, что обеспечивает их непрозрачность и неоднозначность, подкрепляющие проявление одних из основных функций данного текстового жанра – персуазивности и регулятивности.

С точки зрения функциональных особенностей, следует отметить, что выраженность тех или иных функций зависит от жанрово-стилистической разновидности текста: либо это богословско-философское рассуждение, либо проповедь или молитва. Набор функций в зависимости от разновидности текста будет несколько варьироваться. В любом случае, в выборке, рассмотренной нами, присутствует общий набор функций, которые выражены в той или иной степени.

Значительно выражены такие функции, так фатическая и аппелятивная в совокупности с пропагандирующей, которые явным или скрытым образом влияют на восприятие читателя и заставляют его принять точку зрения автора.

Ср.: Беседа 9. О том, что Бог не виновник зла.

Там, где присутствует пропагандирующая функция, всегда наличествует также и призывно-побудительная и прескриптивная и прочие функции персуазивного характера.

Ср.: Слово о святом послушании, каким родом оно выше поста и молитвы.

Экспрессивная (эмотивная) функция также находит свое проявление в текстах религиозного жанра.

Ср.: Плач о страданиях души своей.

Мировоззренческая и социокультурная функции безусловно имеют место среди заголовочных комплексов.

Ср.: Дискуссия о проблеме первенства в современном католическом богослужении.

Консервирующая функция также представлена, хотя и в менее значительно степени.

Ср.: Слово 26, произнесенное святым Григорием Богословом о себе самом, когда он после Максимова покушения занять архиепископсикй престол в Константинополе возвратился из села.

Несмотря на то, что информативность заглавия в текстах религиозного жанра не играет столь большой роли, какую, например, играет его регулятивная или же фатическая функция, не следует опускать его в конец списка по значимости, так как любое заглавие несет в себе определенную информацию о тексте, которая затем будет раскрыта в ходе чтения. Также следует отметить, что любое заглавие – это совокупность набора различных функций, а не единственно регулятивная или, например, экспрессивная функция, выраженная в его структуре. То есть, любой заголовочный комплекс, относящийся к любому жанру включает в себя совокупность характеристик, которые отличаются в силу различных его особенностей. Так же и заглавие религиозного текста представляет собой набор различных функций, основными из которых являются регулятивно-персуазивная и фатическая функции.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, мы можем утверждать, что заглавие религиозно-богословского текста несет в себе огромный функциональный потенциал и обладает исключительными характеристиками семантико-структурного характера, что позволяет данному типу текста оставаться объектом для изучения в течение столь долгого периода времени.


Литература:
  1. Бугаева И.В. О религиозно-проповедническом стиле в русском языке// Ежегодная Богословская конференция ПСТБИ. М.: ПСТБИ, 2003. - С.390-394.

  2. Гадомский А.К. Теолингвистика: история вопроса// Учен. зап. ТНУ. Т. 18 (57). № 1.Филология. – Симферополь: ТНУ, 2005.- С. 16-26.

  3. Интерпретация культур /Пер. с англ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. — 560 с. (Серия «Культурология. XX век»)

  4. Кимелев Ю. А. Философия религии: Систематический очерк. – М.: Издательский Дом «Nota bene», 1998. С.78

  5. Крысин Л. П. Религиозно-проповеднический стиль и его место в функционально-стилистической парадигме современного русского литературного языка // Поэтика. Стилистика. Язык и культура: Памяти Т. Г. Винокур. М., 1996. С. 135-138

  6. Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. и науч. ред. А.А.Грицанов, М.А.Можейко. Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001. 1040 с.

http://www.bible.com.ua/bible/r/43/1 Библия. Св.Евангелие от Иоанна, глава 1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle