Библиографическое описание:

Аккулев А. Ш. Некоторые вопросы совершенствования деятельности Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан // Молодой ученый. — 2011. — №3. Т.2. — С. 46-49.

На сегодня Комитет уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции (далее КУИС) в Казахстане это орган, на наш взгляд, «застывший» на начальной стадии своего реформирования, с точки зрения соответствия требованиям мирового сообщества и уровня защищенности прав осужденных. В настоящее время это все еще милитаризированный орган государства, имеющий несоответствующую международным стандартам, крайне низкую материально-техническую базу, со слабым кадровым составом, формирующимся по остаточному принципу, с низкой заработной платой, и в котором, внутренне на уровне психологии, сотрудникам насаждаются принципы тоталитарного советского отношения администрации к осужденным и при этом постоянно ощущающем на себе противодействие со стороны осужденных к лишению свободы (следует учитывать, что там порядка 80% это лица, совершившие тяжкие, особо тяжкие преступления, значительная часть которых принципиально даже «не собирается исправляться»).

То есть это деятельность, требующая скорейшего проведения организационных и законодательных изменений, могущих положительно сказаться на сотрудниках, на уровне защищенности прав осужденных и сознании общества для чего, как мы полагаем, в ближайшее время желательно провести следующие мероприятия:

1) демилитаризовать КУИС:

а) само ведомство и его сотрудники, основной задачей которого является исправление осужденных, не должны ассоциироваться с карающим органом как самими сотрудниками, так и обществом. В связи с чем следует на уровне сознания менять отношение общества и самих сотрудников к этому ведомству, для чего предлагаем начать с видимой части, которая напрямую влияет на внутреннее состояние, а именно, на наш взгляд, необходимо исключить специальные звания и все связанные с ними правоотношения, так как:

- звания стимулируют сотрудников не к добросовестному отношению к своим функциональным обязанностям, а только лишь к занятию соответствующей должности и именно в тот период, когда приближается срок получения очередного звания. И чем выше звание, тем острее и «дороже цена» вопроса, например, получить полковника и тем более генерала, это целая операция с подключением всех возможных и невозможных ресурсов, в том числе и немалых финансовых средств. Сотрудники прилагают все силы, чтобы занять соответствующую должность и говорить об интересах работы не приходится («не высовываться», промолчать, если надо, перейти в другое подразделение, орган, тихо просидеть, чтобы не заметили, подключить все имеющиеся связи и т.п.) главное получить звание. Это по принципу «солдат спит, служба идет». Получил звание, можно и уйти с должности, звание ведь все равно остается. И все это происходит на глазах у гражданского общества, которое крайне негативно воспринимает все эти манипуляции;

- с другой стороны произошла девальвация званий, сплошь и рядом сплошные офицеры, зачастую весьма далекие от понятия офицерской чести, что также негативно отражается в глазах у общества;

- нельзя создавать дополнительную почву для коррупционных правонарушений внутри органа, деля их на подразделения имеющие возможность получать звания и не имеющих такую возможность (это предлагается сделать). Это полумера, которая в принципе не сподвигнет сотрудников повысить качество исполнения своих обязанностей, а скорее создаст некий ажиотаж вокруг должностей, наделенных званиями;

- исключение званий и как следствие привязки званий к должностям позволит существенным образом стабилизировать кадровую политику в ведомстве, поскольку определяющей будет должность, то есть объем полномочий и ответственности, которые надо будет «вытягивать» и стимулом должен выступать размер заработной платы, зависящий от занимаемой должности и гарантированный социальный пакет.

б) председателем КУИС необходимо назначать гражданское лицо (звание генерала создает столпотворение вокруг этой должности, вследствие чего, туда стремятся люди, даже не задумывающиеся о сути этой деятельности);

в) первыми заместителями КУИС и подразделений на местах следует определить заместителя, курирующего социально-воспитательную работу – это изменит уклон деятельности всей системы от оперативно-репрессивного к социально-воспитательному;

г) КУИС необходимо исключить из числа правоохранительных органов (исходя из того, что правоохранительный орган призван бороться с преступностью) и лишить полномочий по проведению ОРД (пенитенциарная система в принципе должна только исполнять наказание, бороться с преступностью должны специально существующие на то органы, при необходимости они могут проводить оперативные мероприятия среди осужденных при поддержке администрации учреждения).

Исключив звания, следует сохранить право, обязанность ношения форменного обмундирования подразделениям, непосредственно занимающимся выполнением основной задачей ведомства, которое как мы полагаем следует кардинально изменить как по цветовой гамме, так и по крою, оно должно полностью отличаться от существующих на сегодня. Не должно сохраниться никаких даже визуальных ассоциаций с формой советского образца, это, на уровне подсознания, будет менять отношение общества и сотрудников к этим органам. Сейчас тюремное ведомство самое не престижное в числе органов государственного управления, туда идут работать в массе своей люди, не могущие устроиться в другие ведомства, и чтобы поменять отношение к самой работе, необходимо обеспечить их повышенной заработной платой (большей, чем в других силовых ведомствах) и социальным пакетом. В настоящее же время сотрудники, призванные исправлять, то есть оказывать положительное воздействие на осужденных, порой вынуждены нарушать закон, «сростаясь» с осужденными, решая за счет них свои финансовые проблемы (проносы телефонов, наркотиков, денег и пр.);

2) изменить отношение к осужденным:

- пересмотреть режимные требования, они не должны, насколько это возможно, расширять ограничения налагаемые судом, только улучшать по мере «исправления» осужденного. В общем, сегодня, мы имеем внешне гуманную, но внутренне все еще «гулаговскую» систему режима отбывания наказания, когда осужденного в первую очередь пытаются «сломать», подчинить полной воле администрации. Например, зачем десятками минут и часов заставлять осужденных при приеме этапа сидеть на «корточках», держа руки за головой – это крайне неудобная и физически мучительное поза, нельзя разве одеть наручники на руки и ноги, как это делается в цивилизованных странах? Или, зачем осужденного заставлять подписывать всякого рода обязательства, вынуждая его тем самым юлить, терять чувство собственного достоинства, противопоставлять себя администрации и в любом случае заставлять его тихо ненавидеть администрацию и все государственную власть вместе с ним;

- пересмотреть воспитательные мероприятия, это целый блок вопросов, требующих серьезного переосмысления. Начиная с целесообразности существования цели «исправления» и заканчивая практикой применения УДО, Инструкции об организации воспитательной работы с осужденными в исправительных учреждениях (приказ МЮ №305) и т.д., поскольку пустое декларирование положений, на уровне восприятия, сознания, только лишь мешает процессу «исправления»;

3) решить вопрос с организацией труда лиц, осужденных к лишению свободы. Проблему низкой трудовой занятости осужденных, в условиях рыночной экономики можно решить только с помощью государственного регулирования и дотаций (например, Турция, ФРГ и др.). В связи с чем, необходимо передать (включить) осуществление государственного заказа на изготовление, например, пошива на предприятиях УИС всей форменной одежды (всех ведомств), постельного белья для нужд национальных компаний и государственных органов, изготовление мебели для государственных дошкольных и образовательных учебных заведений, национальных компаний и госорганов и т.д. Для чего следует специализировать предприятия УИС, закупив необходимое оборудование для выпуска указанной продукции. Более того, позволить иным организациям заключать прямые договора с предприятиями УИС на изготовление этой продукции, минуя закон о государственных закупках. Такая специализация предприятий УИС и размещение на них государственных заказов позволит ликвидировать в КУИС не оправдывающие себя РГП, наделив полномочиями по организации трудовой занятости сотрудникам КУИС, и в целом не просто увеличить количество осужденных, занятых на оплачиваемых работах, но добиться достаточно высокого качества выпускаемой продукции и экономии государственных средств;

4) передать медицинский персонал из ведения пенитенциарной системы в органы здравоохранения. На наш взгляд, кардинальные положительные изменения в вопросе лечения больных осужденных, содержащихся в местах лишения свободы возможны только после радикальной смены психологии медицинского персонала исправительных учреждений и выведения их из прямого подчинения руководства исправительного учреждения, которое в основу своей деятельности ставит прежде всего, исполнение режимных требований, а вопросы лечения уходят на второстепенный план. Для чего считаем целесообразным вывести медицинский персонал исправительных учреждений из состава уголовно-исполнительной системы и передать его в ведение Министерства здравоохранения с сохранение всех выплат и льгот, существующих у сотрудников пенитенциарной системы. Такой опыт существует, в Англии на уровне страны ответственность за охрану здоровья заключенных, включая все финансирование услуг, предоставляемых заключенным, передана от Управления исправительных учреждений министерства внутренних дел министерству здравоохранения. При этом считаем необходимым изменить статус всех исправительных учреждений, в которых оказывается медицинская помощь осужденным, сменив их юридический статус, присвоив им наименование «больница». Такая замена юридического статуса не только существенно улучшит материально-техническую базу учреждений, где осуществляется лечение осужденных больных, в том числе и больных туберкулезом (перечень норм оснащения мягким инвентарем государственных учреждений; например, фтизиатрического отделения), т.к. гражданское здравоохранение имеет в два раза больше перечень норм снабжения вещевым имуществом больных - осужденных, проходящих лечение в исправительных учреждений), но и позволит законодательно переориентировать внутри режимные требования, акцентировав внимание, прежде всего, на вопросах лечения осужденных;

5) создать службу пробации. Пробация (от англ. probation - испытание)» - это вид условного осуждения, при котором осужденный помещается на время испытательного срока, установленного судом, под надзор специальных органов; возможен и ряд различных дополнительных ограничений. Предпосылкой появления и развития института условного осуждения, на базе которой и зародился институт пробации, стало осознание во второй половине XVIII века юридической общественностью и правоприменителем ведущих стран мира, крайней неэффективности применения лишения свободы. Лишение свободы подверглось резкой критике за неспособность решить главную задачу уголовного наказания по социальной реабилитации и исправлению правонарушителей. Это привело к введению в уголовное право такого института, который за совершение не столь опасных преступлений, давал бы возможность вынести приговор, который не только не приводился бы в исполнение немедленно, но мог бы быть совсем и не исполненным.

Законодательная регламентация института пробации имеет широкое применение в мировом сообществе и для достижения поставленных целей и эффективного использования государственных ресурсов службы пробации в своей деятельности наделяются полномочиями по:

- предоставлению суду досудебного донесения (доклада, отчета) о личности обвиняемого или подсудимого, в котором отражались бы морально - нравственные аспекты личности преступника, его близких родственников с вынесением рекомендации по избранию наиболее эффективной меры наказания. Не секрет, что как органы уголовного преследования и прокуратура, так и суд не изучают углубленно психологические особенности личности преступника, в силу своей занятости и отсутствия необходимых знаний. В связи с чем, зачастую судами выносятся приговоры, не способствующие достижению целей наказания;

- оказанию помощи лицам, освобожденным из мест лишения свободы;

- осуществлению программ коррекции социального поведения поднадзорных лиц;

- организации процесса примирения между преступником и жертвой преступления;

- осуществлению надзора за лицами, условно освобожденными от уголовной ответственности, условно осужденными с оказанием им необходимой помощи;

- представлению в суд периодических донесений о поднадзорном, содержащих обзор исполнения приговора и информацию о его поведении;

- контролю за несовершеннолетними, к которым применены воспитательные меры, оказывает им помощь в социальной интеграции и др.

На сегодня, власти европейских стран, США, Японии и др. создали специализированные службы пробации, которые призваны решать проблемы социального реинтегрирования лиц, находящихся в конфликте с законом. При этом в разных государствах данная служба называется по - разному, например: в США, Англии, Швеции, Латвии, Грузии – служба пробации, в Норвегии, Финляндии, Дании, Эстонии – служба надзора. Также различна и его ведомственная принадлежность. Например, в Великобритании, Дании, Японии, Финляндии, Норвегии, Латвии, Чехии, Эстонии и др. служба пробации подконтрольна Министерству юстиции, в США, Германии, Венгрии - подведомственна судебной власти, в Нидерландах - прокуратуре, в Швеции - тюремному ведомству, в Сингапуре, служба пробации находится под управлением Министерства общественного развития и спорта.

В отечественном законодательстве термин «пробация» не используется, вместе с тем его «суть» находит свое усеченное воплощение в таких институтах уголовного права как ограничение свободы, условное осуждение, отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, а также, учитывая то, что пробация применяется в мировой практике в сочетании с общественно-по­лезным трудом осужденного, перечень названных институтов следует дополнить наказанием в виде привлечения к общественным работам. Аналогом службы пробации в Казахстане выступают уголовно-исполнительные инспекции КУИС МЮ РК, на базе которой и предлагается создать службу пробации. При этом службой пробации могут исполняться следующие наказания и иные уголовно-правовые меры: общественные работы; исправительные работы; ограничение свободы; лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью; условное осуждение; отсрочка отбывания наказания; электронный надзор (в случае его применения в РК), а также осуществляться работа по ресоциализации осужденных. Полагали бы необходимым принять специальный Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам службы пробации». При разработке данного законопроекта следует среди прочего четко определить организационную форму и функции службы пробации, полномочия сотрудников службы пробации, вопросы взаимодействия с иными государственными органами и неправительственными организациями, в том числе основания и порядок привлечения к деятельности службы пробации волонтеров и общественных организаций;

6) ввести полноценный общественный мониторинг во всех местах лишения свободы, для чего принять нормативный правовой акт, регулирующий вопросы (механизм, финансирование, процедуры, меры реагирования, полномочия и др.). В настоящее время мониторинг возможет только в СИЗО и ИУ, и то в усеченном виде, что отрицательно сказывается на уровне защищенности прав лиц, там содержащихся;

7) считаем необходимым отказаться от очной и заочной формы обучения в специализированном вузе КУИС по следующим основаниям:

- на сегодня, в стране нет дефицита как вузах, так и в лицах, обладающих необходимым высшим образованием, наоборот значительное число специалистов с высшим образованием не могут трудоустроиться;

- вузы правоохранительных органов, в том числе и Академия КУИС, пользуются повышенным «спросом», так как учеба в них позволяет избежать призыва в армию, засчитать срок учебы в стаж службы, трудоустроиться после окончания вуза, и во время обучения, получая стипендию, находиться на полном содержании государства. В связи с чем поступление в них представляется проблематичным, что зачастую позволяет руководству вузов и правоохранительных органов устраивать своеобразные торги, и не для кого не секрет, что средняя цена поступления варьируется в районе 3000 - 5000 долларов США, это по сути поставленный на поток процесс. И порой поступить туда можно лишь либо заплатив деньги или по серьезному ходатайству «серьезных людей». При этом не следует забывать, что претиндет должен получить направление в территориальном органе, пройти медицинскую комиссию, что также зачастую требует вознаграждения. В большинстве случаев абитуриентам становится известно о всех этих коррупционных проблемах, которые вынуждены решать их родители, что с самого начала подрывает веру молодых людей в справедливость, показывает как надо решать вопросы и это в органах, призванных стоять на страже закона, в том числе бороться с коррупцией. Не говоря уже о заочниках, учеба которых вообще не выдерживает никакой критики, формализована, зачастую все построено на решении всяких вопросов;

- выпускники этих вузов не составляют костяка правоохранительных органов, поскольку основная масса сотрудников заканчивала гражданские вузы и при этом выпускники специальных вузов также подвержены совершению преступлений, увольнениям, и пр. и в итоге не больше половины из них остается служить даже после первых десяти лет службы.

То есть очная и заочная формы обучения не только экономически не целесообразны, но и вредны с точки зрения морали. Считаем, что Академию КУИС необходимо использовать исключительно в качестве базы для организации эффективной переподготовки и повышения квалификации сотрудников, послевузовской подготовки (докторантуры), а также подготовки руководящего звена КУИС. Это без снижения качества подготовки сотрудников приведет к значительной экономии финансовых средств, которые можно будет направить на повышение заработной платы сотрудников.

Также необходимо отказаться от среднего профессионального учебного заведения (Павлодарского юридического колледжа). На наш взгляд, это учебное заведение крайне неэффективно и не оправдывает вложенных средств. Во-первых, короткий срок обучения, составляющий 2 года, в который входит не только сам учебный процесс, но и прохождение воинской службы, несение нарядов, строевая подготовка и другое, не способствуют качеству получаемых знаний. Во-вторых, выпускники колледжа, возраст которых к моменту выпуска составляет 18-19 лет, не всегда могут успешно адаптироваться к условиям службы в подразделениях КУИС, тем более что последних чаше направляют служить в места лишения свободы.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle