Библиографическое описание:

Сенцов А. Э. Семантическое поле понятия обладания во французском и русском языках // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 228-230.

Объектом настоящего исследования являются лексические единицы, обслуживающие понятие обладания в исследуемых языках. Предмет исследования – изучение структуры понятия обладания в рассматриваемых языках как отражение особенностей национального мировидения.

Источниками для работы послужили, прежде всего, словари: французско-русский и русско-французский (под редакцией В.Г. Гака), исторический словарь французского языка (A. Rey); словарь французского языка (Le Robert quotidien), этимологический словарь французского языка (Dubois J., Mitterand H., Dauzat A.), словарь синонимов русского языка (под. редакцией А.П. Евгеньевой). Помимо этого, использованы книги ряда авторов, посвященные различным проблемам языкознания (см. список использованной литературы).

Проблема изучения понятия обладания, в том числе, во французском и русском языках, достаточно актуальна. Для современной лингвистики характерно изучение различных понятий через исследование соответствующих смысловых полей, а смысловое поле обладания, отражая самые различные стороны жизни народа, как нельзя лучше подходит для подобного исследования.

На настоящий момент данная проблема разработана лишь частично. Существует ряд работ, посвященных изучению развития категории обладания в индоевропейском и латинском языках (Т.В. Гамкрелидзе, В.В. Иванов «Индоевропейский язык и индоевропейцы» и В.Г. Гак «Сопоставительная лексикология»); по особенностям категорий бытия и обладания на примере французского и румынского языков [Л.И. Лухт «Категории бытия и обладания (французско-русские параллели)»], на примере немецкого языка (Н.Г. Виноградова «Категория обладания и ее языковая онтология в современном немецком языке»).

Современная лингвистика активно разрабатывает направление, в котором язык рассматривается не просто как орудие коммуникации и познания, а как культурный код той или иной нации. Фундаментальные основы такого подхода были заложены еще в трудах В. Гумбольдта, А.А. Потебни и других ученых. Выдающийся ученый А.М. Хайдеггер назвал язык «домом бытия». Язык не только отражает реальность, но и интерпретирует ее, создавая особую реальность, в которой живет человек. Именно поэтому философия XXI века развивается на базе использования языка. Поэтому и лингвистика, наука о языке, занимает авангардные методологические позиции в системе всякого гуманитарного знания и обойтись без ее помощи при изучении культуры просто невозможно [2, с. 4].

Известно, что человек только тогда становится человеком, когда он с детства усваивает язык и вместе с ним культуру своего народа. Огромная доля информации поступает к человеку через слово, и его успех в обществе зависит от того, насколько хорошо он владеет словом, причем не столько даже в плане культуры речи, сколько умения проникнуть в тайны языка. Философы утверждают, что, досконально понимая слово, которое называет какое-либо явление, предмет, можно легче овладеть вещным миром.

Важно отметить, что каждый язык по-своему членит мир, то есть имеет свой способ концептуализации. Отсюда следует, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке. Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, представляет собой то, что в различных концепциях называется то как «языковой промежуточный мир», то как «языковая репрезентация мира», то как «языковая картина мира» (последний термин более распространен) [2, с. 64]. Языковая картина мира формирует тип отношения человека к миру (природе, животным, самому себе как элементу мира). Она задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к миру. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации («концептуализации») мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка [1, с. 53]. Понятие картины мира (в том числе и языковой) строится на изучении представлений человека о мире. Если мир – это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира – результат переработки информации о среде и человеке. Таким образом, наша концептуальная система, отображенная в виде языковой картины мира, зависит от физического и культурного опыта и непосредственно связана с ним. Явления и предметы внешнего мира представлены в человеческом сознании в форме внутреннего образа.

Понятие обладания является одним из основополагающих в культуре любого народа, так как оно зависит от социального строя, хозяйственного уклада, неразрывно связано с реальной жизнью. Оно ярко иллюстрирует представления о мире, характерные для этого народа. Таким образом, сравнительное изучение категории обладания позволяет выделить черты различия и сходства французского и русского национальных менталитетов.

На современном этапе развития французского языка лексическими единицами, выражающими основной объем понятия обладания, являются глаголы acquérir, attraper, avoir, bénéficier, disposer, éprouver, (être) doué,-e, jouir, obtenir, posséder, prendre, sentir, tenir.

Проанализировав исследуемые лексемы и выделив их семантические составляющие, представляется возможным составить следующую структуру понятия обладания, которая отражает его видение носителями современного французского языка и культуры:

«Обладать»

  1. владеть, иметь в распоряжении, пользоваться:

avoir, disposer, bénéficier, jouir;

  1. обладать, владеть, иметь в наличии, иметься:

avoir, posséder, tenir

  1. овладевать, приобретать, занимать, захватывать:

avoir, prendre, attraper, obtenir, acquérir

  1. испытывать чувство, эмоции:

avoir, éprouver, sentir

  1. обмануть, предать, заполучить что-либо обманным путем, украсть:

avoir, attraper, posséder

tromper, duper, rouler, berner, empaumer, baiser, entuber, emberlificoter, feinter (слова, относящиеся к жаргону, просторечью)

  1. соблазнить, обмануть, изнасиловать:

avoir, posséder

séduire, baiser, entuber, tomber (слова, относящиеся к жаргону, просторечью).

В последних двух пунктах приведены лексические единицы, относящиеся к просторечью, но все-таки зафиксированные в лексикографических источниках. Это сделано для более точной иллюстрации процессов, характерных для понимания категории обладания французским обществом.

В современном русском языке категория обладания представлена следующими лексическими единицами – владеть, иметь, обладать, располагать, существовать, быть, наличествовать, захватить, завладеть, овладеть, занять, обуять, охватить, поиметь.

Структура понятия обладания в русском языке может быть представлена следующим образом:

«Обладать»

  1. владеть, иметь, обладать

  2. иметь, существовать, быть (чаще 3-е лицо, ед. число), располагать, наличествовать

  3. захватить, овладеть, завладеть, занять

  4. овладеть, охватить, обуять (о чувстве)

  5. поиметь (в разных смыслах)

Рассмотрев структуру понятия обладания во французском и русском языках, мы выделяем основные признаки, организующие эту структуру в исследуемых языках:

  1. процесс овладения «=» состояние обладания

  2. способ получения «=» результат

  3. внутренний мир человека «=» внешний мир, окружающая действительность

  4. отторжимость объекта обладания «=» неотторжимость объекта обладания

  5. насилие при овладении «=» его отсутствие

Сравнивая структуру понятия обладания во французском и русском языках, в глаза бросается большая развитость граней понятия обладания, связанных с незаконным обладанием, получением чего-либо обманным путем и обманом как соблазнением, овладением телом во французском языке, тогда как русский язык ограничивается лишь одной лексической единицей – «поиметь». Заметим, что в русском языке существует ряд лексических единиц, выражающих указанные категории, но эти единицы относятся к области очень низкого просторечья и не фиксируются в лексикографических источниках, например – «кинуть, развести». Подобные факты могут быть объяснены через обращение к одному из важнейших для современного общества факторов – правовому фактору. Французская культура формировалась под сильнейшим влиянием культуры римской, которая имела очень четкие и юридически зафиксированные правовые нормы (римское право). Таким образом, понятие собственности как на самого себя (на свое тело), так и на свое имущество у французов сформировалось задолго до русских. Вместе с тем, французское общество, осознавая собственность человека как его неотъемлемое право, неизбежно сталкивалось с нарушением права собственности, что находило свое отражение в языке (отсюда глаголы avoir, posséder, séduire, baiser, entuber, tomber в значении «обмануть, изнасиловать, захватить»), особенно в старо- и среднефранцузский период (IXXV века).

Здесь же обратим внимание на присутствие в русском языке глагола «быть» в структуре понятия обладания и его отсутствие во французском. Причем во многих случаях при описании одной и той же ситуации французский язык предпочитает глагол avoir «иметь», а русский – «быть» или другой непереходный глагол, соотносимый с ним. Подобное предпочтение глагола «быть» глаголу «иметь» для выражения отношений поссессивности характерен для русского языка и для всех восточнославянских языков, хотя в древнерусском языке глагол иметь использовался в целом шире, чем в современном. В процессе развития языка отмерли многие выражения (типа дерзновение иметь), которые составляли видовое соответствие простому глаголу (дерзнуть) [3, с. 112]. В русском сознании наличие, присутствие чего-либо (глаголы быть, водиться, иметься) подразумевает обладание этим имуществом, возможность распоряжаться им. Тогда как во французском сознании из факта наличия чего-либо не следует право обладания этим предметом.

Кроме того, Франция намного раньше России встала на путь капиталистического развития, освободившись от пережитков феодализма еще в ходе Великой французской революции XVIII века. Зарождение и развитие капиталистических отношений, неизбежный период «дикого капитализма», обмана, надувательства оставил в языке свой след: tromper, duper, berner, empaumer, baiser, entuber, emberlificoter, feinter и др. Русское же общество столкнулось с этими реалиями значительно позднее и, как следствие, язык не развил эти грани понятия обладания.

Таким образом, понятие обладания является одним из наиболее подвижных, оно зависит от социального строя, хозяйственного уклада, культуры народа, то есть оно неразрывно связано с реальной жизнью, где все очень быстро изменяется и постоянно приобретает новые формы. Дальнейшее исследование ЛГ, обслуживающей семантическое поле понятия обладания, позволит еще глубже раскрыть особенности французского и русского менталитетов через эту важнейшую для любого языка категорию.


Литература:

  1. Леонтьев А.А. Психолингвистика. М., 1967. С. 50 – 54.
  2. Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Академия, 2001.
  3. Никифоров С. Д. Глагол, его категории и формы в русской письменности второй половины XVII века. М., 1952. С. 110 – 114.
  4. Словарь синонимов русского языка. Т. 1 (в 2-х томах). Под. ред. А.П. Евгеньевой. Л.: Наука, 1970. С. 431 – 433.
  5. Le Robert quotidien. Dictionnaire de la langue française. P.: Le Robert, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle