Библиографическое описание:

Шепелева А. Ю. Волонтерское движение из губерний Поволжья в сербско-черногорского-турецкую войну 1876 г. // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.2. — С. 44-47.

В июне 1876 г. Сербия и Черногория объявили войну Турции. В русском обществе незамедлительно активизировалась кампания по поддержке южных славян. В результате на конец 1876 г. в фонд помощи южным славянам по всей России было собрано более 4,5 млн. рублей.

Высшим же проявлением братской помощи русского народа южным славянам стало волонтерское (добровольческое) движение в Сербию, которое характеризуется следующими чертами: во-первых, движение для помощи раненым как участники санитарных отрядов; во-вторых, для борьбы в рядах сербской армии.

Добровольческое движение не санкционировалось правительством и не организовывалось славянофилами. По словам лидера славянофилов И.С. Аксакова это движение не могло быть организовано правительством, оно носило всенародный характер [1, с. 218].

Численность русских офицеров специально выходивших в отставку, чтобы отправиться в Сербию была настолько велика, что Александр II 27 июля (8 августа) 1876 г. официально разрешил офицерам временно выходить в отставку.

В основном вербовкой добровольцев занимались славянские комитеты, но скоро они исчерпали свои средства и прекратили набор. Немалую роль в отправке добровольцев сыграли частные сборы и личные средства отправляющихся на Балканы.

Добровольцы из Поволжья ехали в Сербию с высокими чувствами, которые некоторые из них даже выражали в стихах:

Мы случайно здесь сошлися
С разных мест Руси родной,
И пред Богом поклялися
Умереть за Крест Святой…[2, 118]

Немало трудностей встретили русские добровольцы, приехавшие в Сербию. Впервые месяцы войны волонтеры были неорганизованны и зачастую находились без средств. «…без толку шлялись по «кафанам», проедая все свои деньги в ожидании. Но никому не было до них дела» [3, с. 249].

В социальном плане поволжские добровольцы принадлежали к самым разным слоям населения. Это бывшие офицеры, солдаты, крестьяне, рабочие, служащие, студенты, корреспонденты газет и журналов.

Мотивы же добровольцев были весьма возвышенными, но нередко весьма аморфными: «Какое чувство наполняло душу в эти минуты?...Цель поездки, разлука с ближними, может быть, навсегда, - все это производило в голове такой хаос, что я не в состояние дать себе отчет о волновавших меня ощущениях» [4, с. 237].

Стоит отметить те трудности, с которыми столкнулись поволжские добровольцы, приехавшие в Сербию. Волонтеры в Сербии были не организованы и зачастую находились без средств. Добровольцев не встречали по приезду и не указывали на их дальнейшие действия. Поэтому многие «…без толку шлялись по «кафанам», проедая все свои деньги в ожидании. Но никому не было до них дела. А как идти без провожатых, без пищи, без подвод, без оружия, и куда? До сих пор вижу господина в цилиндре, в подбитом воздухом пальто, дрожащего от холода и просящего поделиться куском хлеба…» [5, с. 121].

По численному составу количество добровольцев варьируется от 4-х до 6 тысяч человек. Из губерний Поволжья было отправлено в Сербию около 400 добровольцев, хотя желающих было в десятки раз больше, были отправлены санитарные отряды [6; с. 22].

При анализе добровольческого движения в Поволжье важно разобрать особенности волонтерского движения по губерниям.

Для анализа и сопоставления добровольческого движения были выбраны Нижегородская, Казанская, Симбирская, Пензенская, Самарская и Саратовская губернии.

Критериями анализа волонтерского движения из поволжских губерний стали: количественный и социальный состав добровольцев, цель поездки добровольцев (для участия в сражениях или для работы в медико-санитарных отрядов), количество денежных средств, собранных на нужды добровольцев.

В Нижнем Новгороде неизвестный автор прислал проект набора добровольцев, где учтены все недостатки организации добровольцев на Балканах. Предлагается организовать специальный корпус из волонтеров. Однако на его сооружение требуется средства и потому, автор проекта просит изыскать средства у славянского комитета на создание такого корпуса. «Только бы изыскать материальные средства, и в короткое время можно было бы снабдить целый корпус волонтеров, тысяч в 15-20» [7, с. 375].

Из Нижегородской губернии поступили также несколько рекомендаций об отправки добровольцев в Сербию и многочисленные прошения. Многие из-за недостатка средств просили отправить их на казенный счет, так доброволец М.И. Гвоздев обратился с просьбой к И.С.Аксакову: «Всепокорнейшее просим оный комитет не оставлять в нашей просьбе принять нас в сербскую армию. Но именно просьба наша в том, как мы в настоящее время не имеем средств на отправку на казенный счет до Сербии» [8, с. 410].

По сообщениям, помощника начальника нижегородского жандармского управления майора Воронина, пожертвования были малы и количество волонтеров незначительное в Нижнем Новгороде, так как местное населения безденежно, но оно не пассивно и не равнодушно к событиям на Балканах [9, с. 428]. Однако в Нижнем Новгороде нашлись необходимые средства, чтобы собрать целую дружину, состоящую из 1000 человек. Но, к сожалению, «горячее сочувствие народов России южным славянам видимо, напугало царское правительство». «Нижегородской дружине» все же удалось достигнуть Балкан, там, в Сербии она была переименована в Нижегородскую роту и сражалась в составе 5-го русского батальона. Всего из Нижнего Новгорода, по усредненным данным, было отправлено 79 человек [10, с. 25].

Из записок Василия Васильевича Ящерова – командира 1-й Нижегородской роты, можно сделать вывод, что 1-я Нижегородская рота принимала участие на важных участках боевых действий. Так, она прикрывала правый фланг Моравской армии, которая защищала Парачинские шанцы. «…чуть не по колено в грязи, беспрестанно отступая о камни исковерканной мостовой и идя во тьме кромешной, ощупью, двигались по направлению к Парачину» [11, с. 260].

Нижегородцы, как и другие роты 5-го русского батальона, после рокового для сербской армии бое при Джунисе 17 (22) октября 1876 г. вынуждены были отступать. После заключения перемирия между Сербией и Турцией нижегородцы покинули Сербию.

Казанская губерния стала центром формирования волонтеров, желавших работать в санитарно - медицинских службах на Балканах.

17 (29) августа 1876 г. из Казани отправился в Сербию санитарный отряд из 7 человек в составе: доцента хирургии Н.Н. Студенского, врачей-ординаторов: госпитальной хирургии клиники П.С. Петрова, факультетской хирургической клиники Д.В. Соловьева, земского врача Л.П. Шлихтина, студентов казанского университета Н.А. Есипова и В.И. Никольского, фельдшера В.А. Алексеева. Отряд был укомплектован всем необходимым. Хлопоты по снабжению санитарного отряда всем необходимым взяла на себе жена губернатора П.И. Скарятина. Было собрано 2500 рублей, 3495 аршин холста, 846 рубашек, 58 фуфаек, 475 пар чулок, 264 полотенец, 218 наволочек, 156 простынь, 94 одеял и другие вещи. Необходимо отметить, что жители Казани весьма охотно жертвовали на снабжение отряда всем необходимым. Существовали трудности при прибытии отряда на место в г. Крагуевац, так врачам, вместо того, чтобы заниматься своей непосредственной работой - лечением людей, приходилось решать различные организационные вопросы. Н.Н Студенский в своих воспоминаниях замечает, что «Мы не взяли с собою также карболовой кислоты и хлористого цинка; так как получили сведения, оказавшиеся неверными, что и то и другое можно достать на месье в достаточном количестве» [12, с.182]. Более того, медики столкнулись с тем, что местные власти только слышали об их приезде, но никаких распоряжений на этот счет не сделали. Для того чтобы не терять драгоценное время врачи сами искали себе помещение под госпиталь.

Между госпиталями существовала разрозненность, и больные между сражениями рассеивались по стране.

Несмотря на все препятствия врачи первого медико-санитарного отряда из г. Казани открыли госпиталь в сентябре 1876 г. в «конаке» князе Милоша. Закрыт он был лишь в конце декабря 1876 г.

Русские врачи даже учитывали сербские пристрастия при составлении меню. Так, зная вкусы сербов, в госпитале к обеду подавали чорбу (кислый суп), купус (щи), не забывая о парике и других приправах.

2 (14) сентября 1876 г. был отправлен в Сербию и второй санитарный отряд из 12 волонтеров, куда вошли студенты и выпускники Казанского университета. Всего в казанском госпитале на лечение находилось 348 больных, из них 337 сербов, 7 русских, 2 болгарина, 2 валаха; из них 7 раненных саблей, 7 гранатой, 1 человек с укушенной раной, 4 больных с ушибами, остальные с пулевыми ранениями [13, с.189].

Всего из России было отправлено в Сербию для работы в санитарных отрядах 115 врачей, 78 фельдшеров, 118 сестер милосердия, 41 студент медико-хирургической академии [14, с.106]. Таким образом, роль санитарных отрядов из Казани была весьма заметной с учетом того, что они были укомплектованы практически всем необходимым.

Кроме санитарных отрядов из Казани в Сербию были отправлены и волонтерские отряды.

11 (23) сентября 1876 г. из Казани в Москву была отправлена партия добровольцев в составе 18 человек [15, с. 405]. 25 сентября (7 октября) в столицу прибыла еще одна партия добровольцев в 13 человек снабженная на средства казанского купечества [16, с. 414]. Таким образом, разные слои населения Казани сочувствовали славянам на Балканском полуострове и помогали, как могли, отправке добровольцев в Сербию.

В Симбирской губернии полицией были выданы свидетельства на выезд в Сербию 37 добровольцам [17, с.23]. Из Симбирской губернии хотели уехать волонтерами в Сербию и те, кто не имел средств и желал уехать на казенный счет: «Желая отправиться на театр сербо-турецкой войны в качестве волонтера, но не имея материальных средств, я покорнейше прошу славянский комитет, не найдет ли он возможности дать мне средства для того, чтобы отправиться в Сербию. Причем имею честь присовокупить, что я специально знаю телеграфную службу… » [18, с.409]. И схожих обращений по поволжским губерниям было немало.

По подсчетам исследователей, сделанных на основе данных периодической печати, общее количество добровольцев из Пензенской губернии составляет 13 человек [19, с.25]. Как и во многих других губерниях, мотивы у пензенцев при добровольном отправлении в Сербию были сочувствие и сострадание южным славянам, желание исполнить свой христианский долг. Кроме того, имелись и те, кто желал служить в военно-инженерных войсках. «…желаю выехать в Сербию на театр военных действий в инженерные войска, ибо всю жизнь посвятил я техническим занятиям…»,- писал один пензенец Л.А. Климович [20, с.31].

Из Самары в Сербию отправилось несколько отрядов волонтеров. Первый отряд отправился 26 августа (7 сентября) 1876 г., второй -29 августа (10 сентября) того же года. Третий отправился из Самары 5 (18) сентября 1876 г. в составе 28 человек (8 унтер-офицеров, 17 рядовых, 3 артиллериста) [21, с.21]. Общее число добровольцев из Самары составляет по данным историка И.М. Григорьева 88 человек [22, с.24] Но в данном случае историк не учитывал лиц, которые отправились за свой счет. Статистика учитывала только тех, кто уезжал за счет пожертвований, на казенный счет, за счет славянских комитетов.

Как и в Казани в Самаре были те, кто желал отправиться в Сербию для помощи больным и раненым. «Желая отправиться в Сербию для помощи больным и раненным славянам, прошу славянский благотворительный комитет уведомить меня по возможности скорее…» [23, с.389].

Не менее активно, чем другие губернии Поволжья в отправке добровольцев участвовала и Саратовская губерния. Из Саратова отправляли добровольцев с необходимыми средствами и просили И.С. Аксакова лишь о предоставлении им бесплатных железнодорожных билетов от Москвы до Кишинева. Перед отправкой добровольцев преосвященный Тихон отслужил молебен и произнес речь, в которой акцентировалось, что подвиг добровольцев является великим и от всей души. Всего из Саратова было отправлено 24 волонтера [24, с.25]. В Саратовском справочном листке печатались сообщения о гибели добровольцев и их подвигах в Сербии. Жители города по достоинство оценили подвиг своих земляков. Один из добровольцев Э.Н. Левашев был посмертно награжден министром иностранных дел Сербии Ристичем орденом «Такова»

Итак, опираясь на данные приведенные историком И.М. Григорьевым, общее число добровольцев отправленных в Сербию из губернии Поволжья составило 261 человек, не учитывая тех, кто ехал самостоятельно. Всего, по последним данным, как уже отмечалось выше, из Поволжья уехало около 400 человек.

Таким образом, можно сделать следующий вывод, что население губернии Поволжья активно участвовали в волонтерском движении в Сербию. Самое большое число волонтеров отправилось из Самары и Нижегородской губерний. Из Казани отправлялись столь необходимые оборудованные санитарные отряды, так как в Сербии не было хорошо отлаженной санитарно-медицинской службы. В Симбирской и Пензенской губерниях число добровольцев было невелико, вследствие их экономического положения, но, тем не менее, и они участвовали в волонтерском движении. Саратовское дворянство, как уже отмечалось, было достаточно активно и желало даже взять на себя ответственность за организацию местного отделения славянского комитета с целью организации добровольческого движения.


Библиографический список.

  1. Аксаков И.С. Сочинения. - М.: Типография М.Г. Волчанинова, 1886. -792 с.

  2. Аншаков Ю.П., Сквозников А.Н. Волжане в боях за свободу Болгарии и Сербии. 1876-1878 гг. Рукопись. - Самара, 2008.- 189 с.

  3. Ящеров В.В. В Сербии 1876-1877 гг. Записки добровольца // Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение 1875-1878 гг.: Сборник документов и материалов.- Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2009. С. 237-307.

  4. Там же.

  5. Аншаков Ю.П., Сквозников А.Н. Волжане в боях за свободу Болгарии и Сербии. 1876-1878 гг. Рукопись. - Самара, 2008.- 189 с.

  6. Аншаков Ю.П., Чернов О.А. Помощь народов Поволжья в освободительной борьбе южных славян. 1875-1878 гг. // Вестник Самарского государственного педагогического университета: исторический факультет. - Самара: издательство СГПУ,2006. С. 18-31

  7. Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875-1878 гг. (Сост. Аншаков Ю.П., Хевролина В.М., Хитрова Н.И.) // Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник материалов и документов.- Изд-во Самарского научного центра РАН, 2000.- 512 с.

  8. Там же.

  9. Там же.

  10. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

  11. Студенский Н.И. Организация казанского санитарного отряда, бывшего в Сербии, и его деятельность в г. Краеговце // Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение 1875-1878 гг.: Сборник документов и материалов.- Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2009. С. 297-307.

  12. Аншаков Ю.П., Сквозников А.Н. Волжане в боях за свободу Болгарии и Сербии. 1876-1878 гг. Рукопись. - Самара, 2008.- 189 с.

  13. Там же.

  14. Там же.

  15. Студенский Н.И. Организация казанского санитарного отряда, бывшего в Сербии, и его деятельность в г. Краеговце // Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение 1875-1878 гг.: Сборник документов и материалов.- Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2009. С. 297-307.

  16. Там же.

  17. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

  18. Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875-1878 гг. (Сост. Аншаков Ю.П., Хевролина В.М., Хитрова Н.И.) // Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник материалов и документов.- Изд-во Самарского научного центра РАН, 2000.- 512 с.

  19. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

  20. Аншаков Ю.П., Сквозников А.Н. Волжане в боях за свободу Болгарии и Сербии. 1876-1878 гг. Рукопись. - Самара, 2008.- 189 с.

  21. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

  22. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

  23. Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875-1878 гг. (Сост. Аншаков Ю.П., Хевролина В.М., Хитрова Н.И.) // Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник материалов и документов.- Изд-во Самарского научного центра РАН, 2000.- 512 с.

  24. Григорьев И.М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян (1876 год) // Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды. - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1877. Вып. 1. Т.183. С. 18-25.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle