Библиографическое описание:

Дубровская О. В. Структурные типы обстоятельств времени в шорском языке // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 197-200.

Обстоятельства, как и другие синтаксические категории, состоят из единства грамматической формы и грамматического значения. Основными в определении категории обстоятельства являются следующие признаки: 1) грамматические значения слов в предложении, 2) морфологические средства выражения членов предложения, 3) характер синтаксической связи слов и 4) лексические значения поясняющих и поясняемых членов предложения (Апресян, 1974).

В изучении второстепенных членов предложения большую практическую трудность в первую очередь представляет разграничение обстоятельств от дополнений, выраженных пространственным падежом существительного, или сочетанием существительного с послелогами, ибо в этих случаях обстоятельство и дополнение формально не различимы. В различении обстоятельств от дополнений основную роль выполняют грамматические значения слов в предложении. Слова, выступающие в роли обстоятельств, характеризуют процессы, действия или состояния в различных обстоятельственных значениях и отвечают на вопросы наречного характера, а слова, выступающие в роли дополнений, характеризуют процессы действия в объектном значении и отвечают на падежные вопросы. Есть и проблемы разграничения: а) второстепенных предикатов, выраженных деепричастием и обстоятельств, выраженных наречиями отглагольного происхождения; б) обстоятельства образа действия и второстепенного описательного или депиктивного предиката. Для конкретного указания различий данных синтаксических категорий следует учитывать следующие особенности: 1) при разграничении обстоятельств и дополнений рассматриваются контекстные значения слов, выступающих в роли этих членов предложения: а) если существительные в пространственных падежах утрачивают свое конкретное предметное значение, то они выполняют функции обстоятельств, б) если существительные в пространственных падежах сохраняют предметное значение, то они являются дополнениями; 2) принимаются во внимание лексические значения слов, выступающих в роли поясняющих членов предложения: а) если поясняющий член выражен абстрактным существительным, то он выступает в роли обстоятельства, б) если поясняющий член выражен конкретным существительным, то он играет роль дополнения. Учитываются лексические значения слов, выступающих в роли поясняемых членов предложения: а) если поясняемые члены выражены глаголами, обозначающими динамику действия, то существительные в пространственных падежах выступают в роли обстоятельства (за исключением глаголов движения и перемещения, где существительные в пространственных падежах являются обязательными поясняющими членами, а не обстоятельствами: Идти из школы домой по улице Горького – три обстоятельственных актанта: источника движения, цели или направления и пути движения); б) если поясняемые члены выражены глаголами, обозначающими статику действия, или же другими частями речи, то существительные в пространственных падежах выступают в роли дополнений, но также могут быть и детерминативами, (т.е общими обстоятельствами, характеризующими место, время и т.п. целой ситуации), например: У нас в Шории все люди очень доброжелательные и любят природу. Поэтому основным является, всё же, критерий обязательности/необязательности – все истинные обстоятельства – необязательны, факультативны, а истинные дополнения – обязательны (Холодович, 1979). Что касается выражений со значением времени, то они за редкими исключениями являются обстоятельствами, а не темпоральными актантами, как, например, в предложении: Урок длился два часа. Здесь 'два часа' – это обстоятельственный распространитель глагола 'длиться', если мы его уберём, то предложение станет бессмысленным.

В большинстве научных трудов и в грамматиках для высших учебных заведений по тюркским языкам, например, в трудах Кононова, Закиева, Ахмерова и др. (хотя они и следуют традиционной классификации, но приложили традиционную семантическую классификацию к тюркскому материалу) обстоятельства классифицируются по значению и по способам морфологического выражения: обстоятельства образа действия, обстоятельства места, обстоятельства времени, обстоятельства меры-степени, обстоятельства причины, обстоятельства цели, обстоятельства условия, обстоятельства уступительности. Что касается структурных видов обстоятельств и способов их выражения, в тюркологии существует мнение, что обстоятельственное значение выражается одним словом или сочетанием нескольких слов. Различаются также непредикативные и предикативные обстоятельства, последние являются придаточными предложениями, выражающими обстоятельственное значение как единое целое (Когда я пришла домой – отвечает на вопрос 'когда?' подобно непредикативному обстоятельству 'вчера'). Непредикативные обстоятельства по составу являются простыми, сложными или выражены словосочетаниями. В связи с этим, обстоятельства по структуре можно подразделить на простые, сложные и развернутые. Предикативные обстоятельства составляют обстоятельственные придаточные предложения в составе сложного предложения.

В данной работе мы рассматриваем обстоятельства времени (т.е. темпоральные обстоятельства) в шорском языке. Обстоятельство времени обозначает время действия, его начало, продолжительность, конец и отвечает на вопросы (қачан? – когда?, қачаңнаң пер? – с каких пор?, қачан ур? – как долго?, қачанға теере? – до каких пор?). Обстоятельства времени по отношению к действию выражают различные временные оттенки: указывают время начала действия; время действия, которое совершилось в настоящий момент; время действия, которое уже совершилось, время действия, которое совершится в будущем; продолжительность действия; общее время действия. В шорском языке мы различаем следующие формальные типы темпоральных обстоятельств:

1. В качестве обстоятельства времени нередко употребляются наречия времени, образованные от указательного местоимения и существительных: пÿÿн (<по кÿн 'этот день') 'сегодня', пÿÿл (<по чыл 'этот год') 'нынче', 'в этом году'. Например: Чуладақтың суғы пÿÿн элееде қооқ партыр. – Вода речонки сегодня несколько убыла.

2. Часто употребляются и другие наречия, производные и непроизводные, обозначающие время действия, его проявления: таңда (<таң-да заря-LOC 'на заре') 'завтра', кечее 'вчера', ам 'сейчас', шағам 'только что' и т.п. Таңда эмде поларбыс. – Завтра будем дома. Это обстоятельство выражается также наречиями, образованными от имён с аффиксом принадлежности 3-го лица в форме древнего инструментального падежа, который был очень активным в древнетюркском языке, а в шорском языке остался только в наречных образованиях, например: қарағызын 'ночью': Қарағызын адай тың кÿштеп ÿрген. – Ночью собака очень сильно лаяла.

3. Обстоятельства времени выражаются местоименными наречиями: анда, андада 'тогда'; анаң 'потом', ам, а также наречиями амды 'теперь', 'в настоящее время', пайа 'недавно', алында 'раньше', пурунда 'прежде' и некоторыми другими: Анаң кöргенибис, пир черде аң öлеңни чаба пас партыр. – Потом увидели: в одном месте (оказывается) зверь прошел, помяв и утоптав траву; Пистиң шорлар алында кыраны абылба шапчаңнар. – Наши шорцы прежде вскапывали пашню абылом (мотыгой).

4. Обстоятельства времени выражаются именами существительными в различных падежах.

4.1. Имя существительное в основном падеже в качестве обстоятельства времени употребляется в том случае, когда оно имеет временное значение. Такими словами являются кÿн 'день', ииp 'вечер', чыл 'год', ай 'месяц', туш 'время', 'пора' и др.: Пир кÿн шынап пöрÿ кели-перди. – Один день и вправду волк пришёл.

4.2. Имя существительное в местном падеже употребляется в качестве обстоятельства времени для обозначения времени суток или времени года, когда действие произошло или произойдёт: Апшый пылтыр кÿскÿде келген. – Этот старик приехал прошлой осенью.

4.3. Существительные, употребляемые в значении обстоятельства времени, могут быть выражены дательным падежом: Ол шеен темғе чÿс кöрÿктер аңнап алчалар. – За это время убивают сотню бурундуков.

4.4. Обстоятельство времени, выраженное именем существительным в исходном падеже, обозначает, в основном, начало действия: Сооқтар, ноябрь айдаң пасталып, ам даа тоқтабынчалар. – Морозы, начавшись с ноября, до сих пор не проходят.

4.5. Обстоятельство времени изредка выражается также именем существительным в винительном падеже, обозначающим количество времени: Аңчылар палығлығ аңны ÿзинчы кÿнин сÿр парарлар. – Раненого зверя охотники преследуют третий день.

4.6. Некоторые существительные — обстоятельства времени могут быть выражены направительным падежом; такие обстоятельства указывают на приблизительное время действия: Палыхтап иирзер парарбыстар. – Рыбачить поедем к вечеру.

5. Обстоятельства времени часто выражаются сочетанием имен существительных со служебными именами ортазы 'середина', 'промежуток', алында 'перед', соон 'задняя часть': Обстоятельство времени — имя существительное со словом пажында указывает, через какое время, через сколько времени действие началось или прекратилось: Анаң нинче-де минута пажынданаң оларның табыстары эстилбинибискеннер. – Потом, через несколько минут, голоса их стихли.

6. Обстоятельство времени выражается существительным в сочетании с кванторным местоимением тооза 'все', 'целое', обозначающим время, в течение которого происходило действие или будет происходить: Салғым қышқы тооза тоқтабады. – Ветер не стихал в течение всей зимы.

7. В качестве обстоятельства времени употребляются имена существительные в сочетании с послелогами ала, пеере 'с' тööнче 'до'. Это обстоятельство обозначает время, момент, с которого начинается действие или отрезок времени, в течение которого происходит действие: Пастух по некти, иирдең ала тиледи. – Пастух искал эту корову с самого вечера. Обстоятельство времени, выраженное именем в сочетании с послелогом сайа 'каждый', указывает на то, что действие повторяется в определенное время: Олар чайғы сайа тынанарғa ырақ чöредирлер. – Они каждое лето ездят отдыхать далеко. Имена существительные с послелогом-аффиксом -да/де; -ча/-че, выражают понятие времени (приблизительно): Костя, школаа чöрбин, неделя-да пол салтыр. – Костя не ходил в школу около недели.

8. Обстоятельство времени может быть выражено субстантивированным прилагательным в местном падеже: Пурунғыда мында чуртаан чон қая-тастарда кöп сомнар қоостап салғаннар. – Древние жители этих земель оставили много рисунков на скалах, камнях.

9. В качестве обстоятельства времени могут быть употреблены субстантивированные числительные, указывающие на возраст, определенную дату и т. д. Числительные с аффиксом принадлежности, обозначающие возраст человека, стоят в косвенных падежах или с послелогами: Палам сегизинде школаа парар. – Ребенок (мой) в школу пойдет с восьми лет.

10. Придаточные времени. Основным типом сложного предложения с придаточным времени в шорском языке является синтетический тип (Черемисиной, 1984; Скрибник, 1988; Шамина, 1987). В отличие от аналитического типа сложного предложения с финитными формами и зависимого и главного сказуемого и союзом как средством связи между его частями, синтетический тип предполагает только одно финитное сказуемое – в главной части. Предикат зависимой части (т.е. придаточного времени) выражен особыми функциональными формами глагола. Среди типичных форм сказуемого зависимой части мы выделяем следующие: 1) деепричастие (включая формы деепричастного типа), например с деепричастиями на -ып, -п: Кинодаң келип, узира чадыбысқам. – Придя из кино, я лег спать; 2) причастие в форме местного, дательного или исходного падежей; 3) причастие в сочетании с послелогами и послесложными словами, причем причастие стоит в падежной форме, которую требуют эти послелоги; 4) в сказуемом присутствует имя шен или тем 'время', которое принимает аффикс местного, дательного или исходного падежа; зависимое действие выражено глаголом в причастной форме при этом имени. По структуре это определительное предложение, но из-за высокой степени грамматикализации имени мы его можем уже рассматривать как часть зависимого сказуемого. В шорском языке встречается и смешанный, синтетико-аналитический, тип сложного предложения, в котором темпоральные отношения выражаются наряду с инфинитными формами зависимого предиката также и союзными словами, например: қачан 'когда', которому в главном предложении могут соответствовать слова анда 'там', 'тогда'. Обстоятельственные придаточные времени в современном шорском языке характеризуются употребительностью, многообразием форм, а также способов выражения временных отношений придаточного и главного предложений. Если к сказуемому придаточного предложения присоединяется аффикс дательного или исходного падежа, то этим выражаются отношения разновременности действий, состояний или признаков, о которых говорится в главном и придаточном предложениях. При аффиксе местного падежа в составе зависимого сказуемого это отношения одновременности разных типов. Вообще, таксисные отношения действий главной и зависимой частей определяются (т.е. соотношение этих действий во времени, неосложненные или осложненные обстоятельственными семантическими добавками) и формой предикатов, и взаимодействием их лексических значений (Невская, Насилов, Ибрагимова, 2009).

В придаточных предложениях со значением времени действующее лицо выражается именем в основном падеже, выступающем в функции подлежащего, сказуемое же принимает вышеперечисленные формы. Придаточное времени, которое обозначает время совершения главного действия, обычно стоит перед главным предложением, согласно общей закономерности тюркских языков, выражающейся в том, что зависимые части должны стоять перед основными: Мен аймақа келгемде, аңнап чöрчам. – Когда я приезжаю в деревню, я хожу на охоту. Данное сложное предложение иллюстрирует все названные нами структурные особенности сложного предложения с придаточным времени; в данном случае сказуемое темпорального придаточного выражено причастием на – ГАн в форме местного падежа.

Временные отношения выражаются также определительными по структуре предожениями. Определительное придаточное стоит в них при имени, обозначающем временной интервал. Временные отношения "прочитываются" из контекста, благодаря временной семантике определяемого имени, которое принимает форму любого падежа. Целый определительный комплекс отвечает на вопрос "когда?". Мы видим здесь диспропорцию между формой выражения и содержанием: по форме это определительные придаточные, по содержанию они выражают темпоральные отношения между зависимым и главным действиями. В результате идут процессы грамматикализации таких конструкций. Если имя стоит в одном из локальных падежей, то эти процессы еще более заметны: определяемое имя и определительное предложение семантически сливаются в единое целое, и мы можем уже рассматривать определяемое имя как часть зависимого сказуемого: Ол келген тушта …, …. – В то время, когда он пришёл …, ….


Литература:
  1. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: синонимические средства языка. – М.: Наука, 1974

  2. Ахмеров К.З. Синтаксис простого предложения в башкирском языке. – Уфа: Башк.книж. изд-во, 1958

  3. Закиев М.З. Синтаксический строй татарского языка. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1961

  4. Кононов А.Н. Грамматика современного узбекского литературного языка. – М.-Л., 1960

  5. Насилов Д.М. Конструкции с модусными глаголами в узбекском языке // Типология конструкций с предикатными актантами. Л.: Наука, 1985

  6. Невская И.А. Формы деепричастного типа в шорском языке. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1993

  7. Невская И.А., Насилов Д.М., Исхакова, Х.Ф. Таксис в тюркских языках // Типология таксисных конструкций. Под ред. В. С. Храковского. Москва: Знак, 2009. Стр. 750-803.

  8. Скрибник Е.К. Полипредикативные синтетические предложения в бурятском языке. – Новосибирск: Наука, 1988

  9. Черемисина М.И. Предикативное склонение причастий в алтайских языках. – Новосибирск: Наука, 1984

  10. Шамина Л.А. Временные полипредикативные конструкции тувинского языка. Новосибирск: Наука СО, 1987.

  11. Холодович А.А. К вопросу о доминанте предложения // Проблемы грамматической теории. – Л., 1979

  12. Храковский В.С. Кратность // Теория функциональной грамматики. Л., 1987


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle