Библиографическое описание:

Головина Е. В. Метод графосемантического моделирования как новый способ познания // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 193-197.

Ядром любой концепции является терминологическое определение базовых понятий, центральным из которых для нашей анализируемой предметной области является понятие «филологического анализа текста».

Нами осуществлена попытка моделирования единого понятийного аппарата термина «филологический анализ текста», сложившегося на современном этапе развития филологии, на материале дефиниций филологического и лингвистического анализа текста.

Для реализации этой задачи использован метод графосемантического моделирования, апробированного в процессе изучения понятийного потенциала терминов «заглавие» [3] и «фрейм» [8]. Данный метод состоит в «…графической экспликации структурных связей между семантическими компонентами одного множества. Метод графосемантического моделирования позволяет представить набор данных (выборку, целостность) в виде системы, в которой каждый из компонентов имеет иерархическую и топологическую определенность по отношению к другим компонентам и всей системе в целом. Эта структурная контекстуальность, в свою очередь, позволяет интерпретировать каждый компонент системы» [3, с. 63-64].

Метод графосемантического моделирования выполняет три основные функции: «…гносеологическую (получение нового знания), прогностическую (прогнозирование перспективных разработок) и аксиологическую (оценка проводимых исследований и их актуальность) функции» [там же, с. 70].

Наша работа по моделированию единого понятийного пространства термина «анализ текста» состояла из нескольких этапов: сбор материала, компонентный анализ, объединение компонентов в поля, полевый анализ, подсчет всех комбинаций полей, построение графосемантической модели, интерпретация полученной модели.

Первый этап исследования включал в себя сбор материала, которым послужили 38 определений анализа текста, из которых 17 терминов филологического анализа текста (ФАТ) и 21 дефиниция лингвистического анализа текста (ЛАТ). Дефиниции ЛАТ рассматривались на том основании, что многими исследователями понятия ФАТ и ЛАТ отождествляются.

На втором этапе моделирования единого понятийного пространства термина «филологический анализ текста» проведен компонентный анализ.

На данном этапе исследования этапе все определения разделены на 373 компонента (компонентный анализ), состоящий в определении понятийных компонентов принципиально важных для выявления сущностных черт термина. Наибольшее число компонентов в определении составляет 25 (определение, предложенное Н.М. Шанским), наименьшее – 5 (определение Г.Д. Ахметовой). Н.М. Шанский дает следующее определение понятия анализ текста: «анализ, который включает в первую очередь определение лингвистической сущности: 1) устаревших слов и оборотов, т.е. лексических и фразеологических архаизмов и историзмов; 2) непонятных фактов поэтической символики; 3) устаревших и окказиональных перифраз; 4) незнакомых современному носителю русского литературного языка диалектизмов, профессионализмов, арготизмов и терминов; 5) индивидуально-авторских новообразований в сфере семантики, словообразования и сочетаемости; 6) ключевых слов разбираемого текста как художественного целого с тем или иным конкретным содержанием; 7) устаревших или ненормативных фактов в области фонетики, морфологии и синтаксиса» [9, с. 9]. В определении выделены следующие компоненты: «анализ», «лингвистическая сущность», «устаревшие слова», «лексический архаизм», «лексический историзм», «фразеологический историзм» «фразеологический архаизм», «непонятный факт», «поэтическая символика», «устаревшая перифраза», «окказиональная перифраза», «диалектизм», «профессионализм», «арготизм», «термин», «индивидуально-авторское новообразование», «семантика», «словообразование», «сочетаемость», «ключевое слово», «устаревший факт», «ненормативный факт», «фонетика», «морфология», «синтаксис». Г.Д. Ахметова понимает анализ текста «как метод исследования, который: точнее было бы назвать лингвостилистическим анализом. Первая часть термина лингво указывает на язык как на предмет исследования, вторая часть – стилистический означает, что язык рассматривается в аспекте употребления» [2, с.15]. В данном определении выделены компоненты: «лингвостилистический анализ», «термин», «язык», «предмет исследования – язык», «аспект употребления».

Основываясь на результатах компонентного анализа, наблюдаем, что многие компоненты относятся к нескольким подструктурам. Так, например, компонент «анализ образной организации текста» относятся сразу к трем подструктурам: «анализ», «текст», «категория художественного образа».

Далее компоненты сгруппированы в поля, которые состоят из выделенных в процессе анализа компонентов на основе смысловой общности. Так, например, компоненты «авторская точка зрения», «картина мира автора», «цель анализа – понять замысел автора», очевидно, имеют общую понятийную природу. На основе общей части (отнесенности к понятию автора) мы объединили их в одно понятийное поле «автор».

В результате объединения компонентов в поля получено 24 поля: «моделирование (модель)», «стилистика текста», «методы и приемы», «принципы и подходы», «форма и содержание», «коммуникативность анализа», «цель и результат анализа», «исследовательский характер анализа», «репродуктивный характер анализа», «автор», «читатель (исследователь)», «метаязык», «картина мира», «структурность в языке и речи», «анализ», «виды анализа», «текст», «категория художественного образа», «значение, смысл», «языковые средства», «репрезентация чего-то в тексте», «культурологическая ценность текста», «функции текста», «общенаучные понятия».

Следующий этап исследования включает в себя интерпретацию наиболее значимых полей с высокой степенью удельного веса, который определяется методом пропорции от общего количества компонентов с целью выявления наиболее важных полей.

Поле «анализ» наравне с полем «текст» является значимым (удельный вес поля «анализ» – 13,8 %, поля «текст» – 13,9 %). Это является закономерным, в связи с выделением текста как объекта анализа. Во многих компонентах поля «текст» прослеживаются авторские подходы к изучению текста. Например, это проявляется в определении ФАТ Н.Н. Макаренко: «…филологический анализ – комплексный анализ, предполагающий понимание художественного произведения как сложного полифункционального целого в системе отношений: действительность – автор – произведение – читатель [5, с. 3]. Автор отмечает полифункциональность текста; компоненты «автор», «читатель» в данном контексте свидетельствуют об антропоцентрическом подходе к изучению текста.

При изучении художественного произведения, как основного предмета ФАТ закономерной является категория образа автора, которая, по мнению Л.А. Новикова «… представляет собой детерминанту литературного произведения – главную особенность его содержания и структуры, определяющего его специфику, направление и характер его развертывания и развития» [7, с. 13]. В этой связи выделено поле «автор», удельный вес поля – 4,4 %.

Поле «виды анализа» продолжает поле «анализ», в нем представлена своего рода классификация видов анализа (например, «поуровневый лингвистический анализ», «комплексный анализ»). Удельный вес поля – 3,1 %. Проведенный анализ позволяет говорить о том, что главным отличием ФАТ от других видов анализа является его комплексный, интегративный характер, что можно проследить и в авторских определениях данного феномена. Ряд исследователей трактуют ФАТ как своего рода обобщающий, синтезирующий вид анализа, что проявляется, например, в определении Н.А. Николиной: «…филологический анализ – анализ, который обобщает и синтезирует данные лингвистического, лингвостилистического и литературоведческого анализа…» [6, с. 23].

Филологический анализ текста отмечен наличием цели, в 63 % изученных работ представлено авторское понимание цели анализа. В определениях ФАТ выделено пятнадцать положений о цели ФАТ, из которых три носят исследовательский характер, а в двенадцати случаях цель ФАТ служит для решения обучающих задач. Преобладание обучающей цели ФАТ является закономерным в связи с широко представленным в литературе пониманием анализа текста как учебной дисциплины. Так, в работах Ю.В. Казарина представлена исследовательская цель филологического анализа поэтического текста (ПТ): «…глубокое проникновение в лингвокультурную сферу ПТ, когда исследование текстовых компонентов и единиц <…> приводит к осознанию, во-первых, собственно лингвистических механизмов текстотворчества, а во-вторых, к соучастию исследователя в таком текстотворчестве» [4, с. 408].

В связи с вышесказанным нами выделено 3 поля «цель анализа», «исследовательский характер анализа», «репродуктивный характер анализа».

Данные поля связаны между собой. На основе полевого анализа наблюдается значительное количественное преобладание поля «репродуктивный характер анализа». Удельный вес поля «репродуктивный характер анализа» – 7,1 %, удельный вес поля «исследовательский характер анализа» составляет 2,9 %.

При проведении полевого анализа компоненты дефиниций с ключевым словом «определение» отнесены к полю «цель и результат» (например, компонент «определение главной мысли произведения»), т.е. исследователь ставит целью анализа определить главную мысль произведения. Нами было выделено 25 компонентов с ключевым словом «определение чего-либо в тексте», и они вошли в состав 2-х полей – «цель и результат анализа» и «репродуктивный характер анализа».

Поля «стилистика» («стилистика текста»), «языковые средства», «структурность» являются значимыми. Многие исследователи отмечают важность анализа языковых средств, что выявлено, например, в определении, предложенного Л.В. Щербой: «путь разыскания значений: слов, оборотов, ритмов и тому подобных языковых элементов, путь создания словаря, или точнее, инвентаря выразительных средств русского литературного языка» [10, с. 27]. С одной стороны, исследовать выделяет цель анализа текста. По его мнению, она заключается в выявлении нюансов выразительных средств языка. С другой стороны, ученый в определении представляет алгоритм анализа текста, т.е. набор операций, которые необходимо осуществить при интерпретации текста: разыскать смысловые нюансы выразительных средств, значения слов, создать словарь и т.д.

Выделение поля «стилистика текста» связано с авторскими представлениями о необходимости рассмотрения стилистических тропов и фигур, учета индивидуального стиля автора произведения, экстралингвистических факторов, типа текста, средств межфразовой связи в тексте и т.д.

Для филологического анализа текста характерен структурный подход, что отмечено наличием весомого поля «структурность» («структурность в языке и речи»), в составе которого 48 компонентов (например, «анализ грамматической структуры текста»). Удельный вес поля «стилистика текста» – 9,6 %, «языковые средства» – 11,1 %, «структурность в языке и речи» – 7,4 %.

Следующий этап моделирования понятийного пространства ФАТ предполагает определение количества связей между выявленными полями и силы этих связей. Для достижения данной цели высчитано общее количество взаимодействий, которое образует каждое поле с другими полями в рамках понятийного пространства каждого определения термина ФАТ. Полагается, что, если два компонента выделяются при анализе одного и того же определения, то они становятся связанными между собой через отнесение их к одному определению, соответствующим образом мы делаем вывод о связи между полями, в которые входят указанные компоненты. Например, понятийное пространство определения Н.Д. Тамарченко: «…анализ – характеристика состава и структуры художественного текста, а также функций различных элементов этой структуры с помощью научных понятий» [1, с. 6] соотносит следующие поля: «текст» (компонент художественный текст), «структурность в языке и речи» (компонент характеристика структуры художественного текста), «общенаучные понятия» (компоненты функции, научное понятие).

Таким образом проанализирован весь материал и выявлено максимально возможное количество взаимосвязей между полями в рамках каждого определения. При помощи компьютерной программы «Semcard» производился подсчет количества одинаковых связей, образованных каждым полем. Одинаковые связи одного поля истолковываются как одна и та же связь, но имеющая частотное употребление в определении. Поэтому суммированное значение одинаковых связей становится показателем силы каждой связи каждого поля.

Далее построена графосемантическая модель концепта «анализ текста». Само построение семантического графа из уже имеющихся (предварительно выявленных) семантических связей состоит из ряда операций: 1) необходимо расположить компоненты на графической плоскости, 2) определить из всего набора обнаруженных связей значимые (главным образом, учитывая статистические закономерности), 3) с помощью соединительных линий графически зафиксировать установленные между компонентами связи. Количество входящих в модель полей не должно превышать 20-25, поскольку превышение затрудняет их интерпретацию. По итогам данных предварительных процедур была построена графосемантическая модель (см. рисунок 1).

Модель состоит из полей, способных образовывать связи, сила которых превышает статистический порог значимости (средний показатель силы связи по выборке). Пунктирными линиями отмечены связи между компонентами, сила которых выше среднего показателя (ср.), но меньше ср. + среднеквадратичное (σ); тонкими линиями – связи, сила которых превышает ср. + σ; жирными линиями – связи, сила которых превышает ср. + 2σ.

Определяем, что среднее равно 3,3, среднеквадратичное – 4,69. Также методом статистических подсчетов выявлено, что простой линией отмечаются связи между полями – с 8 до 12 включительно, жирной – с 13 и выше. Так, например, значение комбинации полей «анализ», «принципы анализа» равно 8, то есть при построении модели мы соединим эти два поля простой линией.

Из выделенных 24 полей 14 преодолели порог статистической значимости и нашли свое отражение на модели. Связи полей «моделирование (модель)», «форма и содержание», «коммуникативность анализа», «метаязык», «картина мира», «значение, смысл», «репрезентация чего-то в тексте», «культурологическая ценность текста», «общенаучные понятия» и «функции текста» не преодолели порог статистической значимости.

Основываясь на полученных данных о взаимосвязи между полями, наблюдаем, что ядро модели (поля, образующие наибольшее количество связей) составляют поля: «анализ» (11), «цель и результат анализа» (5), «текст» (8), «языковые средства» (6), «репродуктивность» (6), «стилистика» («стилистика текста») (6). Поле «анализ» образует большое количество смысловых связей, оно связано с полем «текст», в связи с определением текста как объекта анализа.

Рис. 1. Графосемантическая модель концепта «анализ текста»

Существенна связь между полями «анализ» и «структурность» («структурность в языке и речи»); «анализ» и «стилистика». Явление структурности часто встречается в определениях и понимается авторами как восстановление структуры, например, структуры авторских точек зрения и т.д. Наполнение определения «анализ текста» идет через определение структуры текста, в котором заключено представление о структуре текста, например, компонент поля «структурность в языке и речи» – «текст как структурно организованный план выражения». В самом анализе заключена модель текста, и в этой связи представление о тексте связано с категорией реализации языковых средств (а не композиции, мотивов и др.), таким образом, наблюдается перевес в сторону лингвоцентризма.

Компонентами-посредниками (связывающими 2 автономные подструктуры) являются поля «автор» и «исследование» («исследовательский характер анализа»). Обращает на себя трехсторонняя связь полей «анализ», «автор», «текст», что свидетельствует о том, что, во-первых, автор выступает как субъект деятельности (создающий текст), во-вторых, категория образа автора является предметом исследования ФАТ. Связь между полями «анализ» и «текст» логична в связи с пониманием текста как объекта ФАТ.

Тупиковыми (образующими только одну связь) полями являются поля: «методы» («методы и приемы»), «виды анализа», «принцип» («принципы и подходы»), «читатель», «образность» («категория художественного образа»).

Что касается поля «методы и приемы», то авторами предполагается выборочное присутствие методов и приемов ФАТ в определениях, составляющих операциональную сторону анализа текста, но в ряде определений они только перечислены авторами и находятся вне интерпретации. Соответственно данные поля образуют тупиковую связь, представленную на графосемантической модели.

Также многие исследователи уже в определении отмечают важность анализа категории художественного образа. Но в большинстве случаев авторами не указывается, какими методами категория художественного образа должна анализироваться. Следовательно, наблюдаем тупиковую связь между полями «образность» и «стилистика», очевидно, анализ категории образности должен происходить при помощи стилистических средств.

Тупиковая связь поля «виды анализа» с полем «анализ» объяснима положением о соотношении общего и частного. В поле «виды анализа» мы отнесли выделенные авторами виды анализа текста: «комплексный анализ», «органическое соединение литературоведческого анализа поуровневого лингвистического анализа», «лингвостилистический анализ», «грамматический анализ» и т.д.

Во многих определениях авторами обозначена цель анализа, она носит обучающий характер, что является перспективным направлением ФАТ именно в связи с пониманием анализа текста как исследовательской деятельности.

Кроме того, наблюдается перевес в сторону интерпретации текста с помощью анализа языковых средств.

Как уже отмечалось, метод графосемантического моделирования выполняет три основные функции. Во-первых, это гносеологическая функция, т.е. концепт «анализ текста» представлен через другие категории.

Во-вторых, это аксиологическая функция, полученная модель дает нам новое понимание анализа текста. В-третьих, это прогностическая функция, т.е. функция позволяющая выявить перспективные направления в вопросах интерпретации текста.

Литература:
  1. Анализ художественного текста (эпическая проза): хрестоматия / сост. Н.Д. Тамарченко. – М.: РГГУ, 2004. – 442 с.

  2. Ахметова, Г.Д. Тайны художественного текста: каким может быть лингвистический анализ / Г.Д. Ахметова. – М.: Магистр, 1997. – 216 с.

  3. Белоусов, К.И. Моделирование понятийного потенциала термина заглавие / К.И. Белоусов, Н.Л. Зелянская // Изв. высш. учеб. заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – Пенза, 2008. – № 4. – С. 62-72.

  4. Казарин, Ю.В. Филологический анализ поэтического текста: учебник для вузов / Ю.В. Казарин. – М.: Академ. проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2004. – 432 с.

  5. Макаренко, Н.Н. Филологический анализ художественного текста (на фр. яз) : учеб. пособие / Н.Н. Макаренко. – М.: Инженер, 1999. – 137 с.

  6. Николина, Н.А. Филологический анализ текста : учеб. пос. для студ. высш. пед. учеб. заведений / Н.А. Николина. – М.: Академия, 2003. – 256 с.

  7. Новиков, Л.А. Художественный текст и его анализ / Л.А. Новиков. – 3-е, изд. испр. – М. : URRS : ЛКИ, 2007. – 304 с.

  8. Стренева, Н.В. Пространство студенческой парты и тексты-граффити / Н. В. Стренева // Вестн. Челябинского гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. – 2008. – Вып. 25 (127). – С. 137-142.

  9. Шанский, Н.М. Лингвистический анализ стихотворного текста: книга для учителя / Н.М. Шанский. – М.: Просвещение, 2002. – 224 с.

  10. Щерба, Л.В. Избранные труды по русскому языку / Л.В. Щерба. – М. : Гос. уч. пед. изд-во Мин-ва просв. РСФСР, 1957. – 582 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle