Библиографическое описание:

Гадимова Ш. И. У истоков турецкой письменной светской литературы «Диван»: «Кутадгу Билиг» Юсуфа Баласагуни // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 185-190.

Как и другие древние народы мира, тюрки пережили многочисленные исторические и политические события, которые, безусловно, оказали огромное влияние на формирование национального мышления и национальной культуры тюрков, тем самым, стремительно вовлекая их в международную жизнь. В результате этого, тюрки завоевали в мировой культуре своё особое место, одновременно став частью всемирного культурно-исторического процесса.

Формирование турецкой письменной светской литературы Диван (далее Диван) относят к XI-XII векам, т.е. к периоду принятия тюрками Ислама. Несмотря на это, своими корнями литература Диван уходит в глубокую древность и упирается в устное народное творчество древних тюрков. Об этом можно утверждать, судя по произведениям, которые создавались ими на протяжении многих веков, в различные исторические периоды.

Ещё до принятия Ислама тюрки имели богатую литературу, о чём свидетельствуют древние тюркские эпосы и первые письменные памятники тюркской литературы. Именно литература донесла до наших дней такие духовные ценности тюркской народности, как привязанность к своим корням, уважение к старшим, слово чести, чувства совести и справедливости, долг перед отечеством, святость семейных отношений, почтительные взаимоотношения между членами семьи и многие другие нравственно-этические ценности. Достаточно упомянуть всемирно известные «Орхоно-Енисейские надписи» и «Книгу отца моего Коркуда», чтобы дать представление о внутреннем мире, об образе жизни, обрядах и обычаях древних тюрков и об их высокой духовной культуре до принятия Ислама.

Первым исламско-тюркским государством было государство Караханидов. Именно караханидский период стал связующим этапом между древнетюркской и исламско-тюркской литературами, взаимодействие которых происходило не так уж и гладко. Разногласия наблюдались во всем: в вероубеждениях, в образе жизни, в языке, во вкусах и во взглядах на происходящие процессы, и т.д., которые, приобретая внутриполитический характер, безусловно, отражались в культурной жизни тюрков, в частности в литературе. Несмотря на это, прогрессирующая именно при караханидах культурная обстановка выдвинула из тюркской среды на общественную арену просвещенных, патриотически-ориентированных поэтов-мыслителей. Энциклопедические труды Абу Насра аль-Фараби, Ибн Сины, известного в Европе как Авицена, Бируни, Абулькасима Фирдоуси, уроженца Нишапура; математика, астронома, поэта и философа Омар Хайяма, «Словарь…» первого ученого-тюрколога Махмуда Кашгари, «Подарок Истин» Ахмеда Югнаки и многие другие являются непревзойденным духовным наследием нынешних потомков. Судя по большому числу сохранившихся произведений поэтов и писателей, литература караханидского периода в Центральной Азии была, очевидно, довольно значительной. [1]

Ислам совершил огромный переворот в жизни и культуре тюрков. После принятия Ислама арабский и персидский языки, арабо-персидская литература и арабо-персидская культура, в которых процесс исламизации уже был завершен, оказали сильное влияние на образ жизни, мировоззрение, литературу и, вообще, на всю культуру тюрков. С этой точки зрения, неоспоримо влияние арабо-персидских литературных норм, сформировавшихся, в свою очередь, тоже на основе исламской культуры, на формирование тюркской литературы Дивана, которое отчетливо видно в произведениях XI-XIII веков, в частности в поэтических диванах (сборниках стихов). Бытует мнение о том, что духовная сила, вдохновляющая поэзию и музыку у народов, исповедующих Ислам, идёт от распевания и пересказа Корана. Другими словами, народы с древней культурой, принимая Ислам, еще более усовершенствовали свою литературу, обогащая её эстетикой ислама.

Безусловно, с принятием Ислама тюрки стали жить по законам шариата. Так как, священный Коран и все религиозные книги были на арабском языке, приходилось переводить их на тюркские языки и обучать население арабскому языку. В связи с этим, в языке тюрков тоже произошли большие изменения. Процесс арабизации языка происходил в культуре всех народов, принимавших Ислам. Например, после принятия Ислама, у персов возник новоперсидский литературный язык. Впоследствии, произведения, написанные именно на этом языке, оказали сильное влияние на формирование поэзии Дивана.

Перед тюркскими учеными и литераторами стояла задача создавать произведения, соответствующие как требованиям времени и вкусам высших сословий, так и соответствующие уровню народа. Произведения, предназначенные для высших слоев общества, т.е. для образованных людей, отличались глубоким смыслом, научным содержанием и философскими размышлениями, а произведения, создаваемые для простого народа носили поверхностный характер и имели доступный язык, но вместе с тем несли в себе определенную информацию.[6, с.93] Поэты сочиняли стихи как в форме четверостиший, присущих исконно-тюркской литературе, так и в метрике аруз, которую они переняли из арабо-персидской литературы.

Необходимо отметить, что именно караханидский период создал благотворную почву для дальнейшего процветания турецкой литературы. Именно в этот период произошло разделение тюркской литературы на «светскую», «народную», а впоследствии и на «суфийскую» ветви, которые в дальнейшем составили три большие классификации турецкой литературы.

В процессе исламизации, арабский и персидский языки стали официальными языками Османского государства. Но тюркский язык не уступил свои позиции происходящим в культуре изменениям, в результате чего возник новый арабо-персидско-турецкий язык, который в тюркологии называется староосманским языком. В основном, на этом языке создавали свои произведения придворные поэты и ученые, откуда в дальнейшем и пошло название придворной литературы – литература Дивана, которая в дальнейшем составила классическую турецкую литературу.

Так, из синтеза арабо-персидской культуры, исламского вероубеждения и тюркского мышления, зародилась поэзия Дивана, которая составила основу классической турецкой литературы и просуществовала около шести веков, и продолжает существовать, по сей день, в творчестве некоторых современных поэтов.

Согласно историческим процессам, происходившим в жизни тюрков, турецкая литература исследуется в трёх этапах: 1.Древнетюркском; 2.Раннеклассическом (с принятием Ислама); 3. Национальном (или Классическом).[2]

Древнетюркский этап турецкой литературы составляют произведения устного народного творчества; первые памятники письменной литературы доисламского периода – Орхонские надписи; и немногочисленные переводы относительно различных верований тех времен.

Раннеклассический этап составляют литературные произведения, созданные тюрками после принятия Ислама, т.е. в X-XII веках. К ним относятся «Кутадгу Билик» (Благодатная книга) Юсуфа Баласагунского, «Дивану-люгат-ит-тюрк» (Словарь тюркских языков) Махмуда Кашгарского, «Дивани Хикмет» (Собрание мудрых изречений) Ахмеда Ясави и т.п., которые заполнили переходный этап в истории турецкого языка, от древнетюркского языка к только сформировавшемуся османскому языку.

Как и было отмечено выше, начиная с XIII века, турецкая литература классифицируется следующим образом: а) Высшая Светская литература; б) Народная литература; в) Суфийская литература. С этого же века начинается разделение тюркского языка, в зависимости от географии, на три большие ветви: 1.язык среднеазиатских тюрков; 2.язык османских тюрков; 3.язык тюрков-азери [7,стр.8], которые, уже к этому периоду, имели богатую литературу.

Высшая Светская литература, как отметили, была литературой образованных людей и предназначалась для высших слоев общества. Она читалась во дворцах, в обществе высокопоставленных лиц, и в медресе. Светские люди того времени отличались многосторонностью интересов, увлекаясь наряду с философией и наукой, поэзией и политикой, игрой в шахматы. Передовыми мыслителями этого периода выдвигались идеи гуманного, гармоничного развития личности, они пытались проникнуть в суть природы человека, стремились учесть социальные и биологические детерминанты воспитания. Особенно подчеркивалась социальная сущность человека.[4] Первыми произведениями Высшей светской тюркской литературы являются вышеупомянутые «Кутадгу Билиг» Ю.Баласагуни и «Атабетуль Хакаик» Ахмеда Югнеки.

Народная литература возникла и существовала в необразованной народной среде. Главной особенностью этой литературы было то, что она была в основном в устной форме и читалась в сопровождении струнного инструмента, в данном случае – саза. Исходя из того, что образцы народной литературы передавались из поколения в поколение, переходя из уст в уста, сведения об их авторах не сохранились. Потому они и считаются народными. Главными образцами древнетюркской Народной литературы являются легенды и четверостишия – «мани», «кошма». В письменной форме они впервые встречаются в «Словаре...» М.Кашгарского. Отметим, что черты доисламской народной литературы проявляются и в послеисламской турецкой литературе, в частности в повестях и легендах, повествующих о принятии и распространении Ислама среди тюркских народов. В них древнетюркские мотивы, приобретая исламское содержание, описываются по-новому. Первым произведением Народной литературы караханидского периода, является «Тезкире о Сатуг Бугра Хане», в котором повествуется о жизни, об отвагах, о качествах тюркского правителя, который первым приняв Ислам, распространил мусульманство во всем тюркском мире. В этом произведении мастерски сочетаются вымысел и реальность, древнетюркские мотивы и исламские понятия. Такой тематический синтез до- и послеисламской тюркской литератур, присущий данному произведению, характерен для всех произведений последующей турецкой Народной литературы.[6, c.113]

И, наконец, Суфийская литература, создаваемая поэтами-суфиями, изначально имела религиозное содержание, и тоже входила в придворную литературу. Однако со временем приняв житейские мотивы, она стала пользоваться популярностью среди народа. Поэты-суфии, будучи привязаны к старым традициям стихосложения, и стараясь быть ближе к народу, сочиняли свои стихи в форме четверостиший (в силлабической и силлаботонической метрике стихосложения), характерных для тюркской народной устной поэзии, но параллельно пользовались и арабо-персидским «арузом». Яркими представителями данной литературы являются Джелаледдин Руми и Юнус Эмре, которые оставили неизгладимый след в турецкой литературе и заслужили всемирное признание.

Одним из первых произведений исламской тюркской письменной литературы является общетюркский литературный памятник раннего средневековья эпическая, дидактическая поэма «Кутадгу-билиг» («Благодатное знание») Юсуфа Хас Хаджиб (Юсуф Баласагунлу). О «Кутадгу-билиг» написано немало исследований. Тюркологи рассматривали поэму как литературный, так и лингвистический материал. Поэма «Кутадгу билиг» стала известный западному миру через австрийского востоковеда фон Хаммер-Пургшталя, в руки которого рукопись попала в 1796 г. в Стамбуле и была подарена им Венской библиотеке. Первое издание на немецком языке было осуществлено известным востоковедом Г. Вамбери. В научный оборот текст поэмы был введен в полном объеме В.В. Радловым в 1891-1900 гг., представившем наряду с оригиналом перевод его на немецкий язык. На русский язык отрывки из поэмы впервые перевел С.Е.Малов. Вольный перевод под названием «Наука быть счастливым» был осуществлен Н.Гребневым в 1971 г., К. Керимов перевел «Кутадгу билиг» на узбекский язык. Турецкий философ-литературовед Р.Р.Арат провел большую работу по критическому осмыслению текстов всех трех рукописей (Венской, Каирской, Наманганской) и представил в 1947 г. научно достоверный свод поэмы. Под названием «Благодатное знание» полный текст «Кутадгу билиг» перевел на русский язык С.Н.Иванов (1983).

Поэма переведена и на азербайджанский язык (Р.Аскер и К.Велиев) и в Баку о лингвистических особенностях этого литературного памятника защищена кандидатская диссертация (Рамиз Аскер). О ней, как о первом месневи в тюркской литературе говорится в солидной книге по истории турецкой литературе А.Абыева, где выявлено жанровое своеобразие, определены тематика и проблематика поэмы.[8]

Автор произведения был родом из города Баласагуна, одного из самых больших городов государства Караханидов. Получив образование в признанных культурных центрах того времени – Фарабе, Кашгаре и Бухаре, он прекрасно владел арабским и персидским языками и обладал глубокими знаниями в различных отраслях науки. Широко образованный, умудренный жизненным опытом, он в течение восемнадцати месяцев напряженной работы написал большое поэтическое произведение, которое он посвятил Табгач-Богра-Кара-Хакан-Али Хасану из династии Караханидов, за что поэту было пожаловано звание хасс-хаджиб –«министра двора» или «главного камергера».[4]

Юсуф Баласагуни создал свое произведение «Кутадгу билиг» на родном тюркском языке, что свидетельствует о его высоком патриотизме, любви к родине и родному языку. Оно явилось первым энциклопедическим произведением не на официальном литературном языке государства Караханидов, каким был арабский язык в то время. В создании «Кутадгу билиг» им, в первую очередь, руководили политические мотивы. Он стремился научить среднеазиатских правителей как правильно управлять народом, пытался нарисовать картину высокоорганизованного государства. Эти идеи нечуждые тюркскому народу, напоминают мотивы «Орхоно-Енисейских надписей». Оба произведения написаны в виде наставления к великому тюркскому народу. Главное различие в том, что автор «…надписей» призывает народ к объединению и созданию сильного государства, а автор «Кутадгу билиг» поучает, как сохранить и возвысить «уже» созданное и сильное государство. И чтобы его назидательно-поучительное произведение было понято и принято и простым народом, он написал его на родном тюркском языке. «Кутадгу билиг», имея политическое содержание, охватывает знания в различных областях науки и культуры своей эпохи. Будучи всесторонне развитым человеком, Юсуф Баласагуни выразил в произведении собственное философское осмысление жизненных процессов, в частности, раскрыл свои взгляды на мировоззренческие проблемы смысла жизни, предназначения человека, его места и роли в общественном и природном бытии. Его поучения сопровождаются сведениями из самых разнообразных областей науки и религии: математики, астрономии, медицины, советами по управлению государством, войсками, в соответствии с шариатом.

Произведение Ю.Баласагуни представляет обширную систему, в которой выдвигаются как проблемы общефилософского характера, так и жизненно-практического, этнического и эстетического значения. Стремление к энциклопедичности, универсальности, охвату общемировоззренческих проблем было присуще самому характеру философствования в культурном регионе, к которому принадлежал Юсуф Баласагуни.[4]

Говоря о литературном значении «Кутадгу билиг», следует отметить, что произведение заложило основу философской поэзии в тюркском мире. Литература и поэзия вместе с философией выполняли определенные мировоззренческо-ценностные функции. Выражение философии через поэзию была древней и наиболее живучей традицией идеологического развития. Но Юсуф Баласагуни был не просто идеологом, политиком и просто образованным человеком своего времени, он был художником слова. То высокое мастерство «обладания пером», которым он владел и которым воспользовался в создании своего произведения, сделало «Кутадгу билиг» первым значительным произведением всех тюркоязычных народов исламского периода, а сам он стал образцом для подражания не одного поколения тюркских поэтов, заняв подобающее место в культурном наследии тюрков.

Можно смело утверждать, что «Кутадгу билиг», как самое первое значительное произведение раннеклассического периода, является одновременно продолжением первых письменных памятников древнетюркской литературы - Орхоно-Енисейских надписей и началом дальнейшей классической турецкой литературы. Произведение выполняет, как бы, роль моста, благодаря которому происходит связь между древнетюркской и классической литературами.

В создании «Кутадгу билиг» автор воспользовался арабо-персидским арузом и, оставаясь верным древнетюркской поэтической традиции (и устной и письменной), обогатил его тюркскими четверостишиями. Произведение состоит из 13200 строк, 6500 бейтов (двустиший), соответствующих арабо-персидской эпической поэзии, и свыше 170 четверостиший, характерных для тюркского стихосложения. Отличительной чертой произведения является и то, что автор, не нарушая гармонии, с большим мастерством сочетал в нем разные поэтические жанры. В произведении четко представлена схема рифмовки и размера ирано-арабского маснави: аа, бб, вв, тогда как тюркская поэзия доклассического периода, как уже было сказано, не имеет рифмы вообще…[3]

«Кутадгу билиг» состоит из вступительной, основной и заключительной частей. Вступительная часть написана в повествовательной форме и начинается с восхваления Аллаха и пророка Мухаммеда (с.а.с), что было неотъемлемой частью всех произведений средневековой исламской литературы. Далее приводятся размышления автора о семи звездах и двенадцати созвездиях, науке, мудрости и языке, после чего следует основная часть, которая написана в форме диалога четырех лиц. Причем, это был диалог не просто людей, они олицетворяли четыре важнейших понятия добродетели и блага - справедливость, счастье, разум и непритязательность. Каждое из этих понятий имело своего героя: «справедливость» персонифицировал Элик Кюнтогды (перевод имени «Солнце взошло»), который восседал на троне, счастье автор назвал Айтолды («Полнолуние») и сделал его визирем, разум – Огдюльмыш («Достохвальный») – был сыном визиря, а непритязательность – Одгурмыш («Сообразительный») предстает пред нами в качестве брата визиря».[5,с.47] В проповеди Одгурмыша изложены основные положения суфийского учения. Весь основной сюжет произведения составляют беседы героев Кюнтогды, Айтолды, Огдюльмыша и Одгурмыша о ценности человеческой жизни, о внутрисемейных взаимоотно-шениях, о политико-правовых нормах, о благородстве, о мудрости и др.

В заключительной части «Кутадгу билиг» автор размышляет о старости, неверности друзей, Судном дне и о трагедиях, которые ожидают людей на этом пути, и о том, что только благие поступки, мудрые решения и чистая совесть, поможет человеку с достоинством преодолеть все жизненные невзгоды.

С литературной точки зрения, хотелось бы отметить те новшества, которые автор принес своим произведением в тюркскую и турецкую литературы. Первым является то, что произведение состоит из нескольких поэтических жанров – маснави, касыда, рубаи, перенятых из арабо-персидской литературы, которые со временем прочно утвердились в турецкой литературе. Также, «Кутадгу билиг» богат изобразительными поэтическими средствами. Для усиления выразительности речи, для создания и оценки картины жизни, для передачи внутреннего мира героев и собственную точку зрения, автор воспользовался такими средствами, как метафора и ее разновидности - олицетворение, эпитеты и т.п. Учитывая, что основная часть произведения написана в форме диалога, автор воспользовался многочисленными художественно-выразительными средствами: вопрос, отрицание, утверждение, градация и т.д.

Юсуф Баласагуни, сочинивший первое маснави в истории общетюркской литературы, по праву считается и одновременно первым поэтом турецкой литературы Дивана. Необходимо отметить, что написать произведение на тюркском языке, используя метрику аруз, была задачей не из легких. Но Ю.Баласагуни, который знал родной язык на высшем уровне и которому были известны все правила тюркского и арабо-персидского стихосложения, удалось высокохудожественно справиться с поставленной перед собой задачей и создать такой образец литературы, который занял подобающее место в культуре народов Востока.

Своим творчеством Юсуф Баласагуни привнес в турецкую литературу стихотворный размер – аруз, поэтическую форму – месневи, поэтические жанры – касыду, рубаи, туюг, одновременно, обогатив её поэтическими, изобразительно-выразительными, и языковыми средствами. Впервые в тюркоязычной литературе через «Кутадгу билиг» прослеживается столкновение двух разных полярностей, двух разных направлений мыслей: активное служение людям и уход от жизни, плодотворной, деятельной в своей основе.[1] Читая «Кутадгу билиг», мы становимся свидетелями того, как сам автор с гордостью отзывается о своем творчестве и о своем произведении: «Паслось слово тюркское оленем нагорным, а я приручил его, сделал покорным». А строки: «И в разных пределах и в градах столичных, дано книге много названий различных. Весь Чин (т.е. Китай) называл её «Свод благочиний», «Радетель держав» книгу звали в Мачине, а в странах Востока – отсюда и дале – её «Украшеньем властителей» звали. Иран «Книга шахов» нарек ей названье, туранцы зовут «Благодатное знанье», говорят о том, что еще при жизни поэта «Кутадгу билиг» получил широкое распространение в просвещенном мире.

Учитывая тот факт, что в XI-XIII вв. страны Востока, в том числе и тюркские государства переживали эпоху Ренессанса (Возрождения), можно смело утверждать, что «Кутадгу билиг» Юсуфа Баласагуни открывает эпоху тюркского Ренессанса. Эпоха Юсуфа Баласагуни – время больших культурно-исторических свершений. Это расцвет городов, развитие просвещения, образования, возвышение науки. Это соприкосновение нескольких великих цивилизаций Востока. Древнейшая земля Турана впитала лучшие достижения византийской, арабской, персидской, индийской, китайской культуры.[1] Неудивительно, что именно в этот период творили выдающиеся тюркоязычные поэты, как Низами, Физули, Хагани, Навои и другие, произведения которых считаются шедеврами мировой культуры.

Способ существования поэзии этого времени имеет характерные особенности и черты: с одной стороны, в творчестве поэтов преобладает ярко выраженный рационализм художественного мышления, с другой - рационализм, облаченный в символические покровы суфизма. Усложнение поэтических форм, образов, приемов не меняло основного содержания поэзии, направленной на жизненные реалии, поиски реализации гуманистических принципов истины, добра, счастья. В сущности, поэзия средневековья занималась разработкой самых общемировоззренческих, нравственных и социальных проблем, что и философия. И многие поэтические произведения можно даже отнести к произведениям философского жанра.[4]

Можно смело утверждать, что являющееся общим достоянием тюркских народов, монументальное произведение Юсуфа Баласагуни «Кутадгу билиг» заложило основу поэзии Дивана в тюркской, в т.ч. в турецкой литературе. «Кутадгу билиг» представляется нам многолетним деревом, которое своими корнями уходит в глубокую древность, подпитываясь древнетюркской устной литературой и традициями, и в свою очередь, разветвляясь (ветви - тюркские народы) приносит красивые плоды (литературные образцы тюркских народов), которыми наслаждается, и еще будет наслаждаться не одно поколение.

Таким образом, факт того, что тюркская литература прошла довольно длительную историю, накопив на каждом из ее этапов свой оригинальный художественный опыт, неоспорим. Но значимость и актуальность «Кутадгу билиг» Юсуфа Баласагуни отчетливо выявляется в плане всестороннего изучения многомерного процесса развития культуры и дает полное представление о духовно-нравственных ценностях, интеллектуальном уровне и культуре тюркоязычных народов Востока в период средневековья.


Литература:

  1. Кошербаева А.Н. Эпоха тюркского ренессанса сквозь призму творчества выдающегося мыслителя и гуманиста Центральной Азии Юсуфа Баласагуни, HYPERLINK http://ravshir.livejournal.com

  2. Меликли Тофик Рунические памятники и культурная жизнь древних тюрков, HYPERLINK http://www.irs-az.com/pdf/100223135649.pdf

  3. Баимов Р. Традиции древности и современность. Об истоках и древних корнях тюркоязычных литератур, http://hrono.ru

  4. Юсуф Баласагуни, www.peoples history.ru

  5. Anar. Min beş yüz ilin oğuz şeiri. Antologiya. Bakı, 1999, I kitab, 912 s.

  6. Kabaklı Ahmet. Turk Edebiyat. 5 cilte. Cilt 2, İstanbul, 2006, 891s.

  7. Timurtaş F.Kadri. Tarih içinde Türk edebiyatı. İstanbul, 2000, 368 s.

  8. Abıyev A. Türkiyə ədəbiyyatı tarixi. Bakı, 2005, 456 s.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle