Автор: Бай Юй

Рубрика: Искусствоведение

Опубликовано в Молодой учёный №2 (25) февраль 2011 г.

Библиографическое описание:

Бай Ю. Особенности формирования художественной среды ханьской эпохи // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.2. — С. 165-167.

Время правления династии Хань традиционно делится на два периода: Западную (Раннюю) Хань (206 г. до н.э. - 6 г. н.э.) и Восточную (Позднюю) Хань (25 — 220 гг. н.э.) [2, с.138]. Эта династия оставила после себя заметный след в китайской истории и считается одним из эталонов в сфере искусства, традиций и политического устройства государства. Во время правления династии Хань были заложены основы имперской государственности. Именно в этот период происходит окончательное формирование китайского этноса. О значительности роли данного периода развития китайской цивилизации можно судить и по факту использования названия династии во многих терминах, определяющих национальное самосознание китайской нации. Например, самоназвание китайцев звучит, как «народ Хань» (ханьжэнь), а китайский язык — как «язык Хань» (ханьюй). Также «ханьская эпоха ознаменовалась чередой важнейших событий общекультурного характера, которые оказали воздействие на дальнейшую эволюцию национального искусства» [1, 210], и которые достойны более подробного рассмотрения.

Одним из эпохальных событий стало провозглашение конфуцианства общегосударственной религией. Данное учение «не только окончательно вышло на передний план и стало основой образа жизни китайцев, но и оказалось фундаментом всей зрелой китайской цивилизации. С этого времени... почти полуторатысячелетний период древнекитайской истории — истории урбанистических государственных образований и складывания цивилизационных основ — завершает свой путь и передает эстафетную палочку истории развитой и сложившейся конфуцианской империи» [3, с.126].

Именно с этого времени учение Конфуция стало оказывать довлеющую роль при определении путей и идеологической наполненности развития традиционного искусства. Конфуцианство привносило в искусство некие назидательные идеи морализирующего типа, служившие утверждению существовавшего государственного порядка [5, с.26].

Однако в это время продолжается и активное развитие даосизма, а также проникновение буддизма, как результата активных связей ханьского государства с внешним миром. Впоследствии эти три учения сольются в некую синкретическую философскую общность, получившую название «трех учений» (саньцзя).

В период правления династии Хань произошли знаковые подвижки в социальной иерархии, а именно, появление в китайском обществе нового сословия — чиновничества (служилая интеллигенция — ши). Родовая аристократия, на смену которой пришло чиновничество, была практически полностью уничтожена во время процесса объединения раздробленного Китая в единую мощную империю императором династии Цинь (предшественницы Хань), Цинь Шихуаном. Цинь Шихуан практически полностью разрушил социально-политическую систему Древнего Китая. Остатки родовой аристократии влились в новое сословие, заняв там относительно привилегированное положение. При этом чиновничество наделялось теми же самыми привилегиями, что и родовая аристократия и могли возводиться в аристократический сан в знак признания заслуг перед троном. «Сложившийся в период Хань стабильный слой бюрократии (количество чиновников только к концу I в. до н.э. превышало 130 тыс., а в дальнейшем их стало еще больше) обладал не только прочными экономическими позициями (как правило, многие чиновники являлись крупными земельными собственниками, торговцами и даже ростовщиками), но и значительным политическим весом... Местная ханьская администрация (начиная от начальников областей и ниже) пользовалась некоторой автономией» [4, с.45] .

Эпохальные преобразования, в ходе которых относительное единство различных царств в чжоуском "Срединном Государстве" сменилось централизованной империей, естественно, не могло не отразиться на искусстве ханьской эпохи. Древние ритуальные условности во многом утратили свою силу, в стимулирующей атмосфере нового общества появились новые виды искусства, отражавшие изменившиеся социальные и религиозные условия. Увеличивающаяся империя открывала для них новые горизонты.

Ханьские художники получили ощущение гораздо большей свободы в совершенствовании художественных форм, по сравнению с предшествующим периодом, его искусство стало востребовано в гораздо более широких слоях общества, а само творчество избавилось от ряда ограничений. Искусство перестало быть лишь религиозным актом, а его культивация – прерогативой правителей и знати. Все произведения чжоуского искусства сохранились в усыпальницах представителей аристократии, самые знаменитые образцы ханьского искусства, были обнаружены в захоронениях менее знатных семей. Например, рельефы Сяотаншань и семьи У в Шаньдуне принадлежат далеким от двора провинциалам.

Еще одним важнейшим результатом политики ханьских императоров стала активная внешняя политика. Во время правления династии Хань велась колонизация новых земель (в основном, в южном и юго-западном направлении). Большое количество китайцев переселялось на новые земли, которые входили в орбиту влияния китайской культуры.

Серьезным препятствием для китайских правителей в их амбициозных планах по укреплению собственной власти и продвижению на запад оставались сюнну (хунну) — воинственные кочевые племена, державшие в страхе государства Центральной Азии и регулярно совершавшие набеги на Китай. В конце III — начале II вв. до н.э. сюнну, населявшие в то время центральную часть Монголии и степное Забайкалье, вели успешные войны и даже заставили основателя династии Хань императора Лю Бана выплачивать им дань. Неудивительно, что борьба с кочевниками была приоритетным направлением внешней политики Китая в тот период.

С приходом к власти императора Уди (140 — 87 гг. до н.э.) инициатива в противостоянии с сюнну постепенно переходит к китайцам. Серия блестящих побед, одержанных талантливыми генералами, позволила оттеснить извечного врага на север и установить стабильные отношения с соседними государствами [ 2, с.147].

Предшественником данных эпохальных событий, оказавших огромное влияние на дальнейшее развития китайской культуры, стала экспедиция Чжан Цяня (? — 114 г. до н.э.), сыгравшая огромную роль в процессе становления Шелкового пути. В 139 г. до н.э. ханьский У-ди направил своего посланника в Западный край с целью привлечения проживавших там народов к совместной борьбе против сюнну. Особо пристальное внимание было уделено заключению союза с народом даюэчжи, занимавшего значительные территории в Центральной Азии за владениями сюнну.

«Эти связи... впоследствии получили наименование торговли по Шелковому пути, ибо из Китая на запад по вновь открытым торговым путям везли преимущественно высоко ценимый там шелк, доходивший транзитом до Рима. Великий шелковый путь с тех пор функционировал веками, хотя и нерегулярно, связывая со странами Запада оторванный от других развитых цивилизаций Китай. У-ди также направлял успешные военные экспедиции на восток, где им была подчинена часть корейских земель, и на юг, в район Вьетнама, где была аннексирована китайцами часть вьетнамских земель» [ 3, с.128]. Через Великий шелковый путь Китай осуществлял взаимный культурный обмен практически со всеми основными цивилизациями того времени — от Индии до Римской империи. «Этот путь начинался от столицы империи г. Чанъань, шел на северо-запад до Дуньхуана, где расходился на две дороги ведущие к Джунгарским воротам и в Кашгар. Из Кашгара торговые пути вели в Фергану и Бактрию, а оттуда в Парфию и Индию. По этому пути Китай стал вывозить шелк, железо, никель, драгоценные металлы, косметику и пряности. Многие из этих товаров достигали даже Римской империи» [ 4, с.40]. Например, в 166 г. н.э. в Китай прибыло посольство из римской империи.

Данные внешнеполитические процессы стимулировали активный взаимный культурный обмен. Во многих захоронениях народов, соседствовавших с ханьской империей, найдено большое количество артефактов, принадлежащих китайской культуре. И наоборот, «этнографические и культурные традиции гуннов и шире — скифско-сибирского мира на протяжении раннеханьского периода активно проникали в Китай, что наиболее очевидно прослеживается на материале оружейного и ювелирного дела. Не исключено также, что именно под влиянием религиозных представлений и иконографических стандартов, присущих народностям скифо-сибирского круга, в древнекитайских верованиях и погребальном искусстве утвердились образы змеевидных божеств, культ и иконографические трактовки коня»[1, с.220].

Можно с большой долей уверенности предположить, что истоки данного искусства лежат в культуре народов западной Азии, откуда оно распространилось по степным районам евразийского континента. Наиболее часто встречаются изображения поединков животных, а также одного животного в прыжке. Художники прибегали и к смешанным образам, когда конечности одного зверя становились туловищем и головой совершенно иного создания. Самые распространенные звери культуры кочевников — это лошадь, олень, бык и тигр, в Китае к ним добавились образы драконов и фениксов, а также слонов, которые были незнакомы северным народам. При этом над художником не довлели строго определенные каноны построения композиции, поэтому данные изображения поражают легкостью движения и полетом фантазии сотворившего их мастера.

Самыми распространенными предметами скифского искусства являются лошадиная упряжь и прямоугольные пластины, которые можно было носить как амулеты. Такие бронзовые вещи находят по всей северной Азии и в самом Китае. Весьма вероятно, что они были сделаны в Китае для продажи кочевникам севера или же для китайских всадников, ибо, что касается искусства управления конем или оснащения для езды, то тут китайцы легко воспринимали обычаи соседей. Ханьские мастера заимствовали скифский стиль орнаментации при работе не только над бронзой и другими металлами, но и над текстилем.

Состояние стабильности, сохранявшееся продолжительное время предопределили новый культурный подъем. Изобретение туши и бумаги на рубеже тысячелетий способствовало распространению образованности. В этот период продолжалось и развитие письменности. Появляются первые трактаты, посвященные теории письменности, толковые словари. К концу ханьской династии китайские иероглифы приобрели форму, которая остается практически неизменной вплоть до настоящего времени..

Во II в. до н.э. выдающийся китайский ученый Сыма Цянь создал труд «Исторические записки», ставшие эталоном китайского историописания. В этом произведении автор впервые подробно проанализировал историю Китая с древних времен до правления императора У-ди. В «Исторических записках», практически, впервые зафиксирована трактовка образов зооморфных мифических существ (например, Фуси, Шэньнуна, Юя и др.) в качестве псевдоисторических антропоморфных правителей с указанием точной датировки их правления [2, с.152].

В связи с духовным развитием общества того времени стоит упомянуть, что в ханьские времена «древнее даосское учение постепенно превращалось в религию. В ней эклектически сочетались основные принципы философского даосизма с элементами народных верований и мифами. Она представляла собой смесь практических знаний, суеверий, колдовства, шаманства; ей была присуща вера в святых, чудотворцев и в магию самоусовершенствования» [4, с.50].

Итак, из всего вышеизложенного, становится совершенно очевидно, что характер ханьского искусства, по большей части, определялся требованиями господствующей конфуцианской идеологии. Как раз в это время в китайском изобразительном искусстве появляются черты, в которых нашли свое отражения передовые тенденции данного периода. Ханьские художники обращают все большее внимание на сюжеты из простой жизни: на сохранившихся изображениях того времени мы видим иллюстрации к историческим событиям, придворный быт и бытовые сценки. В искусстве происходит активное развитие тенденций, проявившихся в V-IV вв. до н.э. Если в предшествующий период художественные образы тяготели к абстрагированию, то теперь все больше встречаются высокохудожественные реалистические произведения.

Однако «ханьский реализм» в искусстве еще тесно связан с древней символикой и религиозными представлениями китайского народа. Реальные изображения людей и животных перемежаются с фантастическими и образами мифологических существ, драконов и духов. Вместе с конфуцианством даосизм также оказывал большое влияние на духовную жизнь Китая периода правления династии Хань, в том числе, и на изобразительное искусство, в котором четко прослеживаются две культурологические составляющие, непосредственно связанные с конфуцианством и даосизмом – это культ предков и вера в бессмертие.


Литература:

  1. Кравцова М.Е. Мировая художественная культура. История искусства Китая: Учебное пособие / М.Е. Кравцова. - СПб.: Изд. «Лань», 2004.

  2. &#李;&#建;&#国;. &#中;&#华;&#历;&#史;&#通;&#览;. &#汉;&#代;&#卷;. &#中;&#华;&#书;&#局;. Ли Цзянго. Сводная история Китая. Династия Хань / Цзянго Ли. - Пекин, 2001.

  3. Меликсетов А.В., Васильев Л.С., Лапина З.Г., Писарев А. А История Китая. Учебник / А.А. Меликсетов. – М.: Изд-во МГУ; Изд-во "Высш. школа", 2002.

  4. История Китая с древнейших времен до наших дней под ред. Симоновской Л.В. / Л.В. Симоновская. - М.: Наука, 1974.

  5. &#陈;&#启;&#云;. &#儒;&#学;&#与;&#汉;&#代;&#历;&#史;&#文;&#化;. &#广;&#西;&#师;&#范;&#大;&#学;&#出;&#版;&#社;. Чэнь Сиюнь. Конфуцианство и искусство ханьского Китая / Сиюнь Чэнь. - Гуанси, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle