Библиографическое описание:

Ковылина Р. В. Конституция императора Каракаллы 212 г. н.э. // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.2. — С. 20-22.

Септимий Бассиан Каракалла (император Цезарь Марк Аврелий Север Антонин Август) – римский император из династии Северов. Старший сын Септимия Севера. Правил с 211 по 217 н. э. Гета (Публий Септимий) был младшим братом Каракаллы. Отношения между братьями были неприязненными, из-за чего Север, стараясь примирить сыновей, большую часть держал их при себе в Кампаниях.

Перед смертью в 211 г. Север завещал сыновьям жить в согласии, но после их восшествия на престол стало ясно, что надежды на это весьма призрачны. Взаимная неприязнь Каракаллы и Геты переросла после смерти Септимия Севера в 211 г. в открытую ненависть. Согласно его завещанию, они стали соправителями. В 212 г. Гета был коварно убит по приказу Каракаллы прямо в присутствии матери [1] Братоубийство говорит о том, каким жестоким тиранов был император Каракалла.

За время правления императора Каракалла основным мероприятием, связанным с его именем, является эдикт Каракаллы 212 г. В 212 г. Каракалла издал эдикт, носящий название Constitutio Antoniniana. По этому эдикту права римских граждан распространялись почти на всё свободное население, кроме неких дедицитиев. Этот законодательный акт завершал процесс ассимиляции всего свободного населения, начавшийся ещё во времена Республики.

Император Цезарь Марк Аврелий Север Антонин Август говорит: «…следует оторочить всякие жалобы, устные и письменные, чтобы я поблагодарил бессмертных богов, что они этой победой… меня сохранили невредимым. Я полагаю, что я лучшим и наиболее благочестивым образом удовлетворю веление богов, если я всех чужестранцев, когда бы они ни вошли в круг моих подданных, приобщу к почитанию наших богов. Итак, я дарую всем чужестранцам во всей вселенной римское право гражданства, за исключением тех, кто происходит от сдавшихся. При этом я сохраняю все государственно-правовые различия существующих общин». [2]

«Император Цезаръ Л. Септимий Север Пертинакс благочестивый Август и император Цезарь Марк Аврелий Антонин благочестивый Август… преимущества, которые даны славнейшим советом (города) или по приказанию какого-либо принцепса коллегии суконщиков, не следует осмеливаться подрывать. Но то, что утверждено их мудростью, да соблюдают они и пусть заставляют нести общественные повинности тех, кто пользуется своими богатствами без обязанностей, чтобы не все члены коллегии пользовались без разбора данными коллегиям привилегиями; но в отношении тех, кто, как установлено, обладает большими средствами, следует, по словам… применять в качестве противоядия, несение повинностей, чтобы из-за них не уменьшилось количество; впрочем, маленькие люди пусть пользуются освобождением, что не должно вести к ослаблению объединения…» [3]

Constitutio Antoniniana древние историки не придавали особого значения, так как считали этот закон исключительно фискальной мерой.

Еще во II в. н.э. в Институциях Гая было закреплено неравенство людей: «Главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди – или свободные или рабы». «Из свободных людей одни – свободнорождённые, другие вольноотпущенные. Свободнорождённые суть те, которые родились свободными, вольноотпущенные – это те, которые отпущены на волю из законного рабства» [4] Остальные жители оставались на правах иностранцев (peregrini).

Постепенно происходит процесс сближения между cives, latini и peregrini. Этому процессу способствовал, прежде всего, собственный интерес господствующего класса в развитии гражданского и торгового оборота и в укреплении торговых отношений во всех областях покорен­ного мира. Последним шагом и оказалась Конституция Каракаллы 212 г. Распространение права гражданства на всех провинциалов повлекло за собой распространение римского права на всю территорию империи, то есть и на те обширные области, в которых действовало до сих пор местное право.

Однако деление людей на патрициев и плебеев исчезает только путем вымирания патрицианских родов. Аврелий Виктор, писал «государство, начиная с Ромула и до времени Септимия, непрерывно возрастало в своей силе, благодаря замыслам Бассиана как бы остановилось в своем высшем положении…» (De Caes.XXIV, 8). Но для того, чтобы этот важный формально-юридический акт проник в плоть общественных отношений, а затем пришедшие в движение общественные нормы выработали адекватную себе политическую форму, потребовалось по меньшей мере три поколения. Поэтому наблюдается хронологический разрыв между революционизирующими изменениями в социально-правовой (212–235 гг.) и политико-административной (284–305 гг.) сферах, приведшими к возникновению позднеантичного общества. Наличие этого временного разрыва объясняет, почему исследователи, не привыкшие рассматривать связь политических и социальных институтов общества в диалектическом, а не буквальном единстве, не видят важных организационных (структурообразующих) последствий эдикта Каракаллы. Ведь фактически третий этап в развитии римской гражданской общины начался с правления Диоклетиана. Только к этому времени система римского гражданского права стала активно проникать в плоть провинциального общества. [5]


В литературе высказываются различные мнения по поводу причин издания эдикта Каракаллы. Вот что говорил об Эдикте Каракаллы 212 г. Дион Кассий. «Он [Каракалла] сделал римлянами всех своих подданных на словах – чтобы оказать им благодеяние, на деле же, – чтобы отсюда к нему притекало больше налогов, так как перегрины большинство их не платят» [6]

Ни Геродиан, ни автор жизнеописания Каракаллы в «Истории Августов» специально не говорят об Эдикте Каракаллы 212 г.; последняя только мимоходом упоминает эту меру в связи с его отцом: «Предки (Септимия) были римскими всадниками раньше, чем право гражданства было дано всем» (SHA. Sept. Sev, 1). Несколько раз этот закон упоминается у юристов (напр., Dig., 1, 5, 17), два упоминания у христианских писателей – Григория Чудотворца (In Orig. orat. pan., 1) и Ав-густина (Civ. Dei, V, 17) – вот и все, что сообщает о нем традиция. Античные авторы не сочли его чем-то важным, как это случилось бы, будь он принят за столетие до этого.

Поздняя империя была закономерным этапом в развитии римской гражданской общины, выступавшей в виде социально-политического организма. Поэтому формальным началом эпохи поздней античности может считаться 212 г. — год распространения Каракаллой гражданских прав на большую часть жителей римских провинций. Римская гражданская община достигла высшей точки своего расширения. [7]

В исторических исследованиях социальным последствиям распространения гражданских прав на провинциалов уделяется небольшое внимание. Однако правоведы-романисты полагают, что после издания эдикта Каракаллы civitas Romana перестала быть условием приобретения гражданской правоспособности.

Комплекс прав, который раньше был связан с принадлежностью к гражданской общине, стал независимой формальной характеристикой отдельного лица. Римское гражданское право потому полностью утратило свою функцию, что каждый житель империи в качестве римлянина владел тем правом, которое определялось принадлежностью к гражданской общине, и чужеземец мог получить отдельные или все права римлянина и без принадлежности к гражданской общине непосредственно от императора.

Наиболее проницательные исследователи считают распространение римского гражданства на провинциалов важной реформой.

Распространение римского гражданства в провинциях было постоянно действовавшим фактором в жизни первых трех веков империи. Независимо от субъективной оценки и отношения к правам римского гражданства среди различных слоев провинциального населения, они были важнейшим социальным ориентиром, организовывавшим весь строй общественной жизни империи.

Эдикт Каракаллы 212 г., предоставивший права римского гражданства всему свободному населению империи, явился завершением длительного исторического развития Римского государства от маленького замкнутого италийского полиса к универсалистской космополитической империи.

Имеющееся в нашем распоряжении не столь уж малое количество античных свидетельств об эдикте Каракаллы прямо указывают на широкомасштабность, всеобщий для империи характер этого акта.

В период принципата, римская юриспруденция достигла особого расцвета. Именно в эту эпоху право частной собственности, частное право достигло своего наивысшего развития, что обуславливалось широким развитием деятельности юристов.

Задачи, стоявшие перед юристами классической эпохи, отличались большой сложностью. Классовые противоречия в этот период все больше углублялись и обострялись, восстания рабов приняли такие формы и размеры, что весь рабовладельческий строй оказался в опасности, и требовались чрезвычайные меры для обеспечения господства верхушки рабовладельческого класса. Беспрерывно росли противоречия между различными группировками свободного населения. С другой стороны, рост государственной территории, расширение торгового оборота, развитие и усложнение всех хозяйственных отношений вызвали необходимость соответствующих изменений правовой надстройки.

Именно в этот период юристы написали ряд сочинений в виде комментариев, консультаций к цивильному праву, к преторским эдиктам, появились монографии и даже учебники.


Литература:

  1. М. Грант. Римские императоры / пер. с англ. М. Гитт — М.; ТЕРРА - Книжный клуб, 1998

  2. Хрестоматия, т. 2, изд. 1936 г. 1. Император Каракалла (211–217 гг.) С.113

  3. Хрестоматия, т. 2, изд. 1936 г. 1. Император Каракалла (211–217 гг.) С.118

  4. «Римское частное право» под редакцией И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского, Москва 1999 г. С.138

  5. Черниловский З.М. «Всеобщая история государства и права», Москва 1995 г.С.69

  6. «Римское частное право» под редакцией И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского, Москва 1999 г.С.94

  7. Коптев А. В. От прав гражданства к праву колоната. Формирование крепостного права в поздней Римской империи.Вологда: Изд-во «Ардвисура», 1995. С.18

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle