Библиографическое описание:

Видерман М. Е. К вопросу об этимологии англоязычных терминов контрактного права // Молодой ученый. — 2011. — №1. — С. 129-133.

В настоящей статье рассматривается этимологический аспект английской терминологии контрактного права; исследуется роль заимствованных слов в языке английского контракта. Автор стремится показать, какие экстралингвистические факторы повлияли на формирование юридического лексикона английского языка, выявить некоторые закономерности создания и функционирования терминов контрактного права.
Ключевые слова: английское контрактное право, заимствование, юридическая терминология, происхождение
This article deals with the etymological aspect of the English contract law terminology. The function of loanwords in the English contract law is under consideration. The paper shows the influence of extralinguistic factors on shaping law terms in the English language. Certain principles of formation and development of contract law terminology have been pointed out.
Key words: English contract law, borrowing, etymology, legal language, origin
Контрактные отношения между людьми, компаниями и государствами осуществляются благодаря языку, язык — это естественная и единственно возможная среда существования права. Специальные слова, слова со специальной функцией, можно называть их по-разному, но термины были и остаются одним из основных средств в арсенале правоведов. Как указывает С.В. Гринев-Гриневич, мало кто из лингвистов посвящает свои работы изучению иноязычных терминологических заимствований, связано это, прежде всего с тем, что процесс заимствования терминов мало чем отличается от заимствования слов общелитературного языка [Гринев-Гриневич,2008:149]. Действительно, этимологию терминов права трудно проследить в отрыве от этимологии английских слов, а этимологию терминов контрактного права — от этимологии терминов права. Данная статья является попыткой проследить, какую роль иностранные термины сыграли в формировании системы специальной лексики контрактов в английском языке.
Правоведы консервативны и предпочитают доверять тому, что проверено временем, а потому консервативен и их язык. Английское право прецедентно и основывается на аналогичных случаях, в том числе и при создании контрактов, поэтому больших изменений в текстах не происходит. Кроме того, юридическое сообщество является довольно закрытым и влиятельным, оно сдерживает желание своих членов и общества менять сложившиеся традиции, закрепленные многочисленными правилами. Хотя, как мы знаем, кампания по борьбе за простой английский (Plain English), в т.ч. при создании юридических документов, продолжается. Таким образом, исследуя терминосистему контрактного права, мы видим, что она состоит из нескольких слоев, по которым можно изучать историю ее жизни, как по срезу колец определяют возраст дерева.
Своим консерватизмом современная английская юридическая терминология обязана, прежде всего, истории своего формирования — она возникла не по чьему-то осознанному решению и не вследствие резких и решительных перемен, а в ходе медленного, эволюционного исторического развития, «постепенного оформления сложившихся отношений» [Авакова,2006:126]. Несмотря на это английский язык права все же меняется, как меняется и сама система, реформируясь под влиянием современных нужд общества: проводятся судебные реформы, меняется социально-политическая жизнь общества, устаревают термины, и им на смену приходят новые (или старые в новом качестве), продолжается заимствование зарубежных правовых ценностей. Терминологический аппарат современных наук развивается довольно быстро, как и сами науки. Они имеют крепкую научную почву под ногами. Право — одна из самых древних государственных систем, которая развивалась по другим законам, и, следовательно, иначе развивался и юридический язык.
Естественным результатом взаимодействия двух и более языков является заимствование чужеродных слов и встраивание их в тело заимствующего языка. Заимствование происходит на разных этапах развития языка, в разной форме и разном объеме. Этого трудно избежать любому языку, поскольку сообществам людей традиционно свойственно взаимодействовать друг с другом.
Заимствование зависит от многих факторов как лингвистического, так и экстралингвистического характера — от того, насколько развит заимствующий язык, открыт ли он к вторжению иностранных выражений (и готово ли общество к внедрению новых реалий, что и влечет появление новых слов в языке), есть ли потребность в новых лексических единицах, мобильно ли общество (занимается ли оно торговлей и предпринимательством, активно ли путешествует и взаимодействует с другими государствами, осваивает ли новые территории как колонизатор).
Не случайно в университетских курсах история государства и история права часто изучаются как один предмет — они действительно сплетены воедино, как и история народа и история его языка, история языка и история права, и, наконец, история формирования терминологии права с историей языка, историей права, историей страны. Понять, что такое терминология — это в том числе понять ее историю. Так, в формировании английской терминологии контрактного права решающую роль сыграли экстралингвистические — социально-экономические и культурно-исторические — факторы. Возникновение государства — это одна из движущих сил в становлении как права, так и языка, т.к. право — это продукт, выработанный государством, это свод правил поведения, установленных государством.
В целом, возникновение и использование контракта связано со многими факторами, с определенными (например, экономическими) потребностями общества на текущий момент. В том обществе, в котором слабо развиты торговля и предпринимательство, не будет развиваться и контрактное право, в нем просто не будет нужды. Любопытно, что развитие контрактного права зависит и от ментальных особенностей общества, от того, готовы ли его члены брать на себя определенные обязательства и нести ответственность в случае их невыполнения. Также для формирования и реализации контрактного права необходима сильная центральная власть, способная выработать процедуры и защитить права.
Историю английского языка принято делить на три основных периода — древнеанглийский (до конца XI в.), среднеанглийский (XII-XVI вв.) и современный (начиная с XVIII в.). Некоторое количество заимствований проникло в английский язык на древнем этапе, однако они не оказали существенного влияния на формирование терминосистемы.
С I по V вв. нашей эры Англия была провинцией римской империи, присутствие римлян мало повлияло на политическую систему страны, однако латинский алфавит впервые обозначил свое присутствие на английской земле, чтоб вновь вернуться в VI столетии вместе с христианством. Процесс христианизации обогатил английский язык латинскими терминами, первоначально использовавшимися в религиозном значении, сохранившимися до наших дней, такими как offer1. В древнеанглийский период заимствования не играли особенной роли в жизни языка права, который опирался на исконные лексические единицы.
Затем Британию заселили германские племена, которые образовали здесь этническую и языковую общность, именуемую сегодня англосаксонской. Их право было примитивным и основывалось на племенных обычаях. В англосаксонской системе права контракт находился в зачаточной форме, само слово contract отсутствовало. Те формы взаимодействия между людьми, которые характерны для этого периода, с трудом можно назвать контрактными в современном смысле слова. Право на первом этапе не имело системы специальных терминов - было достаточно слов обычного лексикона. Любые деловые отношения, которые сегодня были бы облечены в форму контрактов, регулировались с помощью устных договоренностей и племенных ритуалов. Англосаксонский период можно назвать временем исключительно устных контрактных отношений. Контракт не обязательно должен был быть зафиксирован в письменной форме, например, он мог быть скреплен рукопожатием. Handsale - договор через рукопожатие, устный договор купли-продажи (слово hand появилось в древнеанглийский период и тогда уже использовалось в этом значении).
Свой вклад в английский язык внесли и норвежские викинги, нападавшие на английские земли в VIII-X вв. Им английский язык обязан такими словами, как sale, law, by-law (тогда «местный закон», сейчас термин, состоящий из предлога by и существительного law «уставные нормы компании»).
Почти 90% англосаксонской правовой лексики было вытеснено заимствованиями среднеанглийского периода. И все же не стоит недооценивать оставшиеся 10% - без таких терминов, как deal, business, breach, meet, сегодня трудно представить не только отрасль контрактного права, но и любые торгово-правовые отношения.
Становление английского права относят к среднеанглийскому периоду и связывают его начало с подчинением страны Вильгельмом Завоевателем в 1066 году, оказавшем ключевое влияние на развитие государства, права и языка. Период после нормандского завоевания стал временем становления централизованной власти, одной из форм контроля населения явилась правовая система, тогда на территории Англии возникает централизованная система судов, подотчетных королю и имеющих власть над всеми жителями страны, складывается прецедентная система права, появляется множество письменных юридических документов. В это же время начинают фиксировать контрактные отношения, создавая записи о той договоренности, которая уже была выполнена. Впервые язык права как язык для специальных целей стал отделяться от общелитературного английского, с конца XIII в. право становится профессиональным. В первое время после нормандского завоевания в качестве письменных языков использовались латынь (преимущественно2) и английский. Когда стало понятно, что английский язык нельзя адаптировать к новым реалиям, языками права стали латынь и французский. В конечном итоге сформировался особый язык, который сегодня с трудом понимают сами англичане.
В течение последующих нескольких веков правовые документы составлялись на французском языке и латыни. Грамотой сначала владели только священнослужители, поэтому документы писались, прежде всего, на латыни. С этим же периодом связывают появление в ряде европейских стран пристального внимания к римскому праву, которое изучали и использовали, в том числе и в Англии. В это время (XIV-XV вв.) были заимствованы многие латинские термины контрактного права, сохранившиеся в практически неизменной, латинской форме до нашего времени — memorandum (меморандум), proviso (условие договора). Интерес к латыни иногда приводил к вторичному заимствованию слова, уже ранее вошедшего в английский из французского языка и ассимилировавшегося в английском.
Начиная с XIII в. французский язык3 глубоко и надолго входит в английский правовой язык, став основным языком законов и судов4. Правоведы продолжали использовать французский в качестве письменного языка вплоть до XVIII в. Каждая отрасль общего права содержит французские термины, в т.ч. контрактное право — такие термины, как agreement, attachment до сих пор составляют его основу. В среднеанглийский период французский язык был государственным, отсюда большое количество заимствований, пришедших из этого языка. Английская система права вобрала в себя основы права французского (вследствие установления на территории страны нормандской системы права), а языку лишь оставалось последовать за государством и заимствовать и ассимилировать5 новые для себя термины, отражающие новые для страны понятия.
Многие термины пришли в английский язык из латыни через французский в XIV-XVII вв. Они стали основой современной юридической терминологии. Так, в начале XIV в. в английский язык вошел латинский термин contract (сущ.) через старофранцузский. Еще несколько столетий термин будет порождать новые лексические единицы — contraction, contractual, contractor, contracted, subcontract, образованные аффиксальным способом и с помощью конверсии (contract (n)->contract (v)). Сегодня не всегда можно понять, заимствовалось ли слово из французского или из латыни — словари так и помечают «Fr or directly from L», было оно образовано с помощью средств языка или, например, повторно заимствовано. Были заимствованы и французские аффиксы, такие как -ment, -ance, -or (agreement, acceptance, contractor). Интересно, что термин мог войти в английский язык через старофранцузский во французской форме, а затем повторно появиться в нем, теперь уже в латинизированной форме и с изменившимся значением (так произошло с термином subject, появившимся в английском языке в начале XIV в. в значении "person under control or dominion of another" из латинского через старофранцузский, а затем релатинизированным в XVI в. со значением "person or thing that may be acted upon").
Продолжительность завоевания предопределила глубину вторжения французского языка в английский. Так, французский язык оказал влияние не только на лексический состав английского языка, но и на терминологические конструкции, привив ему атрибутивную конструкцию с предлогом «of» (в связи с характерной для французской языка конструкцией с предлогом «de»), а также «неправильный» порядок слов (Noun+Adjective), взятый также из французского языка, можно наблюдать в таких терминосочетаниях, как contract implied (подразумеваемый договор), condition precedent (предварительное условие).
Как и латинские слова, лексические единицы французского языка порой заимствовались дважды спустя длительный промежуток времени и воспринимались как новые слова, что породило близкие по смыслу дублеты. Например, слова warranty и guarantee имеют общего предка из франкского языка (от «warjand»), в старофранцузском языке к слову добавилась буква g-, какое-то время слово сохраняло сочетание «gw», а затем буква «w» отпала. В то же время в старонормандском языке буква «w» в начале слова сохранилась. В таком виде (warranty) слово вошло в английский язык в середине XIV в. А во второй половине XVII в. из старофранцузского языка было заимствовано эволюционировавшее слово guarantee. Подобное явление характерно и для древнеанглийских терминов — слова break и breach (contract — нарушать контракт) произошли от древнеанглийского brecan (разрушать, разбивать). От глагола brecan произошло существительное bryce, которое под влиянием французского breche превратилось в breach, использование которого в качестве глагола зафиксировано лишь в XVI в. Глагол brecan претерпел некоторые изменения и в виде глагола break сегодня является синонимом глагола breach, вполне мирно с ним сосуществующего в терминосистеме контрактного права.
По наблюдению P. Tiersma, некоторые французские термины, используемые в английском юридическом языке (в т.ч. agreement), не применяются во французском языке права или применяются в ином значении, более того, только ¼ латинских терминов, встречающихся в немецких юридических словарях, можно обнаружить в аналогичных англоязычных. Автор полагает, что большинство латинских терминов уникально для каждой из правовых систем гражданского и общего права [Tiersma,2010:15]6.
На протяжении долгого периода своей истории английское правоведение было трехъязычным. Английский язык использовался в устной речи, французский и латынь - в письменной. Одновременное функционирование трех языков — английского, латинского и французского привело к формированию уникального правового феномена — использования синонимичных слов из разных языков как единого целого7: deem and consider, had and received, keep and maintain, pardon and forgive, terms and conditions, covenants and obligations, fit and proper.
David Mellinkoff в довольно комичной манере передает специфику этого феномена: «In Old English you forgive debts, and at one time you could pardon them in French. An O.E. sheriff or a French constable arrests you for French larceny which is the same as O.E. theft or stealing. You get an English lawyer or a French attorney who goes to a French court, approaches O.E. bench, and speaks to the French judge. The O.E. witnesses take an O.E. oath and swear in Old English that their French evidence is not English hearsay. The O.E. foreman of a French jury brings in a French verdict of O.E. guilty, and in a former day you might end up on an O.E. gallows or a French gibbet, unless you got a French pardon» [Mellinkoff,1963:58].
Только во второй половине XIV в. внимание правоведов и государственных деятелей обратилось к английскому языку, и лишь в XVII в. прекратилось использование французского языка в юридической сфере. В 1650 г. Парламент Великобритании принял закон, требующий, чтобы вся юридическая литература издавалась только на английском языке. Вынужденные создавать документы на английском языке, правоведы предпочитали делать пословный перевод французской или латинской терминологии, чем подбирать соответствующие термины в английском языке, сохраняя исходную конструкцию [Tiersma,2010:16]. Многие термины вообще не были переведены и внедрялись в язык без ассимиляции, поскольку в английском языке для них не было эквивалента, необходимого для точной передачи определяемого понятия.
В начале XIV в. в английском языке появляются слова contract и covenant (оба в значении «соглашение»8) — они были заимствованы из французского языка (Old French). Их появление связано с тем, что королевскими судами была разработана новая процедура иска к ответчику с требованием выполнить данное им обещание (covenant)9. Для рассмотрения в королевском суде договоренность требовалось подтверждение письменным документом с печатью (deed — древнеанглийское слово, однако в специальном значении стало использоваться лишь в начале XIV в., там где это было возможно, использовались ресурсы английского языка с учетом потребностей правовой системы на текущий момент). Другой термин — obligation (заимствованный из французского в XIV в.) — также связан с одной из форм контракта, появившейся в тот период для официального оформления долговых обязательств, необходимой для судебного иска.
В XVI в. становятся очевидными формализм и медлительность системы общего права, препятствовавших развитию рыночных отношений в Англии. Повышается юридический статус устных соглашение, письменных соглашений без печати, создаются механизмы для упрощения контрактных отношений, в т.ч. появляется т.н. assumpsit (заимствование из латыни, означающее «он обещал») — иск об убытках в связи с неисполнением подразумеваемого обязательства (не закрепленного в документе с печатью). Контракты начали печатать, что тоже упростило процесс повседневных контрактных отношений. Большинство книжных латинских заимствований относится к этой эпохе (XVI-XVII вв.), в их число вошли и термины контрактного права: consensus ad idem (совпадение воли сторон), contract of adhesion (договор присоединения), concordat (договор). Часть слов не подверглись ассимиляции и сохранили исходную, латинскую форму: situs (место «прикрепления» договора к определенной правовой системе), ex nudo pacto non oritur actio (правовое обязательство не может основываться на чисто словесном соглашении), commodatum (договор займа), animus contrahendi (намерение сторон заключить договор).
В XVIII в. появилось то, что мы сегодня называем контрактным правом. Толчком к этому послужила промышленная революция и развитие международной торговли. Фактически контракт в современном виде существует не более 3 столетий. Этот этап был новым и для языка права, произошел новый приток иноязычных заимствований, прежде всего, латинских, поскольку новая доктрина формировалась под сильным влиянием римского права и права европейских стран на основе уже имеющегося общего права. В XVIII в. впервые был использован латинский префикс10 quasi (quasi contract, quasi estoppel). Также происходит возвращение к англосаксонским словам — так слово understanding (от древнеанглийского «understandincge» — понимание) впервые было зафиксировано со значением «соглашение» в 1803 г.11

При изучении терминов контрактного права заимствования можно выделить по некоторым признакам, отличающим их от исконных слов: фонетическому, синтаксическому, морфологическому, словообразовательному, семантическому. По фонетическому признаку можно выделить заимствования, содержащие звуки, несвойственные для принимающего языка: начальные v-, j- (void, vow, violation, joint), конечные -us, -o (situs, proviso), непривычное звучание диграфа ch, например, [k] (inchoate contract — предварительный договор). По словообразовательному признаку можно выделить заимствования, содержащие следующие нехарактерные для английского языка аффиксы: французские префиксы con-, tran-, pre- (prenuptial), французские суффиксы -ance, -ment, -ess, ous (acceptance, arrangement, duress, hazardous), латинские суффиксы -ion, -tion, -able (rescission, stipulation, voidable), латинские префиксы bi-, dis-, sub (bilateral, discharge, subconract). По морфологическому признаку можно выделить заимствования, содержащие различные виды нестандартных для английского языка грамматических форм — например, окончаний множественного числа — memorandum-memoranda, proviso-provisos/provisoes.

Очевиднее всего распространенность заимствования терминов контрактного права заметна по латинским словам и словосочетаниям - формально не ассимилированным терминам, используемым в разных языках, с сохранением исходной орфографии и пунктуации — ad idem, bona fide, pactum, consensus. При этом многие другие термины (как французского, так и латинского происхождения) не просто вошли в английскую терминологию, но и полностью приспособились к грамматическим, формальным и семантическим нормам языка, утратив некоторые флексии и значения и приобретя новые.

Таким образом, английская терминология контрактного права представляет собой особое явление, родившееся на стыке культур, языков и цивилизаций; это больше чем отдельные вкрапления заимствований, это сращивание, но не последовательных пластов, как могло казаться вначале, а хитросплетенных узлов, где каждый случай уникален и обусловлен различными лингвистическими и экстралингвистическими причинами.


Литература:
  1. Авакова О.В. Формирование и функционирование английской юридической терминологии в процессе становления государства и права в Англии: Дис... канд. филол. наук. - М., 2006. - 208 с.

  2. Англо-русский толковый юридический словарь. Гражданское право. Чиронова И.И. М.: Спутник+, 2009

  3. Гринев-Гриневич С.В. Терминоведение. - М.:Издательский центр «Академия», 2008. - 304 с.

  4. Пыж А.М. Функционально-прагматические и дискурсивные аспекты использования английской юридической терминологии: Дис... канд. филол. наук. - Самара, 2005. - 184 с.

  5. Feng Gui-Ying. The Lexical Features of Contract English. in US-China Foreign Language, Volume 5, No. 4 (Serial. No.43), USA, Apr. 2007

  6. Matulewska A., Wasielewska M. Latin Maxims and Expressions in English, Estonian and Polish Legal Language in the Aspect of Translation, Pozna, Poland. 2004.-18 p.

  7. Page W.H. The Law Of Contracts. The W.H. Anderson company, 1921.-7808 p.

  8. Henry R.L. Forms of Anglo-Saxon Contracts and Their Sanctions.Michigan Law Review 15 (1917)

  9. Tiersma P.M. Parchment, Paper, Pixels: Law and the Technologies of Communication. University of Chicago Press, 2010.-256 p.

  10. Tiersma P.M. Legal Language. University of Chicago Press, 2000. - 328p.

  11. Tiersma P.M. The Origins of Legal Language. - Loyola-LA, 2010. - 25p.

  12. Legrand P. European Legal Systems Are Not Converging. – International and Comparative Law Quarterly 1996 (45), pp. 63–64;

  13. Legrand P. How to Compare Now. – Legal Studies 1996 (16), p. 234.

  14. Algeo J., Pyles T. The Origins and Development of the English Language Cengage Learning, 2009

  15. Mellinkoff, D. The Language of the Law, Boston: Little, Brown. 1963

1В древнеанглийском языке это слово имело религиозное значение — «приносить в жертву». Современное значение «предлагать» оно приобрело значительно позднее под влиянием французского offrir.

2Первыми судьями, писцами были клирики, одни из немногих грамотных людей в то время. Они были открыты к восприятию римского права и латыни. Кроме того, в это время латынь была общеевропейским языком обучения и литературы, что не могло не оказать влияния на английский язык и английское право.

3Два основных диалекта французского языка, оказавших влияние на английский в нормандский период — нормандский и центральнофранцузский (парижский).

4Фактически произошло нечто большее, чем заимствование отдельных слов, произошло сращивание двух языков и появление особого правового языка Law French.

5Большая часть французских заимствований полностью ассимилировалась в английском языке.

6Говоря о заимствованиях, мы порой называем интернационализмами то, что ими не является, поскольку не совпадают сущности понятий, отражаемых определенными, схожими по форме терминами, взятыми из одного источника, в нашем случае, как правило, из латинского языка. Так, термины contract и contrat несут под собой очень разное понимание контракта для английского и французского правоведов соответственно. [Legrand,1996:234]. По сути же, трудно спорить с тем, что латинские ключевые слова и словосочетания используются во многих языках с одинаковым или сходным значением, и такие интернационализмы составляют едва ли не основную часть терминов контрактного права.

7Это явление более всего свойственно для языка контрактов.

8Правда, P. Tiersma отмечает, что в современном значении слово «contract» начинают использовать лишь в XVII в. [Tiersma,2010:87]

9Дело, прежде всего, касалось, земельных вопросов.

10Одна из форм заимствований, которая играет важную роль в терминологии, - морфологические заимствования, обладающие большим словообразовательным потенциалом (как правило, латинские префиксы). Чаще всего они входят в язык в составе иноязычных слов, и уже потом осмысливаются как словообразовательные элементы. Например, такие префиксы, как im-, il-, sub-, ab-, dis-, ex-, in-, ad-, играют важную роль в терминологии контрактного права (subcontract, disclosure, dissolution, illegal).

11http://www.etymonline.com/index.php?term=understanding

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle