Библиографическое описание:

Точилова Т. Ю. Психофизиологические особенности учащихся общеобразовательных школ и воспитанников детских домов подросткового возраста, употребляющих летучие растворители // Молодой ученый. — 2010. — №12. Т.2. — С. 225-227.

Современная ситуация в Российской Федерации характеризуется сохранением негативных тенденций в сфере незаконного оборота и потребления психоактивных веществ (ПАВ), что представляет серьезную угрозу здоровью населения, экономике страны, правопорядку и безопасности государства [5]. По результатам мониторинга общая численность лиц, допускающих незаконное потребление наркотиков, составляет 5,99 млн. человек, из них 1,87 млн. – подростки и молодежь в возрасте до 24 лет [2].

Злоупотребление летучими растворителями (ЛР) встречается, в основном, у детей и подростков, начиная с 6–7 лет [7, 8], наблюдается у представителей всех возрастных групп, но преобладает среди 11–13–летних. Доля подростков и молодежи (11–24 года), пробовавших ЛР, составляет 4,4%, потребляющих их 2–5 раз в месяц – 2,2%, а злоупотребляющих ими (2–3 раза в неделю) – 15,9% [3].

Однако до настоящего момента нерешенной проблемой остается прогнозирование формирования зависимости на основе знаний о структуре преморбидной личности. Значимым также является вопрос установления взаимосвязи психофизиологических свойств со многими психологическими особенностями [1].

Личностные особенности подростков–воспитанников детских домов, употребляющих ЛР, достаточно широко исследуются научным сообществом [9, 10], однако эти данные разрозненны, их результаты варьируют, определяясь конкретными социокультурными условиями: традициями воспитания, типом детского учреждения, величиной и особенностями его контингента и т.д. [4]; исследования проведены на основе различных моделей и методик и поэтому несопоставимы между собой.

Таким образом, противоречия между необходимостью принятия мер по профилактике употребления ПАВ в подростковой среде и отсутствием достаточно подробных исследований психофизиологических и личностных особенностей учащихся общеобразовательных школ и воспитанников детских домов, употребляющих ЛР, обусловили актуальность обозначенной нами научной проблемы.

Целью исследования явилось выявление психофизиологических особенностей учащихся общеобразовательных школ и воспитанников детских домов подросткового возраста, употребляющих ЛР, для оценки функционального состояния нервной системы.

Нами обследовано 309 подростков–юношей 11–15 лет – учащихся 5–9 классов. Все подростки были распределены по 4 группам: I – школьники общеобразовательных школ, не употребляющие ЛР (77 человек); II – воспитанники детских домов, не употребляющие ЛР (78 человек); III – школьники общеобразовательных школ, употребляющие ЛР (75 человек); IV – воспитанники детских домов, употребляющие ЛР (79 человек). Средний возраст подростков I (13,1±0,3 лет), II (12,8±0,2 лет), III (13,1±0,2 лет), IV (12,9±0,2 лет) групп между собой достоверно не различался.

У всех подростков, употребляющих ЛР, была отмечена лишь начальная стадия наркозависимости с проявлениями аддиктивного поведения; явлений физической зависимости у обследованных не наблюдалось [8].

Нами использовались следующие методы исследования [6]:

– Активациометрия – диагностика активации полушарий (АП) и функциональной асимметрии полушарий (ФАП) головного мозга.

– Методика регистрации критической частоты световых мельканий (КЧСМ) – диагностика подвижности–инертности нервной системы (НС) (ее лабильности; низший уровень подвижности НС с позиций системного подхода).

– Кинематометрическая методика Е.П. Ильина – диагностика подвижности–инертности НС (средний уровень подвижности) и баланса НС с помощью кинематометра.

– Методика экстренной переделки двигательной реакции выбора – диагностика подвижности–инертности НС (высший уровень подвижности).

– Методика «Теппинг–тест» (аппаратурный вариант) – диагностика силы–слабости НС.

Исследование по данным методикам осуществлялось с помощью прибора «Активациометр»(модели АЦ–6 и АЦ–9К).

Результаты были внесены в систему электронных таблиц Microsoft Excel 2003 и обработаны при помощи пакета статистических программ SPSS 14.0. Оценка достоверности различий проводилась с использованием параметрического t–критерия Стьюдента.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

При сравнительном анализе и интерпретации результатов психофизиологической диагностики (табл. 1) нами были выявлены достоверные отличия по ФАП у III–IV групп по сравнению с I–II (р<0,5). Это свидетельствовало о дисбалансе АП с преобладанием активности правого полушария; т.е. у подростков III–IV группы доминировали такие эмоциональные состояния, как благодушие, безответственность, беспечность, однако сниженная активация левого полушария делала происходящее непонятным, невербализуемым и, следовательно, эмоционально отрицательным; и при этом настроение ухудшалось, отмечалась склонность к пессимизму, плохое самочувствие.

Величина лабильности (∆) нарастала у испытуемых с I группы по IV, максимального уровня достигая у подростков, употребляющих ЛР; это свидетельствовало о значительной подвижности нервных процессов у этих испытуемых и об их эмоциональности; устойчивость этого показателя (∆%) имела обратную закономерность: ее значения снижались у подростков с I группы по IV; имелись достоверные отличия (р<0,5) у III и IV групп (по сравнению с I и II), т.е. этим испытуемым присущи неустойчивость, нестабильность и наряду с этим высокий творческий потенциал; подвижность возбуждения НС (Квозб) возрастала у подростков с I группы по IV; причем сам процесс возбуждения характеризовался подвижностью, т.е. быстро исчезал; подвижность торможения НС (Кторм) у всех испытуемых была практически на одном уровне; отмечалась тенденция к инертности самого процесса торможения (он длительно сохраняется); достоверных различий по обоим коэффициентам нами не обнаружено.

Время дифференцирования (простая двигательная реакция) (ВДо) – возрастало у подростков с I группы по IV, максимальных значений достигая у употребляющих ЛР; также имелись достоверные отличия у IV группы по сравнению со II (р<0,5), что свидетельствовало о снижении быстроты реагирования и ухудшении динамики нервных процессов у подростков IV группы; общая подвижность (реакция выбора в условиях переделки сигнального значения раздражителей (По) – снижалась у подростков с I группы по IV, минимальных значений достигая у употребляющих ЛР; имелись достоверные отличия у подростков у III и IV группы по сравнению с I и II (р<0,5); это указывало на нарушение регуляции и контроля протекания психической деятельности у подростков, употребляющих ЛР.

Значения коэффициента баланса НС (Кбаланса) возрастали у подростков с I группы по VI, причем имелись достоверные различия у представителей III и IV групп (р<0,001; р<0,01) по сравнению с I и II; что свидетельствовало о неуравновешенности процессов возбуждения–торможения НС, преобладании процессов возбуждения у подростков, употребляющих ЛР; для них также характерны бурные эмоциональные реакции на происходящее, повышенная экзальтация, утрирование нюансировки, стремление к риску.

Значения коэффициента силы–слабости НС (КСНС) уменьшались у подростков с I группы по IV; также имелись достоверные отличия у представителей III и IV групп по сравнению с I и II (р<0,5); это говорило о преобладании слабой нервной системы у подростков, употребляющих ЛР. Т.е. для этой категории подростков характерны эмоциональность, сложность и даже невозможность принятия решений в экстремальных ситуациях, большая психологическая уязвимость, напряженность в отношениях и взаимодействии с другими людьми, склонность занимать подчиненное, зависимое положение в группе.

В целом, для представителей III и IV группы были характерны соответственно вогнутый и нисходящий типы полученных кривых, что свидетельствует о средне-слабой НС у III группы и слабой НС у IV группы.

Таким образом, результаты интерпретации психофизиологических параметров у учащихся общеобразовательных школ и воспитанников детских домов подросткового возраста, употребляющих ЛР, позволяют уточнить особенности действия токсических веществ на состояние НС, проявляющиеся в значительно выраженной функциональной асимметрии полушарий; преобладании реагирования по средне-слабому и слабому типу НС; снижении быстроты реагирования, ухудшении динамики нервных процессов; нарушении регуляции и контроля протекания психической деятельности; дисбалансе и лабильности нервных процессов: их неустойчивости и, в целом, повышенной возбудимости.

Причем снижение быстроты реагирования и преобладание реагирования по слабому типу НС было более выраженным и имело достоверные различия у воспитанников детских домов по сравнению с учащимися общеобразовательных школ, употребляющих ЛР.

С учетом описанных выше психофизиологических особенностей учащихся общеобразовательных школ и воспитанников детских домов подросткового возраста, употребляющих ЛР, необходимо создавать специфические коррекционно–профилактические программы, повышающие психологическую устойчивость к наркоти­ческой контаминации. Кроме этого, в практической работе подросткового психиатра–нарколога и терапевта может быть использована оценка функционального состояния НС при употреблении ЛР с использованием психофизиологических методик, в частности, теппинг–теста, активациометрии и кинематометрии.

 

 

 

 

 

Таблица 1

Психофизиологические показатели у подростков,

не употребляющих и употребляющих ЛР, M+m

Показатели

Группы

I

II

III

IV

АП л., mA

34,3+9,1

28,9+8,7

41,2+12,7

50,6+16,8

АП п., mA

35,1+8,9

31,1+9,1

59,2+18,7

69,3+20,1

ФАП, mA (%)

-0,8+0,2 (1,0)

-2,2+0,6 (4,0)

-18,0+5,1 (18,9)**

-18,7+5,3 (16,7)**

АП с., mA

69,4+20,1

60,0+19,2

100,4+32,4

119,9+37,9

13,2+3,3

14,6+3,8

18,1+4,7

19,2+5,1

∆%

1,9+0,3

2,3+0,3

3,5+0,6*

3,9+0,7*

Квозб

1,2+0,2

1,5+0,3

1,6+0,5

1,8+0,6

Кторм

1,1+0,2

1,3+0,3

1,1+0,2

1,1+0,3

ВДо,

мс

250,5+27,2

251,3+29,6

363,4+51,3

384,7+58,4*

По

4,2+1,1

 

3,9+1,1

 

1,8+0,3*

1,1+0,3*

Кба-

ланса, %

4,3+1,1

7,1+1,9

18,5+4,2***

24,1+5,8**

КСНС

3,3+1,0

3,1+0,9

1,1+0,2*

0,8+0,1*

Примечание: достоверные отличия между группами при * – р<0,05; ** – р<0,01; *** – р<0,001.

 

Литература:

1.               Егоров А.Ю. Расстройства поведения у подростков: клинико-психологические аспекты / А.Ю. Егоров, С.А. Игумнов. – СПб.: Речь, 2005. – 436 с.

2.       Кошкина Е.А. Основные показатели деятельности наркологической службы в РФ в 2006-07 гг. / Е.А. Кошкина, В.В. Киржанова. – М., 2007. – 182 с.

3.       Надеждин А.В. Токсикомания, вызванная летучими углеводородами: эпидемиология, клиника, лечение / А.В. Надеждин. – М., 2007. – 28 с.

4.       Сакеллион Д.Н. Возможности использования сенсорной депривации в лечении наркоманий с точки зрения функциональных систем / Д.Н. Сакеллион, У.Х. Алимов // Наркология. – 2003. – № 1. – С. 45–50.

5.       Федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005–2009 годы». Постановление Правительства РФ № 561 от 13 сентября 2005 г.

6.       Цагарелли Ю.А. Теория и практика системной диагностики человека / Ю.А. Цагарелли. – Казань, 2002. – 35 с.

7.       Чепурных Е.Е. Оценка наркоситуации в среде детей, подростков и молодежи. Часть III / Е.Е. Чепурных // Наркология. – 2004. – № 5. – С. 8–11.

8.       Шабанов П.Д. Наркология: Практическое руководство для врачей / П.Д. Шабанов. – М.: ГЭТАР-МЕД, 2008. – 560 с.

9.       Руководство по профилактике злоупотребления психоактивными веществами несовершеннолетними и молодежью / Под науч. ред. Л.М. Шипициной. – М.: Вариант, 2003. – 464 с.

10.   Fristad M.A. Psychosocial functioning in children after the death of a parent / M.A. Fristad, R. Jedel, R.A. Weller et al. // Am J Psychiatry. – 1993. – № 150. – Р. 511.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle