Библиографическое описание:

Уваров И. А. Специальные военные училища российской армии в XIX в. // Молодой ученый. — 2010. — №12. Т.2. — С. 27-32.

В русской армии рассматриваемого периода помимо общевойсковых учебных заведений, готовивших офицерские кадры в основном для пехоты и кавалерии, существовали специальные военные училища, выпускавшие офицеров артиллерии, инженерных войск и специальных родов службы (топографической, юридической). Эти учебные заведения стояли несколько особняком и не входили, как правило, в систему Главного управления военно-учебных заведений военного министерства. В России система специальных военных училищ окончательно оформилась лишь в 20-х годах XIX в. В XVIII в. артиллерийских и инженерных офицеров готовил особый кадетский корпус, но впоследствии он, хотя и продолжал выпускать офицеров этих родов войск, как специальное учебное заведение перестал существовать. Однако потребность в специализации объективно ощущалась, и это показали те войны, которые вела Россия в означенное время. Поэтому в конце второго десятилетия XIX в. были образованы специальные военные училища, которые со временем сосредоточили подготовку офицеров соответствующих родов войск в своих стенах.

Артиллерийские училища

Самые востребованные специальные офицерские кадры выпускали артиллерийские училища. И в начале XIX столетия их продолжал готовить Артиллерийский и инженерный корпус. Даже когда он был преобразован во Второй кадетский, всё равно продолжал выпускать некоторое количество артиллерийских офицеров, равно как и Первый Московский корпус. Артиллерийских офицеров готовили также юнкерские классы при учебных гвардейских артиллерийских ротах. Самостоятельное Артиллерийское училище было открыто 25 ноября 1820 г. при сформированной в том же году учебной артиллерийской бригаде. Инициатором его создания был великий князь Михаил Павлович – начальник военно-учебных заведений. Оно было рассчитано на 120 штатных и 28 сверхштатных учащихся и предусматривало пятилетний курс обучения. (Практически оно должно было давать высшее образование). В училище принимались дети потомственных дворян в возрасте 14–18 лет (смотря по тому, в какой класс поступал абитуриент) по экзамену. Выпуск осуществлялся по 4 разрядам. Окончившие по 1-му разряду производились в прапорщики и переводились в офицерские классы училища, по 2-му разряду – производились в прапорщики и направлялись в войска, по 3-му разряду – оставались в училище еще на один год, а выпускники 4-го разряда направлялись в войска юнкерами и должны были прослужить до производства в офицеры не менее двух лет [1, с.1-11,25]. За первые 35 лет своего существования училище выпустило 375 офицеров (в т. ч. в 1826–1855 гг. – 300). С 19 сентября 1849 г. оно стало именоваться Михайловским артиллерийским училищем в память о своём создателе [1, с.61] [2, с.215-216].

Курс обучения в училище был сложен. Поэтому в первой половине XIX в. многие воспитанники не смогли должным образом окончить курс. Из поступивших в 1825–1857 гг. 1 197 человек в офицерские классы переведены лишь 597 (50 %), а не достигли офицерского звания 327 (28 %). Поэтому в конце 50-х гг. училище было реорганизовано, преподавание было облегчено [3, с.151]. В 1856 г. закрыт младший класс (для детей 14–15 лет), а в 1859 г. - еще два. С 1859 г. изменен и порядок комплектования: в оставшиеся два класса принимались юнкера и унтер-офицеры (фейерверкеры) со средним и высшим образованием (последние – прямо в старший класс) независимо от происхождения, причем все они принимались экстернами, оставаясь в подчинении командиров своих частей. Начиная с 1861 г. в училище стали поступать кадеты артиллерийских отделений кадетских корпусов (военных училищ) (в 1862 г. таковых было 89 человек, в 1863 г. – 109, в 1864 г. – 53), составившие специальный старший класс с курсом обучения в один год. С 1864 г. этот класс комплектовался только за счет перевода из общевойсковых военных училищ, а с 1863 г. прием экстернов был прекращен. И так как в том же году был сделан последний выпуск поступивших до 1859 г. дворянских детей по экзамену, училище превратилось в одногодичное – только для переведенных из общевойсковых училищ.

Долгое время Михайловское артиллерийское училище обеспечивало артиллерийские части офицерским составом, а также являлось подготовительным заведением для подготовки к поступлению в Михайловскую артиллерийскую академию [4, с.713]. В зависимости от потребностей армии артиллерийское училище неоднократно преобразовывалось. В частности, с 1865 г., после образования военных гимназий, оно стало трехгодичным. В младший класс принимались выпускники военных гимназий или достигшие 16 лет выпускники гражданских учебных заведений по экзамену (последних было 6–8 %). Старший (3-й) класс делился на два отделения: математическое (для своих воспитанников, готовящее в академию) и строевое (для переведенных из общевойсковых училищ и готовящее в войска). Тогда же штат училища был увеличен со 120 до 160 человек. В 1871–1879 гг. в него поступило 684 человека, из них выпускников военных гимназий – 418 (61 %), переведено из других военных училищ – 212 (31 %) и поступило по экзамену – 54 (8 %) [5, с.147].

За тот же период из училища убыло 675 человек, из которых 567 (85 %) выпущено офицерами и гражданскими классными чинами, переведено в другие – 16 (2 %), уволено до окончания курса – 24 (3%), выпущено в войска нижними чинами до окончания курса 60 (9 %) и умерло – 8 (1 %) [5, с.159]. Выпуск из училища в 1857–1879 гг. колебался от 11 до 84 человек в год.

Но и в 70-х гг. артиллерийское училище не обеспечивало своими выпускниками потребность в артиллеристах, и большая часть офицеров артиллерии выходили из общевойсковых училищ. Из поступивших служить в артиллерию в 1857–1877 гг. 3135 офицеров оно дало лишь 1151, т. е. менее трети. В том числе из поступивших в армию в 1870-1877 гг. училище дало 514 чел. (37 %), а другие училища – 1332 офицера [3, с.159,161].

В училище изучались как общеобразовательные (всего 10), так и специальные предметы (6). Учебный план училища предусматривал изучение: Закона Божьего, иностранных языков, истории, военного законоведения, алгебры, дифференциального и интегрального исчисления, аналитической геометрии, механики, физики, химии, артиллерии, общей тактики, тактики артиллерии, артиллерийского черчения, артиллерийской администрации, фортификации и топографии. То есть, учебный план был достаточно напряжённым и при нормальной организации учебного процесса в нём можно было получить хорошее образование.

Потребность в квалифицированных артиллеристах заставило военные власти и правительство открыть новые артиллерийские офицерские училища. Поэтому в 1894 г. 2-е Константиновское военное училище было преобразовано в артиллерийское с той же организацией, что и Михайловское, и штатом в 400 юнкеров (штат Михайловского училища также был увеличен). В начале XX в. штат каждого из названных училищ составлял 420 человек. Если на 1 января 1881 г. в Михайловском артиллерийском училище было 163 юнкера, то на 1 января 1904 г. в обоих артиллерийских училищах находилось 797 юнкеров [6, с.50] [7, с.53,56]. Количество обучавшихся и окончивших училища, в общем, было стабильным, несмотря на возраставшие требования полевых войск. Предложения об открытии новых училищ отклонялись в основном по причинам нехватки средств. (Официальная версия). Только после начала мировой войны были открыты Сергиевское (в Одессе) и Николаевское (в Киеве) училища со штатом 300 юнкеров каждое. Сергиевское училище дало первый выпуск в 1915 г., Николаевское – в 1916 г. [8, с.175]. Но это были уже ускоренные выпуски.

С началом мировой войны был произведён ускоренный выпуск учащихся, а с 1915 г. на базе Михайловского и Константиновского училищ стали действовать школы прапорщиков артиллерии. По данным военного министра они выпускали в год свыше четырех тыс. прапорщиков [9, с.34].

В последней четверти XIX в. – начале XX в. артиллерийские училища комплектовались в основном выходцами из кадетских корпусов. В частности, в 1903 г. из 337 чел., поступивших в эти училища, кадетов было 279 чел [10, с.53,56].

Сословный состав артиллерийских училищ был более аристократическим, чем общевойсковых, хотя никаких сословных ограничений на поступление в артиллерийские училища с 1859 г. не существовало. Но в этих училищах была наиболее значительная доля выпускников военных гимназий и кадетских корпусов, что и обусловило их дворянский состав. Со временем социальный состав артиллерийских училищ постепенно изменялся, становясь более демократическим. Так, на 1 января 1904 г. в двух артиллерийских училищах потомственных дворян было 47 %, детей офицеров и чиновников – 50 %, прочих – 3%. В 1906 г. в них училось 263 потомственных дворянина, 416 детей личных дворян, офицеров и чиновников и 121 представитель других сословий; в 1908 г. – соответственно 336, 401 и 154. Сравнительный анализ социального состава указанных военных училищ позволяет сделать таблица 1 [11, с.25].

Таблица 1

Социальный состав учащихся артиллерийских училищ

в 1906 и 1908 гг.

Категория

1906

1908

Михайловское

Константиновское

Михайловское

Константиновское

Потомственные дворяне

108

155

150

186

Личные дворяне

253

163

229

172

Другие сословия

61

57

67

77

Иностранцы (абиссинцы, болгары)

3

-

7

3

 

До 1861 г. Михайловское училище выпустило примерно 500 офицеров, в дальнейшем же выпуск из артиллерийских училищ выглядел так: 1861-1865 гг. – 285 человек, 1866-1870 – 390, 1871-1875 – 390, 1876-1880 – 363, 1881-1885 – 386, 1886-1890 – 378, 1891-1895 – 526, 1896-1900 – 1 529. Всего за это время выпущено 4 247 офицеров, а за весь XIX век было выпущено примерно 4,8 тыс. офицеров [11, с.34].

Инженерное училище

В связи с усложнением вооружения в российской армии выявилась потребность в подготовленных инженерах. После преобразования Артиллерийского и инженерного корпуса во Второй кадетский он продолжал готовить инженерных офицеров, но уже в 1804 г. в Петербурге была открыта специальная Инженерная школа для юнкеров-кондукторов на 25 человек, которая в 1810 г. преобразована в Инженерное училище со штатом уже в 50 человек (с 1816 г. оно именовалось Главным училищем инженеров).

На базе этого училища в сентябре 1819 г. было создано Главное инженерное училище, состоявшее из кондукторских и офицерских классов (на 96 и 48 человек соответственно) с четырехлетним курсом обучения. Аттестация выпускников проводилась примерно по тому же принципу, что и в артиллерийских училищах. Выпускники 1-го разряда по успеваемости переводились в офицерские классы с производством в прапорщики, 2-го разряда – оставлялись еще на год, а 3-го – направлялись юнкерами в армию, где служили не менее двух лет до производства в офицеры (по экзамену и по представлению начальства).

В кондукторском отделении изучались арифметика, алгебра, геометрия, русский и французский языки, история, география, рисование, аналитическая геометрия, дифференциальное исчисление, а также полевая фортификация и артиллерия; в инженерном – фортификация, аналитическая геометрия, дифференциальное и интегральное исчисление, физика, химия, гражданская архитектура, практическая тригонометрия, начертательная геометрия, механика и строительное искусство. В 1854 г. из кондукторских классов инженерного училища было выпущено 32 человека, в 1855 г. – 24 человека.

Всего за период с 1819 по 1855 г. училище выпустило 1 036 офицеров. С 21 февраля 1855 г. оно стало именоваться Николаевским инженерным училищем [5, с.216,217].

В 1865 г. данное училище было преобразовано по образцу артиллерийского в трехгодичное с теми же правилами приема и выпуска, что и в Михайловском артиллерийском. Но штат его был меньше – 126 юнкеров (рота). Главное отличие инженерного училища от аналогичного артиллерийского состояло только в том, что оно подчинялось Главному инженерному управлению. Структура его и порядок перевода воспитанников в академию также были идентичными с артиллерийским училищем. Однако, в отличие от последнего, инженерное училище в большей степени комплектовалось за счет лиц, поступивших по аттестатам гражданских учебных заведений. Например, из принятых в 1871–1879 гг. 423 человек выпускников военных гимназий было 187 (44 %), переведенных из других военных училищ - 55 (13 %) и выпускников гражданских учебных заведений – 181 (43 %).

Как и артиллерийское, инженерное училище не только выпускало инженеров в офицерские части, но и должно было «служить подготовительным заведением для поступления в Инженерную академию» [12, с.721]. Из 451 человека, вышедшего из училища за 1871–1879 гг., с офицерскими и гражданскими чинами выпущено 373 человека (83 %), переведен в другое училище один, уволено до окончания курса – 63 (14 %), выпущено до окончания курса нижними чинами – 11 (2 %) и умерло три чел. (1 %). То есть картина примерно та же, что и в артиллерийском училище. Выпуск из училища в 1862-1879 гг. колебался от 22 до 53 человек в год [13, с.116-119].

Инженерное училище в большей мере обеспечивало потребности армии в офицерах своей специальности, чем артиллерийское, но в конце XIX в. и его штат был увеличен со 140 до 250 человек [14, с.23,74]. В целом это был меньший рост, чем в артиллерийских училищах. Социальный состав училища за счет большого числа поступавших «со стороны» (не из военных гимназий и кадетских корпусов) был менее дворянским, чем артиллерийского училища. Среди поступавших до 30 % составляли лица недворянского происхождения. Но качество учащихся (в смысле знаний и прилежания к учёбе) в инженерном училище было гораздо выше, чем в строевых и кавалерийских училищах. Это вполне объясняется тем, что многим учащимся инженерного училища нужно было самим пробиваться в жизни, у них не было дворянских привилегий и собственности. Они могли надеяться только на себя.

Николаевское инженерное училище за время с 1866 до 1880 гг. подготовило 791 офицера, в 1881–1895 гг. – 847, в 1896-1900 гг. – 540, а всего за вторую половину XIX в. – 2 338 чел.. В 1901-1914 гг. было выпущено 1 360 офицеров, в том числе по годам [15, с.34]:

Таблица 2

Выпуск офицеров из Николаевского инженерного училища в 1901-1911 г.

Год

Окончило

Год

Окончило

1901

89

1908

91

1902

92

1909

92

1903

88

1910

63

1904

91

1911

61

1905

103

1912

29

1906

86

1913

80

1907

46

1914

Ускоренный выпуск 295 чел. по 1 разряду, 4 по 2 разряду

 

 

1915

Выпуска не было

В начале XX в. в стране было только одно училище с трёхлетним сроком обучения, готовившее кадры для инженерных частей - это Николаевское инженерное училище. Его штат составлял 250 юнкеров, что позволяло производить ежегодные выпуски в пределах даже около 100 человек. (См. таблицу).Следовательно, за весь период своего существования училище дало примерно 4,4 тыс. офицеров.

Начавшаяся мировая война и увеличение количества военной техники, требующей инженерного знания, потребовало открытия ещё одного инженерного училища. В 1915 г. было открыто Киевское Алексеевское инженерное училище. При обоих училищах началась подготовка прапорщиков инженерных войск [9, с.34].

Топографическое училище

Знание топографии, умение "читать" карту - важнейшее профессиональное условие всякого офицера, особенно в достаточно высоких чинах. Но осознание этого пришло к руководству нашей страны (в том числе и военному) только в первой четверти XIX в. Первоначально топографов готовил Финляндский топографический корпус, учрежденный в 1812 г. в городе Гаапаньеми и рассчитанный всего на 6 человек. Через четыре года штат его был расширен в 10 раз - до 60 человек. Корпус был превращен в общевойсковой, но продолжал готовить и топографов. Прием осуществлялся на основании экзаменов. В течение четырехлетнего курса в корпусе изучали: Закон Божий, русский, шведский, французский и немецкий языки, историю, географию, арифметику, алгебру, геометрию, прямолинейную и сферическую тригонометрию, дифференциальное и интегральное исчисление, фортификацию, артиллерию, тактику, топографию, черчение. То есть курс обучения был достаточно насыщенным и при хорошей учёбе выпускники могли получить хорошее образования. До 1825 г. корпус выпустил 92 топографа.

В связи с тем, что в 1819 г. Финляндский корпус окончательно стал общевойсковым учебным заведением, при Главном штабе в 1822 г. была открыта Школа топографов. Она стала практически приемником топографического корпуса. Ее первое отделение (на 40 человек) готовило офицеров, а второе – граверов и литографов. В первое отделение принимались лучшие воспитанники топографических классов, учрежденных при батальонах военных кантонистов, и вольноопределяющиеся. Выпуск осуществлялся по результатам экзамена. Выдержавшие его и прослужившие затем определенный срок в нижних чинах производились в офицеры корпуса топографов, а при недостатке вакансий шли подпоручиками в армию. Те, кто выслужил топографом положенный срок в унтер-офицерском звании, но не имел достаточных познаний для службы офицером-топографом, направлялись в армию прапорщиками [5, с.217-218]. Все топографы разделялись на три класса: к первому принадлежали только унтер-офицеры; ко второму – унтер-офицеры и рядовые, к третьему – только рядовые [5, с.218].

В 1863 г. Школа топографов была преобразована в Училище топографов или Военно-топографическое училище. По положению 1866 г. для Военно-топографического училища был установлен двухлетний курс обучения и штат в тех же 40 человек. В него принимались топографы унтер-офицерского звания и воспитанники средних учебных заведений. Выпущенные по 1-му разряду получали чин подпоручика, по 2-му – прапорщика и по 3-му – гражданский чин XII класса [16, с.59-67]. В 1877 г. училище было переведено на трехлетний курс обучения. Выпуск был небольшим – в 1862–1879 гг. от 6 до 19 человек в год. Судя по всему военные власти считали, что число подготавливаемых специалистов этого профиля вполне достаточно.

В 1886 г. Военно-топографическое училище было объединено с учебной командой военных топографов и перешло опять на двухлетний курс обучения. Поскольку в училище принимались люди со средним образованием, то общеобразовательные предметы были исключены. Выпускники шли подпоручиками в корпус топографов (до преобразования в 1886 г. выпущено 69 офицеров и 62 унтер-офицера, после преобразования и до 1894 г. – 129 офицеров). С 1870 по 1900 г. училище подготовило 599 офицеров-топографов. В 1910 г. штат училища был увеличен с 40 до 50 человек. Это военно-учебное заведение не подчинялось ГУВУЗу, а находилось в ведомстве Военно-топографического отдела Главного штаба. Ежегодные выпуски не превышали 20 офицеров. В общей сложности за всю свою историю Военно-топографическое училище выпустило более тысячи офицеров [9, с.36,37].

 Военно-юридическое училище

В 30-х годах в российской армии появились узкие специалисты формально не военные, но обслуживающие армию. Таковыми, в частности, были юристы (или "правоведы" по терминологии того времени). Их стали готовить в Аудиторском училище Военного министерства, которое было учреждено в 1832 г. В него принимались дети дворян и других свободных сословий, а также кантонисты имевшие образование. До 1850 г. оно выпустило в общей сложности 201 офицера. В 1868 г. в период реформ оно было преобразовано в Военно-юридическое училище, но в 1878 г. упразднено и заменено Военно-юридической академией. Это было связано с тем, что армии понадобились более высококвалифицированные специалисты юристы. Их и стала готовить означенная академия. За время с 1861 по 1878 г. Военно-юридическое училище дало армии 1 298 выпускников [9, с.38].

Офицерские школы

В середине 50-х годов XIX в, явно под влиянием поражения в Крымской войне, стали создаваться своеобразные курсы повышения квалификации для офицеров. Это офицерские школы, которые были краткосрочными учебными заведениями, предназначенными для повышения квалификации офицеров и подготовки их к занятию строевых командных должностей. Они, как правило, были специализированными.

В 1857 г. в Царском Селе была учреждена Стрелковая школа с одногодичным курсом на 114 человек (в неё принимались также вольнослушатели). По положению 1859 г. она должна была готовить офицеров для занятия должностей командира роты и заведующего оружием полка. Выпущенные по 1-му разряду получали следующий чин. В 1859 г. создана Кавказская стрелковая школа в Тифлисе (вместо упраздненного Кавказского сводного учебного батальона) на 30 офицеров. В 1861 г. она была преобразована по типу Царскосельской. В том же году образована Финляндская стрелковая школа (вместо упраздненного Финляндского учебного стрелкового батальона, который был сформирован в 1856 г.), но уже в следующем году она была закрыта.

Для офицеров гвардейской пехоты в том же 1857 г. был создан двухгодичный Учебный фехтовально-гимнастический класс, рассчитанный на 146 человек. Тогда же для офицеров инженерных войск открыто Техническо-гальваническое заведение и гальваническая учебная рота со сроком обучения 1 год, рассчитанные на 14 офицеров. В 1858 г. для специального образования офицеров в Елисаветграде создано двухгодичное Кавалерийское училище.

В начале 60-х годов в связи с проведением военной реформы было решено уменьшить разнобой в учебных заведениях повышения квалификации и унифицировать (объединить) различные школы и курсы. Для этого в 1863 г. Царскосельская офицерская стрелковая школа, фехтовальный класс и Образцовый пехотный батальон были слиты в Учебный пехотный батальон, а в 1866 г. на тех же основаниях образована Кавказская учебная рота (из Кавказской стрелковой школы с учебной ротой при ней). Образцовый эскадрон был преобразован в 1863 г. в Учебный кавалерийский эскадрон и в 1866 г. влит в Елисаветградское кавалерийское училище. В артиллерии появились пешая и конная учебные батареи (из Образцовых), а в 1867 г. принято новое положение о Техническо-гальваническом заведении и гальванической учебной роте. Все эти учебные части предназначались для обучения равно и солдат, и офицеров.

Однако в начале 80-х годов новое руководство военного ведомства изменило технологию переподготовки офицерских кадров. В этой связи в 1882 г. учебные части были вновь преобразованы в офицерские школы по родам оружия, которые готовили командиров батальонного звена. Офицерская стрелковая школа находилась в Ораниенбауме и предназначалась для пехотных капитанов не старше 45 лет, командовавших ротой не менее двух лет и готовившихся к занятию штаб-офицерских должностей (командиров батальонов). Срок обучения составлял 7 месяцев, штат – 167 человек. С началом мировой войны занятия в школе были прекращены.

Офицерская кавалерийская школа предназначалась для ротмистров, готовившихся в эскадронные командиры. Срок обучения был двухлетним. Штат рассчитан на ежегодный прием по 40 гвардейских и армейских офицеров и 24 казачьих (в начале XX в. – 42 и 25). В 1914 г.в связи с началом войны эта школа была закрыта.

Офицерская артиллерийская школа стрельбы находилась в Царском Селе и готовила командиров батарей. С 1886 г. в ней был создан крепостной отдел для офицеров крепостной артиллерии. Ежегодно принимали 35 артиллерийских капитанов и есаулов казачьих батарей. Затем штат был увеличен до 60 человек. После русско-японской войны, в 1906, 1908–1909 гг., в школу направлялись для стажировки командиры дивизионов и бригад. Курс обучения в школе составлял 7 месяцев и 9 дней. На отделении полевой артиллерии в XX в. обучалось 108 капитанов и 36 штаб-офицеров. Штаб-офицеры крепостной артиллерии стажировались в крепости Осовец [17].

Офицерская электротехническая школа была образована в 1894 г. из офицерского класса при управляющем электротехнической частью. Штат школы был рассчитан на 60 человек, срок обучения – один год и семь месяцев. Школа продолжала действовать и в годы мировой войны, причем в 1916 г. при ней готовили и офицеров-радиотехников [18].

Офицерские авиационные школы. С конца XIX в. действовала воздухоплавательная школа при Гатчинском учебном воздухоплавательном парке, готовившая офицеров для управления аэростатами. В 1909 г. там открылось авиационное отделение на 30 человек, на котором обучались как офицеры, так и солдаты. До 1914 г. школу окончили 95 офицеров, в 1914–1915 гг. там обучалось еще 175 офицеров. До мировой войны была открыта еще одна школа – в 1911 г. в Севастополе, готовившая 35 офицеров в год. В ходе мировой войны были также развёрнуты школы морской авиации в Севастополе на 25-30 офицеров, в Петрограде и Баку на 20 офицеров-лётчиков, занимавшихся практической подготовкой к полётам по заданному маршруту с разведкой и фотографированием [19, с.28-29,33]. Подготовкой офицеров-летчиков занимались также различные курсы, общества и аэроклубы. В 1914–1915 гг. во всех авиационных школах получили подготовку более 400 офицеров, и обучалось на 1 января 1916 г. еще 218 чел [20, с.41].

Вопрос о специальной подготовке офицерских кадров для автомобильных частей возник в 1912 г. во время испытаний автомобилей. Тогда же при учебной автомобильной роте в С.-Петербурге был создан офицерский курс, рассчитанный на 15 человек. В 1915 г. он был преобразован в Офицерскую автомобильная школу на 50 человек с отделением для рядовых на 90 человек.

Офицерская железнодорожная школа существовала с конца 90-х гг. до 1908 г. при Среднеазиатской железной дороге. Одновременно действовал офицерский курс при Асхабадском (ныне Ашхабатском) железнодорожном техническом училище.

            Главная гимнастическо-фехтовальная школа (со штатом 80-90 человек) готовила офицеров-инструкторов гимнастики для войсковых частей [21].

Таким образом, подготовка офицерских кадров велась целенаправленно и отвечала основным потребностям вооруженных сил России, разумеется, с учетом стоящих перед ними задач.

Научно-технический прогресс оказывал серьезное влияние на систему военных образовательных учреждений России XIX века. Специальные военные училища, осуществляющие подготовку офицеров для родов войск императорской армии, не только детализировали организацию учебно-воспитательного процесса в вузах, но и совершенствовали, в целом, систему Главного управления военно-учебных заведений военного министерства, тем самым, в конечном счете, повышая эффективность управления войсками.

 

Литература:

1.      Приложения к историческому очерку образования и развития Артиллерийского училища, составленные Платовым. СПб., 1870.

2.      Исторический очерк деятельности военного управления в России в первое двадцатипятилетие благополучного царствования государя императора Александра Николаевича. (1855-1880 гг.). Том 1. Спб., 1879.

  1. История отечественной артиллерии. – М.- Л., 1966. – Т. 2. – Кн. 4.

4.      Свод военных постановлений 1869 года. – Изд. 2-е. – Кн. XV. – СПб, 1896.

  1. Исторический очерк деятельности военного управления в России. Т. 5. Приложения 53, 93, 94. В «Истории отечественной артиллерии» приводятся несколько другие данные за ряд лет: в 1862 г. выпущено 55 человек, в 1863 - 79, в 1866 - 55, в 1867–50, в 1868 - 73 и в 1871 - 80.

6.      Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1881 г. Отчёт о состоянии военно-учебных заведений. СПб., 1883.

7.      Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1903 г. Отчёт о состоянии военно-учебных заведений. СПб., 1904.

8.      Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). – Ф. 504. – Оп. 2. – Д. 129.

9.      Бескровный, Л.Г. Армия и флот России в начале XX в. - М., 1986.

10.  Всеподданнейший отчёт о действиях Военного министерства за 1903 г. Отчёт Главного артиллерийского управления.

  1. Бескровный, Л.Г. Армия и флот России в XIX в. М., 1973. Таблица составлена по данным Всеподданнейших отчётов Военного министерства.

12.  Свод военных постановлений 1869 года. – Изд. 2-е. – Кн. XV. СПб., - 1896.

13.  Савельев, А.И. Очерк инженерного управления в России / А.И. Савельев. – Ч. II. – СПб., 1887.

14.  Всеподданнейшие отчёты о действиях Военного министерства за 1881 и 1903 гг.

  1. Бескровный, Л.Г. Армия и флот России в начале XX в. Таблица составлена по отчетам инженерного ведомства.

16.  Исторический очерк деятельности корпуса военных топографов (1822 – 1872). – СПб., 1872.

17.  Марков О.Д. Русская армия. 1914 - 1917. СПб., 2001.

18.  Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993.

19.  РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 571.

20.  Лашков А.Ю., Лозыченко Ю.М. Зарождение военного воздухоплавания в России. Дузь П.Д. История воздухоплавания и авиации в России (июль 1914 - октябрь 1917 гг.), 2-е изд., перераб. и доп. М., - 1986.

21.  Волков С.В. Русский офицерский корпус.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle