Библиографическое описание:

Нихочина А. А. Влияние последствий экономических реформ 1990-х гг. на детское население Красноярского края // Молодой ученый. — 2010. — №12. Т.2. — С. 16-24.

С начала 1990-х гг. в СССР произошли кардинальные революционные изменения во всех областях жизнедеятельности общества, означающие утверждение нового общественного строя [1]. КПСС перестала быть правящей партией и была распущена. Начала формироваться многопартийная система. На смену единственной марксистско-ленинской идеологии пришло идеологическое многообразие и отказ от государственной или обязательной идеологии. Вместо государственной социалистической экономики стала формироваться рыночная экономика. Возникла и стала ведущей формой собственности, наряду с государственной, частная собственность.

В Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 г., были закреплены либерально-демократические изменения. В ее первой статье человек, его права и свободы, провозглашены высшей ценностью. Конституция Российской Федерации определила процессы социально-политической трансформации России. Однако положенная в основу Конституции модель социального правового государства (статья 7) не получила полноценной реализации в законодательстве. В политической же практике она была заменена либеральной рыночной моделью развития государства в варианте так называемой «шоковой терапии».

Вопрос о роли государства в рыночных преобразованиях и реформе социальной сферы в России стал предметом острой политической борьбы, приведшей в 1991-1992 гг. к резкому ослаблению государства, утрате важнейших функцией по формированию рыночной экономики и предотвращению чрезмерной поляризации общества [2].

Начало этому процессу в Красноярском крае положила Программа перехода с 1 января 1991 г. экономики края на рыночные отношения, принятая в августе 1990 г. на сессии Краевого совета народных депутатов [3]. В Программе рассматривался переход к смешанной экономике, которая должна была основываться на полномасштабном, конкурентном товарном рынке, со значительной долей частной собственности на средства производства; сохранением заметной доли общественного сектора; широком привлечении иностранного капитала; перераспределением доходов предприятий посредством сильной налогово-бюджетной политики.

В это же время стала формироваться правовая база под изменения структуры собственности, процесса приватизации. Официально она начала закладываться с принятия Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. №443-1 «О собственности в РСФСР», Закона РФ от 3 июля 1991 г. №1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ» [4], Указа Президента РФ от 14 августа 1992 г. «О введении в действие системы приватизационных чеков в РФ» [5] . На их основе Малый совета крайсовета 6 августа 1992 г. утвердил краевую программу приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 г. [6]. На основе этих документов началась приватизация в регионе. В результате только за 1993-1995 гг. в Красноярском крае было приватизировано 1539 предприятий [7].

Формирование негосударственного сектора в основных отраслях промышленности по предприятиям характеризовался развитием малого предпринимательства. Прочное место занял малый бизнес в розничной торговле. На его долю к концу 1998 г. приходилось 24,2% общего объема товарооборота и 90,7% розничного товарооборота против 20,4 % в 1991 г. В общественном питании доля негосударственного сектора составила 84,5 % (в 1991 г. – 9,7%) [8]. Быстро снижалась доля государственного сектора и на рынке бытовых услуг. Подавляющий объем бытовых услуг приобретался населением в негосударственном секторе, на долю которого в 1998 г. приходилось 89,4%. Около двух третей объема бытовых услуг (60,6%) оказывалось физическими лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью без образования юридического лица [9]. Аналогичные процессы складывались и в других сферах экономики.

Создание негосударственного сектора в основных отраслях промышленности сразу же привело к сокращению социальных гарантий предоставляемых населению края (оплачиваемые больничные листы, льготное содержание детей в детских садах, пионерских лагерях, отпуска по уходу за ребенком, выходные и праздничные дни и др.).

Отметим, в эти годы государство делало попытки защитить население в условиях перехода к рынку. Так, например, только за 1990-1991 гг. в стране было принято 32 социальных программы [10]. Однако они не были подкреплены финансами, поэтому не принесли положительных результатов.

В Красноярском крае с начала 1990-х гг. в структуре промышленного производства произошло существенное смещение в сторону добывающих и перерабатывающих отраслей. Одновременно активно разрушалась химическая, лесная, тяжелая, машиностроительная промышленность, военно-промышленный комплекс (ВПК).

Так, выпуск промышленной продукции всеми производителями в 1998 г. по сравнению с 1991 г. уменьшился по предварительным данным в 1,7 раза. Наиболее значительное снижение имело место в отраслях: добыча угля 32,4%, машиностроении и металлообработки в 6,8 раза, легкой промышленность 6,6 раза, строительных материалов 4,3 раза, лесной в 4,1 раза, в деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной 3,2 раза [11]. Так объем производства бумаги в 1998 г. по сравнению с 1992 г снизился в 3,0 раза, синтетических смол и пластических масс – в 15,9 раза, кирпича на 48,5 %, хлопчатобумажной ткани в 26,1 раза, трикотажных изделий в 19,2 раза, телевизоров в 15,2 раза [12]. Объем производства пищевой продукции в 1998 г. к уровню 1991 года сократился в 2 раза, к уровню 1992 г. – в 1,6, к уровню 1995 г. – в 1,3 раза [13]. При этом объемы производства некоторых видов продуктов претерпело серьезные изменения, так производство цельномолочной продукции сократилось в 4 раза, крупы в 17,7, маргариновой продукции – в 29 раз. Производство спирта этилового сырья в 1998 г. увеличилось к уровню 1991 г. на 35,2%, минеральной воды в 2,5 раза и только производство безалкогольных напитков осталось на уровне 1991 г. [14].

Сокращение производства привело не просто к падению объемов производства, но и к ликвидации отдельных предприятий, целых отраслей производства (например, ОАО «Красноярский волокна», телевизорный завод). В наиболее тяжелом положении оказались города и поселки городского типа, имеющие в основе одно-два градообразующих предприятия (например, добыча угля - Бородино, Шарыпово, Назарово, Канск, легкая промышленность - Канск, лесная промышленность - Лесосибирск, ВПК – Канск, Ужур, Кедровый, Зеленогорск, Железногорск и др.). Жители этих населенных пунктов стали заложниками сложившейся ситуации и, по сути, были оставлены государством на произвол судьбы. Тысячи родителей имевших на своем содержании несовершеннолетних детей остались без средств к существованию и часто основным источником доходов таких семей стали пособия и пенсии [15].

Серьезным ударом по промышленности Красноярского края стало крушение после ликвидации СССР межреспубликанских, а затем межрегиональных связей. Прямым следствием этого стало сокращение внешнеторгового оборота края. По данным таможенной статистики экспорт в 1998 г. сократился на 28,2%., в частности поставки зерноуборочных комбайнов снизились на 97,2 %, целлюлозы на 61,6 %, каучука синтетического на 56, 3 % [16].

Резкое падение производства и переориентация на рыночную экономику, наибольший урон принесло предприятиям военно-промышленного и топливно-энергетического комплексов (ТЭК), которые составляли базу промышленного производства края. Часть предприятий этих комплексов не были приватизированы, а были «законсервированы» на неопределенный срок (т.е. попросту подверглись разрушению) или в них до минимума было снижено производство. Рабочих и служащих этих предприятий сокращали или отправляли в бессрочные отпуска без содержания (например, ФГУП «Красмаш»). В результате они оказывались без средств к существованию и вынуждены были пополнить армию безработных, тем самым, увеличивая число семей, попавших за черту бедности.

Мощнейшие ВКП И ТЭК, расположенные в Красноярском крае, в советский период выполняли не только экономические и военные задачи, но и решали основные социальные проблемы, являлись базой «социальной инфраструктуры». Все промышленные предприятия региона имели на своем балансе ведомственные детские сады, летние ясли и пионерские лагеря, общежития, профилактории, дома отдыха, больницы для рабочих и их семей, оказывали шефскую помощь школам, организовывали бесплатное и льготное курортно-санаторное лечение персонала и их семей, предоставляли жилье и др. В результате приватизации социальная составляющая была «сброшена» на региональные муниципальные органы управления, либо совсем утрачена.

Процесс приватизации проходил и в сельском хозяйстве, положение которого в крае стало еще более угрожающем. Была разрушена колхозно-совхозная система. К концу 1998 г. в сельском хозяйстве действовало 565 крупных и средних предприятий (из них лишь 14% сохранили статус колхозов и совхозов, а 86 % это товарищества всех типов, акционерные общества, сельскохозяйственные кооперативы), 275,1 тыс. семей имели личные подсобные хозяйства, 4387 крестьянских (фермерских) хозяйств. Общий объем выпуска продукции сельского хозяйства за 1992-1998 гг. снизился на 36,9% [17], с 1998-2003 гг. на 7,5 %. Резко сократились посевные площади, поголовье скота, часть предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции были закрыты. То есть в 1990-е гг. сельскохозяйственная отрасль края стала своеобразным заложником общеэкономической ситуации. Снижение выпуска сельскохозяйственной техники, удобрений и одновременно рост цен на горючесмазочные материалы, энергоносители, сокращение производства пищевой промышленности, неблагоприятных климатических условиях в таежной и подтаежной зонах привели к резкому росту себестоимости продукции, снижению производительности и соответственно к падению рентабельности хозяйств, а основными производителем стали личные хозяйства населения (60% продукции отрасли в 1998 г. (кроме зерновых) [18].

Таким образом, личные хозяйства стали основным местом работы и источником доходов сельского населения края, но развитие мелкого частнохозяйственного сектора было затруднено огромной территорией края, низкой плотностью населения, отсутствием инфраструктуры по оказанию различной помощи единоличнику, что усложняло его выход на рынок, закупку техники и др. В СССР личное подворье селянина в бюджете семьи составляло примерно 30%. В 1990-е гг. с разрушением колхозно-совхозной системы в крае для многих селян личные подворья стало единственным источником доходов в семье. Все это отрицательно сказалось на уровне жизни населения и особенно детей: качестве питания, медицинском обслуживании, на отдыхе, который стал недоступным за пределами Красноярского края и часто даже района проживания ребенка, ограничении доступа к средне-профессиональному и особенно высшему образованию.

Разрушение колхозно-совхозной системы, по сути, положило начало разрушению деревни. Селообразующим компонентом стали бюджетные организации, чаще всего школа. Ее наличие или отсутствие (часто одна средняя школа обслуживает 3-6 деревень), доступность для детей (наличие дороги и транспорта для учеников из других населенных пунктов) во многом стало определять жизнеспособность деревни. Разрушение колхозно-совхозной системы привело либо к полной безработице, либо к частичной занятости, потере заработной платы, сокращению обслуживания сельского населения, разрушения социокультурной инфраструктуры (т.е. отсутствие дорог, к сокращению телефонных сетей, ухудшению энергоснабжения, закрытию магазинов, фельдшерско-акушерский пунктов, библиотек, клубов). Все это обусловило массовый отток населения, особенно молодежи, в город. Из-за вынужденного безделья в сельской местности развились массовое пьянство, безынициативность и иждивенчество. Отметим, аналогичная картина наблюдается и в поселках лесной отрасли.

 Таким образом, аграрная реформа заложила основы создания многоукладной экономики сельского хозяйства, частично осуществила земельные преобразования, предопределила ряд структурных изменений, касающихся состава сельских товаропроизводителей, а также отраслевой продуктовой структуры сельскохозяйственного производства. В сельском хозяйстве наряду с колхозами, совхозами, межхозяйственными предприятиями появились товарищества всех типов, акционерные общества, крестьянские (фермерские) хозяйства. Развитие индивидуального сектора в сельском хозяйстве активизировалось в связи с либерализацией цен, дефицитом продовольствия, перераспределением участков собственности личных хозяйств, владельцам садов и огородов, фермерским хозяйствам. Как в городе, так и деревне с изменением форм собственности и производства меняется система градо- и село- образования - через увеличение роли бюджетных (социальных) организаций. Это требует увеличения роли государства в становлении и реализации всех отраслей социальной политики, и, в частности, в отношении детей, а не в сокращении его влияния.

Условием перехода к рыночным отношениям была либеризация цен. Президентский указ от 3 декабря 1991 г. провозгласил переход со 2 января 1992 г. к свободным ценам и тарифам на средства производства, потребительские товары, услуги и труд. «Свободными» стали 80% цен на товары производственного назначения и 90% цен на потребительские товары. Но на основные потребительские товары (хлеб, молоко, детское питание, лекарства, сахар) хотя и были повышены, но оставались фиксированными до марта-мая 1992 г. При этом следует отметить, что нормированная продажа некоторых товаров по талонам накануне реформы, узкий ассортимент и отсутствие конкуренции товаропроизводителей привели к повышению цен в несколько раз уже в первые месяцы реформы. В январе 1992 г. (по отношению к предыдущему месяцу) рост цен составил 3,8 раза, в феврале – 1,8 раза. К концу 1992 г. цены на потребительские товары увеличились в 32,7 раза [19]. Последующие 1993-1995 гг. характеризовались изменением хода инфляционных процессов в крае и переходом от высокой инфляции к сравнительно умеренным темпам роста цен. Рост цен в 1993 г. (по отношению к декабрю предыдущего года) составил 8,4 раза, в 1994 г. - 2,9, в 1995 г. - 2,6 раза. В декабре 1995 г. зарегистрировано наименьшее значение свободного индекса потребительских цен с начала 1992 г. (по отношению к предыдущему месяцу) - 101,8%.

Динамика роста потребительских цен в 1996-1997гг. имела ярко выраженную тенденцию к замедлению. В августе 1998 г. падение курса рубля по отношению к доллару США вызвало быструю реакцию цен на потребительском рынке. В августе, по отношению к июлю, индекс цен на товары и услуги составил 101,0%, в сентябре – 121,6, в октябре – 110,8, в ноябре – 104,5 в декабре – 111,8% [20]. За период 1996-2003 гг. (по сравнению с декабрем 1995 г.) в крае цены производителей промышленной продукции выросли в 7,4 раза, потребительские – в 5,8 раза. За этот же период (по сравнению с 1995 г.) цены производителей на реализованную сельскохозяйственную продукцию увеличились в 6,0 раз [21].

Рост цен значительно сократил потребительские возможности многих семей, в особенности семей с детьми, и привел к увеличению расходов на продукты питания. Часто основная масса доходов родителей шла на подготовку детей к школе и их содержание, особенно в неполных семьях, семьях с 2-мя и более детьми, в семьях сельской местности.

Резкий рост цен вызвал снижение уровня жизни населения края, что стало одной из причин становления системы социальной защиты в крае.

В ходе экономического кризиса на первый план вышли проблемы заработной платы и занятости. Оплата труда перестала зависеть от количества и качества труда, стала определяться уровнем инфляции и состоянием финансов. Вместе с тем, величина зарплаты - основной источник формирования семейного бюджета наемного работника, влияет на доступность его семьи к услугам здравоохранения, образования, отдыха, определяет репродуктивную функцию семьи. Соответственно материальное положение детей напрямую зависит от уровня дохода их родителей. Однако размер получаемой родителями зарплаты в 1990-е гг. в целом был не адекватен стоимости жизни.

Советская система регулирования заработной платы стала интенсивно разрушаться с принятием в 1988 г. Закона СССР о предприятии. Процесс установления цены труда стал децентрализованным, рыночные агенты обрели самостоятельность при определении уровня заработной платы и степени ее дифференциации. Прямое государственное регулирование сохранялось только в бюджетном секторе, где с 1992 г. действовала Единая тарифная сетка (ЕТС). По отношению к остальным секторам экономики государство стало использовать косвенные рычаги регулирования (установление минимального размера оплаты труда, налогообложение фонда заработной платы, налоговой политикой ограничения доходов и др.), что определило начало материального расслоения населения. При этом рост заработной платы в Красноярском крае был ниже, чем инфляционные процессы и не изменял материальное положение населения, а лишь частично нейтрализовал негативные последствия инфляции.

При этом заработная плата выплачивалась нерегулярно, с задержкой, на предприятиях вводились свои деньги (например «шеленки» на «Химволокно»), часто заработную плату выдавали натурой (продуктами питания, товарами народного потребления и пр.). Самыми проблемными были 1994-1996 гг., когда невыплаты заработной платы по пять, шесть и более месяцев стало нормой. Если на 1 января 1995 г. сумма задолженности составляла 129,4 млрд. руб., то на 1 января 1996 г. она увеличилась в 3 раза и достигла 616,0 млрд. руб. [22].

Резко возросла дифференциация труда, как по отраслям, так и на предприятиях разной формы собственности. В 1990-е гг. сохранился высокой уровень заработной платы (в 1,2 – 1, 5 раза выше среднего по краю): в кредитовании, финансах и страховании; в промышленности; геологии, разведки недр, геодезии и гидрометеослужбе; строительстве. Заработная плата была ниже среднекраевой на 37-57% в сельское хозяйстве; в сфере культуры и искусства; образовании; здравоохранении, физической культуры и социального обеспечения [23]. В результате произошло расслоение семей по доходам, что стало зависеть от занятости в той или иной отрасли экономики, внутри отраслей – от предприятия, внутри предприятий – от должности. Резко усилилась концентрация доходов у сравнительно узкой прослойки высокодоходного населения и обнищание основанной части населения, сосредоточенного в низкодоходных группах. В обществе развернулась резкая подоходная и имущественная дифференциация.

Следствием этого стало формирование хронических очагов бедности из среды работников бюджетной сферы, сельского хозяйства, образования, здравоохранения. Наряду с социальной бедностью многодетных семей, неполных семей с детьми появляется новое явление - экономическая бедность, когда работоспособные граждане не могут обеспечить себе и своей семье социально приемлемый уровень благосостояния из-за низкой заработной платы.

Материальное положение большей части населения, в том числе несовершеннолетних детей, приводились в расчете на величину прожиточного минимума, которая рассчитывалась по методике Министерства труда и социальной защиты (в 1992 г.). Данная методика часто не учитывала региональный компонент, значительно занижала минимальный набор товаров и услуг, их стоимость. Поэтому не позволяла оценить уровень жизни семей в Красноярском крае, выстроить адресную социальную политику. Вместе с тем, несмотря на постоянный рост заработной платы, в крае наблюдалась тенденция снижения покупательной способности населения. Если в 1993 г. покупательная способность составляла 4,9 прожиточного минимума (средняя зарплата 84,2 тыс. руб. [24] при прожиточном минимуме в 17,1 тыс. руб. [25]), то в 1996 г. покупательная способность заработной платы обеспечивала в среднем по краю лишь 2,7 . В бюджетной сфере региона в этом же году она составила всего 2,5 или 56% от покупательной способности заработной платы в производственных отраслях экономики края [26]. Низкая покупательная способность населения края обусловила сокращение потребления основных видов продуктов питания: мяса и мясопродуктов, молока и молокопродуктов, рыбных, овощных, хлебных продуктов, яиц и пр. В результате калорийность суточного рациона в регионе снизилась до 2113 к/кал (при средней медицинской норме 3600 к/кал) [27]. Все это, как мы покажем ниже, повлияло на восполнение физических возможностей человека, его производительность труда, на здоровье и на потомство.

Либерализация цен привела к неуклонному росту доли расходов в семье на покупку продуктов питания (Таблица 1).

Таблица 1.

Потребительские расходы домохозяйств Красноярского края

 

В процентах к суммарным потребительским расходам

1991

1993

1995

1997

1998

2000

2002

2003

Потребительские расходы - всего:

-расходы на покупку продуктов питания

-расходы на покупку алкогольных напитков

-расходы на покупки непродовольственных товаров

-расходы на оплату услуг

 

100,0

 

29,5

 

3,5

 

57,0

 

10,0

 

100,0

 

40,6

 

2,5

 

47,8

 

9,1

 

100,0

 

46,4

 

2,3

 

39,1

 

12,2

 

100,0

 

38,6

 

3,1

 

41,3

 

17,0

 

100,0

 

42,0

 

2,6

 

38,2

 

17,2

 

100,0

 

38,0

 

2,2

 

40,8

 

19,0

 

100,0

 

32,3

 

2,0

 

45,5

 

20,2

 

100,0

 

30,1

 

1,8

 

43,3

 

24,8

Составлено по: Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ. (Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат. 1999. - С.90.; Экономика Красноярского края в 2003 году (Статистический ежегодник, № 1-12). - Красноярск: Красноярскстат. 2004. - С.121.

 

По данным таблицы можно отметить, что на 12,5 % увеличились расходы на продукты питания в 1998 г. по сравнению с 1991 г. Расходы на покупку непродовольственных товаров сократились в 1998 г. по сравнению с 1991 г. на 18,8 %, расходы на оплату услуг (в первую очередь ЖКХ) выросли на 14,8 % [28]. Таблица 1 свидетельствует о неизменной тенденции обеднения населения, снижении уровня жизни детей.

Этот вывод подтверждает и Таблица 2 о численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума.

Таблица 2

Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в Красноярском крае в 1994-2003 гг.

Года

Тыс. человек

В % к общей численности населения

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

574,4

752,2

636,7

615,9

632,5

649,0

753,6

761,0

771,9

740,7

18,3

24,2

20,5

19,9

20,5

21,1

24,7

25,1

25,6

24,7

Составлено по: Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ. (Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат, 1999. - С.90.; 70 лет Красноярский край в цифрах (Краткий статистический сборник, № 1-9). - Красноярск. Красноярский крайкомстат, 2004. - С.30.

 

Если в 1997 г. наблюдалась тенденция снижения численности населения, имеющего среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума по сравнению с 1995 г. на 4,3 пункта, то с 1999 г. идет постоянный рост этого показателя, и в 2002 г. уже четверть населения края оказалась за чертой бедности.

Спад производства, приватизация государственной собственности, распад колхозно-совхозной системы, ВПК и ТЭК, лесной, химической и других отраслей производства в крае привели к появлению скрытой и легальной безработицы, которая еще более усугубила социально-экономическое положение семей (Таблица 3). Наличие в семье безработного является фактором, снижающим совокупность доходов семьи и увеличивающим иждивенческую нагрузку. Динамика безработицы, серьезно влияющая на экономическое положение населения, имела ярко выраженную тенденцию к росту, пик которой пришелся на 1997-1999 гг., затем в связи с экономическим оживлением картина стала изменяться.

Таблица 3

Уровень безработицы в Красноярском крае в 1991-2003 гг.

Годы

Экономически активное население

в том числе

% безработных

занятые

безработные

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

нет данных

1619,1

1578,8

1532,6

1557,0

1560,9*

1550,9*

1576,9

1576,6

1556,4

1539,1

1562,8

1565,6

1583,4

1553,5

1506,3

1400,3

1417,1

1406,5

1395,5

1317,4

1353,4

1371,1

1390,5

1442,0

1392,8

нет данных

65,6

72,5

132,3

139,9

154,4*

155,4*

259,5

223,3

185,4

148,6

120,8

172,8

 

4,0

4,6

8,6

9,0

10,0

10,0

16,5

14,2

11,9

9,7

7,7

11,0

*оценка, на конец года

Составлено по: Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ. (Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат, 1999. - С.96.; Сравнительный анализ показателей социально-экономического развития Красноярского края со среднероссийскими за период 1995-2003 годы. (Аналитическая записка, №1-5). - Красноярск: Крайкомстат, 2004. - С. 6.

 

Однако эти данные характеризуют не весь потенциал безработицы, следует учесть и то обстоятельство, что широкое распространение получила частичная безработица формально занятого населения в двух формах – неполное рабочее время и принудительные отпуска по инициативе администрации предприятий. Скрытую форму носила безработица в сельской местности, которая в 1990-е гг. практически не фиксировалась.

Многие из безработных имели на своем иждивении несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, материальное положение которых зависело от достатка их родителей, это молодежь, которая выросла в новых условиях 1990-х гг. и воспитана в ситуации хаоса, безответственности, падения престижа труда, с «желанием легкой жизни и больших денег».

Социально-экономическая ситуация в регионе особенно сильно ухудшила благосостояние многодетных семей. По данным Социального паспорта Красноярского края на начало 2002 г. в крае проживало 482602 семьи с детьми до 18 лет, где воспитывалось 701386 детей. Из них многодетных семей (трое и более детей) 28743, в них детей 97351; семей с детьми-инвалидами 12172, в них детей-инвалидов 12537; семей, потерявших кормильца, 36440, в них детей 46688; семей одиноких матерей 38216, в них детей 44874 [29]. Структура доходов и структура потребления семей с 4 и более детьми свидетельствует о том, что по уровню благосостояния отставали от семей с меньшим числом детей. В подобных семьях оказалась высока иждивенческая. Среди неполных семей с 3 и более детьми доля семей со среднедушевым денежным доходом ниже прожиточного минимума составила 93,6 %.

Как показали выборочные обследования домашних хозяйств Департаментом по делам детей, женщин и семьи Минтруда России величина среднедушевых располагаемых ресурсов в четвертом квартале 2001 г. в домохозяйствах с 1 ребенком в возрасте до 16 лет составила 2114 рублей в месяц, с 2 детьми – 1641 рубль, с 3 детьми – 1156 рублей, с 4 и более детьми – 825 рублей [30].   

В результате, на 1 января 2002 г. на учете в органах социальной защиты населения оказалось 275884 семьи, в которых воспитывалось 398556 детей, что составило 56,8 % от числа детского населения края [31], в 2003 г. это число сократилось до 54, 4 % [32] от детского населения. 

Приведенные данные свидетельствуют об отчетливой тенденции к формированию в Красноярском крае застойной бедности среди семей с 4 и более детьми. В этих семьях высокая иждивенческая нагрузка, структура доходов и структура потребления отстает от семей с меньшим числом детей. 

При оценке уровня бюджете семьи учитывались как денежные доходы, так и натуральные поступления продуктов питания, произведенных в личных подсобных хозяйствах, а также дотации и льготы (на транспорт, питание, жилищно-коммунальные услуги, медицинское обслуживание, содержание детей в дошкольных учреждениях и др.), получаемые населением в денежной и натуральной формах. Число получателей дотаций и льгот в составе домохозяйств, а также размер денежной и натуральной помощи в значительной степени определялся местом проживания. Так, в городской местности среди домохозяйств с 1 ребенком получали дотации и льготы 44%, с 2-3 детьми – 56%, с 4 детьми – 83%. В сельской местности доля получателей дотаций составила от 36% в домохозяйствах с 1 ребенком до 48% - в домохозяйствах с 4 и более детьми [33].

Особенно тревожным стал тот факт, что среднедушевые денежные доходы ниже прожиточного минимума были зарегистрированы в 58,4% семей, получавших пособие на период отпуска по уходу за ребенком до 1,5 лет, т.е. в преимущественно молодых семьях.

Значительную долю потребительских расходов семей стали составлять расходы на питание: в 2001 г, – около половины, в том числе в семьях с 1 ребенком – 45,2 %, с 2 детьми – 45,3 %, с 3 детьми – 49,3%, с 4 и более детьми – 53,2 % [34].

Помимо традиционных социально уязвимых групп за годы реформ сформировались хронические очаги бедности среди работников бюджетной сферы и в сельской местности. На положение семей серьезно повлияла наличие задолженности по оплате труда, низкий уровень заработной платы, не обеспечивающей потребности семьи по содержанию иждивенцев, отставание размеров социальных выплат, включая пособие на детей, от роста стоимости жизни.

Таким образом, по рассмотренным параметрам социально-экономической ситуации, сложившейся в Красноярском крае и имеющей непосредственное влияние на детское население края, в исследуемый период можно выделить три этапа, каждый из которых имел особые специфические черты. Первый этап охватывал первую половину 1990-х гг. (1991-1995 гг.) и характеризуется масштабными кризисными явлениями в социально-экономической сфере, оказавшими негативное воздействие на положение населения края. Это было вызвано введением новых форм и применением новых методов управления и реализации внутренней политики региона, внедрением либерально-демократической идейно-политической концепции в форме «шоковой терапии»

Второй этап (1996-1999 гг.) характеризовался некоторыми признаками оживления экономики, тенденцией к росту заработной платы и доходов населения, снижением уровня инфляции, определенным укреплением экономического положения многих семей, увеличением степени их адаптированности к рыночной экономике в 1996 – начале 1998 гг. Однако этот относительно краткий этап завершился кризисом августа 1998 г., который привел к резкому снижению доходов большинства населения страны. В результате 1998-1999 гг. стали временем существенного расширения границ бедности. Однако адаптационные навыки, усвоенные многими российскими семьями за 1992-1997 гг., помогли им успешно приспособиться в 1998-1999 гг. Таким образом, наиболее существенные различия между первым и вторым этапом социально-экономического кризиса заключаются в задействованности адаптационных механизмов. Если в течение первого этапа преобладали кризисные, негативные тенденции в жизнедеятельности большинства российских семей, то на втором этапе кризиса многие уже выработали более или менее адекватную адаптационную тактику поведения.

Третий этап (2000-2004 гг.), с одной стороны, можно рассматривать в качестве продолжения общего социально-экономического кризиса, в том числе и с точки зрения воздействия на детское население. Об этом свидетельствует продолжение демографического кризиса, широкое распространение и застойный характер бедности, резкая дифференциация доходов различных типов домохозяйств. С другой стороны, период 2000-2004 гг. существенно отличается от предшествующих периодов социально-экономических изменений, так как в течение третьего этапа наметилась тенденция экономического роста, выросли денежные доходы значительной массы домохозяйств, увеличилась общая занятость и сократилась безработица, произошел определенный позитивный рост субъективных оценок материального положения (как на уровне материального положения домохозяйств, так и социально-экономического положения края в целом).

 В начале 2000-х гг. был определен либеральный путь развития страны. Одобренная Правительством Российской Федерации стратегия развития страны на период до 2010 г. во многом представляет собой синтез основных экономических положений либеральных моделей развития, различия заключаются лишь в отношении к социальной сфере. Вполне очевидно, что дальнейшее формирование социальной политики будет неизбежно осуществляться в контексте принятой модели развития. Монетизация льгот и стала подобной формой реализации либеральной модели развития. Государство продолжило свой уход из социальной сферы [35].

Вплоть до 2000 г. забота государства о человеке сводилась к постепенному сворачиванию общественных фондов потребления и финансирования отраслей социальной сферы без соответствующих компенсаций в оплате труда; нерегулярной выплате заработной платы, зачастую не обеспечивавших прожиточный минимум, и пособий для самых бедных. Налицо незавершенность процессов реформирования социальной сферы, формирования новых распределительных отношений, адекватных рыночной экономике.

Опыт 1990-х гг. показал, что без активной регулирующей роли государства не может быть эффективной, социально ориентированной рыночной экономики. Вытеснение государства из сферы экономики, свертывание его роли в социальной сфере в период политической и социально-экономической трансформаций ведет к неизбежному нарастанию хаотических процессов. Ставка в социальной сфере только и исключительно на возможности рыночной самоорганизации /36/, ведет к депопуляции, обнищанию населения. На примере одного региона четко просматривается разница в уровни жизни детей в зависимости от рода занятий родителей, их доходов, места жительства семьи и других объективных и субъективных факторов. Это определяет и требует сильной адресной политики государства, региона в отношении детей, закрепление и защиты их прав на законодательном уровне, определения позиций взаимоотношения государства и региона с детским населением, организации новой системы формирования и реализации политики в интересах детей.

 

Библиографический список:

1.      Северьянов, М.Д. Размышление о революции: Учебное пособие / М. Д. Северьянов - Красноярск: КрасГАСА, 1998. - С.12.

2.      Черотайкин, Б.Е. История выборов главы и губернатора Красноярского края в 1993 и 1998 гг. : Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. истор. наук. Красноярск, - 200. – С.9.

3.      ЦХИДНИ Красноярского края. – Ф. Р-1146, оп.№1, д. №1491, Л. 24.

4.      Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. – 1990. - №30. – Ст. 416; 1991. - №27. – Ст. 925.

5.      Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 1992. - №8. – Ст. 501.

6.      Красноярск: этапы исторического пути. – Красноярск, 2003. - С.508.

7.      Экономика Красноярского края в 2000 году: Статистический ежегодник. – Красноярск, 2001. –С.210

8.      Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ. - Красноярск, 1999.– С.55.

9.      Там же. - С.63.

10.  Красноярские профсоюзы. - 1991. - №4. - С.1.

11.  Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ.(Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат. 1999 – С. 24.

12.  Там же. – С.24, 25, 26, 27.

13.  Там же. – С. 29.

14.  Там же. – С.30-31.

15.  Сборник материалов по результатам мониторинга «О положении семьи в Красноярском крае». – КГУ»Краевой центр семьи». Красноярск. 2005. – С.23.

16.  Оценка социально-экономического состояния Красноярского края за годы реформ. (Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат. 1999. - С.63-65.

17.  Там же. – С.34

18.  Там же. – С.36.

19.  Там же. – С.66.

20.  Там же. – С.68.

21.  Сравнительный анализ показателей социально-экономического развития Красноярского края со среднероссийскими за период 1995-2003 годы. (Аналитическая записка, №1-5). - Красноярск: Крайкомстат. 2004. - С.26.

22.  Информация о ситуации с задолженности по заработной плате в производственных отраслях экономики Красноярского края // Текущий архив ФПКК. - С.1

23.  Оценка социально-экономического состояния Красноярского края в годы реформ (Аналитическая записка). - Красноярск: Крайкомстат. 1999. - С.91.

24.  Там же. – С. 91

25.  Экономика Красноярского края в 2000 г. – Красноярск, 2001. – С.105.

26.  Курьер комитета труда. – 2002. - №2. – С.16.

27.  Красноярские профсоюзы. - 1997. - №12. - С.5.

  1. Экономика Красноярского края в 2003 году (Статистический ежегодник, № 1-12). - Красноярск: Красноярскстат, 2004.- С.121.

29.  Материалы к ежегодному докладу «О положении детей в Красноярском крае в 2001 году» // ТА Комитета по вопросам семьи, материнства и детства администрации Красноярского края.

30.  Куприянова, Е.И. Уровень жизни семей с детьми / Е.И. Куприянова // Уровень жизни населения регионов России. - 2002, - №6 - С. 43.

31.  Социальный паспорт семей Красноярского края. // ТА Управления социальной защиты населения администрации Красноярского края.

32.  Ежегодный доклад «О положении детей в Красноярском крае в 2003 году». // Комитет по вопросам семьи, материнства и детства администрации Красноярского края. Красноярск, - 2004. - С. 8.

33.  Куприянова, Е.И. Уровень жизни семей с детьми / Е.И. Куприянова // Уровень жизни населения регионов России. - 2002, - №6 - С. 44.

34.  Ткаченко, А. Дети и государство в Современной России / А. Ткаченко // Власть. – 2002.- № 4. - С.54.

35.  См.: Мау, В. Экономическая политика России: в начале новой фазы / В. Мау // Вопросы экономики. 2001. - № 3. – С.10-11.

36.  Абалкин, Л. И. Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики / Л. И. Абалкин – Сб.: Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики. – М., 1998. – С. 11-17.

  1. Статья выполнена по гранту ККФНиНТД.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle