Библиографическое описание:

Герасимова Е. В. Конфликт как инструмент конструирования пространства политической коммуникации // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.2. — С. 27-30.

Конфликты в общественно-политической жизни можно рассматривать в качестве узловых точек, запускающих инновационные процессы. Подтверждением в данном случае служат примеры проявления общественно-политической жизни в континууме конфликта и сотрудничества: достаточно вспомнить конфликты в смутные времена в России в начале XVII в. (1598 – 1613), XX в. (1917-1921), в 80-90-е гг. XX в., представляющие переход от одной стабильности через конфликт к другой. Вместе с тем, взаимодействие власти и общества в общем ходе генерирования конфликтов еще не получили должного научного осмысления, что свидетельствует о необходимости изучения конфликтов как одной из и важной формы политической коммуникации.

Наиболее сильными интерпретативными моделями политической коммуникации располагает социальная теория, в особенности пространственная парадигма, которая позволила определить методологические основания изучения пространства коммуникации власти и общества. Основной контекст рассуждений строится вокруг идеи В. Ильина о выделении двух традиций в понимании пространства: субстанционалистской и структуралистской [1, с. 13]. Первая толкует пространство как абсолютное, неизменное и объективное вместилище тел, объектов, поселений. Вторая связана с пониманием пространства как порядка сосуществования и связана с переходом к пониманию символического пространства. И здесь пространство анализируется в терминах символов, значений и смыслов.

Размышляя о символическом пространстве, Э. Кассирер подчеркивает, что по сравнению с другими животными человек живет не просто в более широкой реальности - он живет как бы в новом измерении реальности. Человек живет не только в физическом, но и в символическом универсуме, который включает в себя все пространство человеческих представлений об окружающем мире, как бы дублирующее действительность [2, с.5]. В свою очередь Г.Говорухин отмечает, что символическое пространство выступает в качестве важнейшего элемента социального воображаемого – выступает ареной социального действия, условием возникновения любой социальной организованности. Характеристики взаимодействия связаны с символическим осмыслением пространства, наделением его системой социальных смыслов. Вне этого осмысления пространство оказывается «невидимым», а взаимодействие оказывается невозможным. Пространство не может оставаться нейтральным, оно устанавливает социальные различия, тем самым определяет и переопределяет поведение [3, с. 57].

П. Бурдье, подчеркивает, что отношения близости и дальности в физическом пространстве, в символическом пространстве предстают как отношения сходства и различия [4, с. 69]. Различие – это сущность социального мира: посредством свойств и их распределения социальный мир приходит, в самой своей объективности, к статусу символической системы. Символическая система организуется по типу системы феноменов в соответствии с логикой различий расхождений, а также заключается и в значимых различениях. Различение– это различие, вписанное в структуру самого социального пространства, поскольку оно воспринимается в соответствии с категориями, согласованными с этой структурой. Социальные структуры по П.Бурдье существуют одновременно как объективная реальность через распределение ресурсов, средств присвоения благ и ценностей, и как субъективная реальность, существующая в представлениях, схемах мышления и поведения, позициях и диспозициях агентов социального универсума. Представления субъектов варьируются в зависимости от их социальной позиции (и соответствующих ей интересов) и габитуса, выступающего в качестве систематизированных моделей восприятия и оценки, а также когнитивных и оценочных структур, являющихся результатом длительного опыта субъекта и обусловленных определенной социальной позицией.

П. Бурдье отмечает, что пространство, в котором мы обитаем и которое мы познаем, является социально обозначенным и сконструированным, а физическое пространство есть социальная конструкция и проекция социального пространства, социальная структура в объективированном состоянии, объективация и натурализация прошлых и настоящих социальных отношений.

Применим пространственную парадигму в изучении политической коммуникации. При этом особую теоретическую значимость представляет концепция социального пространства П.Бурдье.

П. Бурдье считал, что государство располагает монополией не только легитимного физического насилия, как полагал М. Вебер, но и легитимного символического насилия, поскольку способно формировать и культивировать в обществе матрицу социального поведения (устойчивые принципы или схемы восприятия, оценивания, мышления), подобную собственной структуре [5, с. 86]. В этом смысле мы солидарны с мнением П. Бурдье, о том, что поле политики выступает в одно и то же время как система отношений и как система смыслов, система конкурентных позиций как носителей значений. Оно является сферой символического выражения и деформированного внешнего проявления социальных отношений, и в то же время, сферой непрерывного символического производства, необходимого для легитимации. Политика является исключительно благодатным местом для эффективной символической деятельности, понимаемой как действия, осуществляемые с помощью знаков, способных производить социальное, и, в частности, группы». Перед нами проходит вариант политической коммуникации, осуществляемой в символической плоскости. При этом коммуникация становится «действующей силой», позволяющей реализоваться власти и политикам.

Следовательно, взаимодействие власти и общества в пространстве коммуникации представляет собой символическое действие, направленное на обоснование своей позиции в пространстве. В свою очередь, пространство политической коммуникации представляет собой – сконструированное символическое пространство конкурирующих позиций, обусловленное неравномерным распределением ресурсов в пространстве.

Основываясь на идеи Л. Болтанки и Л. Тевено, мы подчеркиваем, что обоснование позиций участников политической коммуникации осуществляется посредством конструирования конфликта [6, с. 7]. Понятие конфликта как столкновение субъектов взаимодействия, в основе которого лежит противоречие интересов, взглядов, целей и т.п. находит широкую интерпретацию у представителей различных направлений клнфликтологической парадигмы. В основе конструирования конфликта лежит неформальная норма (справедливость). Отклонение от этой нормы ставит в невыгодное положение других акторов пространства политической коммуникации.

 В этом смысле изучение политической коммуникации сводится к изучению конфликтных форм политической коммуникации: в ходе конфликта акторы обозначают позиции участников в пространстве коммуникации, тем самым закладывают основу для сотрудничества (символической власти образовывать группы).

Мы выделяем три уровня пространства политической коммуникации: реальный уровень (прямая политическая коммуникация), медийный уровень (взаимодействие власти и общества посредством СМИ), сетевой уровень (политическая коммуникация в сети Интернет). Отправной точкой нашего исследование выступает предположение о том, что на медийном уровне пространства политической коммуникации активно используются технологии конкурирования конфликта. Проведенное исследование позволило типологизировать многообразие публикаций посвященных взаимоотношениям власти и населения на следующие технологии и тезисы:

Конструктивные технологии конструирования конфликта власти и населении:

Тезис 1. Виновато во всем государство, но население часть этого государства

Пример: «Справедливости ради, скажем что тарифы на ЖКХ нередко растут и с молчаливого согласия жильцов. Дело в том, что расценки на газ, электричество и тепловую энергию устанавливают губернаторы ( согласовав с Федеральной службой по тарифам). Тарифы на холодную и горячую воду диктует муниципалитет. Практически повсеместно муниципальные власти определяют плату за содержание общего имущества управляющим компаниям. Хотя Жилищный кодекс дает возможность определять тарифы на управление и ремонт жилья населению»[7].

Тезис 2. Власть построит светлое будущее, на собственных ошибках

Пример: «Глава Министерства N покаялся в ошибках, допущенных в предкризисное время. – Мы укрепили рубль чрезмерно. Как бьет это по промышленности, хорошо известно. Кроме того, мы не смогли справиться с высокой инфляцией и высокими расходами бюджета, что «запирало» развитие базовых отраслей. Мы, к сожалению, при таком ресурсном благополучии не смогли справиться с удержанием нормальных, устойчивых параметров макроэкономики, удобных для развития базовых отраслей, в том числе для развития инноваций». Отныне, по словам главы правительства, будет более рачительно тратить деньги. Чтобы не разгонять инфляцию и не допускать укрепление рубля»[8] .

Деструктивные технологии конструирования конфликта власти и населения

Тезис 1. Эффект Матвея» или богатые становятся еще богаче, а бедные еще беднее

Пример: «В 2010 году в среднем по услуги ЖКХ подорожали на 20 %. Предприятия ЖКХ стали жить только лучше. По данным Росстата, с января по октябрь 2009 года компании по производству и распределению электричества , газа и воды получили прибыль в 231,2 млрд. руб. Это на 63,6 % больше, чем за тот же срок 2008 года. Не бедствуют ДЭЗ и другие компании, которые управляют жилым фондом. Прибыль управдомов выросла на 33,2 %. Хотя за тот же период доходы, например, обрабатывающих производств и торговли упали на 37, 7 и 42, 5 %. Ведь, как и в нынешнем году, в прошлом году коммунальные платежи ощутимо выросли. Получается, в стране кризис, а коммунальщики при этом в деньгах как в шелках» [9].

Тезис 3. Скромно прибавляя, щедро отнимаем» (повышение заработной платы, пенсий и т.п. - повышение цен на продукты питания, тарифов на услуги ЖКХ, повышение штрафов и др.)

Пример: Многолетний рост тарифов, выворачивает карманы россиян. Небогатая часть населения вынуждена отдавать по половине заработной платы коммунальщикам. Бедной части населения власти предлагают руки помощи – возможность оформить субсидию. Беда лишь в том, что субсидии, как правило не решают проблему оплаты услуг ЖКХ. Уж слишком много требований выдвигают власти. Субсидия в среднем по стране выплачивается тем, у кого коммунальные расходы превышают 22 % дохода семьи (в Москве – больше 10%). Причем не за всю квартиру, а лишь за площадь в соответствии с социальной нормой» [10].

Тезис 5. В России хорошо, а за границей лучше

Пример: «Если сравнивать цены на авиаперелеты, то они находятся примерно на одном уровне. То есть в районе 100 долларов. Только вот при среднем российском заработке в 500 долларов можно совершить 5 полетов в месяц, среднестатистический европеец или американец со средним заработком в 2-2,5 тысячи долларов сможет спокойно летать 20-25 раз. То есть практически каждый день. В советское время существовал лозунг догнать и перегнать Америку, так вот по ценам на авиабилеты и проезд в железнодорожном транспорте мы их уже догнали. Осталось догнать по уровню жизни населения» [11].

Тезис 6. У них (чиновников) есть власть, но нет ресурсов

Пример: «Да внесите поправку в бюджет!» – обратился господин N к представителю губернатора. «Внесем, если вы скажите, где взять деньги» – парировала та[12].

Тезис 7. Сезон начался - наступила пора незамедлительных дел

«Ежели они (чиновники) родились в России, то должны знать, как у нас все обычно идет – лето в августе кончается, потом наступает осень, в ноябре уже холодно, а в декабре – снег выпадает. А смотри Колян, как они себя ведут, когда наступают для нашей зоны, кореш, температуры. В ноябре, когда пора бы и тепло давать, они словно в священный транс впадают. Бормочут целый месяц: «Тепло будет согласно графику!» Для них, холод в ноябре – это новость. А когда начинают лететь белые мухи с неба, они вовсе входят в ступор. Для этих людей снег – это экзотика» [13].

Тезис 8. Рассмотрим законопроект и устраним его последствия

Пример: «Предложение депутата по увеличению денежных взысканий с нарушителей норм и правил благоустройства и озеленения жилых территорий решили пока на думу не вносить и продолжить проработку документа. Многих не устраивает слишком большая вилка штрафов, что может привести к коррупции. Один депутат предложил конкретнее расписать штрафы, а так же ввести предупреждения, ведь нарушение может совершить и бабушка, и «мордоворот» [12].

Тезис 9. Россия и СССР: за и против

Пример: Есть такое понятие как коэффициент замещения пенсий утраченного заработка. Наче говоря, размер пенсии по отношению к зарплате. В 2006 году он был 27 %, в 2007-м – 24,2%, в 2009-м – около 25%, а к 2020 году по прогнозам Пенсионного фонда России, снизится до 10 %. Напомним, что в СССР коэффицент замещения утраченного заработка составлял 41 % [13].

   Итак, как показывает наблюдение, на медийном уровне пространства политической коммуникации активно используются технологии конструирования конфликта, посредством которых участники политической коммуникации обозначают свои позиции в пространстве, тем самым закладывают основу для сотрудничества.

   При этом вариативный ряд деструктивных технологий конструирования конфликта гораздо шире. Деструктивные технологии имеют сезонную зависимость. В осенне-зимний период конфликт власти и общества обостряется. Использование деструктивных технологий чаще всего связано со степенью готовности властей к отопительному сезону, корректировками и повышениями тарифов на услуги ЖКХ, уборкой улиц города от снега, ремонтом дорог, подведением итогов за прошедший год, реформам.

  Деструктивные технологии отражают в пространстве коммуникации неравенство ресурсов участников политической коммуникации. В процессе непрерывных сравнений, в том числе с точки зрения справедливости (нормы), происходит поиск эквивалентности.

Перспективным направлением в исследовании конфликтных форм взаимодействия власти и общества, представляется изучение технологий конструирования конфликтов на реальном и сетевом уровнях пространства политической коммуникации.

 

Литература:

1.      Ильин В.И. Социальное неравенство. М.: Институт социологии РАН 2000.

2.      Кассирер Э. Опыт о человеке: введение в философию человеческой культуры. // Проблема человека в западной философии. М., 1988.

3.      Говорухин, Г.Э. Символика освоенного пространства (социологическое исследование освоения Дальнего Востока) / Г.Э. Говорухин, В.П. Чернышев // Вестник Тихоокеанского государственного университета. 2008. № 3 (10).

4.      Бурдье П. Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

5.      Бурдье П. Начала / Пер. с фр. Н.А. Шматко. М.: Socio-Logos, 1994.

6.      Ковенева О.В. Французская прагматическая социология// Социологический журнал. 2008. № 1

7.      Комсомольская правда Тарифы на коммуналку растут быстрее инфляции. 2010 . № 8 .

8.      Комсомольская правда. Слишком сильный рубль до кризиса – это ошибка. 2010. № 8

9.      Мой район. Газета больших городов, Госдума разрешила гражданам использовать Государственный флаг России. 2008. № 41

10.  Время. Почувствуй разницу 2009. № 2

11.  Версия. Муфлоны. 2009. № 48

12.  Газета Недели. Весело и расслаблено. 2009. № 46

13.  Резонанс. Свидетельство о бедности. 2010 . № 1

Основные термины: политической коммуникации, пространства политической коммуникации, конструирования конфликта, технологии конструирования конфликта, пространстве коммуникации, участников политической коммуникации, уровне пространства политической, конструирования конфликта власти, взаимодействие власти, социального пространства, пространства коммуникации власти, пространство политической коммуникации, медийном уровне пространства, моделями политической коммуникации, услуги ЖКХ, формы политической коммуникации, конструирования пространства политической, изучении политической коммуникации, вариант политической коммуникации, изучение политической коммуникации

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle