Библиографическое описание:

Поташова К. А. «Самовластительный злодей, тебя, твой трон я ненавижу…» (Портрет Александра I на материале стихотворных подписей А.С. Пушкина) // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.1. — С. 226-229.

Рассматривая тему мастерства А.С. Пушкина-портретиста, многие исследователи творческого наследия поэта изучают его графические работы, представленные в черновых рукописях. Среди таких исследований следует выделить работы литературоведов Л.Ф. Керцелли («Мир Пушкина в его рисунках»), С.И. Фомичёва и С.В. Денисенко («Пушкин рисует. Графика Пушкина»), Т.Г. Цявловской. Все эти исследования посвящены расшифровке и толкованию определённых автором рисунков Пушкина.

Но великолепны литературные портреты, написанные А.С. Пушкиным в стихотворениях, повестях, поэмах. В них поэт показывает настоящую дружбу, красоту женщины, преданность бабушки и няни, поднимает политические темы. Литературные портреты у Пушкина проникнуты духом эпохи, по ним можно изучать дворянский и крестьянский быт первой трети XIX века.

Особую роль в поэзии А.С. Пушкина следует отвести подписи к портретам. Это короткие по форме, всего в одно четверостишие, афористические стихотворения. В них очень метко, в то же время полно представлена характеристика того или иного человека, который изображён на портрете и вынесен в название стихотворения. В конце 1810-х годов поэт пишет особенно много стихотворений с политической окраской: послания к П.Я. Чаадаеву, ода «Вольность», «Деревня», многочисленные эпиграммы. Все знали, что Пушкин говорит об Аракчееве, Голицыне, не щадя в эпиграммах царских любимцев. Люди, ставшие героями политических стихотворений Пушкина, омрачили правление императора Александра I свирепостью нравов, чинопочитанием, трусостью.

В это время А.С. Пушкин пишет стихотворную подпись к портрету своего лицейского друга, человека, который был близок поэту всю жизнь, - А.А. Дельвига.

Се самый Дельвиг тот, что нам всегда твердил

Что, коль судьбой ему даны б Нерон и Тит,

То не Нерона меч, то в Тита сей вонзил –

Нерон же без него правдиву смерть узрит.

«К портрету Дельвига»  [1]

Существуют два взгляда на это стихотворение. М.А. Цявловский рассматривал его как политическое, Б.В. Томашевский – как шуточную эпиграмму или пародию на неизвестное стихотворение. Точный смысл этого стихотворения не известен. Мне более близка позиция М.А. Цявловского: стихотворение имеет яркий политический оттенок. В своей работе учёный анализирует текст и делает вывод, что стихотворение посвящено теме цареубийства. Пушкин подразумевает императора Александра I под именем Тита, а под именем Нерона – Аракчеева. Поэтому, исходя из политического контекста стихотворения, можно дать иную трактовку. Я полагаю, что здесь представлен император Александр I в двух образах.

Подпись к портрету А.А.Дельвига – сложное для анализа стихотворение, так как во многом основано на истории античного Рима и истории современной А.С.Пушкину России (10-20-е годы XIX века). Поэтому глубокое изучение этого стихотворения должно опираться на исторический материал.

Известно, что царствование Александра I можно разделить на два больших этапа: до войны 1812 года и после. В каждый из этих этапов правитель предстает с разных сторон.

Сильно изменилось отношение к императору после Отечественной войны 1812 года: общество раскололось на две части. Правление Александра разошлось с мнением передовых взглядов просвещённых людей.

В стихотворной подписи «К портрету Дельвига» Пушкин противопоставляет Тита и Нерона. Такое противопоставление можно рассмотреть как двойственную натуру императора.

Античность на протяжении всей литературной деятельности А.С.Пушкина играла большую роль. Знания о корефеях античной культуры поэт почерпнул ещё в детстве из французской литературы XVII и XVIII века и углубил их в лицее. Ранняя поэзия Пушкина особенно богата именами античных поэтов и философов: Анакреонт («Гроб Анакреонта», «Фиал Анакреонта»), Катулл («Мальчику»), Ювенал («К Лицинию») и др. Сравнение Российского императора Александра I с древнеримскими правителями подчеркивает глубокие знания и большой интерес Пушкина к античности, позволяет показать всю глубину происходящих в России событий. Следует обратиться к античной и отечественной истории.

Тит Флавий Веспасиан – римский император. Он занял место правителя после смерти своего отца (Веспасиона) и поставил целью примирить с собою подданных: он стал наказывать доносчиков, помиловал обвиняемых, старался снискать расположения народа роскошными постройками, выделял значительные средства на помощь нищим, пострадавшим от пожаров, больным чумой, свирепствовавшей в то время в государстве.

Подобно римскому императору, Александр I с приходом на трон после царствования деспотичного Павла, стремится завоевать сердца народа.

В первые шесть месяцев своего правления император показал себя способным к переменам. В 1803 году выходит указ о свободных хлебопашцах, основаны университеты в Казани и Харькове, открыты инженерные училища, Царскосельский лицей.

Но потускнела эта любовь после войны 1812 года, которая опалила душу монарху. Либеральный настрой Александра сменится боязнью восстаний и революций.

Мой друг, я видел море зла

И неба гибельные кары…

К.Н. Батюшков «К Дашкову» [2]

Наблюдая происходящие в Европе мятежи, восстания, революции (Испания, Италия, Португалия), Александр отказывается от либерального курса своей внутренней политики.

Почему А.С. Пушкин сравнивает императора с древнеримским Нероном? Резкая перемена в царствовании Александра своими результатами напоминает правление Нерона – древнеримского императора, который в первые годы своего правления отличался мягкостью, что объясняется влиянием философа-стоика Сенеки. Второй же период отличал Нерона особой жестокостью. Попав под влияние властолюбивой и жестокой матери, он совершает череду убийств людей, которые могли даже незначительно побеспокоить Нерона.

Конечно, правление Александра после Отечественной войны не было столь жестоким. Однако, много простых людей страдало в это время.

Сложно осмыслить идею А.А. Дельвига об убийстве Нерона и Тита. Известно, что он был членом кружка «Священная артель» и разделял крайние воззрения, о чём свидетельствуют слова Е.А. Энгельгардта. В сентябре 1820 года он пишет Ф.Ф.Матюшкину: «Дельвиг пьёт и спит и кроме очень глупых и опасных для него разговоров ничего не делает» [3].

Николай Муравьёв описал работу артели и сохранил за ней эпитет «Священная». К созданию этого тайного общества подтолкнули впечатления от увиденных после войны 1812 года крестьянской нищеты, вытоптанных полей, помещичьей жестокости. Форма артели была очень популярна для объединений офицеров после заграничных походов. Однополчане объединялись, селились вместе, занимались науками.

Вполне возможно, что идеи о государственном правлении А.А.Дельвига, представленные в стихотворной подписи к портрету, сходны с идеями Дидро. Историк В.П. Волгин пишет: «Дидро считает, что деспотизм плох даже тогда, когда это – деспотизм просвещённого монарха. Добрый, справедливый и просвещённый деспот в конечном счёте ещё более опаснее: он приучает народ любить и почитать правителя; и народ переносит эти чувства на его преемника, как бы зол и туп последний ни был» [4]. Идеи Дидро среди молодых людей XVIII и XIX века были очень популярными.

Высказать Пушкину свои взгляды на монархизм А.А. Дельвиг мог в Большом театре Петербурга на опере «Титово милосердие». В России премьера этой оперы состоялась 12 апреля 1817 года. Главные арии исполняли любимица Екатерины Великой выпускница Петербургского театрального училища Е.С. Сандунова и блиставший на сцене Александрийского театра В.М. Самойлов. А.С. Пушкин и А.А. Дельвиг не могли пропустить новую постановку – посещение театров в XIX веке было очень популярным занятием. По стилю подпись к портрету Дельвига напоминает стиль одной из арий оперы:

Назначено твоё отмщенье совершить:

Тебя на трон возвесть, а Титу грудь пронзить…

Се Тит: зри в нём небес ко смертным благодать…

В тебе отца Рим зрит,

Вселена обожает.

Блажен, кто жизнь вкушает,

Когда на троне Тит!

Тему двойственности натуры императора Александра I А.С. Пушкин развивает в стихотворении-подписи «К бюсту завоевателя»:

Напрасно видишь тут ошибку:

Рука искусства навела

На мрамор этих уст улыбку,

А гнев на хладный лоск чела.

Недаром лик сей двуязычен,

Таков и был сей властелин:

К противочувствиям привычен,

В лице и в жизни арлекин.  [5]

Подпись адресована изображению императора скульптором Торвальдсеном. Александр I изображён здесь в римском плаще и лавровом венке. Черты его лица на скульптуре вызывают особый интерес. Губы расплылись в мягкой, приветливой полуулыбке. Эта черта императора изображена на многих известных портретах, авторами которых были С.С. Щукин, В. Тима. Удивляет верхняя часть лица. «Торвальдсен, делая

бюст известного человека, удивлялся странному разделению лица, впрочем прекрасного – верх пасмурный, грозный, низ же – выражающий всегдашнюю улыбку». В отличие от упомянутых портретов, верхняя часть лица, изображённая на скульптуре, сильно напряжена. Видны складки на лбу и переносице, брови сдвинуты. Скульптура является одной из немногих достоверных изображений Александра I.

В 1823 году бюст, высеченный из мрамора, был привезён в Россию. Но скульптура не попала ни в один дворец Петербурга, ни в залы Эрмитажа, где царская семья хранила привезённые из Европы и подаренные иностранными послами шедевры искусства. Непродолжительное время бюст находился в здании Министерства иностранных дел, после чего след его вовсе пропал. Вероятно, такое отношение говорит о том, что скульптурой Александр I не был доволен. Бюст работы Торвальдина описывает в журнале «Отечественные записки» П.Свиньин. Он отмечает в статье «Взгляд на новые отличные произведения художеств, находящиеся в С.-Петербурге»: «в бюсте сем, кажется, не сохранено ни величия, свойственного монарху русскому, ни того взора великодушия, благоволения, коим Александр привлекает к себе сердца всех имеющих счастие к нему приближаться, одним словом: в бюсте не видно существенного, характеристического отличия, напечатлённого рукой всевышнего на помазаннике своём!» [6]

Почему же А.С. Пушкин в 1830 году вновь обращается к политике императора, который уже несколько лет как скончался? Точного ответа на этот вопрос нет. Существуют только предположения.

В начале 1826 года уже утвердившийся на престоле император Николай I отдаёт указ об устройстве в Зимнем дворце портретной галереи «для ежегодного и на вечные времена торжества избавления от вражеского нашествия» [7]. Но среди этих картин должны были особо выделяться четыре портрета: фельдмаршалов М.И. Кутузова и М.Б.Барклая де Толли, цесаревича Константина Павловича и императора Александра I.

Александр I. Художник Дж.Доу

Александр I. Художник Ф.Крюгер

Эти портреты также были заказаны Д. Доу. Но неожиданно Николай I повелел заменить портрет Александра I работы этого художника на портрет кисти Крюгера. Свою роль в этой замене сыграли комментарии Свиньина, пущенные в адрес работы Доу: «Тщетно будете искать в лице великодушного победителя той ангельской улыбки, которая обворожила парижан при первом появлении его в пределах оного, из сего мрачного взгляда, на сем равнодушном челе, зритель ничего не откроет…» [8].

Эта история не могла не быть известной А.С. Пушкину. В подписи к скульптуре поэт представляет свой взгляд о бюсте императора работы Торвальдсена, разоблачая тем самым легенду об императоре как «ангеле на троне».

В 1830 году, примерно в тоже время, когда написал стихотворение «К бюсту завоевателя», А.С. Пушкин работал над X главой «Евгения Онегина». Там находятся строки, созвучные с поэтической подписью:

Властитель слабый и лукавый,

Плешивый щёголь, враг труда,

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда [9].

Поэтический стиль стихотворной подписи составляет единство с самой скульптурой. С парадностью в изображении императора гармонично звучат высокие выражения стихотворения: «рука навела», «сей лик», «мрамор уст». Но поэт не только показывает скульптуру, но и даёт глубокое истолкование.

Стихотворные подписи А.С. Пушкина «К портрету Дельвига» и «К бюсту завоевателя» говорят о глубокой связи поэта с мировой художественной культурой как современной ему эпохи, так и эпохи античности. Подобно художнику, который пишет портрет, А.С. Пушкин не бесстрастный регистратор внешних и внутренних чувств портретируемого. Поэт выражает личное отношение к портрету человека, тем самым накладывая на стихотворение своё миропонимание.

 

Литература:

  1. Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: в 17т. М., 1937. Т.II. С. 133.
  2. Русская поэзия первой половины XIX века. М., 2003. С.109.
  3. Дельвиг А.А.. Полн. собр. стихотворений. Л., «Советский писатель», 1959, с. 21.
  4. Волгин В.П. Социальные и политические идеи во Франции перед революцией. М., 1940. С. 127.
  5. Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: в 17т. М., 1937. Т.III. С. 37.
  6. «Отечественные записки», 1823. ч.16. С. 560 – 461 (цитата по статье Г.М. Кока «Стихотворение к бюсту завоевателя»).

7.      Аспидов А.П. Петербургские арабески. М., 2007. С. 63.

8.      «Отечественные записки», 1827. ч. 32. С.141. (цитата по статье Г.М. Кока «Стихотворение к бюсту завоевателя»).

  1. Пушкин А.С. Евгений Онегин. Энциклопедическое издание под ред. В.П. Бутромеева. М., 2005. С.526.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle