Библиографическое описание:

Даниленко О. В. Дихотомия образов НАСТОЯЩЕЕ – БУДУЩЕЕ в программах политических партий Украины // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.1. — С. 212-218.

Данное исследование является анализом предвыборных программ, представленных политическими партиями Украины на внеочередных парламентских выборах 2007 года. В ходе исследования было выявлено, что большинство партий основывают свои программы на двух контрастных образах – темного НАСТОЯЩЕГО и светлого позитивного БУДУЩЕГО, имплицируя таким образом идеи о несостоятельности правительства, находящегося у власти, и изменениях, которые наступят в жизни страны в случае выбора соответствующей партии. В статье рассматриваются различные лингвистические средства создания контраста.

Ключевые слова: политический дискурс, программы политических партий, образы настоящего и будущего, лингвистические средства создания контраста

Оne of the spheres of human activity where language plays a key role is politics, which is sometimes defined as a communicative phenomenon. Democratization and intensification of political life in the Ukraine during the last decade make political discourse of this country an object of great interest. The present paper is concerned  with the process of modeling the images of the “PRESENT” and the “FUTURE” in Ukrainian party manifestos which are considered to be a sort of manual which helps the perspective voters to interpret the policy of this or that party. The author argues that with the help of different linguistic means the parties intentionally create two contrasting images- the image of the dark, gloomy present which implicitly hints at inefficiency of government in office and the image of the bright promising future to arrive if the right voting choice is made. The examples of the language units bearing definitely positive and negative connotations are provided. Also some metaphors and antithesis are regarded.

Key words:political discourse, party manifestos, the images of the past and the future, word connotations, linguistic means of creating contrast

            Во все периоды жизни общества политическая коммуникация неоднократно привлекала внимание исследователей, представляющих самые различные области знания, в том числе и лингвистики. Связь между языком и политикой очевидна. Так, по утверждению Е. Шейгал «ни один политический режим не может существовать без коммуникации» [8. С. 17]. Более того, можно утверждать, что «специфика политики, в отличие от ряда других сфер человеческой деятельности, заключается в ее преимущественно дискурсивном характере: многие политические действия по своей природе являются речевыми действиями». Стоит заметить, что волна активного интереса к лингвополитическим исследованиям наблюдается именно в те моменты, когда страна проходит наиболее сложные этапы на пути становления и формирования своей государственности. Ведь причины, вызывающие интерес к данной сфере обусловлены не только лингвистическими, но и экстралингвистическими факторами. Коренные изменения в социально-политической сфере, произошедшие после распада СССР привели к глубинным преобразованиям в общественном сознании, которые в свою очередь отразились на языке.

Такие события в жизни страны, как обретение Украиной государственной независимости в 1991 году, последовавшие за этим президентские и парламентские избирательские кампании, продолжительная история евроинтеграции и множественные попытки установления сотрудничества с различными международными организациями (к примеру, присоединение к программе НАТО «Партнерство ради мира» в 1994 году), и наконец, знаменитая ,,оранжевая революция”, имевшая место во время последних президентских выборов 2004 года сформировали интересы ученых, проводящих свои исследования в области украинского политического дискурса.

В условиях быстро меняющейся внутриполитической ситуации на Украине большую роль играет избирательный процесс. В ходе проведения предвыборной кампании каждая партия стремится привлечь на свою сторону как можно большее количество избирателей, используя для этого приемы аргументации, реализуемые с помощью различных языковых средств. Анализируя процесс аргументации с когнитивной точки зрения, А. Н. Баранов определяет этот процесс как <<совокупность процедур над моделями мира<…> участников ситуации общения>> [3. С. 11]. Анализ программ партий, являющихся квинтэссенцией их политических взглядов и интенций в определенной мере, позволяет выявить, каким образом представители партий моделируют электоральные предпочтения их избирателей. Программа политической партии является официальным документом, заявляющим намерения и идейные взгляды партии, ее дальнейшие действия в случае победы на выборах в отношении управления государством в различных отраслях, краткое изложение основных положений, требований и целей деятельности политической партии. Посредством предвыборных программ партии не только заявляют о своих социально-политических приоритетах, но и описывают свое видение будущего образа государства, управляемого их представителями. Все партии, принимавшие участие во внеочередных выборах в парламент Украины в 2007 году, определили одинаковые сферы общественно-политической жизни, нуждающиеся в коррекции. Это социальная защита населения, развитие экономики, модернизация института государства в целом. Однако стоит отметить, что данный образ – образ будущего всегда является очень позитивным и чрезмерно идеализированным. Особенно ярко черты идеализации проявляются в контрасте с моделируемым в экспозиционной части программы негативным образом государства Украина на современном этапе. Таким образом, можно было бы предположить, что данный контраст создается преднамеренно с целью моделирования у избирателя подсознательной острой потребности изменить окружающую действительность единственным логичным и непосредственно доступным ему способом волеизьявления – проголосовать за ту или иную партию. Проанализировав программы всех двадцати партий, принимавших участие в выборах, мы определили, что семнадцать из них использовали различные экспрессивные стилистические средства для эмфатизации образов <<темного настоящего>> и <<светлого будущего>> страны. Из двадцати партий, принимавших участие в выборах только одна - Прогрессивная социалистическая партия Украины – представляет свою программу на русском языке, что как нам кажется, обусловлено таким социолингвистическим фактором, как ориентация на русскоязычную часть электората. Поэтому свой анализ мы проводим на украиноязычном материале.

При анализе влияния идеологии непосредственно на структуру языка лингвисты, как правило, исходят из положения о том, что любая идеология отражается прежде всего в лексико-семантической системе языка [5.с.27]. В лексической системе языка зафиксировано разнообразие предметного мира, окружающего человека, результаты его познавательной активности, исторический опыт социума, его традиции, нравы, нормы взаимоотношений между индивидуумами и общностями различных уровней, иными словами, все богатство материальной и духовной жизни общества. Общественно-политическая лексика и терминология – это часть лексической системы, в которой особенно наглядно представлены мировоззренческие установки говорящего, социальная структура общества. Функционирование этой системы опосредовано отражает широкий спектр общественных процессов [4. с.1].

На уровне лексической семантики наиболее убедительным доказательством стратегического замысла является выбор лексических единиц с явной позитивной и негативной коннотацией, связанных с основными тремя концептами программ – НАРОД (люди, избиратели, граждане, украинцы), ВЛАСТЬ (президент, депутаты, партии, политики) и ГОСУДАРСТВО (Украина). Это намерение реализуется с помощью трех морфологических классов слов – имен существительных, имен прилагательных и глаголов. Так, для описания концепта НАРОД используются пейоративные прилагательные пограбований ‘ограбленный’, ошуканий ‘обманутый’, принижений’ униженный’; существительные Бiднiсть ‘бедность’, вимирання ‘вымирание’, деградацiя ‘деградация’; глаголы зневiрити ‘лишить веры’ (людей), згайнувати ‘потратить впустую’ (богатство). Такие существительные как популiзм ‘популизм’, авантюризм ‘авантюризм’, розбрат ‘раскол’, чвари ‘ссоры’,хаос ‘хаос’ ,беззаконня ‘беззаконие’, связанные с концептом ВЛАДА ‘ВЛАСТЬ’ обладают негативной коннотацией. В противовес им приводятся позитивные существительные и прилагательные, характеризующие картину возможного будущего: закон ‘закон’,порядок ‘порядок’ ,служiння людям ‘служение людям’; повноцiнна (реалiзацiя прав) ‘полноценная (реализация прав)’,якiсна ‘качественная’, доступна ‘доступная’, а также глагольные словосочетания очистити владу ‘очистить власть’. Наибольшее количество единиц экспрессивной лексики связано с концептом ДЕРЖАВА ‘ГОСУДАРСТВО’: пейоративные прилагательные розколота ‘расколотая’, катастрофiчна (ситуацiя) ‘катастрофическая (ситуация)’, застарiла ‘устаревшая’, неефективна ‘неэффективная’; глаголы розчахнути ‘разодрать’, пiрвати (стабiльнiсть) ‘подорвать (стабильность)’, згайнувати (богатство) ‘потратить зря (богатство)’, обширная группа глаголов, несущих сему девальвации зменьшуються обсяги виробництва ‘уменьшаются объемы производства’, руйнується iнфраструктура ‘разрушается инфраструктура’, занепадає духовнiсть ‘приходит в упадок духовность’. Также используется ряд ярких существительных, часто усиленных атрибутивными характеристиками: экономiчнi та полiтичнi кризи ‘экономические и политические кризисы’, серйозна небезпека ‘серьезная опасность’, геноцид ‘геноцид’, полiгон воєнних дiй ‘полигон военных действий’, характеризующих ситуацию.

Для того, чтобы адресат яснее осознавал положение вещей, для создания колоритной картины «обнищавшей, разваленной Украины», авторы программ часто резко поляризируют лексические средства. При помощи оценочной лексики выстраиваются целые ряды антитез, благодаря которым «катастрофическое состояние страны» на сегодняшний день умело противопоставляется процветающему ближайшему будущему. Причем, данные поляризованные лексические единицы можно было бы условно разделить на тематические группы. Основными группами, которые мы могли бы выделить, являются следующие: состояние сельского хозяйства и села в целом, состояние экономики, состояние экологии, социальная сфера, духовная сфера. Интересным нам представляется тот факт, что сфере внешней политики уделено очень мало внимания, при том, что эта область является одной из самых значимых в предвыборном дискурсе вообще, и самых широко обсуждаемых и проблемных на Украине в частности. Так, восемь партий из двадцати, принимавших участие в выборах никак не затрагивают вопросы и планы, касающиеся внешней политики страны.

Рассмотрим пример, взятый из программы блока партий «Всеукраїнська громада»: Найбільше постраждало село. З року в рік зменшуються обсяги виробництва, знижується родючість грунтів, руйнується інфраструктура, занепадає духовність, культура. Україна, що завжди славилася елітними сортами зернових культур, племінними породами тварин, потужним сільгоспмашинобудуванням, виробництвом мінеральних добрив, змушена за світовими цінами ввозити це з-за кордону. Низький рівень оплати праці принижує людську гідність, жене мільйони українців з отчої землі на чужину. Українське село, колиска нації, старіє і вимирає. ‘Больше всего пострадало село. Из года в год уменьшаются объемы производства, ухудшается плодородность грунтов, разрушается инфраструктура, приходит в упадок духовность, культура. Украина, которая всегда славилась элитными сортами зерновых культур, племенными породами животных, активным выпуском сельхозтехники, производством минеральных удобрений, вынуждена ввозить все это из-за границы по мировым ценам. Низкий уровень оплаты труда унижает человеческое достоинство, гонит миллионы украинцев из отчего края на чужбину. Украинское село, колыбель нации, стареет и вымирает’. Для описания изменений негативного характера, происходящих в сфере сельского хозяйства в данный период времени используются глаголы, вызывающие у адресата самые негативные ассоциации: пострадать, уменьшиться, развалиться, снизиться, прийти в упадок, унизить, стареть, вымирать. В той части программы, где речь идет о видении партией будущих изменений есть абзац, соответствующий вышеприведенному примеру: Ми пропонуємо нову удосконалену форму господарювання на селі, що захистить інтереси всіх учасників і забезпечить високі результати на основі взаємовигідного кооперування і запровадження найсучасніших світових технологій у тваринництві і рослинництві. (…)Ми пропонуємо нові економічні підходи ефективного господарювання. ‘Мы предлагаем новую усовершенствованную форму ведения сельского хозяйства, которая защитит интересы всех участников и обеспечит высокие результаты на основании взаимовыгодной кооперации и применения самых современных мировых технологий в животноводстве и растениеводстве (…). Мы предлагаем новые экономические методы эффективного ведения хозяйства’. И хотя теперь для описаний новшеств и изменений используется ряд позитивных прилагательных усовершенствованную, взаимовыгодный, самые современные, эффективные, все равно четко просматривается антагонистичность образов настоящего и будущего положения дел в стране.

Однако самым интересным в лексиконе программ на наш взгляд является использование контекстуальной антонимии, т.е. противопоставление слов, которые по своему денотативному компоненту полярными не являются. Например, Наша принципова позиція: влада повинна служити народові, а не прислужувати олігархічним кланам. ‘Наша принципиальная позиция: власть должна служить народу, а не прислуживать олигархическим кланам’; Вперше не політики, а народ затвердить нову справедливу Конституцію на Всенародному референдумі та визначиться, хто буде керівником держави: Президент чи 450 народних депутатів. ‘Впервые не политики, а народ утвердит новую справедливую Конституцию на Всенародном Референдуме и определится, кто будет руководить страной: Президент или 450 народных депутатов’; Скасувати систему виборів за закритими партійними списками, депутат повинен служити виборцям, а не партійним бонзам.  ‘Отменить систему выборов по закрытым партийным спискам, депутат должен служить избирателям, а не партийным бонзам’.; ДЛЯ ЛЮДЕЙ – А НЕ ПОЛІТИКІВ! ‘ДЛЯ ЛЮДЕЙ – А НЕ ДЛЯ ПОЛИТИКОВ!’

И если такие пары как служить-прислуживать, народ – олигархические кланы, избиратели – партийные бонзы являются типичными для политического дискурса контекстуальными антонимами, то в риторическом вопросе ,,..кто будет руководить страной: Президент или 450 народных депутатов’’ содержится определенный силлогизм, равно как и в основном слогане блока "НАША УКРАЇНА – НАРОДНА САМООБОРОНА" – ,,Для людей – а не для политиков ’’. Эти формулировки имплицируют то, что страной должен руководить только один представитель или орган власти, что противоречит конституции страны, а также выдвигают некоторое абсурдное предположение о том, что политики не являются людьми.

Одним из основных инструментов, используемых для достижения прагматического эффекта влияния на избирателя, являются такие параметры как яркость, выразительность и ассоциативность текста программы, напрямую зависящие от эффективного использования политической метафоры. Нужно отметить, что ˝политической˝ принято считать любую метафору, присутствующую в политическом дискурсе. А.Н.Баранов и Ю.Н.Караулов дают следующее определение основной цели политической метафоры: ˝политическая метафора есть речевое воздействие с целью формирования у реципиента (чаще всего – у общества) либо положительного, либо отрицательного мнения о той или иной политической единице (политике, партии, программе, мероприятии)˝ [1.С.189]. Метафора обладает способностью влиять на процесс принятия решений. А.Н.Баранов и Е.Г.Казакевич указывают на ˝свойство метафор – подсказывать, настраивать, наводить на определенный тип решения и поведения˝ [2.с.17]. Они считают, что когнитивная сила метафоры делает ее незаменимым инструментом при поиске решений проблемных ситуаций: ˝Метафорическое мышление в политике является признаком кризисного мышления, мышления в сложной проблемной ситуации, разрешение которой требует значительных усилий от когнитивной системы человека по усвоению новых знаний и переработке их для построения множества вариантов действий и выбора правильной альтернативы˝ [Там же].

Эта стилистическая фигура весьма интенсивно используется для описания негативного образа настоящего и перехода из мрачного настоящего в уверенное будущее. С этой целью употребляются метафоры, которые можно отнести к двум основным семантическим полям: ВОЙНА и ПУТЬ. Так, например, на данный момент Україна - ганебна жебрачка i марiонетка США, ‘Украина-позорная нищинка и марионетка в руках США’. Существует явное противостояние политических сил, так как Україна все глибше втягується у системну тривалу кризу, яка стала наслідком війни за владу, розв'язаної «помаранчевим» та «біло-синім» політичними таборами ’Украина все глубже втягивается в долгосрочный системный кризис, который стал следствием войны за власть, развязанной «оранжевым» и «бело-синим» лагерями’. Что касается метафорического поля ПУТИ, тут не столько важна сама общая метафора дороги, сколько подчеркивание важности именно данного, судьбоносного отрезка, представленного предвыборным периодом: Україна має нелегку історичну долю. Сьогодні вона стоїть на порозі визначального для її майбутнього рубежу, з якого ми - або подолаємо занепад, розгубленість і відчай власними мудрими, відповідальними й рішучими діями, або скотимося до масштабних соціальних деструкцій, до втрати державної незалежності й зостанемося на узбіччі історичного розвитку цивілізації. ’У Украины сложная историческая судьба. Сегодня она стоит на пороге рубежа, имеющего значение для ее будущего. С этого рубежа мы или победим упадок, растерянность и отчаяние собственными мудрыми, ответственными и решительными действиями, или скатимся до масштабных социальных деструкций, до потери государственной независимости и останемся на обочине исторического развития цивилизации’. Иногда метафора пути используется даже в названии партий, воплощая основную идею ее программы. Так партия Свободных Демократов имеет второе название - Чумацький Шлях ‘Млечный Путь’. Этот метафорический образ подвергается развертыванию и объяснению в самом начале текста программы, выполняя, таким образом, функцию самопрезентации данной партии: Наша програма називається "Чумацький шлях". Чумацький шлях - це зоряне сяйво, яке вказує шлях тим, хто блукає у темряві. Це орієнтир, який допомагав чумакам - першим українським підприємцям, що заробляли гроші завдяки власній завзятості. Ми впевнені - ця програма може стати орієнтиром для правильного шляху реформ та відродження довіри до держави. ‘Наша программа называется "Млечный Путь". "Млечный Путь'' - это звездное сияние, указывающее дорогу тем, кто блуждает в темноте. Это ориентир, который помогал чумакам - первым украинским предпринимателям, которые зарабатывали деньги благодаря собственному усердию. Мы уверены - эта программа может стать ориентиром для правильного пути реформ и возрождения доверия к стране’. Следует отметить лингвострановедческую специфику данной метафоры, так как в ней отображена украинская культурная реалия – чумаки, первые украинские купцы, ездившие в Крым за солью, для которых данное созвездие служило географическим ориентиром. В описанных нами случаях движение по пути отличается некой последовательностью, поступательностью, постепенностью. Однако, это не всегда так. Одна из ведущих партий Блок Юлии Тимошенко, набравшая на выборах 2007 г.31% голосов избирателей, употребляет в качестве ключевого слогана партии метафору, предполагающую резкие, динамичные, кардинальные изменения - УКРАЇНСЬКИЙ ПРОРИВ. …Ця місія України не може бути виконана еволюційно. Потрібен інтелектуально усвідомлений якісний ривок - УКРАЇНСЬКИЙ ПРОРИВ. ’Эта миссия Украины не может быть выполнена в ходе эволюции. Нужен интеллектуально осознанный качественный рывок - УКРАИНСКИЙ ПРОРЫВ’. Далее вся программа партии строится на этом образе, предлагая совершить конституционный, судебно-правовой, информационный, антикорупционный, демографический и прочие “ прорывы“.

Несмотря на то, что лексическая семантика играет при анализе программ партий ведущую роль, нельзя также забывать об эмоционально-экспрессивном синтаксисе, который выполняет в этом жанре политического дискурса важную стилистическую функцию. Безусловно, синтаксис языка меньше подвержен влиянию экстралингвистических факторов, нежели лексика, однако, на наш взгляд, некоторые синтаксические средства также используются составителями программ для достижения максимального персуазивного эффекта. Основными синтаксическими конструкциями, интенсивно употребляемыми в программах, являются эллиптические и номинативные предложения, асиндетоны, анафоры, парралеллизмы и антитезы.

Под эллиптическим предложением, как правило, подразумевается такая грамматическая структура, в которой опущено подлежащее и/или сказуемое, понимание которых возможно на основе общих для адресата и адресанта пресуппозиций. Интересно отметить то, что употребление неполных предложений является совершенно нехарактерным для официальных государственных документов, к которым относится программа политической партии, заявившей о намерении принимать участие в парламентских выборах страны. Как правило, такие предложения, используемые в устной речи, часто имеют нюанс смысла неполноты информации. И регулярная актуализация говорящим плана неполноты информации иногда свидетельствует об импульсивном речевом поведении и характеризует говорящего как человека некомпетентного в общении, некоммуникабельного. Однако такие предложения делают печатный текст более выразительным, понятным и динамичным. Партии Украины используют номинативные и эллиптические предложения в названии самой программы и для подзаголовков, структурирующих текст программы тематически. Так, 6 из 20 партий использовали эллипсисы в названиях своих программ: ЛЮДЯМ - НА ДОБРО ‘ДЛЯ БЛАГОПОЛУЧИЯ ЛЮДЕЙ’, ВІД БЕЗЛАДУ – ДО СПРАВЕДЛИВОГО ПОРЯДКУ! ‘ОТ БЕСПОРЯДКА – К СПРАВЕДЛИВОМУ ПОРЯДКУ’, ДЛЯ ЛЮДЕЙ – А НЕ ПОЛІТИКІВ!’ ДЛЯ ЛЮДЕЙ – А НЕ ДЛЯ ПОЛИТИКОВ’, УКРАЇНСЬКИЙ ПРОРИВ ‘УКРАИНСКИЙ ПРОРЫВ’, „За онуків! За дітей! За нас!" ‘”За внуков! За детей! За нас!”’, Чумацький шлях ‘Млечный путь’.  Большинство партий также использует не просто словосочетание, а краткое эллиптическое предложение для названия тематических подрубрик: Надра України — для блага українців ’Недра Украины-для блага украинцев’, Родюча земля-багаті селяни ’Плодовитая земля – богатые крестьяне’, Праця - джерело національного багатства ’Труд-источник национального богатства’,  Дбати про дітей — дбати про майбутнє ’Заботится о детях-заботиться о будущем’, Реформи-шлях до успіху ’Реформы – путь к успеху’,Українсьікй армії – гідну перспективу ’Украинской армии - достойную перспективу’ и т.д.

Также, учитывая тот факт, что эллиптические предложения в основном преобладают в разговорных жанрах политического и иных дискурсов, можно предположить, что эти конструкции используются для того, чтобы облегчить восприятие текста реципиентом, придать тексту признаки разговорной (иногда даже простонародной речи) и имплицитно показать близость партии к избирателю. Номинативные и эллиптические предложения легко запоминаются и параллельно используются в качестве слоганов в буклетах, листовках, в процессе устных выступлений. С этой же целью многие короткие эллипсисы комбинируются с другими стилистическими приемами. Некоторые содержат рифму: Добробут людини — заможність країни ’Благосостояние человека-богатство страны’,  Воля народу — доля народу’Воля народа-судьба народа’; Оцінка роботи влади єдина - як дбає вона про Людину ’Оценка работы власти одна - как она заботится о Человеке’. Встречаются также случаи употребления литературных и культурных аллюзий на базе неполных предложений. Блок «Всеукраїнська громада», например, использует строчку из стихотворения украинского поэта А. Малышко «Бо ти на землі – Людина» ' «Ведь ты на земле – Человек»' и популярную национальную пословицу Буде хліб – буде й пісня ’Будет хлеб – будет и песня’, а Партия национально-экономического развития Украины в конце программы приводит целый куплет стихотворения.

Асиндетон – фигура убавления слов, вид эллипсиса, средство экономии речевых усилий посредством использования бессоюзной связи. Обычно асиндетоны и полисиндетоны используют для создания эффекта амплификации – развития темы с помощью перечисления частностей и деталей. В процессе исследования массива текстов, относящихся к различным жанрам политического дискурса, нами было отмечено, что полисиндетон чаще употребляется в устных выступлениях политических деятелей Украины, в то время как асиндетон, объединенный с параллелизмом, чаще используется в письменных жанрах, в частности в программах политических партий. Причем, интенсивнее всего асиндетические предложения с множественными элементами перечисления используются именно для создания образов негативного НАСТОЯЩЕГО и позитивного БУДУЩЕГО страны. Например: Політичні партії безкінечним розбратом і чварами розчахнули країну, підірвали її стабільність, згайнували її багатство, зневірили людей. ’Политические партии бесконечными ссорами разодрали страну, подорвали ее стабильность, потратили впустую ее богатства, лишили людей веры; З року в рік зменшуються обсяги виробництва, знижується родючість грунтів, руйнується інфраструктура, занепадає духовність, культура. ’Из года в год сокращаются объемы производства, уменьшается плодородность грунтов, разрушается инфраструктура, приходит в упадок духовность, культура’. При таком количестве однородных перечисляемых элементов было бы логично ввести в данные предложения один или несколько союзов, однако тогда был бы утрачен продуманный эффект нагнетания остановки, и ощущение безысходности ситуации, имплицированное авторами программы не казалось бы таким сильным. В следующем примере мы видим параллельную конструкцию с асиндетической связью, создающую, однако совершенно противоположный эффект – уверенной, последовательной, энергичной деятельности партии, относящейся к ближайшему будущему: Перетворимо Україну на міжнародний транзитний коридор, розбудуємо шляхом державно-приватного партнерства автомобільні магістралі і залізницю, побудуємо нові нафто - і газопроводи, аеропорти, інтегруємося у європейську енергетичну систему, лібералізуємо транзитний режим для пасажирів і товарів. ’Превратим Украину в международный транзитный коридор, расширим путем партнерства государства и частного предпринимательства автомобильные магистрали и железную дорогу, построим новые нефте- и газопроводы, аэропорты, интегрируемся в европейскую энергетическую систему, либирализируем транзитный режим для пассажиров и товаров’.

По утверждению Г. Хазагерова, иногда в стилистических фигурах форма выражения похожа на содержание в том смысле, что она, как своеобразный синтаксический график, копирует движение эмоций [7]. В этой связи нам хотелось бы отметить очень интересное взаимовлияние сложных предложений, содержащих фигуры прибавления и коротких простых предложений. Рассмотрим следующий пример: Україна все глибше втягується у системну тривалу кризу, яка стала наслідком війни за владу, розв'язаної «помаранчевим» та «біло-синім» політичними таборами. Вони отримали владу на політичному розколі України, конфлікті та ненависті й підштовхують державу до нової руїни.(…)Настав час сучасних управлінських команд. У нас є така команда! ’Украина все глубже втягивается в системный долгосрочный кризис, который стал следствием борьбы за власть, развязанной «оранжевым» и «бело-синим» политическими лагерями. Они получили власть вследствие политического раскола Украины, конфликта и ненависти и подталкивают государство к новой разрухе (…) Настало время современных управленческих команд. У нас есть такая команда!’ Такие длинные предложения, включающие перечисление используются для описания нынешнего состояния страны и подразумевают неэффективность деятельности политической силы, находящейся у власти. Тут же, когда речь заходит о партии-кандидате предложения становится короткими, что создает эффект динамизма и уверенности. Таким образом, с помощью чередования длинны предложений происходит не только описание ситуации на сегодняшний день, но и косвенно реализуются очень важные для предвыборного дискурса коммуникативные стратегии – стратегия самопрезентации и стратегия дискредитации оппонента.

Еще одной фигурой прибавления, использованной в программах, является анафора. Анафора – одна из самых частотных фигур в политическом красноречии, притом в разных его видах. Она идеально передает чувство уверенности, позитивный настрой говорящего, она как бы закладывает основы, на которых держится вся речь. В письменном тексте анафора выглядит не менее эффектно. Повторы осуществляются на уровне частей сложного предложения, самостоятельных предложений и абзацев. Последний вид повторов является наиболее частым в исследуемом нами материале. В следующем примере с помощью анафорического повтора подчеркивается уникальность Украины и создается своеобразный синтаксический ритм, в который вписаны в порядке возрастания градуса эмоции политические призывы, завершающиеся логичным выводом, в котором снова реализуется функция самопрезентации с упором на уникальность адресанта:

Україна має нелегку історичну долю. Сьогодні вона стоїть на порозі визначального для її майбутнього рубежу, з якого ми - або подолаємо занепад, розгубленість і відчай власними мудрими, відповідальними й рішучими діями, або скотимося до масштабних соціальних деструкцій, до втрати державної незалежності й зостанемося на узбіччі історичного розвитку цивілізації.

Україна не може бути другосортною країною. Вона або буде серед найрозвиненіших держав світу, або її не буде взагалі.

Україна потребує відродження! І очолити процес може лише «Блок партії пенсіонерів України» ‘Историческая судьба Украины нелегка. Сегодня она стоит на пороге рубежа, определяющего ее будущее, после которого мы или преодолеем упадок, растерянность и отчаяние с помощью собственных мудрых, ответственных и решительных действий, или скатимся до масштабных социальных деструкций, до потери государственной независимости и останемся на обочине исторического развития цивилизации.

Украина не может быть второсортной страной. Она будет одной из самых высокоразвитых стран мира, либо ее не будет вообще.

Украине нужно возрождаться! И возглавить процесс может только «Блок партии пенсионеров Украины»’.

Способность фигур упорядоченного повтора образно передавать траекторию движения применительно к анафоре выражается в том, что она передает движение от исходной точки вперед. [7]. В вышеприведенном примере можно проследить следующий порядок действий. Существует два варианта линейного развития событий: рубеж àпреодоление кризиса à становление в качестве одной из самых развитых стран;

рубеж àсоциальные деструкции и потеря независимости à обочина исторического развития цивилизации. Естественно, второй вариант недопустим, а первый возможен только в случае избрания партии-адресанта сообщения. Буквально через несколько предложений в той же программе употребляется еще одна анафора, усиливающая акцент, сделанный на уникальности партии ранее:

Ми маємо велику кількість своїх членів, багатий досвід, який опиратиметься на авторитет, мудрість народу та могутність Української держави. Ніхто не може прийти до влади без підтримки простих людей. Ми – джерело влади. І владу пора брати у свої руки.(…) Ми, українські пенсіонери - плоть від плоті і кров від крові українського народу. Ми увібрали в себе з материнським молоком любов до цієї Землі, политої кров'ю і потом наших батьків.

‘У нас большое количество членов, богатый опыт, который будет опираться на авторитет, мудрость народа и могущество Украинской державы. Никто не может прийти к власти без поддержки простых людей. Мы - источник власти. И власть пора брать в свои руки. (…) Мы, украинские пенсионеры - плоть от плоти и кровь от крови украинского народа. Мы впитали в себя с материнским молоком любовь к этой земле, политой кровью и потом наших родителей’.

Таким образом, рассмотрев предвыборные программы всех политических партий, принимавших участие в парламентских выборах 2007 года на Украине, мы приходим к выводу о том, что основным заданием партий, реализованном в этом жанре политического дискурса было создание ярких, агональных образов темного негативного НАСТОЯЩЕГО и многообещающего светлого БУДУЩЕГО страны. С этой целью интенсивно использовались различные лексико-семантические и синтаксические средства.

 

Литература:

  1. Баранов А.Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю) / А.Н.Баранов, Ю.Н.Караулов. - М., 1991. – 193 с.
  2. Баранов А.Н. Парламентские дебаты: традиции новации.
  3. Советский политический язык (от ритуала к метафоре) / А.Н.Баранов, Е.Г.Казакевич. - М., 1991.– 148 с.
  4. Баранов А. Н. Лингвистическая теория аргументации (когнитивный подход): Автореф. дис. …докт. филол. наук. М., 1990.
  5. Крючкова Т. Б. Общественно-политическая лексика и терминология: основные свойства и тенденции развития: Дис. …докт.филол. наук. М., 1991.
  6. КрючковаТ.Б. Развитие отечественной социолингвистики//Социолингвистика вчера и сегодня: Сб. научных трудов.- М., 2008.-212 с.
  7. Миневич Г. Д. Синтаксис и политика: о неполных и эллиптических предложениях //http://www.fixed.ru/prikling/conf/stilsist2/sintabvhgufd.html
  8. Хазагеров Г. Политическая риторика: Часть 1. Аппарат риторики
  9. http://genhis.philol.msu.ru/article
  10. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. Монография. – Москва- Волгоград. Перемена, 2000 – 367 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle