Автор: Фирсова Ирина Сергеевна

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №11 (22) ноябрь 2010 г.

Библиографическое описание:

Фирсова И. С. Теоретические и исторические предпосылки развития интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.1. — С. 177-180.

На протяжении последних десятилетий на мировую экономику и международные отношения все сильнее влияют процессы глобализации и региональной экономической интеграции. Глобализация мировой экономики является многоплановым процессом, одним из следствий которого является рост международной конкуренции и нестабильности мировой экономической и финансовой системы. Региональная интеграция проявляется в создании различных интеграционных объединений – от зон свободной торговли до валютных союзов, и направлена на повышение конкурентоспособности стран в условиях роста конкуренции, сопровождающего глобализацию мирового хозяйства. Экономическая интеграция охватывает производство, коммуникации, науку и технику, товарный обмен, что делает актуальным изучение данного процесса с позиций системного подхода.

Термин «экономическая интеграция» впервые появился в работах шведских и немецких ученых-экономистов лишь в 1930-х годах. К настоящему времени по данной проблеме в мире накоплено большое количество экономической лите­ратуры. Проблема экономической интеграции находится в поле зрения уче­ных-экономистов, политологов, социологов, как зарубежных, так и отечественных.

Западные исследователи изначально к этой проблематике подошли с практической стороны и обратились к разработке механизмов, этапов становления и развития, в том числе экономических, политических, социальных последствий интеграции. За пределами их научных интересов остались про­блемы движущих сил и внутренних закономерностей развития данного про­цесса.

Широко известна обобщенная концепция международной экономической интеграции американского ученого Б. Балаши. В ней большое внимание уделялось эволюции интеграции под влиянием как экономических, так и политических процессов. Рассматривая интеграцию как состояние, он определял ее как отсутст­вие различных форм дискриминации между национальными экономиками. Интеграция как процесс включает в себя меры, которые должны устранить дискриминацию между экономическими единицами различных националь­ных государств [3, с. 1]. Именно взгляд на интеграцию как на процесс, развивающийся от про­стых к более сложным формам, лежит в основе наиболее распространенной классифика­ции стадий интеграционного процесса, предложенной Балашей: зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономический союз, валютный союз и политический союз.

Российские специалисты также внесли весомый вклад в развитие концепций международной экономической интеграции. Но если западные экономисты видели в интеграции процесс либерализации торговых и других связей между странами-участницами, то в российской экономической литературе, напротив, основной акцент сделан на сращивание национальных экономик на основе относительно высокой степени взаимозависимости и взаимодополняемости и относительно высоких уровней эко­номического развития стран-участниц. Материальной основой интеграционных процессов, согласно исследо­ваниям отечественных ученых является интернационализация производства и капи­тала, которая одновременно выступает движущей силой эволюции интегра­ционных процессов. Так, Ю.В.Шишков считает, что интеграция – это наивысшая ступень интернационализации, когда нарас­тающая экономическая взаимозависимость двух или нескольких стран переходит в сращивание национальных рынков товаров, услуг, капиталов и рабочей силы и формирование целостного рыночного пространства с единой валютно-финансовой системой, единой в основном правовой системой и теснейшей координацией внут­ри- и внешнеэкономической политики соответствующих государств[2, с. 17].

С региональной интеграцией тесно связаны такие понятия как регионализм и регионализация.

Регионализм может быть определен как тесное сотрудничество между государствами, направленное на сближение политических и экономических отношений в том или ином регионе. Иными словами, регионализм – это государственная «интеграционная политика». Регионализм подразумевает создание руководящих органов. Таким образом, по определению, государства являются ключевыми участниками регионализма. Создание форума Азиатско-Тихоокеанское Экономическое Сотрудничество (АТЭС)  является ярким примером регионализма.

Регионализация представляет собой развитие сотрудничества на региональном уровне, которому способствуют, прежде всего, неправительственные акторы. Другими словами, регионализация не является целенаправленной политикой государств. Применительно к экономике, регионализация может проявляться в интенсификации объемов торговли и инвестирования в определенном регионе относительно тех же показателей с остальным миром. Главные участники регионализации – ТНК, которые осуществляют международное производство в регионе.

Различие между этими двумя процессами соответствует различию между «формальной» и «неформальной» интеграцией, на которое указывал У. Уоллес. Сферой формальной интеграции является создание институтов, которые являются результатом сотрудничества национальных элит. Здесь государства остаются ключевыми акторами. Сферой неформальной интеграции является экономического взаимодействие и взаимопроникновение, развивающееся без специальных политических решений, посредством сотрудничества в области производства, торговли, инвестиций, технологий и коммуникаций[7, с. 9].

Различая два уровня региональных процессов, экономисты также рассматривали взаимосвязь между ними, а именно создает ли регионализация предпосылки для регионализма или наоборот. По мнению Р. Хиггота, история интеграционных процессов в АТР показывает, что фактическая экономическая взаимозависимость в регионе предшествовала институциализации [6, с. 181]. Ешинобу Ямамото охарактеризовал отсутствие  мощных региональных экономических организаций в АТР до 1989 г. несмотря на высокий уровень фактической взаимозависимости как «регионализация без регионализма» [8, с. 12]. Многие эксперты полагают, что именно процесс регионализации в АТР создал предпосылки для появления межправительственных организаций.

Конец 1980-х и 1990-е засвидетельствовали появление  нового регионализма, ярким примером которого и является АТЭС.  Также в этот период  создаются Общий рынок стран Южной Америки (МЕРКОСУР) (1991 г.), Сообщество развития стран Южной Африки (САДК) (1992 г.),  Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) (1994 г.) и ряд других интеграционных группировок.

При этом необходимо отметить, что «новый регионализм», начавшийся с конца 1980-х гг. качественно отличается от «старого регионализма», который имел место в период с 1950-х по 1970-е гг. Первая волна регионализма была ознаменована созданием в Западной Европе Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) в 1951 г., Европейского Экономического Сообщества в 1957 г. и Евроатома в 1958 г. Примерами регионализма в других регионах мира были Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР) (1960 г.), Организация африканского единства (1963 г.), Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) (1967 г.) и Карибское сообщество и общий рынок (КАРИКОМ) (1973 г.). За  исключением европейской интеграции, для старого регионализма были характерны, прежде всего, попытки развивающихся стран противостоять конкуренции со стороны развитых государств и уменьшить экономическую дифференциацию внутри региона.

Следует выделить две важные особенности нового регионализма, которые отличают его от старой формы:

1) Объединение в одной интеграционной группировке как развитых, так и развивающихся стран (НАФТА, АТЭС, зона свободной торговли между Чили и Канадой). Целью новых объединений больше не является увеличение своей независимости от мировой экономики, новые интеграционные группировки скорее стремятся эффективно участвовать в ее развитии.

2) Многополярный регионализм, означает тот факт, что одна страна, как правило, является участницей различных интеграционных группировок. Так, например, члены АТЭС активно участвуют в других региональ­ных торговых соглашениях — от одной до девяти одновременно. Наиболее активны Чили и Мексика, состоящие в десяти группи­ровках (считая АТЭС), а также ведущие переговоры о заключении новых соглашений. Многие другие страны — члены АТЭС участвуют в 1—3 группировках. Лишь Гонконг и Тайвань не входят в состав прочих соглашений, но ведут переговоры о зонах сво­бодной торговли. В целом, 21 страна и территория АТЭС входят в состав 27 группировок, в том числе 14 двусторонних зон свободной тор­говли, 7 многосторонних соглашений и 6 блоков с участием группировки и одного государства. Они проводят переговоры о формировании 14 соглашений.

В современной литературе также оценивается взаимосвязь между регионализмом и глобализацией. Одни эксперты рассматривают регионализм как препятствие глобализации, другие видят в регионализме и глобализации взаимодополняющие, а не противоречащие процессы. Процессы глобализации и регионализма не являются противоположными по направлению, если учитывать, что направление обоих процессов – это движение к глобальному миру, как объективной реальности через процессы все более усиливающейся интернационализации мирового рынка. Разнонаправленными их можно назвать лишь в связи с желанием стран объединиться для борьбы с «превосходящими силами противника», а иными словами создать себе наиболее выгодные условия для участия в процессах глобализации. Таким образом, международная региональная экономическая интеграция тесно взаимосвязана с процессом глобализации, если она носит открытый, недискриминационный характер в отношении других стран, базируется на принципах открытого регионализма. Понятие открытого регионализма, принятое в мировой практике, означа­ет свободный доступ факторов производства страны на территории стран членов группировки при условии ее вступления в интеграционную группировку и принятия общих правил и обязательств на услови­ях принципа взаимности.

Среди всех региональных группировок мировой экономики АТЭС имеет наиболее глобальный характер, поэтому АТЭС в некоторой степени можно рассматривать как некое связующее звено между глобализацией и регионализмом[1, с. 12].

В течение нескольких десятилетий АТР был единственным ре­гионом мира с минимальным количеством межгосударственных объединений, что продолжалось до конца 1980-х гг. В то время как после второй мировой войны по всему миру образовалось множество региональных экономических организаций и интеграционных группировок, в АТР долгое время они практически отсутствовали. Ранние попытки создать региональные учреждения в послевоенную эру, включая Организацию договора Юго-восточной Азии (СЕАТО) и Азиатско-тихоокеанский совет (AЗПАК), оказались в значительной степени неудачными и к 1970-м гг. они распались. Единственными исключениями были Азиатский банк развития (АзБР), созданный в 1966 г. для обеспечения экономического развития азиатских стран, и АСЕАН, сформированная в 1967 г. пятью странами Юго-Восточной Азии для поддержания мира и стабильности в регионе. (Создание АСЕАН (первоначально включала Сингапур, Индонезию, Малайзию, Филиппины и Таиланд; позже присоединились Бруней (1984 г.), Вьетнам (1995 г.), Лаон и Мьянма (1997 г.), Камбоджа (1999 г.)) не воспринималось как прорыв в развитии инте­грации из-за отсутствия у нее четких целей и задач в области экономического сотрудничества).

Учитывая сильную культурную, историческую, религиозную, политическую и экономическую дифференциацию стран региона, здесь не было практически никаких традиций межправительственного сотрудничества на региональном уровне. Азиатский регион характеризуется историческим антагонизмом и взаимным недоверием, что также препятствовало созданию международных организаций. Более того, многие азиатские страны вообще опасались появления международных организаций в регионе, так как это способствовало бы укреплению позиций более сильных стран. Однако картина в АТР изменилась в 1989 г., когда был создан форум АТЭС, который стал первой экономической организацией на правительственном уровне, в которой участвовало большинство государств региона.

Почему интеграционные процессы в АТР активизировались в конце 1980-х гг., в то время как аналогичные предложения об институализации межправительственного сотрудничества не находили поддержки большинства государств региона в предшествующие десятилетия? Ведь идея о создании в АТР институционального механизма для развития экономического сотрудничества существовала еще с середины 1960-х гг., однако первый межправительственный региональный форум в регионе – АТЭС был создан только в 1989 г. посредством реализации инициативы австралийского премьер-министра Боба Хоука. В частности, как отмечает Джон Равенхилл, инициатива Хоука была во многом аналогична предложению об образовании Тихоокеанской организации торговли и развития (ОПТАД), сделанному двумя десятилетиями ранее[4, с. 41].

Проанализировав определенные исторические и политические обстоятельства, которые способствовали формированию АТЭС, можно сделать вывод, что преимущественно внешние, а не внутрирегиональные обстоятельства побудили правительства стран АТР принять решение о создании нового интеграционного объединения в регионе.

В условиях растущего торгового дефицита с азиатскими странами в конце 1980-х гг. американское правительство посчитало, что их доступ на азиатские рынки несправедливо ограничен. В результате страны АТР почувствовали возрастающее давление со стороны США по вопросу открытия своих рынков. Американское правительство (хотя и неофициально) предложило многим странам региона заключить соглашения о свободной торговле. В связи с этим у государств АТР появилась потребность создать совместный механизм сдерживания агрессивной политики США, называемой некоторыми аналитиками «региональной провокацией»[5, с. 169].

Еще одним стимулом к созданию АТЭС послужило развитие интеграционных процессов в Европе и Северной Америке. Принятие Единого европейского акта в 1986 г. и Соглашение о свободной торговле между США и Канадой в 1988 г. вызвали серьезное беспокойство в странах АТР, так как их экспортное производство в большой степени было ориентировано на западные рынки. Всплеск регионального протекционизма настораживал азиатские страны, так как их экономический рост был во многом основан на развитии экспортоориентированных отраслей.

И, наконец, Уругвайский раунд переговоров ГАТТ, начатый в 1986 г., был прерван, что сделало реальным крах возможности создания мировой либеральной торговой системы и разделение мировой экономики на конкурирующие торговые блоки. Эти факты и  нашли отражение в речи австралийского премьер-министра Боба Хоука в 1989 г., ставшей отправным пунктом для учреждения АТЭС. Его призыв к созданию АТЭС был мотивирован необходимостью ответа на изменившиеся обстоятельства мировой экономики.

 

Литература:

1.      Троекурова И.С. Перспективы интеграционного взаимодействия стран-членов Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005.

2.      Шишков Ю.В. Интеграционные процессы на пороге XXI века. Почему не интегрируются страны СНГ. – М.: «III тысячелетие», 2001.

3.      Balassa B. The Theory of Economic integration. - L., 1962.

4.      Pempel T.J., «Transpacific Torii: Japan and the Emerging Asian Regionalism». – Cornell University Press, 1997.

5.      Ravenhill, «Institutional Evolution at the Trans-Regional Level: APEC and the Promotion of Liberalization». – London: RoutledgeCurzon, 2002.

6.      Richard A. Higgott, «De Facto and De Jure Regionalism: The Double Discourse of Regionalism in the Asia Pacific». – Global Society 11, no. 2 (1997).

7.      William Wallace, «Introduction: The Dynamics of European Integration», in William Wallace, ed., The Dynamics of European Integration . – London: Pinter Publishers for the Royal Institute of International Affairs, 1990.

8.      Yoshinobu Yamamoto, ed., Globalism, Regionalism and Nationalism: Asia in Search of its Role in the Twenty-First Century. – Oxford: Blackwell Publishers, 1999.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle