Библиографическое описание:

Новиков А. К. Психологические особенности восприятия незрячих // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.2. — С. 82-86.

Восприятие – это психический процесс отражения предметов или явлений действительности, непосредственно воздействующих на органы чувств, в совокупности их свойств и качеств, в результате чего в сознании возникает целостный образ объекта. Поскольку воздействующие на человека объекты обладают комплексом свойств, в процессе восприятия участвуют ощущения различных модальностей.

Нарушение функций зрения приводят к сокращению и редуцированию зрительных ощущений у частично зрячих и слабовидящих или полному выпадению их у тотально слепых. Изменения в сфере ощущений, то есть на первой ступени чувственного отражения, неизбежно должны отразиться на следующем его этапе- восприятии.

В процессе восприятия обычно принимают участие несколько анализаторов. Во время выполнения различных видов деятельности тот или иной анализатор становится ведущим. В зависимости от условий жизни и характера деятельности один из анализаторов становится доминирующим. Соответственно этому определяется присущий тому или иному человеку тип восприятия. В норме у большинства людей формируется зрительный тип восприятия. Причём доминирование зрения (возникающее как в фило, так и в онтогенезе) настолько прочно, что даже такие серьёзные нарушения его функций, какие наблюдаются у слабовидящих и частично зрячих, не влекут за собой изменения типа восприятия. Как и в норме, у них наблюдается зрительно-двигательно-слуховой тип восприятия.

Только при наиболее значительных снижениях остроты зрения (от 0,03-0,02 и ниже) и тотальной слепоте, когда большая часть предметов и явлений не может быть адекватно воспринята визуально, доминирующее положение занимают кожно-механический и двигательный анализаторы, лежащие в основе осязательного восприятия. Однако зрительный анализатор в зависимости от уровня остроты зрения и характера деятельности продолжает в той или иной мере принимать участие в процессе восприятия. А  в некоторых видах деятельности, не требующих тонкой зрительной дифференцировки, аномальное зрение даже при очень низкой его остроте может занимать ведущее положение.

Полное выпадение зрительных ощущений из процесса восприятия наблюдается, только в случаях тотальной слепоты. Может встретиться мнение, что слепым присущ слуховой тип восприятия. Такой тип может формироваться у слепых, как и у нормально видящих, поскольку это зависит не от особенностей строения и функционирования того или иного органа, а от характера деятельности, в которой принимает участие индивид. Но, так как слуховые ощущения и восприятия отражают материальный мир весьма односторонне и более или менее полное отражение пространственных и физических свойств объектов слепыми осуществляется благодаря информации, получаемой через кожный и двигательный анализаторы, при наиболее серьёзных дефектах зрения, как правило, формируется осязательный тип восприятия. Кроме того, формированию осязательного типа восприятия в высшей степени способствует характер трудовой и учебной деятельности слепых, ток как овладение навыками чтения и письма, всеми трудовыми двигательными навыками происходит на основе осязательного восприятия предметов и орудий деятельности. Развитию этого типа восприятия необходимо всячески способствовать в процессе школьного обучения слепых, широко используя всевозможные наглядные (в данном случае воспринимаемые с помощью осязания) пособия и развивая культуру осязания.

Независимо от того, какой тип восприятия складывается у слепого или слабовидящего, оно обладает всеми свойствами, известными в общей психологии: избирательностью, осмысленностью, обобщённостью, апперцепцией и константностью. Проявление и развитие этих свойств зависит от того, в каком виде восприятия они проявляются, а также от уровня психическаго развития индивида в целом. При слепоте и слабовидении наблюдается редуцированность проявлений некоторых свойств восприятия.

Вместе с тем осязательное восприятие имеет некоторые особенности, о которых говорит Л.И. Солнцева [5]. К ним относятся: снижение активности отражения, снижение интереса к окружающему миру, снижение эмоционального уровня восприятия и, как следствие, обеднение чувственного опыта ребёнка. Всё это объясняется тем, что осязание, являясь контактным анализатором, а осязательное восприятие сукцессивным, не даёт возможности воспринимать предметы одномоментно и на расстоянии. Это значит, что в поле восприятия их попадает гораздо меньше, чем при зрительном восприятии. Отсутствию интереса к окружающему миру могут способствовать отрицательные эмоции, которые слепой ребёнок может получить при столкновении с предметами, когда он начинает ползать или ходить. Все эти негативные влияния слепоты взрослые должны помочь преодолеть ребёнку. Для этого Л.И. Солнцева и С.М. Хорош советуют вовлекать в осязательный опыт ребёнка как можно больше предметов, знакомить его с окружающим пространством, уделять много времени общению с ребёнком, стимулировать его комплекс оживления. В дальнейшем продолжать возбуждать интерес ребёнка к предметам и явления окружающего мира, воспитывать активность и самостоятельность.

Проблема осязания, как особой формы восприятия, обязана своей научной постановкой И.М. Сеченову. Он, первым показав сходство зрительного и осязательного восприятия, многократно подчёркивал роль осязания в процессе отражения действительности, называя его наряду со зрением и слухом "высшим органом чувств" и моделью всякого восприятия.

Глаза и луки, по Сеченову, способны самостоятельно и вполне адекватно отражать следующие категории признаков: форму, величину, направление, удаление, телесность, покой и движение [4]. Кроме этих категорий, человек только при помощи зрения различает цвет, а при помощи осязания- сдавливаемость, вес, тепло и холод. Таким образом, зрительное восприятие отражает восемь категорий признаков, а осязательное- одиннадцать, хотя, большее количество признаков, различаемых осязательно, не означает, что слепой в осязательных образах более полно и точно отражает действительность. Здесь решающее значение имеет способ перцепции- дистантный и одномоментный (симультанный) при зрительном и контактный и последовательный во времени (сукцессивный) при осязательном восприятии. Многочисленность признаков, различаемых при помощи осязания, свидетельствует лишь о возможности относительно полного и правильного отражения действительности при полной или частичной утрате зрения. " Рука,– писал И.М. Сеченов,– ощупывающая внешние предметы, даёт слепому всё, что даёт ном глаз, за исключением окрашенности предметов и чувствования вдаль, за пределы длины руки".

Решающее и основное сходство зрения и осязания И.М.Сеченов видел в двигательном поведении руки и глаза: "Идёт ли речь о контурах или величине или об удалении и относительном расположении предметов, двигательные реакции глаз при смотрении и рук при ощупывании совершенно равнозначны по смыслу: и там и здесь определителем являются показания мышечного чувства, сопровождающие двигательные реакции восприятия впечатлений". движения глаз (конвергенция, дивергенция, аккомодация), благодаря которым становится возможным отражение многочисленных пространственных свойств объектов, идентичны движениям ощупывающей руки. "Способность глаз видеть ясно предметы на разных удалениях совершенно равнозначна способности слепого узнавать ощупью формы различно удалённых от него предметов- что делает при этом укорачивающаяся и удлиняющаяся рука слепого, то делает механизм приспособления глаз зрячего".

Важным для установления сходства отражательных возможностей и поведения руки и глаза является установленная И.М. Сеченовым эквивалентность по степени насыщенности нервными окончаниями осязающей поверхности ладони и сетчатки глаза. Согласно Сеченову, рабочая поверхность пальцев- ладонная сторона первых фаланг, "наиболее густо усеянная осязательными тельцами, соответствует жёлтым пятнам сетчатки". Следствием этого является то, что "ладонная поверхность руки, подобно сетчатки глаза, даёт сознанию форму предметов – слепые читают по выпуклым буквам рукою, а двигатели руки, подобно двигателям глазного яблока, дают величину и положение покоящихся предметов относительно нашего тела".

Существенным является то обстоятельство, что образы осязательного восприятия, также как и зрительного, объективируются. Сеченов определил это свойство таким образом, что получаемые  впечатления чувствуются не как перемена, происшедшая в состоянии нашего тела, а нечто внешнее, соприкасающееся с внешней поверхностью. Образ служит регулятором действия, ток как он даёт отражение предмета в его объективном положении во внешнем пространстве.

Существуют два вида осязания: активный- при движущейся руке, пассивный- при неподвижной руке.

Осязание при неподвижной руке отражает лишь отдельные свойства предмета, а целостного образа не возникает. Ф.С. Розенфельд говорит, что при активном осязании сенсорное переплетается с моторными и интеллектуальными операциями, а также с эмоциональными переживаниями [3]. Активное осязание стимулирует интенсивность протекания образов в памяти и воображении, оформляющихся в слове. Через сопоставление и сравнение выделенных признаков со сходными предметами у ребёнка происходит отвлечение от предмета и через обобщение в слове он переходит к абстрактному пониманию свойств. Так совершается путь от единичного чувственно воспринятого качества к познанию целостного предметов и к образованию представлений о нём. Осязание даёт сознанию образы, достоверные знания, а обогащённое сознание поднимает на более высокий уровень процесс осязания.

Л.Н. Веккер считает, что пассивное осязание тоже может дать адекватный образ предмета, если такой процесс будет заключаться в движении предмета последовательно всеми частями его контура по поверхности кожи [1]. Если по поверхности кожи последовательно водить гранями объёмного предмета, то временно двигательный компонент последовательно охватывающий разные грани, переключается на одновременно пространственную схему. Тогда в целостном пространственном осязательном образе кроме грани, в данный момент прикасающейся к коже, оказывается отражённой и противоположная, отдельная от неё. Это уже элементы не только контактной, но и дистантной проекции. При активном осязании в ещё большей степени временнодвигательные компоненты переключаются на пространственные компоненты образа.

Вопросами изучения осязания занимался Ю.А. Кулагин. Он определил физиологический механизм зрения и осязания как идентичный. Восприятие даёт чувственный образ предмета. Действие предмета на анализатор Павлов определяет как действие сложных комплексных раздражителей. Благодаря замыканию нервных связей в пределах одного анализатора и между несколькими анализаторами создаётся связь между очагами возбуждения, вызванная в коре комплексным раздражителем. В процессе повторений система связей уточняется, При отсутствии зрения процесс этот не нарушается, а ограничивается. В комплексных раздражителях отсутствует зрительный компонент, по причине чего некоторые элементы становятся не доступными восприятию. Выпадение дистантного анализаторасильно ограничивает возможности восприятия.

Нервный механизм осязательного восприятия, оставаясь принципиально тем же, имеет свои особенности. Выпадают или обедняются временные связи  в пределах корковой части зрительного анализатора и между нею и корковой частью других анализаторов. Временные связи между очагами возбуждения связывают раздражители, действующие на слуховые, осязательные, обонятельные и вкусовые анализаторы. У ослепших, сохранивших зрительные представления, связи замыкаются между очагами возбуждения сохранных анализаторов и следовыми очагами зрительного анализатора.

При экспериментах со слепыми детьми было выяснено, что иллюзия Шарпантье формируется у них к 11-12 годам и при выключении осязания отсутствует. Ранее нервные связи оказываются недостаточно сформированными. Таким образом, нервный механизм осязания позволяет осуществить тот же процесс иллюзии тяжести, что и нервный механизм зрительного анализатора. Опыты также показали, что слепые дети на основе осязания осуществляют зрительную иллюзию Мюллера-Лайера. Эта иллюзия говорит о принципиально одинаковом отражении предметов при зрительном и осязательном восприятии. Все анализаторы действуют совместно. Опыты показали, что при изменении эстезиометрической чувствительности порог её выше при пассивном осязании, чем при осязании во взаимодействии с двигательным анализатором. Однако, осязание уступает зрению в степени точности.

Развитие осязательного восприятия может быть облегчено и ускорено путём придания сигнального значения возможно большему количеству признаков. Представления являются наивысшей формой чувственного отражения. Они обладают большей степенью обобщённости и служат переходной формой от чувственного отражения к абстрактному мышлению. У слепых они имеют некоторые особенности. А.Г. Литвак указывает на количественные и качественные особенности представлений слепых. Количество представлений оказывается сниженным за счёт снижения количества восприятий [2] . К качественным особенностям представлений относятся их малая обобщённость, фрагментарность, схематизм и вербализм. Фрагментарность может лишить представление некоторых важных деталей, что может привести к неспецифическому узнаванию объекта. Схематизм приводит к выработке голой схемы и отступление от неё в незначительной мере ток же могут привести к неузнаванию объекта. О вербализме, как ненаполнении словесных понятий конкретным чувственным содержанием, много говорит Л.И. Солнцева в связи с основными областями деятельности детей дошкольного и младшего школьного возраста. Указанные особенности представлений детей с нарушениями зрения возможно преодолеть путём вовлечения в их чувственный опыт как можно большего круга предметов и явлений. А если предметы и явления не доступны для осязательного обследования, необходимо прибегать к наглядным пособиям, доступным осязанию (рельефные рисунки, макеты, модели).

Зрительные представления начинают формироваться очень рано, и соответствующие центры в мозгу будут действовать и в дальнейшем, после наступления слепоты. но полнота зрительных представлений, их устойчивость и яркость будут зависеть от возраста, в котором наступила слепота и от того, как долго человек находится в состоянии слепоты. Если слепота наступила достаточно рано, то зрительные представления стираются, и человек может утверждать, что не имеет их. В то же время они продолжают жить в отдалённом уголке сознания. В.С. Сверлов приводит пример, в котором учительница, ослепшая на пятом году жизни и отрицавшая наличие у неё всяких зрительных воспоминаний, рассказывая о раннем детстве, эмоционально и полно описывает его именно с позиций зрительных впечатлений. Она описывает разноцветные ленты в косах девушек, зелёную поляну, белого дедушку. Эти рассказы не могли быть навеяны окружающими, так как в детстве эта женщина была заброшенным ребёнком. Другая учительница утверждает, что зрительные представления сохранились у неё полностью. Ослепла она в шесть лет. Воспоминания её раннего детства очень ярки. Вместе со снами смешанного характера она видит и зрячие сны, зрительные впечатления которых устойчивы и ярки. Например, ей часто снится сон, в котором она летает над лесом и так хорошо всё видит, что замечает красные ягоды земляники в зелёной траве. Эти примеры говорят о живучести зрительных представлений, и даже большой стаж слепоты не может стереть зрительные впечатления, относящиеся к раннему детству.

Джистроу пришёл к выводу, что слепорождённые и потерявшие зрение до 5-7  лет, не могут видеть зрительных снов. Этот возраст определяется как  критический. Потерявшие зрение позже могут видеть визуальные сны. А.Г.  Литвак объясняет это тем, что к 5-7 годам накапливается значительный  запас зрительных впечатлений и образов. Этот запас у лиц, потерявших  зрение в зрелом возрасте, зависит уже от вида высшей нервной  деятельности. А также от того, насколько для них было важно зрительное  восприятие окружающего мира.

В.Н. Сорокин отмечает, что сны ослепших являются воспоминаниями, создать новые образы они не могут [6]. Кроме того, идёт постоянная редукция зрительных образов. В процессе редукции образ становится менее ярким, ахроматичным, малодифференцированным. Зрительный образ уходит на второй план, уступая место образам других модальностей.

В первые 1-1,5 кода жизни происходит приспособление организма к условиям окружающей среды, формирование сложных систем условных рефлексов, определяющих отношение ребёнка к окружающему миру, его адекватную реакцию на раздражители. Именно в этом возрасте между зрительным, слуховым, двигательным и тактильным анализаторами, когда два последних объединены в акте осязания, устанавливаются прочные ассоциации, осложнённые вестибулярным и температурным анализаторами. Ассоциации эти определяют адекватность многих пространственных представлений. В этот период начинает проявляться деятельность второй сигнальной системы, которая, по мнению И.П. Павлова, является чрезвычайной прибавкой к механизмам нервной деятельности, высшим регулятором поведения человека. Дополняя чувственный опыт словом, человек устанавливает связи между предметами и явлениями. В дальнейшем, чтобы воспроизвести любую из этих сложных функциональных систем условных связей, выражением которых являются представления, человеку уже ненужно повторять ряд внешних раздражений, под влиянием которых сложился данный условный рефлекс. Для этого достаточно слова. ослепший ребёнок перестаёт чувственно воспринимать пространственные отношения, но они возникают в его сознании в виде зрительных представлений, если он уже овладел словом.

Пространственные представления крепче закрепляются, чем чаще они воспроизводятся в слове, особенно если это делается в процессе практической деятельности ребёнка. В.С. Сверлов отмечает, что эти зрительные элементы восприятия пространства продолжают играть определённую роль в формировании представлений слепого и тогда, когда он достиг зрелого возраста. Чем раньше ребёнок начинает говорить, чем раньше начинается взаимодействие первой и второй сигнальной системы, тем ярче и прочнее запечатлеваются представления, приобретённые в раннем детстве. Надо иметь в виду, что подразумевается тот период, когда ребёнок начинает говорить связно, а не тот когда он начинает понимать и произносить отдельные слова.   10-24 месяца являются тем промежутком, когда быстро нарастает запас зрительных пространственных представлений. В это время вырабатываются условные рефлексы и те ассоциации зрительных и двигательных ощущений, которые лежат в основе всякого представления пространства. В основе выработки представления о величине предмета лежит известная величина изображения на сетчатке, а также работа наружных и внутренних мышц глаза. Известная комбинация раздражений, идущих к сетчатке из этих мышц, совпадавшая несколько раз с осязательным раздражением от предмета определённой величины, является сигналом от действительной величины предмета. Сформировавшиеся таким образом пространственные связи, закреплённые второй сигнальной системой, оказывают большое влияние на формирование пространственных представлений. Если слепота наступает в рассматриваемом возрасте, то она затрудняет формирование этих пространственных представлений, также передвижение в пространстве, а значит и формирование связей между двигательным и зрительным восприятием. Эти пространственные и условные связи должны быть сформированы у таких детей на основе слухового  и двигательного восприятий. Это затрудняет формирование условных связей, затягивает сроки их возникновения и сокращает количество конкретных представлений и пространственных отношений.

Для компенсации количественных и качественных недостатков чувственного познания при слепоте и слабовидении существует несколько механизмов. А.Г. Литвак отмечает, что, возникая и развиваясь на базе ощущений, мышление в свою очередь оказывает корригирующее влияние на процессы чувственного познания, проявляющиеся в первую очередь в осознанности и обобщённости образов. Одной из детерминант компенсации дефектов психического развития, обусловленных сужением сенсорной сферы, является такое свойство мышления, как опосредствованность. Благодаря этому свойству при помощи слова и умозаключений оказывается возможным познать и раскрыть сущность недоступных для восприятия предметов и явлений. Речь тесно связана с мышлением и, по выражению Л.И. Солнцевой является мощным средством компенсации слепоты в школьном возрасте. Слово может оказать помощь в выделении существенных признаков воспринимаемых объектов, создать обобщенный образ восприятий и представлений.

Воображение – своеобразная форма отражения действительности, в которой на основе представлений конструируется образ объекта, до того не воспринимавшегося. Воображение расширяет сферу познания, позволяет предвидеть результаты деятельности, способствует развитию мышления, эмоциональной сферы и воли. При помощи воссоздающего воображения слепые на основе словесного описания и имеющихся образов формируют представления об объектах, недоступных для непосредственного отражения. Обследуя макеты, рельефные изображения, они в своём воображении трансформируют возникающие образы, в результате чего воспринимают адекватно реально существующие, но не воспринимавшиеся в натуральном виде объекты. У В.Н. Сорокина находим, что качество представлений определяется качеством работы воображения. Если противодействовать редукции зрительных представлений, то они не выпадают из комбинаторной деятельности воображения. Воображение создаёт новые образы и пополняет чувственный опыт ослепшего. А также включение зрительных образов в деятельность воображения уточняет их, препятствует редукции. В этом проявляется тесная связь и взаимопроникновение представлений и воображения. В.С. Сверлов замечает по этому поводу, что представлению человека доступно не только то, что было в его восприятии непосредственно. Путём мышления, при помощи воображения человек способен представить себе предмет или явление, никогда не бывшее в его восприятии в целом. Имея достаточный запас элементарных представлений, человек способен создать новое сложное представление, и даже новый сложный предмет, никогда не бывший в практике данного человека или любого другого человека, без чего невозможно было бы изобретательство.

 

Литература:

1.      Веккер Л. Н. «О некоторых вопросах теории осязательного образа»  Кафедра психологии Вильнюсского педагогического института. 1952г.

2.      Литвак А. Г. «Психология слепых и слабовидящих». С.- Петербург Издательство РГПУ им. Герцена 1998г.

3.      Розенфельд Ф. С. «Особенности осязательного восприятия ребёнка дошкольника». Известия АПН. 1948г.

4.      Сеченов И. М. Избранные философские и психологические произведения. М. 1947г.

5.      Солнцева Л. И. Хорош С. М. Советы родителям по воспитанию слепых детей раннего возраста. М. ВОС 1988г.

6.      Сорокин В. Н. Некоторые вопросы воображения в общей и специальной психологии, в книге «Вопросы обучения и воспитания слепых и слабовидящих».  Л. 1982г.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle