Библиографическое описание:

Пулатова М. С. Технические проблемы изучения истории технологии производства золотошвейного искусства Бухары // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 343-344.

Мужская и женская одежда, попоны для лошадей и некоторые предметы домашнего обихода (сюзане, покрывала для подушек, молитвенные коврики) вышивались в несколько приемов на отдельных пяльцах или на одних, но частями. Мужские халаты вышивались в три приема: сначала вышивали только половину халата — одну полу и половину спины, соединенные только на плече, с тем расчетом, чтобы полу вместе со спиной можно было натянуть на пяль­цы в развернутом виде во всю их длину. Две отдельно вышитые половины халата сшивались посредине спины, рисунок же подгонялся и до­шивался на стыке. Рукава вышивались отдельно на других пяльцах. Попоны для лошадей шили на одних пяльцах в два приема: сначала вышивали нижнюю часть ее, свернув верхнюю в трубку. По мере того, как ткань покрывалась вышивкой, вышитая часть ее закручивалась. По окончании первого этапа работы приступали к верхней части попоны. Так же вышивались сюзане, покрывала для подушек и молитвенные коврики. После того, как все предварительные работы были выполнены и материал подшит к основе, приступали к прикреплению узора, вырезанного из кожи, картона или бумаги. Раз­метку узора начинали с каймы. Шнуром, натертым мелом, двумя параллельными линиями от­бивали края каймы. Вышивание начинали с узких полосок «оба», ограничивающих кайму с обеих сторон, и только после этого поле каймы заполнялось узором. Чтобы наложенные на ткань кожаные или бумажные выкройки узора не сдвигались при шитье, их прикрепляли круп­ными стежками, прохватывая иглою насквозь и ткань и бязевую основу. Когда кайма была за­кончена, компоновали узор центрального поля вышивки. Распределение узора по ткани вооб­ще, а на предметах одежды в особенности, счи­талось наиболее сложным и ответственным де­лом. (2:44)

Каждый предмет, который предполагалось украсить золотым шитьем (в дворцовой мастерской), прежде чем поступить в руки вышивальщика, проходил предварительную, нередко сложную и продолжительную подготовку. Материал, выбранный для изделия, получал двор­цовый закройщик – хосаги бардор, который по установленному для каждого вида изделий об­разцу и соответствующей мерке раскраивал его. Раскроенный материал вместе с рисунком, по которому он должен был быть вышит, поступал в мастерскую. Рисунки изготовлял рисоваль­щик— тархкаш, они представлялись эмиру, и только после его одобрения передавались золото швеям для работы. Для каждого предмета, предназначенного для личного пользования эми­ра, изготовлялся особый рисунок. Получив ма­териал и рисунок, в мастерской приступали к подготовке настила под шитье, или к заготовке необходимого количества отдельных элементов узора, входящих в композицию рисунка. Для этого контур рисунка, который выполнялся обычно черной тушью (иногда с подцветкой) на плотной белой бумаге, прокалывали иглой, на­кладывали на кожу, картон или толстую бумагу, куда и переводили его припорашиванием толченым углем. Переведенный рисунок обводили тушью или карандашом и вырезали ножни­цами «кайчи-уштур-гардан». Вырезыванием узоров занимался обычно специалист этого дела – гульбур. При больших заказах, когда одному человеку было трудно справиться с работой, в помощь ему назначали наиболее квалифициро­ванных мастеров из числа вышивальщиков. Ког­да узор вырезан и пяльцы должным образом подготовлены (то есть к ним подшита и туго натянута бязевая основа – тавор), приступали к вышиванию на пяльцы раскроенной ткани. Хотя обычно тавор снимали вместе с закончен­ной вышивкой, иногда для облегчения работы, особенно если ткань предполагали густо за­шить золотом, бязевую основу удаляли до вы­шивания. Натянув ткань вышивки и приметав ее к бязевой основе, пяльцы перевертывали и подрезали основу так, чтобы вышиваемая ткань держалась только на буз-остаре (на полосах бязи, пришитой к боковым брусьям пяльцев). Иногда бязевая основа удалялась частично уже после того, как предмет был вышит. В этом слу­чае бязевая основа оставлялась только под шитьем и лишнее удалялось. (1:22)

Когда весь узор на вышиваемый предмет был нанесен, приступали к самому шитью. За пяль­цами над одним изделием работали по несколь­ку человек, вышивая отдельные его части. За большими пяльцами одновременно могли рабо­тать до 10—12 человек. Наиболее ответственны­ми частями в одежде (халатах, мундирах, кам­золах) при шитье золотом считались концы рукавов— нуги-остин и грудь—саридиль, на ко­торые прежде всего при одевании одежды падал взор «повелителя правоверных». Поэтому их старались выполнить особенно тщательно, по­ручая шитье этих частей одежды наиболее искусным вышивальщикам. Вообще же нужно отметить, что памятники золотого шитья в по­давляющем своем большинстве технически настолько искусно и тонко выполнены, что только в редких случаях при самом тщательном и де­тальном рассмотрении можно заметить, что они являются предметом коллективного, а не инди­видуального творчества.

Шитье золотом производилось в такой по­следовательности: сначала зашивался основной узор пряденым или волоченным золотом, а затем уже производилась детальная разделка его кру­ченым – тофта-дузи или волоченным – сим-дузи золотом; нитями «калёбатун джингили уруси»; шелком «беришим-дузи»; сканью — золотом, смешанным с шелком. Нашивались рельефные розетки, имитирующие ювелирные украшения и т. д. После того, как весь узор таким образом был зашит, приступали к обшиванию контуров узора тонким шнурком тахрир – из золо­тых более или менее туго скрученных нитей. (1:23)

Когда весь халат (или другой какой-нибудь предмет одежды) был вышит, его снимали с пяльцев и передавали для окончательной отдел­ки дворцовым портным. Портные, соединив от­дельно вышитые части халата и подшив под­кладку, сдавали его женщинам для обшивания шелковой тесьмой. Все предметы одежды и не­которые принадлежности мужского и женского костюма (мужские поясные платки, жен­ские головные уборы и голов­ные платки), а также и предметы домашнего обихода (сюзане, покрывала для подушек, на­волочки, молитвенные коврики) снимались с пяльцев сразу же, как только их вышьют. Такие же предметы золотого шитья, как попоны, обувь, отделка для платьев, тюбетейки, головные по­вязки и различного рода мешочки, прежде про­клеивались для плотности с изнанки раститель­ным клеем. На некоторые предметы, как, например, головные повязки, чтобы придать им большую плотность, с изнанки подклеивали несколько слоев бумаги или материи.

 

Литература:

1.      Гончарова П.А. Золотошвейное искусство Бухары. Ташкент, 1986 г., 112 с.

2.      Чижикова Л.П. Виды декоративно-художественного оформления изделий // Школа и производство журн. 1991, №9, 41-45 стр.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle