Библиографическое описание:

Пономарева Л. Г. Современные представления о расстройствах пищевого поведения // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 274-276.

Актуальность  изучения проблемы нарушений пищевых расстройств заключается малоизученности данного вопроса на современном этапе развития белорусской психологической науки, а также в детальной разработке теоретико-методологической базы для психологического и социального исследования данной проблемы, а также построения грамотной психокоррекционной работы, учитывая особенности современного белорусского социума.

Абсолютное большинство авторов при разработке теоретических концепций и при проведении исследований подчёркивают, что любое нарушение нормального функционирования человека связано не с одним, а с рядом факторов, закономерно дополняющих друг друга. Так, Р. Rozin в своей монографии отмечает, что в формировании пищевых привычек немаловажную роль играет взаимодействие между биологическими особенностями индивида, культурой, к которой он адаптирован, а также индивидуальным опытом. [15,с.137]

На сегодняшний день существует ряд теорий, отражающий современные представления о нарушениях пищевого поведения. В ряду медицинских источников их делят на физиологические, генетические,  социальные, личностные, эмоциональные. Существуют гипотезы, объясняющие появление расстройств приёма пищи физиологическими причинами, в том числе проблемами метаболизма. Физиологические гипотезы предполагают, что первичные гипоталамические и/или супрагипоталамические нарушения приводят к гормональному дисбалансу на уровне нейромедиаторов. Так например, многие исследователи связывают возникновение нервной анорексии и нервной булимии с нарушением захвата серотонина, [9, c.203], а также с отклонением в функционировании периферийных механизмов насыщения.[10, c.13] Можно соотнести данные причины для расстройств пищевого поведения, однако следует обратить внимание, что не у всех больных, страдающих от нарушением метаболизма, развиваются расстройства приёма пищи. [11, с. 670] Здесь мы можем найти подтверждения утверждений о ведущей роли социальный и психологических факторов в возникновении данных расстройств.

Представители генетической теории утверждают, что многие проявления, связанные с расстройствами пищевого поведения, имеют и наследственный компонент. [12 с.480];. Генетиками был выделен НТR2A-ген серотонинового рецептора 5-НТ2А, который ассоциируется с ограничительным, а не с расторможенным пищевым поведением, а так же ген мозгового нейротрофического фактора (BDNF) также задействован как ген восприимчивости к нервной анорексии. [13, с.410]

Еще один подход — изучать модели расстройств пищевого поведения у животных. Например, у мышей и крыс, получавших пищу только по два часа в день и имевших доступ к “беличьему” колесу, развивалась поведенческая гиперактивность и снижалась масса тела так же, как и при нервной анорексии. [5, c.690] Это указывает на наличие у млекопитающих фундаментальных типов поведения, которые могли бы объяснить некоторые фенотипы расстройств пищевого поведения у человека, а генетический анализ помог бы изучить их у грызунов с тем, чтобы использовать для моделирования новых форм лечения

Эмоциональные теории трактуют расстройства приёма пищи как варианты аффективных расстройств. Здесь же говорят о том, что компульсивность может ассоциироваться с перцептивной активностью. К примеру, люди, страдающие нервной анорексией, не проявляют достаточной гибкости в остром состоянии, а по некоторым показателям и после выздоровления.  В чистом виде эти гипотезы также представляются сомнительными, так как многие аффективные расстройства проходят без нарушения в сфере питания. [14, c.126]

Одной из гипотез распространения расстройств приёма пищи является влияние общества на нормы и ценности индивида. Полнота ассоциируется с непривлекательностью, ленью, некомпетентностью. Из «социальной» гипотезы вытекает предположение, что именно из-за принятых в обществе ролей и стереотипов, расстройствами приёма пищи страдают в основном женщины, тогда как мужчины склонны к трудоголизму, В рамках данной концепции анорексию и булимию можно расценивать как гиперболизацию принятых в социуме ценностей. Проблема «социальной» гипотезы та же что и у «физиологической» — практически каждому человеку свойственно беспокоиться о своем внешнем виде, но далеко не каждый человек заболевает расстройствами приёма пищи. [14, с.130]

В рамках исследования личностных особенностей людей, страдающих нарушением пищевого поведения, подчеркиваются особенности детской и семейной ситуации, а также  представителей юношеского возраста.  Женщины, страдающие булимией и анорексией, как правило, описывают отношения с обоими родителями негативно.  Родители больных анорексией часто описываются как крайне требовательные, с одной стороны стремясь иметь идеального ребенка, с другой — не оказывая ему достаточной поддержки и не выражая любви и привязанности. Анорексия позволяет привлечь к себе внимание, доказать себе свою силу и способность контролировать свою жизнь. [4, с.283] Для пациенток, страдающих булимией, также крайне актуальной является тема зависимости от положительной оценки окружающих. Для стабилизации собственной самооценки, страдающим булимией необходимо быть уверенными в одобрении окружающих. Таким образом, женщины, у которых в детстве имели место конфликты, касающиеся взросления, сепарации, сексуальности, самооценки. и трудностей в регуляции психического напряжения, возможно, более предрасположены к развитию пищевых нарушений.

Также выделяют стремление к перфекционизму как фактор возникновения нарушений пищевого поведения. Предполагается, что склонность к перфекционизму, зависимость от одобрения окружающих вытекает из неустойчивых и/или негативных отношений с родителями, проблемы с отделением от них, что приводят к неустойчивости самооценки и трудностям при формировании зрелой, взрослой личности. [6, с.54]

Именно в силу наличия перфекционизма у больных с нарушением пищевого поведения, способ коррекции веса через диету так мало эффективен в большинстве случаев.  Как правило, долго продержаться на диете не удается, и сбой в режиме принятия пищи приводит к усилению чувства вины и дискомфорта, которые устраняются только с помощью еды, отчего круг «еда — вина — еда» замыкается.

Если рассматривать представления о нарушениях пищевого поведения в рамках различных психологических концепций, то необходимо отметить следующую информацию. В психоаналитической концепции расстройства приёма пищи рассматриваются как оральный регресс, процесс принятия пищи интерпретируется как возвращение к состоянию спокойствия и тепла возле матери.

Прежде всего, в психоанализе нервная анорексия напрямую соотносится с истерией. В 1894 г. З. Фрейд описывал случай анорексии у молодой матери. Он подчеркнул в первую очередь вытеснение оральной сексуальности и отвращение, которое позволяет блокировать подобные импульсы. Также он объяснил появление заболевания механизмом конверсии.

H. Bruch, первооткрыватель в изучении и излечивании нарушений системы питания, разработала теорию, которая использует психодинамические и когнитивные понятия. Она утверждает, что нарушения во взаимоотношениях "мать-дочь" приводят к значительному дефициту Эго у ребенка (включая недостаток независимости и контроля) и к серьезным когнитивным расстройствам, что совместно приводит к расстройству системы питания. [8, с.86]

Глубинная психология рассматривает  потерю аппетита,  и отказ от приема пищи, как защиту подсознательных орально-поссесивных и агрессивных тенденций. Здесь можно говорить о голодании, как о наказании, бессознательной реакции протеста и сопротивления. [8, с. 102]

В когнитивной модели нервная анорексия описывалась как «неустанное желание худобы», а нервная булимия — как «постоянный страх полноты». Когнитивная парадигма также признает роль детской ситуации в развитии нарушения пищевого поведения, однако фокус исследований в данном контексте направлен на установление специфики когнитивного уровня больных расстройствами приёма пищи. Также была экспериментально доказана гипотеза о том, что люди с нарушенной системой питания чрезмерно полагаются на чужие мнения, желания и взгляды. Они чаще, чем другие, беспокоятся о том, какими их видят окружающие, склонны приспосабливаться и думать, что плохо контролируют свою жизнь. [1, c. 146]

В отечественной психологии ряд ученых уделяют особое внимание проблеме нарушений пищевого поведения, в частности у студентов, что делает их научные работы необходимыми для анализа и использования в практике.

O.А. Скугаревский отмечает, что оценку пищевого поведения целесообразно производить с позиции биопсихосоциальной модели. Автор, в результате исследования студенческой выборки, указывает, что наряду с изучением клинической картины нарушений пищевого поведения (нервная анорексия, нервная булимия, компульсивное переедание) следует уделять особое внимание таким феноменам как: семейная ситуация, образ собственного тела, оценка пищевых предпочтений, стереотипы пищевого поведения, масса тела и методы его контроля, а также самооценка, мысли, связанное с употреблением пищи. [3, c.41]

Феномен образа собственного тела представляет собой стабильный интегративный социально-психологический феномен,  включающий: перцептивные искажения (например, утверждения о явной избыточности веса на фоне объективного истощения); неудовлетворенность образом собственного тела (например, ощущение полноты); сверхценный характер переживаний о теле (например, является наиболее значимой детерминантой самооценки); страх полноты. В обследованной студенческой популяции выявлены половые различия в неудовлетворенности образом собственного тела (для девушек характерна большая степень неудовлетворенности, чем для юношей). Было отмечена особая роль социального давления на беспокойство девушек о весе и решение похудания. [2, c.162, 7, с.66]

Существенный вклад в формирование негативного образа собственного тела вносят оценки ближайшего социального окружения. Отмечаются такие факторы влияния негативного образа тела, как заниженная самооценка, проблемы в межличностном взаимодействии. Контроль телом является компенсатором неуверенности в социальном окружении. Существенное влияние изменения концепции образа тела в социуме влияют на индивидуальный образ тела. [7, c.66]

Нужно сказать, что контроль веса и тела не всегда является патогенным. Здесь нужно разграничить понятия физической культуры, здоровья, самосовершенствования и патологией.

Выводы:

1.      Современные подходы к изучению нарушений пищевого поведения определяют возникновение данных расстройств, как следствие взаимодействий целого ряда факторов,  включающие физиологические, генетические, социальные, психологические и культурные феномены.

2.      Среди психологических феноменов обозначают образ собственного тела, стереотипы, перфекционизм, процесс социализации, особенности психосексуального развития, акцентуации личности, особенности адаптации и построение взаимоотношений с окружающими людьми.

3.      При стремлении человека контролировать массу тела, нельзя категорично утверждать о наличии нарушений пищевого поведения. Необходимо учитывать граница здоровой заботы о собственном теле от патологии.

 

Литература:

1.      Скугаревский О.А., Сивуха С.В. Нарушения пищевого поведения и возможность их скрининговой оценки // Вопросы организации и информатизации здравоохранения.- 2003.- №3.- С.41-44.

2.      Скугаревский О.А. Классификационные критерии нарушений пищевого поведения и сопряженные поведенческие проявления// Психотерапия и клиническая психология. - 2003.- №2 (7).- С. 25-29.

3.      Скугаревский О. А. Феномен «пересечения контекстов» в неодолимом стремлении к совершенству… при нарушениях пищевого поведения // Актуальные вопросы психического здоровья: сборник  научных работ. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию кафедры медицинской психологии и психотерапии 21 января 2005, Гродно.-  2005. - С. 162 – 164.

4.      Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. — Москва: издательство МГУ, 1989. – С.156.

5.      Старостина Е.Г. Расстройства приема пищи: клинико-эпидемиологические аспекты и связь с ожирением// Врач. -2005.-№2. – С.28-31.

6.      Томэ Х., Кэхеле Х. Современный психоанализ. — Москва: Прогресс, 1996. – С.217.

7.      Фролова Ю.Г., Скугаревский О.А.Социальные факторы формирования негативного образа тела//Социология. – 2004, - №2. – С.61 – 68.

8.      Холодная М. А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. — Москва, 2002. – C.230.

9.      Bulik, C. M., Devlin, B., Bacanu, S. A., et al. Significant linkage on chromosome 10p in families with bulimia nervosa.// American Journal of Human Genetics.-2003.- P. 200–207.

10.  Connan F., Campbell, I. C., Katzman, M., et al.A neurodevelopmental model for anorexia nervosa //Physiology and Behaviour. - 2004. – P. 13–24.

11.  Devlin B., Bacanu, S. A., Klump, K. L., et al. Linkage analysis of anorexia nervosa incorporating behavioral cova-riates // Human Molecular Genetics. - 1999. – P. 689–696.

12.  Exner C., Hebebrand, J., Remschmidt, H., et al.Leptin suppresses semi-starvation induced hyperactivity in rats: implications for anorexia nervosa//Molecular Psychiatry. – 2006. – P.476–481.

13.  Fairburn C. G.  Eating disorders //Lancet.-  2001, - P.  407–416.

14.  Kent Jan S., and Clopton, J. R. Bulimic Women's Perceptions of Their Family Relationships //Journal of Clinical Psychology  – 1999. - V. 48(3). -  Р. 281-292.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle