Библиографическое описание:

Дехканов Н. Б. Реформации в структуре местных властей в Узбекистане // Молодой ученый. — 2010. — №10. — С. 75-77.

Разработка новой редакции Закона «О государственной власти на местах», предусматривающей расширение и уточнение полномочий представительных органов власти, хокимов, повышение ответственности за исполнение возложенных на них задач, определена в Концепции по реализации приоритетных направлений реформ в сфере государственного строительства и управления, усиления роли и влияния законодательной власти, утвержденной Постановлением Президента Республики Узбекистан № ПП-24 от 10 марта 2005 года «О Программе по реализации целей и задач демократизации и обновления общества, реформирования и модернизации страны».

Руководитель страны И.А.Каримов в качестве одного из приоритетных направлений в демократизации и обновлении общества, реформировании и модернизации страны, отметил, что «необходимо привести в систему уже принятые и дополнительно разработать комплекс законодательных и правовых актов, направленных на децентрализацию власти и передачу части полномочий из центра местным органам власти и, что особенно важно, на деле усилить роль и полномочия органов самоуправления – махалли, махаллинских комитетов и сельских сходов» [1, c. 83].

С обретением государственного суверенитета в Республике Узбекистан, основываясь на национальных, исторических традициях, ценностях нашего народа, была создана собственная модель государственной власти на местах.

Согласно Закону Республики Узбекистан «О реорганизации местных органов власти», начиная с января 1992 года, был учрежден институт хокимов, возглавляющих представительную и исполнительно-распорядительную власть в областях, районах, городах. Законом было определено, что хокимы правомочны решать все вопросы местного значения исходя из общегосударственных интересов и интересов граждан, проживающих на данной территории.

Для реализации задач государственной власти на местах при хокимах были сформированы исполнительные аппараты. Эти аппараты приняли на себя функции, ранее осуществляемые местными Кенгашами народных депутатов и исполнительными комитетами. Вместе с тем, была четко разграничена компетенция органов управления на республиканском и местном уровнях.

Конституция Республики Узбекистан, принятая 8 декабря 1992 года, закрепила основы государственной власти на местах. В XXI главе Конституции нашли свое отражение нормы, определяющие, что возглавляемые хокимами Кенгаши народных депутатов в областях, районах, городах, являясь представительными органами власти на местах, решают отнесенные к их компетенции вопросы исходя из интересов государства и граждан, вопросы, относящиеся к ведению местных органов власти, а также сроки полномочий, отчетность, назначение и ответственность должностных лиц [2, c. 35].

В связи с возникновением потребности в законодательном акте, регулирующем отношения, связанные с государственной властью на местах, 2 сентября 1993 года был принят Закон Республики Узбекистан «О государственный власти на местах».

Данный Закон, состоящий из 7 глав и 29 статей, в свое время сыграл положительную роль в регулировании отношений, связанных с государственной властью на местах. За прошедшие годы в Закон 4 раза вносились изменения и дополнения [3, c. 5].

Кроме того, нормы, касающиеся деятельности органов местной власти, содержатся в более чем 50 законах и других нормативно-правовых актах.

Проводимые в нашей стране социально-экономические, политические реформы, в частности, переход к двухпалатному парламенту, процессы демократизации и обновления общества, реформирования и модернизации страны, требуют пересмотра Закона Республики Узбекистан «О государственный власти на местах». Как отмечал Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов: «При реализации определенной социально направленной программы прежде всего следует подробно изучить имеющуюся законодательно-правовую базу, определить пакет новых законов и нормативных документов, которые необходимо принять, устранить препоны на этом пути и, если надо, - предоставить со стороны государства соответствующие льготы и дополнительные возможности» [4, c. 31]. Выдвижение на первый план модели «От сильного государства – к сильному гражданскому обществу» обусловило необходимость проведения мониторинга в целях изучения соответствия данного закона современным требованиям, а также определения и оценки уровня и состояния применения норм, установленных в законе, прогнозирования негативных процессов и устранения их последствий.

Сущность некоторых предложений по совершенствованию деятельности органов государственной власти на местах в основном выражается в следующем:

данный закон должен быть дополнен новой статьей, связанной с его целями, в следующей редакции: “Настоящий закон регулирует отношения в области организации и осуществления деятельности органов государственной власти Республики Узбекистан на местах ”. Такая норма также определена в законах ряда стран Содружества независимых государств (Российская Федерация, Беларусь, Казахстан);

закон необходимо дополнить нормой, касающейся понятия «органы государственной власти на местах», следующего содержания: “Государственная власть на местах состоит из представительной и исполнительной органов, осуществляющих свою деятельность в рамках полномочий, определенных Конституцией Республики Узбекистан, настоящим Законом и другими законодательными актами Республики Узбекистан”. Такие нормы содержатся в законодательной практике Российской Федерации, Республики Беларусь и Казахстана;

в законе требуется отдельной статьей закрепить норму, посвященную основным принципам деятельности местных представительных и исполнительных органов. “Деятельность местных представительных и исполнительных органов основывается на принципах защиты прав, свобод и законных интересов граждан, законности, принятия во внимания общественного мнения, открытости, гласности, независимости в рамках своей компетенции, совместного и свободного обсуждения вопросов, выражения общегосударственных и территориальных интересов”;

исходя из требований статьи 84 Конституции Республики Узбекистан, а также статьи 24 Закона Республики Узбекистан "О нормативно-правовых актах", статья 6 данного закона должна быть, изложена в следующей редакции: “Акты Кенгаша народных депутатов и хокима, имеющие общеобязательный характер и касающиеся прав, свобод и законных интересов граждан, подлежат обязательному опубликованию в официальных изданиях”;

несмотря на то, что статья 13 закона называется "Доходы и расходы областного, районного, городского бюджета”, в нем не установлена норма о расходах. В связи с этим, данную статью необходимо дополнить нормой следущего содержания: “Расходы областного, районного, городского бюджетов осуществляется за счет доходов, а также субвенций и дотаций, выделенных из республиканского бюджета (областных, города Ташкента)”;

принимая во внимание, что в законе отсутствует норма о резервном фонде местных органов государственной власти, необходимо дополнить закон отдельной статьей под названием “Резервный фонд местных органов государственной власти” и изложить норму в следующей редакции: “Кенгаш народных депутатов областей, районов, городов, исходя из общего объема расходов бюджета на очередной финансовый год, может формировать резервный фонд местного органа государственной власти в размере процентов, определяемых Кабинетом Министров Республики Узбекистан.

Хоким распоряжается средствами резервного фонда и отчитывается перед народными депутатами Кенгаша о его расходовании.

Условия и порядок распоряжения резервными фондами местных органов государственной власти определяются Кабинетом Министров Республики Узбекистан”. Это, в свою очередь, позволит создать прочную основу и для реализации Положения о Резервном фонде бюджетов Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятов областей и города Ташкента, утвержденного приказом Министерства финансов Республики Узбекистан от 10 января 2000 года;

учитывая необходимость установления общей нормы о форме деятельности Кенгаша народных депутатов области, района, города, необходимо главу IV закона дополнить новой статьей под названием "Организационные формы деятельности Кенгаша народных депутатов области, района, города" следующего содержания: “Кенгаш народных депутатов области, района, города осуществляет свою деятельность на сессиях, в постоянных и других комиссиях, а также через осуществление полномочий депутатов в соответствии с законодательными актами”;

в целях приведения в соответствие норм этого закона с положениями Закона “О выборах в Олий Мажлис Республики Узбекистан” необходимо статью 17 дополнить нормами следующего содержания: “Для избрания членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан и решения других важнейших вопросов, определенных законодательными актами, проводятся совместные заседания областных, районных, городских Кенгашей народных депутатов.

Совместное заседание Кенгашей народных депутатов области, района, города считается правомочным, если в нем участвуют две трети от общего числа депутатов.

Созыв совместного заседания Кенгашей народных депутатов области, района, города, выдвижение кандидатов в члены Сената, а также проведение голосования осуществляются в порядке, определяемыми законодательными актами.

Сессии, совместные заседания областных, районных и городских Кенгашей народных депутатов проводятся по принципу открытости, гласности и освещаются в средствах массовой информации.

По решению областных, районных и городских Кенгашей народных депутатов могут быть проведены закрытые сессии, совместные заседания»;

в законе необходимо четко установить полномочия хокима по обеспечению контроля за исполнениеми программ, направленных на перспективное развитие местного бюджета и территории, соблюдения на территории области, района, города прав, свобод и законных интересов граждан, а также, в рамках своих полномочий, совместной работы государственных органов управления на территории области, района, города;

в отдельных статьях закона необходимо предусмотреть нормы об ответственности хокимов и местных органов государственной власти, о досрочном прекращении полномочий Кенгаша народных депутатов и хокима, а также об усилении влияния депутатов местных органов государственной власти. Аналогичные нормы закреплены в законодательствах Российской Федерации, Белоруссии, Казахстана [5];

В заключение уместно отметить, что результаты мониторинга Закона «О государственной власти на местах» способствуют расширению и более четкому определению полномочий хокимов, представительных органов власти, воплощению на практике норм, предусматривающих усиление ответственности за реализацию возложенных на них задач. Так, усовершенствование и последовательное претворение на практике основ деятельности органов государственной власти на местах является важным фактором в процессе дальнейшей демократизации и обновления общества, реформирования и модернизации страны. В свою очередь, это открывает новые возможности для воплощения в жизнь идеи, провозглашенной главой нашего государства И. Каримовым о том, что: «Реформа не ради реформы, а именно ради человека, для обеспечения прав человека».

 

Литература:

1.       Каримов И.А. Наша главная цель – демократизация и обновление общества, реформирование и модернизация страны // Узбекский народ никогда и ни от кого не будет зависеть. Т. 13. – Т.: «Узбекистан», 2005.

2.       Конституция Республики Узбекистан. – Т.: «Узбекистан», 1992.

3.       Результаты мониторинга Закона Республике Узбекистан «О государственной власти на местах». – Т.: Институт мониторинга действующего законодательство при Президенте Республике Узбекистан, 2006.

4.       Каримов И.А. Человек, его права и свободы, интересы – высшая ценность/ Доклад Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном 13-летию Конституции Республики Узбекистан. – Т.: «Узбекистан», 2005.

5.       Местное самоуправление (Российская Федерация, 12 декабря 1993 г), Местное самоуправление (Белоруссия, 24 ноября 1996 г), Местное государственное управление и самоуправление (Казахстан, 30 августа 1995 г).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle